Свободное дыхание. Хирургическое лечение искривлённой перегородки носа

Оториноларингология

Тэги: 

Гюнай Рамазанова:

Здравствуйте. С вами я, доктор Рамазанова, кандидат медицинских наук, врач-отоларинголог клиники «МедикСити». И наша передача «ЛОР-заболевания с доктором Рамазановой». Сегодня у нас очень интересная тема для взрослых – септопластика, искривление перегородки носа, оперировать или не оперировать? Это очень важная деталь, даже некоторые врачи ошибаются в этом вопросе. Сегодня я решила пригласить доктора-хирурга клиники «МедикСити», заведующую ЛОР-отделением «МедикСити», врача высшей категории Ольгу Леонидовну Варнель. Здравствуйте, Ольга Леонидовна.

Ольга Варнель:

Добрый день, Гюнай. Сегодня мы поговорим о проблеме затруднения носового дыхания, проблемах, связанных с искривлением носовой перегородки, когда надо оперировать эту перегородку, за и против, показания и противопоказания.

Гюнай Рамазанова:

Давайте расскажем, что такое нос, у многих нос не дышит, стоит ли идти к врачу, в каких случаях нужно идти к врачу. Очень много таких пациентов, которые годами носом не дышат, самостоятельно пользуются сосудосуживающими каплями, что надо делать?

Ольга Варнель:

Обращаясь к анатомии перегородки носа, это анатомическое образование, которое в носу разделяет одну половинку носа от второй. Перегородка носа состоит из хрящевой части и костной структуры. Хрящевая часть представлена четырехугольным хрящом, костная часть, сзади располагается vomer, сошник, и в верхней части ситовидная пластинка — очень важная анатомическая составляющая. Здесь находится обонятельная зона.

Гюнай Рамазанова:

И прямой путь к головному мозгу. Что такое искривление перегородки носа, из-за чего это может быть?

Ольга Варнель:

Основная причина искривления перегородки носа — это травмы, ушибы, которые могут происходить в детстве, не замеченные родителями, и очень важно беречь нос смолоду.

Гюнай Рамазанова:

Если один раз сломается перегородка, хрящ, его уже пальцем на место не поставишь. Он же сломанный будет всегда. Нос – маленький орган, и дышать там сразу нечем из-за искривленной с одной стороны перегородки. А как выглядит искривление перегородки, когда мы смотрим нос?

Ольга Варнель:

Когда человек приходит на прием к врачу, проводится такое исследование, как риноскопия — это осмотр полости носа, и мы, доктора, видим искривление в хрящевой части носовой перегородки. Не всегда можно увидеть искривления в задних структурах носа, поэтому такой диагноз выставляется в том случае, если искривленные участки носовой перегородки являются причиной затруднения носового дыхания и заложенности носа и являются причиной заболеваний околоносовых структур. В таких случаях обязательно надо обращаться к врачу и принимать определенные решения.

Гюнай Рамазанова:

Какие заболевания может давать искривленная перегородка с одной стороны?

Ольга Варнель:

Искривленная перегородка носа может давать заложенность носа на стороне поражения, формирование хронического насморка, гипертрофии носовых раковин, то есть увеличение боковых структур носа, искривленная перегородка способствует образованию кист в верхнечелюстных пазухах. С чем это связано? С нарушением вентиляции, с нарушением потока воздуха сквозь носовые пути. Создаются условия турбулентного движения потока воздуха, и этот поток воздуха формирует всевозможные кисты.

Гюнай Рамазанова:

Может быть заложено ухо с одной стороны?

Ольга Варнель:

В более длительном периоде, когда искривлена перегородка, она приводит к дисфункции слуховой трубы. Постоянно закладывает ухо, развивается кондуктивная тугоухость, и человек не слышит на одно ухо, как бы недослушивает, сидит, как в банке.

Гюнай Рамазанова:

Затруднение носового дыхания к чему приводит?

Ольга Варнель:

Длительные расстройства при искривленной носовой перегородке обращает на себя внимание аносмия, гипосмия — это нарушение восприятия запахов, очень важный момент, когда человек не чувствует или недостаточно хорошо чувствует запахи, это первый момент. Второй — кислородное голодание, гипоксия. У человека, который недостаточно хорошо дышит носом, нарушается метаболизм, обмен веществ, все наши процессы в организме завязаны на газообмене, а поскольку носовая перегородка может являться причиной затруднения дыхания, недостаток поступления кислорода в организм является причиной всяких расстройств, нарушения метаболизма, повышение артериального давления может быть, храп.

Гюнай Рамазанова:

Не только местные явления — ухо, пазуха, а общее явление всего организма, то есть нос должен дышать с двух сторон.

Ольга Варнель:

Нос должен дышать свободно.

Гюнай Рамазанова:

Свободно, и ночью, и днем. Очень много пациентов, которые приходят и говорят: «Я засыпаю за рулем». Они плохо спят, недополучают кислорода во сне. И сколько бы не спал, нехватка сна постоянно чувствуется, потому что качество сна снижается. Человек должен всю ночь дышать с закрытым ртом, только носом. Вы тоже скажете про то, что у них часто бывают проблемы с горлом, потому что 8 часов или больше они дышат ртом, пересыхает рот, они встают среди сна, начинают пить воду или просто утром встают и первое, что делают, это выпивают что-нибудь, потому что пересохло горло. От этого человек не умирает, но качество жизни снижается.

Ольга Варнель:

Но качество жизни и качество рабочего распорядка дня снижает, работоспособность снижается, могут возникать головные боли. Головная боль — это основная причина похода пациента к врачу, потому что недостаток кислорода, мозг очень быстро утомляется и невозможно сконцентрировать внимание на рабочем месте.

Гюнай Рамазанова:

Скажем про особенности строения перегородки носа у детей.

Ольга Варнель:

В сообществе отоларингологов принято считать, что перегородку носа не стоит оперировать детям. Это связано прежде всего с взаимосвязью ростковых зон детей, в основном перегородка носа представлена хрящевой частью, и зоны роста — это места прикрепления хрящевой части перегородки носа к костной, в этом месте происходит мощный рост перегородки. Если эти зоны в детском возрасте нарушаются во время хирургии, то это приводит к вторичным изменениям и походу к врачу второй раз для того, чтобы исправить последствия. Агрессивная хирургия у детей в раннем возрасте – это всевозможные осложнения после этого, развитие перфорации, то есть дырок в самой перегородке носа, седловидные деформации, изменение формы носа в виде проседания спинки носа.

Гюнай Рамазанова:

Из-за чего это случается?

Ольга Варнель:

Из-за того, что агрессивно выполнена хирургия, либо большая часть хряща убирается или нарушается ростковая зона, и эти вторичные изменения идут как осложнения во взрослом возрасте.

Ольга Варнель:

Когда нужно оперировать? У ребенка с детства искривлена перегородка или в подростковом возрасте у них это случается?

Ольга Варнель:

В подростковом возрасте все компенсировано, и если даже ребенок или подросток получил травму, все компенсировано, он никогда не обращается к врачу за помощью, и никогда не пожалуется родителям, что у него нос не дышит. На что надо обращать внимание в детском возрасте? Это храп, если сочетанная патология аденоиды и перегородка носа, то первое, что надо удалять, это аденоиды, а потом уже смотреть по жизненной ситуации. Если не компенсированное дыхание у ребенка, тогда врачи выполняют операции на носовой перегородке, в основном это хондропластика.

Гюнай Рамазанова:

Только хрящевая часть.

Ольга Варнель:

Да, моделируется хрящевая часть носовой перегородки. Это не травмирует ростковую зону.

Гюнай Рамазанова:

А когда надо оперировать взрослых?

Ольга Варнель:

Тогда, когда наступают серьезные жалобы: затруднение носового дыхания, когда возникает гипосмия, аносмия, это снижение обонятельной функции, когда есть проблемы с околоносовыми пазухами, структурами, когда затяжные гаймориты, синуситы, и предрасполагающим фактором является искривленная носовая перегородка — об этом мы должны помнить, потому что много значимых функций выполняет данная структура, искривленная перегородка является причиной храпа и остановки дыхания во сне, когда беспокойный сон у человека, головные немотивированные боли, нарушение обмена веществ.

Гюнай Рамазанова:

Есть ограничения по возрасту?

Ольга Варнель:

До 18 лет не трогаем, потом оперируем, если есть показания.

Гюнай Рамазанова:

До скольки лет можно оперировать?

Ольга Варнель:

У меня был пациент 76 лет, он говорил, что никогда не поздно дышать носом свободно.

Гюнай Рамазанова:

Не надо затягивать до 60-50 лет, потому что обезболивание, наркоз переносится плохо, и заживление идет хуже.

Ольга Варнель:

В основном обращаются пациенты после 40 лет, потому что думают, что будут лучше дышать, лучше жить, лучше себя чувствовать, на самом деле, это не так. Искривление перегородки носа, гребни, шипы, s-образные искривления ведут к нарушению дыхания, и ухудшения наступают с каждым годом, с формированием хронического гипертрофического насморка, то есть хронического ринита. Есть еще симптом затекания слизи по задней стенке глотки. Когда искривленный участок носовой перегородки соприкасается с противоположной, соседней структурой, и раздражаются нервные окончания, тройничный нерв, который иннервирует поверхности слизистой и может вызывать точечные головные боли и затруднение дыхания, и даже постоянные головные боли, такие пациенты обращаются к невропатологам, начинаем искать причину, мозг исследуем — все хорошо, делаем МРТ головного мозга, сосуды проверяем — все замечательно, и причина не устанавливается.

Гюнай Рамазанова:

У меня тоже было в практике, 64 года мужчине, когда я его оперировала. Он пришел просто на медосмотр от невролога, говорит, 15 лет принимает обезболивающие препараты, шейный отдел позвоночника лечат. Он пришел просто на медосмотр, на медосмотре я увидела и просто сказала, что вам бы надо оперировать перегородку. Он это услышал, через 10 дней пришел готовый с анализами: «Оперируйте меня». Хорошо, что наш анестезиолог его взял, мы его оперируем, первый раз после снятия тампонов сказал, что он впервые не принимал обезболивающие за эти 15 лет, то есть это было четко связано с головной болью. И насколько человеку это надоело, что он в этом возрасте пришел на операцию.

Когда нужно идти к врачу? Когда нужно оперировать перегородку? Если вам хотя бы один врач сказал, что у вас перегородка искривлена, она самостоятельно не выпрямится — это однозначно. Если вам мешает носовое дыхание с одной стороны, можно делать так: одну ноздрю зажимаете, вдох выдох, вдох выдох, и смотрите, дышит ли с двух сторон одинаково хорошо. Если с одной стороны блок, значит, может быть, там искривлена перегородка. Можете даже сами себя тестировать и посмотреть, идите к любому ЛОР-врачу, они все знают, что такое перегородка. Если доктор рекомендует оперироваться, не надо затягивать процесс, пока вы молоды, за какие-то минуты вы можете сделать эту операцию, за 2-3 дня абсолютно прийти в себя и будете совсем другим человеком.

Дальше расскажем, как восстанавливается человек после операции. Есть ли противопоказания? Операция называется септопластика, септо — это перегородка, пластика — это восстановление?

Ольга Варнель:

Существует ряд противопоказаний к проведению септопластики — это беременность, лактация, пациенты с грубой сердечно-сосудистой патологией, пороки сердца, подростковый возраст, дети до 18 лет. Существуют ограниченные противопоказания – это гематологические пациенты, у которых нарушена свертываемость, и есть риск кровотечения в послеоперационном периоде. Эти все моменты надо учитывать, с этой целью делается предоперационное обследование: электрокардиограмма, флюорография, заключение терапевта, пациента подготовить перед операцией, чтобы у него было хорошее заживление тканей, чтобы все шло гладко, без сюрпризов.

Гюнай Рамазанова:

Есть такой метод риноманометрия. Очень много пациентов сомневаются делать или не делать операцию. Я считаю, что им показана риноманометрия. Расскажите нам про этот метод. Что такое риноманометр? Это специальный аппарат, который меряет объем полости носа. В каких случаях вы делаете риноманометрию?

Ольга Варнель:

Риноманометрия — это дополнительный метод исследования, но необязательный. Очень важно делать перед операцией компьютерную томографию околоносовых пазух и перегородки носа и оценивать отношение перегородки носа по отношению к другим структурам, увидеть изменения других структур, чтобы обеспечить свободное носовое дыхание человеку, чтобы за одну операцию охватить весь объем и составить правильный план хирургического лечения.

Гюнай Рамазанова:

Золотой стандарт — это томограмма носа и околоносовых структур, потому что может быть параллельно и перегородка искривлена, и кисты в пазухах, и аденоиды, пломбировочный материал в пазухах, чтобы за одну операцию эндоскопически убрать все причины затрудненного носового дыхания, чтобы 2 раза человека не готовить на операцию. Риноманометрия делается тем пациентам, которые сомневаются. Там есть график, он показывает норму. Если видно, что с одной стороны реальное снижение, человек сам понимает, что надо идти оперироваться. Это плановая операция, не срочная, ее надо запланировать, провести предоперационное обследование.

Ольга Варнель:

Если есть отклонения, мы обязательно проводим предоперационное лечение или подготавливаем пациента для того, чтобы исключить осложнения в послеоперационный период.

Гюнай Рамазанова:

Расскажите про травмы носа, что после этого случается с человеком?

Ольга Варнель:

Острая травма — это перелом костей носа, когда носа смещаются в ту или другую сторону, и может травмироваться перегородка носа. В таких ситуациях пациенты должны обращаться сразу, и чем раньше человек обратится в медучреждение к ЛОР-врачу, чтобы сопоставить эти косточки носа и минимизировать дальнейшие осложнения, тем лучше.

Детские травмы не похожи на взрослые, у детей перегородка представлена хрящом, и хрящ очень мобилен, и если случается травма, перелом хряща или подвывих четырехугольного хряща, потом в процессе жизни, в процессе роста лицевого скелета происходят различного рода деформации: возникновение костных гребней, шипов, s-образное искривление, которые в дальнейшем ведут к нарушению дыхания и необходимости коррекции этих структур для восстановления дыхания через нос.

Гюнай Рамазанова:

Что такое клапан носа?

Ольга Варнель:

Это расстояние между перегородкой носа и боковой структурой в переднем отделе. И задний клапан носа, между перегородкой и боковой структурой, где находится боковой хрящ перегородки носа, и купольный хрящ, и латеральная ножка купольного хряща.

Гюнай Рамазанова:

Это кончик носа.

Ольга Варнель:

Немножко дальше. Клапан носа распределяет поток воздуха сквозь носовые пути, создает ощущение вдоха, и если это ощущение человек испытывает, значит можно предположить, что клапан носа функциональный. Это распределение потока воздуха сквозь носовой путь, и клапан играет очень большую роль в этом.

Клапан может быть вообще закрыт, и еще изменения клапана носа могут быть при анатомической структуре, особенности строения полости носа, то есть может быть высокий нос, и клапан носа анатомически может быть сужен, и небольшие искривления носовой перегородки приводят к обструкции клапана носа. И бывают слабые боковые структуры, боковые ножки, которые при форсированном вдохе прилипают к перегородке носа, таким образом затрудняя носовое дыхание, затрудняя вход. Такие люди тоже испытывают затруднения носового дыхания и жалуются на головную боль, потому что иногда крыло носа слипается и создает узкое пространство для прохождения воздуха сквозь носовые пути.

Гюнай Рамазанова:

Итак, мы разобрали, когда нужно оперировать. Надо делать обследование в виде компьютерной томограммы пазух и перегородки носа, нужен обязательно осмотр ЛОР-хирурга, чтобы он посмотрел на клапан носа, то есть передний отдел носа. Задний отдел эндоскопом надо смотреть, чтобы понять объем операции. Все эти исследования делаются так: вы приходите к ЛОР- хирургу, он вас осматривает, отправляет на компьютерную томограмму, и с объемом операции вы уже определились. Доктор назначает предоперационное обследование — это стандартное обследование, которое вы проходите, ничего страшного нет, это плановая операция, поэтому надо готовиться полностью.

Если у вас все хорошо, и кардиограмма, и все анализы, терапевт дает разрешение на операцию, вы планируете операцию вместе с доктором на определенный период, до этого периода вы отходите от сосудосуживающих капель, чтобы не было кровотечения во время операции. Пугаться не надо, это всего два визита к ЛОР-врачу. Что такое операция? Вы приходите голодным утром, что дальше?

Ольга Варнель:

У нас в клинике обязательно осматривает пациента анестезиолог, определяет риски проведения наркоза, какую тактику выбрать, подбирает дозировки препаратов, оценивает определенные риски и проводит анестезиологическое пособие для того, чтобы качественно провести хирургию. Для того чтобы качественно выполнить операцию на носовых структурах, дополнительно мы применяем еще местную анестезию. Это надо для того, чтобы уменьшить болевой синдром в послеоперационный период, уменьшить кровотечение во время операции, также может способствовать хорошему заживлению тканей после операции.

Гюнай Рамазанова:

Главное для пациента — он заснул, он ничего не чувствует. Почему-то идет такая молва, что сейчас будут молотком бить по носу, но это было, наверное, в советское время. Сейчас делается септопластика очень щадяще, удаляем те части хряща, которые выступают.

Ольга Варнель:

Выполняется операция следующим образом: во-первых, мы очень щадим ткани. Разрезы незначительные, только в том месте, где есть искривления. Доступ к разрезам тоже перед операцией определяет хирург, выполняется хондропластика – это выпрямление хряща и установление его по средней линии. Есть модификации, когда с противоположной стороны не делается таких масштабных отслоений, разрезов, то есть очень важно выполнять данное вмешательство под контролем эндоскопа — это минимизирует кровотечение, уменьшает риски в послеоперационном периоде осложнений, и в некоторых ситуациях мы даже не тампонируем нос. Представьте, когда человеку после операции поставили большие трехметровые тампоны, это зрелище не для слабонервных.

Гюнай Рамазанова:

Вы делаете даже без тампонов или с мелкими тампонами, которые безболезненно удаляются?

Ольга Варнель:

В некоторых ситуациях не тампонируем нос, используем сплинты – это пластинки, которые удерживают перегородку по средней линии, они устанавливаются на 10 дней, потом снимаются, и таким образом перегородка фиксирована, нет риска осложнений гематом в послеоперационном периоде.

Гюнай Рамазанова:

Тампоны ставим только для того, чтобы не было гематомы на перегородке, и чтобы она прямо стояла.

Ольга Варнель:

Бывает такое, что перетампонируешь нос, с одной стороны много поставил тампонов, со второй мало, и поэтому перегородка может быть не идеально по средней линии, лучше щадящий. И очень важный момент: задача тампона не за тампонировать нос от кровотечения, а вбирать ту кровь, то есть не создавать компрессию на слизистую, мерцательный эпителий, которые в дальнейшем быстрее восстанавливаются, то есть ставится рыхлый тампончик, которой пропитан антибиотиком, антисептиком, кровоостанавливающим препаратом, он будет способствовать лучшему заживлению тканей, и такие пропитанные тампоны убираем на следующий день. Человек начинает дышать и хорошо себя чувствует.

Гюнай Рамазанова:

Человек под наркозом, ничего не чувствует, доктор делает маленький надрез 3-4 миллиметра, через эндоскоп смотрит, удаляет только искривленные части перегородки, и выходит, ничего не зашивая, даже этот маленький разрез не шьем. Если большой разрез, мы его шьем двумя швами, которые сами выпадают безболезненно для пациента. Мы выходим, тампонируем или сплинты, и все, операция закончена, итого 20 минут, потолок 40 минут. Но обязательно нужно делать еще вазотомию, потому что во время искривления перегородки компенсировано увеличивается нижняя раковина.

Ольга Варнель:

Вазотомию носовых раковин используем, радиоволновой, лазерный метод, где не происходит разрез тканей, а специальный ток воздействует сквозь толщу носовой раковины, она сокращается, эффект как от применения нафтизина. Во-первых, риск кровотечения, поскольку раковина очень сильно васкулизирована, то есть пропитана сосудами, разрезы зачастую могут приводить к кровотечениям, особенно с задних концов, потому что там находятся магистральные сосуды, поэтому очень важно сделать минимальную травму на носовой раковине, так как она является резонатором, то есть проведением воздуха сквозь носовые пути. Раковины должны сокращаться. Иногда бывает, что даже выровненная перегородка стоит близко к носовой раковине, иногда мы прибегаем к латеропексии – это пододвигание носовой раковины в более латеральное положение, и таким образом увеличивается пространство, просвет.

Гюнай Рамазанова:

Операция закончена, пациента к вечеру уже отпускается домой.

Ольга Варнель:

Мы смотрим на пациента, как он себя чувствует, и даже выписываем с этими маленькими тампонами, они не представляют угрозы. На следующий день пациент приходит к нам в клинику на осмотр, на удаление тампонов, на восстановление слизистой, обработку и начинает дышать.

Гюнай Рамазанова:

Особенности послеоперационного периода. Все пациенты, как один, спрашивают, когда можно на работу выйти, что я буду ощущать, будет ли больно, будет ли кровотечение.

Ольга Варнель:

Все операции на носовой перегородке не обезболиваем, потому что в этом нет необходимости. Пациенты чувствуют себя хорошо. После операции единственное, что может возникать, головная боль, это связано с тем, что применяется местный анестетик, который немножко сужает сосуды. Но после применения спазмолитиков, то есть обезболивающих препаратов, разово, мы убираем эту головную боль, и больше человек не жалуется на какие-то изменения. Это первый день после операции, на следующий день никаких головных болей не бывает.

Гюнай Рамазанова:

Когда выходить на работу?

Ольга Варнель:

У меня был такой пациент, который вышел на работу на 3 сутки. Говорит: «Я хорошо себя чувствую». Но когда такие люди хорошо себя чувствуют, главное не словить инфекцию, потому что заживление тканей будет идти по неблагоприятному сценарию. Очень важно не словить грипп или ОРВИ.

Гюнай Рамазанова:

Сколько дней рекомендуете домашний режим?

Ольга Варнель:

Домашний режим можно около недели, 10 дней. Полное восстановление носового дыхания — 2-3 недели. За этот период после операции могут возникать корки, которые надо отмывать, санировать полость носа. Пациенты обязательно приходят к нам в послеоперационный период наблюдаться.

Гюнай Рамазанова:

Как часто?

Ольга Варнель:

Раз в 3 дня, я иногда назначаю реже, иногда чаще. Все зависит от того, как идет процесс заживления, потому что важно вести пациентов с аллергическими проблемами, у аллергиков бывают нюансы, когда их наблюдать надо и раз в 2 дня, и ежедневно.

Гюнай Рамазанова:

Бывает ли так, что после операции нос не дышит?

Ольга Варнель:

Конечно, после операции посттравматический отек держится 4 дня, и иллюзия того, что человек не дышит носом. 4 дня нос может не дышать, это посттравматический отек, и этот отек проходит через этот период. Дальше нос начинает дышать.

Гюнай Рамазанова:

Я думаю, если всю жизнь нос не дышал, то 4 дня потерпеть можно. Тогда расскажем про послеоперационные осложнения. Что ожидается больше всего?

Ольга Варнель:

Осложнения делятся на 2 категории: это ранние осложнения, сразу после операции — это носовое кровотечение, гематома носовой перегородки, и поздние осложнения — это чрезмерная хирургия, которая приводит к седловидным деформациям, то есть изменениям спинки носа, и перфорации, то есть к образованию дырки в самой перегородке носа. И это очень неприятное осложнение, которое надо в дальнейшем устранять.

Гюнай Рамазанова:

Инфицирование тоже имеет место быть?

Ольга Варнель:

И инфицирование, то есть это выпадение фибрина. Пациенты должны быть подготовлены, если нет подготовки, то могут быть осложнения в виде выпадения фибрина, повышения температуры тела до 38, какая-то инфекция — это вторичные осложнения, как раз к вопросу надо ли ходить на работу. Конечно, надо, но всему свое время, надо выдержать тот период, когда идет процесс заживления самой раны.

Гюнай Рамазанова:

После и во время операции антибиотиками пользуетесь?

Ольга Варнель:

Антибиотики назначаем, учитываем обязательно аллергологический анамнез пациента, то есть выявляем есть ли у него аллергия на тот или иной антибиотик. Профилактически анестезиологи применяют антибиотик — это профилактика осложнений. В дальнейшем, если все идет гладко, если нет температуры, то антибиотики не назначаем.

Гюнай Рамазанова:

Пациент выписывается в тот же день домой. Что он применяет дома?

Ольга Варнель:

Обезболивающее, антигистаминные препараты, если человек-аллергик, и очень хороший препарат, который немножко снимает посттравматический отек. Очень важно много не употреблять жидкости, потому что вся жидкость приведет к тому, что нос очень сильно отекает, и дыхание при этом восстанавливается длительнее.

Гюнай Рамазанова:

Какие-то местные препараты назначаете?

Ольга Варнель:

Поливитамины, глюконат кальция, он способствует восстановлению слизистой оболочки, промывание носа, ирригацию всех тех сгустков или корочек, иногда масляные, мазевые препараты.

Гюнай Рамазанова:

Пациент почти ничего не делает, он приходит к врачу раз в 3 дня. Делает послеоперационный туалет носа, и в итоге за 10 дней вы выписываете пациента. Он начинает дышать носом.

Ольга Варнель:

Через 10 дней, если человек на больничном, мы его выписываем.

Гюнай Рамазанова:

Итак, вы прооперировались, вечером вас отпустили домой, дома ничего делать не надо, только 1-2 дня может быть обезболивающее, если у вас что-то болит. В принципе, нос не болит, могут быть головные боли. Я всегда говорю пациентам, что не уезжайте из Москвы, где вы оперировались. Будьте под наблюдением дней 20, потому что есть отдаленные кровотечения. Не планируйте отъезды после операции 20 дней.

Ольга Варнель:

Особенно перелеты, потому что в перелетах меняется давление, есть риск гематомы.

Гюнай Рамазанова:

Это плановая операция, надо запланировать, что вы можете не работать 10 дней, или вам дается больничный, и вы можете продлевать свой отпуск. Готовьтесь на операцию, приходите, оперируетесь, записываетесь, и каждые 3 дня приходите к ЛОР-врачу, чтобы он снял из носа корки. Дома вам делать ничего не надо, то есть обычный домашний режим. Единственное, нельзя тяжести поднимать.

Ольга Варнель:

Нельзя поднимать тяжести, нельзя физические нагрузки, нельзя горячую сауну посещать, горячий душ и потреблять горячие напитки в течение недели.

Гюнай Рамазанова:

Это не постельный режим, а больше домашний режим. Можно даже гулять, но постараться с людьми не общаться.

Ольга Варнель:

Прогулки можно совершать, но заниматься спортом, поднимать тяжести, велосипед нельзя. Посещение сауны особенно, потому что риск кровотечения.

Гюнай Рамазанова:

Вы один раз в жизни делаете эту операцию, запланируйте ее заранее, как вам доктор говорит, потому что мы очень много видим осложнений, если пациенты не слушаются предписаний врача. Самое главное в септопластике – найти своего врача, потому что это ювелирная операция, очень нежная операция, на очень маленьком органе, ее надо делать щадяще, потому что в дальнейшем нос должен не высыхать, потому что если врач работает неправильно, в послеоперационном периоде нос начинает просто высыхать, функцию слизистой надо беречь.

Ольга Варнель:

Слизистая — это мощный защитный орган, это согревающая функция, опорная функция.

Гюнай Рамазанова:

Спасибо, Ольга Леонидовна, до свидания.