Нейрохакинг

Психиатрия

Тэги: 

Татьяна Моисеева:

Канал Mediadoctor, программа «Здоровое детство», и её ведущие – я, Татьяна Моисеева, и Мария Рулик. Сегодня у нас в студии гость — Кудряшов Александр Викторович, врач-психиатр Центра патологии речи и нейрореабилитации. В преддверии нового учебного года, стресса для многих учеников, родителей мы выбрали тему «Нейрохакинг». Что это такое, мы сегодня узнаем.

Мария Рулик:

Когда вбиваешь в поисковике слово «нейрохакинг для детей», выпадает множество предложений: «7 способов стать кем хочешь», «6 способов усилить концентрацию», «прокачай мозг ребёнку», «прокачай мозг себе». Родители загораются: да, да, я хочу прям сейчас! Не надо будет сидеть много часов за уроками, ребёнок будет учиться сам, всё будет прекрасно, замечательно! Не нужны репетиторы, будет сказка. Так ли это?

Александр Кудряшов:

Это, конечно, сильный маркетинг. На самом деле, нейрохакинг — это инновационная, научно обоснованная методика, то есть никакие не шарлатанство, не знахарство, не волшебство. Это научно обоснованная методика по изменению образа жизни через изменение привычек, и формирование новой самоидентичности человека, и тем самым – перехода в более высокое состояние жизни.

Мария Рулик:

Про привычки мы знаем. Сколько было замечательных книжек — как бросить курить, как выработать хорошие привычки; 15 дней подряд или 20 дней подряд делай одно и то же — у тебя всё получится. Но это не всегда работает со взрослыми, потому что...

Татьяна Моисеева:

20 дней — это рефлекс уже, не привычки.

Александр Кудряшов:

Если быть точнее, 21.

Мария Рулик:

Да, разные есть сроки, дни, кому-то и 40 дней не поможет. Если это не совсем работает со взрослыми, не всегда работает со взрослыми, то как это работает с детьми? За 11 лет в школе у них не вырабатывается привычка приходить домой и делать уроки, сколько бы ни потратили времени родители. Чем отличается этот метод? Почему он работает?

Александр Кудряшов:

Почему работает? Потому что человек опирается сам на себя, главный смысл в действии. Главный принцип нейрохакинга — измени действие, и разум подстроится. Например, для того, чтобы начать бегать, ты начинаешь надевать кроссовки.

Татьяна Моисеева:

То есть, если я надела кроссовки, то, как только я их надела, я встаю и бегу?

Александр Кудряшов:

Подсознательно это маленькое действие, которое тянет за собой большое. То есть для начала надо купить красивые кроссовки, дорогие, которые захочется надеть, поставить их перед входом, чтобы они маячили перед тобой постоянно.

Татьяна Моисеева:

Тогда их проще повесить на дверь.

Мария Рулик:

Или ходить в них. Я сейчас в красивых кроссовках, но я не бегаю.

Александр Кудряшов:

Сначала надо захотеть.

Татьяна Моисеева:

Дать команду в мозг?

Александр Кудряшов:

Не то что команду. Очень часто бывает, что мы чего-то хотим, но не делаем. «Вот, было бы классно бегать!» Понятно, что если вообще человек этого не хочет, то ему никакой нейрохакинг не поможет, но, если он хочет, но почему-то не делает, по каким-то причинам — здесь как раз нейрохакинг незаменим. Путём определённого набора действий мы формируем, мы сначала подводим человека к тому, что он делает первый шаг. На примере кроссовок: что-то красивое, стимулирующее, он их надевает — это уже первый шаг. Это положительный опыт о себе.

Татьяна Моисеева:

То есть для того, чтобы ребёнок хорошо учился или начал учиться, нужны красивые тетрадки, учебники?

Мария Рулик:

Нет, сначала нужно, чтобы он захотел, ― ключевая фраза, которая меня сразу остановила. Понимаешь, красивые тетрадки – не панацея. Ты сначала должна сделать так, чтобы он захотел учиться.

Татьяна Моисеева:

То есть классный учитель?

Мария Рулик:

Я не знаю, что надо сделать в нашей системе образования, чтобы ребёнок захотел учиться.

Александр Кудряшов:

Тут надо правильно выстроить мотивацию.

Мария Рулик:

Вот! Ключевое слово! Как мотивировать ребёнка к учёбе?

Александр Кудряшов:

Надо выстроить его мотивацию исходя из того, что ему... У каждого ребёнка есть какие-то вещи, которые ему нравятся. По сути, это его ценности. Надо мотивацию и желания, его ценности…

Мария Рулик:

Должна быть конкретная мотивация ребенка, не родителей. К сожалению, родители зачастую видят себя в детях, ассоциируют себя с детьми, пытаются реализовать себя в них. Но они считают: «Я взрослый человек, я видел жизнь, я знаю, что в этой жизни нужно, я знаю, что тебе нужно», и навязывает свои ценности или свою мотивацию. Маленькому ребёнку 7 лет, который только-только надел на себя красивый портфель с красивыми тетрадками, мама говорит: «Ты должен хорошо учиться, чтобы...», и дальше перечень: поступить в прекрасный ВУЗ, сдать ЕГЭ на 100 баллов, стать специалистом, зарабатывать много денег, выйти замуж или жениться, и дальше понеслось. Для 7-летнего ребёнка это вообще далеко и непонятно.

Александр Кудряшов:

Причем, часто родители даже конкретизируют, кем ты должен стать.

Мария Рулик:

Это совсем плохой случай.

Татьяна Моисеева:

Скорее, наоборот — кем ты не должен стать. «Кем ты будешь, дворником?»

Мария Рулик:

Или ребёнок говорит в 7 лет: «Я хочу стать ловцом покемонов», или человеком-пауком. Мама сразу бледнеет, синеет. Мало из родителей бегут покупать радиоактивных пауков после фразы ребёнка «Я хочу стать человеком-пауком», чтоб тот его укусил, и ребёнок приобрёл какие-то способности. Сразу отсекается: это всё детство, это всё ерунда, ты не понимаешь, должно быть вот так.

Как увидеть в ребёнке мотивацию?

Александр Кудряшов:

У ребёнка что главное? Игра. В возрасте 7 лет он играет. За каждой игрой скрывается то, что ему на самом деле нравится, серьёзные для него вещи и то, что у него получается лучше всего. То есть за игрой скрываются его скилы, которые можно развивать. Но есть какие-то вещи, которые ему не даны, такое бывает, у каждого есть свои сильные стороны и слабые. Поэтому очень важно анализировать, во что играет ребёнок, что ему нравится, что интересует, и находить в этом рациональное зерно, которое надо развивать.

Татьяна Моисеева:

Хорошо, но, по большому счёту, в школе нет подхода: ты сильный – иди и учи русский, у тебя математика не идёт — хрен с ней.

Мария Рулик:

У тебя должен быть базовый уровень, обязательный. Ты можешь в чём-то отличаться, быть лучше — это только поощряется в школе, но что-то надо подтянуть. Это может помочь?

Александр Кудряшов:

К сожалению, у нас действительно такая система. Но, может быть, и не к сожалению, может, и не плохо, что усреднённая, идёт усреднённое образование, мы пытаемся развивать все сферы. Хотя, может быть, было бы эффективнее развивать в ребёнке сильные стороны и делать на них больше акцент.

Мария Рулик:

С другой стороны, если брать начальную школу, можно много говорить, что плохо, что хорошо. Там действительно есть, чем заняться. Но базовые предметы ребёнок должен знать. Он не может не знать свой родной язык, не уметь на нём говорить, писать, читать. Он не может не знать бытовую математику, простейший счёт, окружающий мир — тоже, мне кажется. Музыка —скорее, для общего развития, рисование и так далее. Там никогда не требуют музыкального слуха, все мы получали на уроках музыки хорошие оценки за поведение. Кто сидел ровно и не мешал учителю вещать, то получает 5.

Татьяна Моисеева:

Сейчас у нас главная в школе физкультура. Немаловажный предмет.

Мария Рулик:

В физкультуре только плюсы, исключительные плюсы, потому что столько, сколько наши дети сидят в школе — просто ужас какой-то. А потом приходят домой и тоже сидят, ведут совершенно неподвижный образ жизни. Читаешь, какой был положен раньше режим ребёнка в возрасте начальной школы, – там указано 2-3 часа прогулок. Давайте честно признаемся, у кого дети 2-3 часа гуляют? В машине в пробке по дороге на дополнительные занятия — вот и вся прогулка ребёнка.

Александр Кудряшов:

Кстати, мы подходим к дополнительным занятиям. Их, как раз, можно выбирать, исходя из предпочтений ребёнка.

Мария Рулик:

А как увидеть? Мы поняли — в игре. Замечательно! Допустим, ребёнок играет, девочка, она любит готовить. Почти все девочки в этом возрасте играют в куклы и строят семью. Что увидеть? Что она будет хорошей женой и родит детей? Или мальчик, который играет в войну — это же не значит, что его надо отправить в военное училище? Что нужно увидеть? Конкретно, какой аспект? Диалоги? Сильная сторона у ребёнка договариваться?

Александр Кудряшов:

Тут, скорее, надо смотреть более фрагментарно, не просто в целом, во что играет ребёнок, а как он играет. Например, когда он играет, много ли он говорит? Как он строит речь? Нравится ли ему говорить? Или он, например, играет молча, но зато очень ловко, или много двигается, у него хорошо развита координация. Это видно.

Мария Рулик:

А если вдруг родителям не видно? Можно ли обратиться к специалисту, для того чтобы увидеть сильные стороны у ребёнка?

Александр Кудряшов:

Да, безусловно. Это и психологи, причем, поведенческие, особенно, детские психологи, которые очень хорошо разбираются и видят эти моменты, могут подсказать родителям.

Мария Рулик:

То есть не надо бояться привести ребёнка. Мы идём за помощью, мы хотим услышать, что развивать в нашем ребёнке.

Александр Кудряшов:

По сути, вы идёте за диагностикой. Тут не идёт речь о лечении, тут диагностика и советы, какие сильные стороны можно в ребёнке развивать. У кого-то хороший слух, он ходит и напевает постоянно что-то, ― почему бы его не отдать на музыку и посмотреть, получится у него или нет? Тут ещё момент проб и ошибок, может быть, но пробовать надо. Пусть он попробует несколько вариантов дополнительных занятий, и обязательно что-то ему понравится, зайдёт, он будет это развивать.

Мария Рулик:

Хорошо, мы нашли в ребёнке сильные стороны и слабые стороны. Дальше ребёнок идёт в школу, и начинаются все те же проблемы. Допустим, ему очень нравится и он ходит в музыкальную школу — это прекрасно, или в спортивную секцию, или изучает языки, глотает их на ура, но у него есть обязанности. Он должен вставать в 7 утра, брать свой портфель, сидеть в школе 5-6 уроков, делать домашнее задание, которое они не хотят делать, потому что хотят отдохнуть, поиграть, покушать, попить, сходить к друзьям и куча всего разного другого. Где здесь нейрохакинг? Где здесь мотивация к учёбе? У него есть сильные стороны, туда он бежит сломя голову, допустим.

Александр Кудряшов:

Как раз нейрохакинг помогает сделать образ жизни таким, чтобы ему всё это давалось легко, и он делал это с удовольствием, и был в высоком состоянии жизни. Чтобы он все делал легко и непринуждённо.

Татьяна Моисеева:

Хорошо, давайте рассмотрим будний день школьника, начиная с подъёма и заканчивая тем, что в конце его ждёт – хорошая секция, которая ему интересна. С чего начать? Он встал, как простимулировать его подъём?

Мария Рулик:

Не хочу, не буду! Мам, ну 5 минут, ну 2!

Александр Кудряшов:

Начинаем с базиса, начинаем со здоровья ребёнка, режима, то есть вовремя ложиться. Очень часто родители тут не дожимают, иногда они, может быть, в силу своих проблем не обращают внимания, ребёнок не спит — ну и ладно. Этот момент должен быть строгий, ребёнок должен ложиться вовремя, тогда ему и вставать будет легче, закономерно. Точно так же с утра его надо «запустить», как и любой организм, выполнить базовые, простые действия — выпить воды, потому что во время сна ребёнок, как и любой организм, как и взрослый, кстати, не получает воду, а мы состоим из воды на 70 %. Поэтому пить обязательно, мы высыхаем за ночь, а ребёнок – тем более, он высыхает — его надо запустить. Причём, в идеале, должна быть вода не только внутрь, но и снаружи, то есть контрастный душ.

Татьяна Моисеева:

Прям встаёшь, и в душ с ребёнком?

Александр Кудряшов:

А почему нет? Душ не должен быть долгим, буквально, не надо голову мочить девочкам, чтобы не сушить.

Между прочим, не стоит недооценивать такие процедуры, особенно, нестандартные, то, что ребёнку не характерно. Когда он их делает, он получает положительный опыт о себе. Когда ты делаешь что-то из ряда вон выходящее, например, начинаешь вставать раньше или начинаешь принимать контрастный душ, или начинаешь с утра выходить на пробежку, делать то, что раньше ты не делал. Первый раз очень сложно сделать, и тут как раз важна команда, а команда для ребёнка ― прежде всего, семья.

Мария Рулик:

То есть совместно надо сделать. Не выпихнуть ребёнка — иди, беги!

Александр Кудряшов:

Нет, ни в коем случае не оставляйте его одного. Это всегда очень сложно. Это хорошо будет и для взрослых; если вы будете делать, вы будете делать и себе на пользу, в том числе. Сделав разок вместе со всеми, ребёнок понимает, что ничего страшного не произошло. Он получает заряд энергии, заряд бодрости, заряд положительного опыта о себе, положительного восприятия самого себя: оказывается, я так могу! Вот она, главная фишка.

Татьяна Моисеева:

Так, выпили стакан воды, приняли контрастный душ — дальше?

Александр Кудряшов:

И позавтракали.

Татьяна Моисеева:

Завтракают, как правило, они все в школах, большинство, по крайней мере.

Мария Рулик:

Какой-нибудь чай с какой-нибудь ерундой, они хомячат.

Татьяна Моисеева:

Хорошо, сушку съели, пряник, позавтракали.

Александр Кудряшов:

У ребёнка ещё должна быть активность, как у любого человека, как минимум, 4 минуты в день с утречка. Активность какая? Естественные движения, характерные для животных. Очень хорошо следить за животными. Что делает кошка, когда она встаёт? Потягивается. Точно так же ребёнок, пусть сделает потягушку. Собака, как в йоге, собака мордой в пол. Потягушки — хорошая штука. У детей вообще всё проще, у людей старшего возраста уже суставы не очень, а у детей всё гибкое, всё нормально. Они спокойно могут сесть на корточки и пройтись по коридору гусиным шагом, запросто. Это всё хорошая разминочка, как один из компонентов запуска организма. Когда они спят, они находятся в позе эмбриона, скрюченные. Им надо себя запустить, с каждого, со всех аспектов.

Мария Рулик:

Им желательно что-то новенькое подключать в запусках или создать систему, как ритуал отхода ко сну — душ, зубы, мама почитала или ты почитал, свет выключили, спать. Утро тоже должно быть упорядоченным каждый раз или всегда надо что-то новое придумывать?

Александр Кудряшов:

Оно должно быть упорядочено в общем, должны быть обязательные блоки, которые ребёнок должен понимать, при этом должна формироваться полезная привычка. Но в нюансах могут быть разные приколюхи, скажем так.

Мария Рулик:

Понятно, сегодня воскресенье, поэтому в душе мы моем не тебя, а выльем ведро воды на папу и посмеёмся всей семьёй.

Татьяна Моисеева:

Вышли из дома, дальше — школа.

Александр Кудряшов:

Да, дальше он идёт в школу. У него уже есть базис, он уже проснулся, он уже запустился, ему лучше, чем если бы он ничего не сделал, если бы он весь такой вяленький пришёл.

Татьяна Моисеева:

В школе, я думаю, не столь тяжело, как уже после школы — уроки. Самое страшное всегда для родителей и для детей — русский язык, письмо, математика. Всё, катастрофа!

Мария Рулик:

«Сделай домашку» — ключевая фраза, после которой каждый ребёнок моментально сбегает. Он приходит довольный, счастливый, пообщался с друзьями. В большинстве случаев социально активных для детей школа — это весело. Весело, потому что параллельно с уроками идёт общение с друзьями, что-то весёлое, интересное, что-то важное для него, идёт его социальная жизнь, которая доставляет ему удовольствие. Он возвращается с кучей новой информации, чаще всего желающий этим поделиться. Вы его выслушиваете, допустим, обедаете вместе или перекусываете, пьёте чай, и тут ты произносишь ключевую фразу: «А сейчас надо сделать уроки». И тут ребёнок — тюх, и нет его. Либо так, либо он уходит в отказ: «Ну, не сейчас, ещё 5 минут», – то же самое, что с утра. Я не знаю, как тут включить.

Александр Кудряшов:

А тут мы включаем второй компонент нейрохакинга ― осознанность. Осознанность — это базис, на котором зиждется принятие решений любого человека. Поэтому мы запускаем у ребёнка осознанность. Как её запустить?

Мария Рулик:

Она у всех есть?

Александр Кудряшов:

Она есть, просто ее надо запустить. Запускаем мы её, исходя из ценностей, исходя из желаний, исходя из принципов, которые есть у ребёнка. Они могут меняться в процессе жизни, но в каждом периоде они есть. У него есть какая-то ценность – мы бьём в неё. Давим на больную точку, и тем самым формируем его мотивацию.

Татьяна Моисеева:

Получается, опять шантаж: пока ты не сделаешь домашнее задание — ты не пойдёшь в любимую секцию, мы не пойдём гулять, у нас не будет аттракционов в выходные.

Александр Кудряшов:

Лучше никогда не произносить частицу «не». Мы по-другому строим фразу. Мы не говорим: «Если ты не сделаешь...», а мы говорим: «Когда ты сделаешь, ты пойдёшь... Ты получишь то-то и то-то». Частица «не» - это всегда отрицание, вы как будто его шантажируете. Тут надо у себя переключить тумблер. Надо установить себе, что вы не шантажируете ребёнка, а договариваетесь с ним, конструктивно договариваетесь о правилах жизни, о совместном образе жизни, ведь вы живёте все вместе, и объяснить ему, что, «если ты не будешь выполнять правила»... Опять «не будешь», это плохая фраза.

Мария Рулик:

Даже у психолога не сразу получается.

Татьяна Моисеева:

Если ты будешь выполнять эти правила, то будешь получать желаемое.

Александр Кудряшов:

Да.

Татьяна Моисеева:

Вот и всё, нейрохакинг закончился.

Мария Рулик:

Допустим, мы находим замечательную слабую точку своего ребёнка, куда давим. Но маленькие дети прекрасны тем, что их легче стимулировать. Они более послушные, они больше хотят соответствовать ожиданиям своих родителей, что для нас плюс. Для них пока важна оценка родителей, очень важна, они готовы нас слышать, у них есть интересы, которые для них важны – будь то друзья, куда он сам не может дойти, будь то прогулка, для которой тоже нужна мама, будь то совместные выходные с родителями. То есть они больше зависимы от родителей и более хотят соответствовать, они хотят быть хорошими для нас. Теперь мы берём подростка. Я не могу назвать даже период окончания, но начинается переходный возраст чуть ли не в 10-11 лет – гормоны, созревание, отвратительный характер, отвратительное поведение, хамство, плюс ко всему, сам ребёнок страдает, потому что не понимает, что с ним происходит; он делает так, не потому что он плохой, он делает, потому что с ним происходит что-то странное. А 14-летние уже считают, что они умнее родителей, сильнее и лучше родителей, и вообще знают жизнь так прекрасно, что мама не горюй. Их чем стимулировать?

Александр Кудряшов:

Ценности у них, как правило, могут быть даже не материальные, тут надо понять чего он действительно хочет.

Мария Рулик:

Они сами в этом возрасте, мне кажется, не знают. Сейчас ещё есть большая проблема...

Татьяна Моисеева:

Тогда психолог тебе в помощь.

Мария Рулик:

Мне кажется, больше половины подростков нуждаются в психологе, потому что сейчас растёт какая-то неосознанность у этих детей, они реально не знают, чего хотят.

Александр Кудряшов:

Вот оно – неосознанность! Как раз психологи и психотерапевты могут включить осознанность, покопавшись. Конечно, это сложная задача, не делается по щелчку, надо действительно покопаться в человеке, в личности, понять, что ему действительно важно. Он сам иногда этого не понимает, поэтому путём наводящих вопросов, определённых тестов, может, ещё чего-то мы приходим к тому, что он сам вдруг прозревает, у него включается осознанность, он начинает понимать. Дети и подростки очень часто экстравертированы, они очень много обращают внимания, что происходит в окружающем мире, и зачастую мало обращают внимания, что у них там внутри.

Мария Рулик:

Да, у них сознание немного расфокусировано.

Александр Кудряшов:

Расфокусировано, и они не умеют ещё делать в силу, может быть, незрелости психики. Это нормально.

Мария Рулик:

Для подростков очень важно, что происходит вокруг, как их воспринимают внешне, дружески; восприятие со стороны их волнует больше, чем возможности будущего.

Татьяна Моисеева:

Подростка можно замотивировать той же стрижкой, маникюром, определённым цветом волос. Новой модной одеждой.

Александр Кудряшов:

Тут ещё интересный аспект: для него часто родители не являются авторитетом. Прежде всего надо быть в порядке самому, родитель должен сам быть в порядке, быть в себе уверен. Он должен показывать в какой-то мере пример, пусть даже ребёнок будет его в чём-то отрицать, но всё равно подспудно, так как он находится рядом, он будет обращать внимание и будет замечать. Если родитель в порядке, если он сам успешен, состоятелен, социально адаптирован, то, так или иначе, дети будут в какой-то мере гордиться своими родителями и что-то перенимать у них. Будет проще воздействовать и общаться с ними, информировать их о чём-то и договариваться.

Мария Рулик:

Подростки, наверное, самый сложный период детства, когда и родителям тяжело, и детям самим тяжело; всё упирается в то, что надо найти место, куда бить, то место, которое важно. Если человек не может справиться сам, то лучше обратиться к специалисту, если родители не могут справиться, то тоже лучше обратиться к специалисту. Не надо бояться, нужно идти и получить консультацию. Но, остаётся главная категория — родители, которые в этом аду живут. Аду в виде школы, дети вырастают, становятся подростками. Куда им-то бежать и что им-то с собой делать, чтобы справиться, чтобы и своим детям помочь, и самим не сойти с ума?

Александр Кудряшов:

Мы уже начали с того, что родители должны сами соответствовать, сами должны быть в порядке, потому что, если у них всё будет хорошо, они смогут помочь своим детям, и дети будут их воспринимать. Поэтому принципы нейрохакинга, принципы правильного, здорового образа жизни или, так называемого, перехода в высокое состояние жизни, – их, прежде всего, родители должны проверить на себе и применить на себе.

Есть концепция нейрохакинга, называется торс5п. Разберём по буквам «торс». Перво-наперво, Т — притормози, тормози. Что это значит? Тормози в безумном потоке жизни, когда ты гонишься куда-то, когда ты в рутине какой-то, когда ты занимаешься своими детьми, когда ты бежишь на работу — притормози! Вторая О — осознай. Осознай, что ты действительно хочешь; не то, что тебе навязывает реклама, общество, дети, родители, кто угодно. Что хочешь ты, что хочешь для своих детей, не исходя из ложных утверждений, а посмотри на своего ребёнка — кто, что он, и что ему надо? То есть включение осознанности. Дальше Р ― реши, то есть прими решение, сделай выбор и помоги его сделать своему ребёнку. Если у тебя всё будет в порядке, если ребёнок тебя воспринимает как авторитет, то он примет твою помощь, скорее всего, и прислушается к тебе. Дальше С — сделай, сделай первый шаг.

5п — это уже концепция действия. То есть П — Первый шаг, затем ― Положительный опыт о себе. То есть человек, родитель делает первый шаг. Например, он начинает с ребёнком общаться или, если мы говорим про ребёнка, он что-нибудь делает для себя, но с тем расчётом, что его действие будет хорошо для всей семьи. Ребёнок этого раньше не делал, вносит какой-то новый полезный, хороший элемент в свою жизнь. Сделал первый шаг, дальше он понимает, что это полезно, он понял, что это Польза ― это 3-я П. 4-я — когда он делает из раза в раз, потому что это приносит пользу, получается Полезная Привычка. Последняя, 5-я П — он получает новую самоидентичность, новое состояние себя. Он понимает, что он это может, опираясь на свой прошлый положительный опыт, он формирует новую самоидентичность себя, и самоидентичность своей семьи, и дальше он уже транслирует это своим детям. То есть он более уверен, он в новом состоянии жизни и тем самым он влияет на свою семью, свой микросоциум.

Есть известное изречение: хотите изменить мир вокруг себя — начните с себя. Мир вокруг себя — это прежде всего твоя семья. Если ты хочешь положительно влиять на свою семью, ты должен транслировать что-то, ты должен быть сам в порядке как физически, так и психологически. Для этого надо использовать принципы биохакинга и нейрохакинга. Биохакинг — это физический аспект, это правильное питание, здоровье.

Татьяна Моисеева:

То есть всё, что невкусно.

Александр Кудряшов:

Ну, почему, может быть и вкусно, и полезно, и классно, и интересно. Например, игры — это когнитивный тренинг, вы можете со своим ребёнком вместе играть. Причем, даже в компьютерные игры. На самом деле, если разобраться, то можно в здоровом образе жизни найти кучу интересных вещей, которые можно делать совместно с ребёнком, тем самым его вовлекая, его приучая.

Мария Рулик:

К сожалению, мы живём в мегаполисе. Большинство родителей слушают нас и говорят: «Как здорово, как красиво! Но, максимум, что я могу ― утром с ним в душ сходить и гуськом по квартире пройтись. Потом он пойдёт в школу, потом в продлёнку», с продлёнки, дай бог, если родители успевают, у многих бабушки, дедушки забрали. Уроки он сделал на продлёнке, или не сделал, вечером пришла мама, уставшая, в лучшем случае он спит, в худшем увидела, что уроки не доделаны, она включила своё «Аааа!», и все до 9, до 10 вечера делали уроки. Уже собака выучила параграф из окружающего мира, но не выучил ребёнок. Все уставшие, замученные, и явно не испытывающие позитивных эмоций ни друг от друга, ни от всего, что происходит, упали спать. Что делать с этим? В наших реалиях жизни, в нашем мегаполисе с таким темпом как выполнить первый пункт, как притормозить?

Александр Кудряшов:

Для этого надо управлять стрессами, которые нас окружают. По сути, всё же это стресс, почему он в итоге и приводит, почему так тяжело? Потому что безумный ритм жизни.

Татьяна Моисеева:

Мы опять возвращаемся к психологам и антидепрессантам.

Александр Кудряшов:

Нет, не совсем. Таблетки ― это уже, так сказать, конечный пункт, когда формируется депрессия, тревога или что-нибудь такое, клинически выраженное. Когда ещё начальные проявления, опять же, повторюсь: для начала создаём базис, создадим фундамент по принципам здорового образа жизни — это сон, питание, образ жизни, физическая активность и активность нашего мозга. Этим мы уже 50 % проблем решим, у нас будет больше ресурса для управления стрессами. Когда мы в порядке физически, мы можем справиться с какой-нибудь возникшей стрессовой ситуацией намного эффективнее. Представьте, если вы не выспались, вы не поели, у вас к обычным стрессам, которые есть, добавляется ещё стресс недосыпа, стресс того, что вы голодный.

Мария Рулик:

Это не стресс, это существование. Хотя, можно и поесть, и до работы добежать и так далее, но сон — это, мне кажется, не реально. Что нужно? Надо людям научиться отсекать ненужное?

Александр Кудряшов:

Тут просто на весы поставить, что для вас важнее — ваш безумный ритм жизни, карьера, деньги, или ваше здоровье? Поставьте это на весы, кристаллизуйте свои ценности, что вам действительно нужно в жизни.

Мария Рулик:

Мне кажется, сложно до такого уровня осознанности дойти, чтобы реально оценить.

Александр Кудряшов:

Есть очень хорошее упражнение: мы находим в интернете «200 ценностей человечества, которые существуют», скачиваем. Базовые ценности, как материальные, так и нематериальные, ими могут быть свобода, независимость, семья, кому что. Мы постепенно из 200 выбираем сначала 100.

Мария Рулик:

Отсекаем ненужное, что не так важно для нас.

Александр Кудряшов:

Но, 100 – много. Дальше мы из 100 выбираем 50, потом 25, потом 10, и в итоге мы оставляем 5. 5 базовых ценностей — это и есть кристаллизация ценностей. Дальше, когда мы оставляем 5, мы можем понять, что нам действительно в жизни нужно. Если там будет карьера, деньги, материальные вещи, власть ― значит, это ваше, так и живите. Вам будет комфортно с ними и вы будете готовы терпеть сложности, с ними связанные, с тем же недосыпом. Очень часто человек что-то делает, но на самом деле это не его базовая ценность, просто ему оно навязано обществом, что ты должен. Все же говорят: ты должен быть успешен, у тебя должна быть машина, дача, квартира. Во многих компаниях даже ты должен иметь определённую машину, показывать статус. Некоторым людям комфортно так жить, они действительно кайфуют от своего статуса, а некоторым – как будто ярмо, он вынужден играть по навязанным правилам. Если он понимает, что это не его ценность, а его ценность – здоровье, семья, свобода, независимость, тогда надо из этого исходить. В ущерб даже, ну и чёрт с ней, с этой карьерой.

Мария Рулик:

С карьерой-то, может быть, но, чтобы чувствовать себя свободным, независимым и здоровым, в нашем обществе нужны деньги.

Александр Кудряшов:

А спросите себя: успеваете ли вы эти деньги тратить?

Мария Рулик:

Зарабатывать не успеваем.

Татьяна Моисеева:

Те же секции для детей, которые им нравятся, ― всё довольно дорого, и получается, что ты работаешь на секции и на удовольствия, на то же здоровье. Возьмём сноуборд, горные лыжи.

Александр Кудряшов:

Тут надо посмотреть, сколько ты здоровья затратил на заработок денег, и восстановил ли ты его потом, прокатившись один раз на сноуборде.

Татьяна Моисеева:

Катаемся не мы, как правило, все деньги уходят на детей. Получается, что у нас дети здоровые, мы больные.

Александр Кудряшов:

Это иллюзия, на самом деле мы и на себя тратим. Просто надо понять, сколько тебе надо. Если не хватает – ну, да... А иногда бывает, что на самом деле нужно не столько, сколько ты пытаешься заработать.

Татьяна Моисеева:

Прекратить ходить по ресторанам, например.

Мария Рулик:

У меня есть замечательная подруга, которая проработала длительное время в компании, которая, в принципе, ее устраивала всем, кроме ненормированного графика работы, когда и в выходные, или до 12, и так далее. Она воспитывает дочку одна. В какой-то момент она просто поняла, рассказывала: «Ребёнок встал с утра умываться в школу, а я смотрю – что-то и по росту она уже, и так, и что-то она уже девушка, и у нее другие интересы. Кажется, я упустила очень много важного и интересного». Она нашла себе работу, где она может себе позволить работать из дома, где она может себе позволить гораздо больше отпусков, и на всё лето, на 2 месяца уехала отдыхать и заниматься ребёнком. И стала счастливее.

Александр Кудряшов:

Вот, как раз, она нашла те ценности, которые ей важнее. Затем она приняла решение и начала действовать.

Мария Рулик:

Она нашла баланс, который устраивает её. Так как она одна воспитывает ребёнка, он устраивает с в двух позиций: ей хватает средств на то, чтобы обеспечить ребёнка, себя, и хватает времени на то, чтобы проводить его с ребёнком.

Татьяна Моисеева:

Опять же, уже после того, как она пропустила момент, то есть некий этап жизни был упущен. Она пришла к баласу путём того, что она ошиблась, грубо говоря.

Александр Кудряшов:

На ошибках научилась. Практически все ошибаются, если только ты не обладаешь знанием изначально и не можешь профилактировать этот момент. Для этого надо самообразовываться, надо ходить, допустим, на мастер-классы по тому же нейрохакингу, которые я, в частности, провожу. Самообразовываться, безусловно. Мы сейчас живём в такое время, что учимся постоянно.

Мария Рулик:

Как минимум, если у вас нет времени куда-то ходить, можно читать, много читать онлайн и так далее.

Александр Кудряшов:

Слушать вот те же самые такие передачи. Сканировать себя, обращать фокус внимания внутрь себя, и смотреть, что у тебя внутри происходит и что на самом деле тебе важно.

Мария Рулик:

И не бояться ошибаться. Многие впрягаются в трудовую кабалу и боятся признать, что это не твоё, не твои ценности. Твой круг общения становится таким же, твои друзья из круга общения, но тебе каждый раз кажется, что ты не соответствуешь чему-то, что не является твоим…

Александр Кудряшов:

Что на самом деле вообще не твоё.

Мария Рулик:

Уйти из этого круга очень сложно, потому что ты теряешь сразу очень многое. Теряешь круг общения, друзей, работу.

Александр Кудряшов:

Потому что тут включаются тревожные мысли, которые делают нас слабыми и нерешительными, неуверенными. Главный принцип нейрохакинга, как я ещё раз подчёркиваю, ― начни действовать, и разум подстроится. Поэтому не стоит бояться совершать действия, разум подстроится и подскажет, как тебе действовать.

Татьяна Моисеева:

Безусловно, есть профессии, с которых уйти практически невозможно. Мы врачи, попробуй, уйди из медицины! Практически нереально. Если человек закончил ординатуру, уже работает, то не так просто решить: «Я завтра пойду!» Куда?

Александр Кудряшов:

Тем не менее, достаточно много бывших врачей, которые реализовали себя в других областях. Безусловно, тебе жаль, ты же столько времени потратил на обучение. Но, если ты понимаешь (а так часто бывает), что в медицину тебя отдали родители, сказали «ты должен быть врачом», а ты выучился и понял, что это не твоё, иногда понимаешь на этапе института, и очень много отсеивается. Как вы знаете, только 30–40 % выпускников медицинских вузов становятся врачами. Тоже часто люди понимают, что «не моё это», и получают другое образование.

Мария Рулик:

Или реализуют себя в другой области с тем же образованием.

Александр Кудряшов:

Да, они даже самообразовываются, проходят различные курсы, начинают свою деятельность, работать на себя. Тут универсального инструмента нет, но главное – понять, что тебе надо, чего ты хочешь.

Мария Рулик:

В заключение, если можно, совет для всех родителей с учётом начала трудовых будней.

Александр Кудряшов:

Главный совет для родителей: быть в порядке самим. Следить за своим психическим здоровьем, профилактировать его, основываясь на принципах нейрохакинга. Быть хозяевами своей жизни, знать, чего ты хочешь, знать, что нужно твоим детям, а для этого надо с ними общаться.

Мария Рулик:

И тут не перегнуть, не решить за них, что они хотят.

Александр Кудряшов:

Нет, нет, безусловно, исходя из их ценностей. Поэтому надо быть со своими детьми, их друзьями, товарищами, чтобы они тебе раскрывались, чтобы ты мог с ними всегда пообщаться, и быть для них примером, то есть быть в порядке самим. У вас в жизни должно быть по максимуму всё хорошо, нормально, и больше общих действий с детьми. Больше общих привычек, которые вы можете делать утром, можете делать по выходным, вовлекать их в деятельность, в здоровый образ жизни. И ходить на мастер-классы, самообразовываться безусловно.

Татьяна Моисеева:

Надо подчеркнуть: бесплатно, да?

Александр Кудряшов:

Конечно, очень много. Они проводятся на различных мероприятиях, на городских форумах, посвящённых здоровому образу жизни, проводятся в рамках нашего проекта «КМС по здоровью», например. Можете забить хештег в соцсетях, вступить в наш проект, там как образовательные, так и физические.

Мария Рулик:

Спасибо вам огромное! Я надеюсь, что родители хотя бы увидели свет в конце тоннеля и, возможно, обратятся за помощью, прислушаются, обратят внимание на себя, на своё здоровье, больше обратят внимание на своих детей. Возможно, действительно обратятся к вам за помощью, как к специалисту. Смогут пережить не только предстоящий учебный год, но и следующий, и следующий, и последующие. Спасибо вам огромное!

Александр Кудряшов:

Спасибо за приглашение!