Физиотерапевтическое лечение в оториноларингологии

Оториноларингология

Тэги: 

Екатерина Осипенко:

В эфире «Оториноларингология с доктором Осипенко». В гостях у меня физиотерапевт, профессор, доктор медицинских наук, заслуженный врач Российской Федерации, руководитель научно-клинического отдела физиотерапии федерального центра оториноларингологии Владислав Францевич Прикулс. Мы сегодня поговорим о физиотерапевтических методиках в отоларингологии. Они в большом объеме присутствуют, всегда присутствовали, в настоящий момент занимают достаточно серьезный сегмент консервативной терапии. В связи с определенными последними тенденциями, в которых стала развиваться наша отечественная медицина, физиотерапия стала отходить на задний план. Это мое неправильное мнение?

Владислав Прикулс:

Не совсем так. Да, действительно, был период несколько лет назад, когда физиотерапия действительно немного отставала, потому что ее не воспринимали определенные организаторы здравоохранения в городе Москве. Но в результате устремленной работы профессора Ивановой Галины Евгеньевны физиотерапия на текущий момент времени, наоборот, набирает обороты. Она уже представлена практически во всех нозологиях. Пациентам, которые страдают различными заболеваниями, в том числе и оториноларингологическими, она применяется.

Екатерина Осипенко:

Надо отметить, что Галина Евгеньевна является главным физиотерапевтом и реабилитологом.

Владислав Прикулс:

Она физиотерапевт по образованию, а сейчас стало более правильным называть реабилитолог, потому что физиотерапия вошла в медицинскую реабилитацию. Медицинская реабилитация – более объемное понятие.

Екатерина Осипенко:

То есть сейчас, говоря о физиотерапии, мы говорим лишь об одном сегменте нечто большего под названием реабилитология?

Владислав Прикулс:

Совершенно верно. Сейчас пациент при необходимости проходит медицинскую реабилитацию, и в медицинской реабилитации одни из специалистов ― физиотерапевты.

Екатерина Осипенко:

Но вы изначально тоже физиотерапевт.

Владислав Прикулс:

Да, я физиотерапевт.

Екатерина Осипенко:

Так получилось, что вы в настоящий момент работаете в области отоларингологии. Что поменялось для вас, как для человека, который работал и в других областях ― в общей физиотерапии, в стоматологической физиотерапии, после того, как вы стали работать бок о бок с отоларингологами?

Владислав Прикулс:

Да, конечно, изменилось. Во-первых, изменилось и мое понимание текущего момента. Раньше я был больше связан со стоматологией, физиотерапией, которая проводилась стоматологическим пациентам. После того я долгое время занимался реабилитацией инвалидов. Последние, наверное, уже 5 лет я занимаюсь физиотерапией непосредственно в оториноларингологии. Достаточно мощное направление, и надо отдать должное ― оно достаточно эффективно развивается на текущий момент времени.

Екатерина Осипенко:

Но, оно всегда представляло собой достаточно серьезное направление. Написаны и книги, и советская физиотерапия, по-моему, была впереди планеты всей. Даже мои пациенты, которые лечатся и в Германии, и в Италии, где физиотерапия традиционно была развита, говорят о том, что они, к сожалению, не могут получить тех методик, к которым привыкли у нас здесь. Не говоря уж о том, что сама физиотерапия не столь доступна в этих странах.

Владислав Прикулс:

Да, там физиотерапия является достаточно дорогостоящей. В нашей стране основоположником физиотерапии был Сергей Александрович Бруштейн. Если задуматься, когда физиотерапия активно прозвучала в Европе и в России, то мы впереди планеты всей. С. Бруштейн начал ей заниматься где-то в 1916 году. В Европе, в Копенгагене первая международная организация физиотерапевтов была организована в 1951 году, а у нас уже в 1916 году был институт физиотерапии в Петербурге, в 1930 году – был организован подмосковный институт физиотерапии, в Московской области.

Екатерина Осипенко:

Который сейчас называется институтом курортологии.

Владислав Прикулс:

Да, но он уже не подмосковный, а всероссийский. Так что у нас физиотерапия достаточно активно развивается, надо отдать должное.

Екатерина Осипенко:

Физиотерапия в отоларингологии, это голова, прежде всего, и шея. Вне зависимости от того, какое лечебное учреждение и каков объем затрагиваемых нозологий, какими знаниями должен владеть физиотерапевт для того, чтобы прицельно лечить пациентов оториноларингологического профиля? Ведь это острые состояния, очень много острых состояний. Реконвалесценты, люди с обострениями хронических состояний, травмы, опухоли в том числе. Когда мы говорим «опухоли», сразу у нас в голове маячит, что физиотерапия категорически запрещена.

Какие, в принципе, заболевания рассматривает физиотерапия в оториноларингологии?

Владислав Прикулс:

Здесь можно ответить очень просто: все заболевания. Я бы даже больше сказал: у нас есть специфика, что большинство пациентов обращается с хроническими заболеваниями. Острые да, тоже, естественно, есть. Но, в основном, приходят с хроническим ринитом, с насморком, который долго уже есть у пациента, он капает разные капельки, что-то принимает. Есть пациенты, которые постоянно жалуются на першение в горле, на боль при глотании, у них постоянно ларингиты, фарингиты, связанные со спецификой их работы, спецификой нахождения в помещениях, со слабым организмом, иммунными проблемами. Очень много приходит хронических заболеваний. В то же время существует не совсем правильное понимание, что физиотерапия – значит что-то погреть.

Хочу сказать, что мы ничего не греем. Можем, конечно. В основном, мы занимаемся тем, что либо снимаем острые явления воспаления, то есть купируем острую симптоматику, либо выясняем, какие патогенетические механизмы задействованы и почему данное заболевание находится на серьезной хронической стадии, что надо сделать. В большинстве случаев будет недостаточно воздействовать только локально на объект. Например, человек и говорит: «У меня долгое время заложен нос», либо наоборот, выделения слизи из носа. И мы все набросились на нос, его лечить. Нет, мы выясняем, с чем связано, какое общее состояние организма, что дестабилизировано, и применяем физические факторы, чтобы улучшить общее состояние и убрать симптоматику.

На ваш вопрос, какие надо иметь знания в оториноларингологии, я хочу сказать на своем примере, что приходится достаточно глубоко окунуться, если ты начинаешь заниматься физиотерапией в данной области. Надо еще раз поднять для себя все научное обоснование, практические методы, которые применяются в оториноларингологии. В нашем случае это просто, потому что в нашем центре большой профессорско-преподавательский состав, и за прошлые годы я поднял для себя много новых вершин в оториноларингологии, которых я не касался никогда. Так предстоит сделать любому, кто будет заниматься вопросами физиотерапии либо реабилитации в целом в оториноларингологии.

Екатерина Осипенко:

Вопрос на предмет «погреть». А, например, грязи? Как только вы сказали, у меня почему-то грязи возникли. Грязи же теплые.

Владислав Прикулс:

Они теплые, но их в остром периоде применять нельзя. Мы их применяем тогда, когда возможно, когда есть подострые варианты, когда есть хроническое течение, когда мы с помощью грязевых аппликаций, либо введением грязей в состав электрическим током хотим что-то изменить в конкретной области.

Екатерина Осипенко:

Они тоже в отоларингологии могут использоваться?

Владислав Прикулс:

Да, конечно, их можно использовать. Но не с целью, чтобы именно только на область носа или гортани что-то положить.

Екатерина Осипенко:

Какие-то рефлекторные зоны, по всей вероятности?

Владислав Прикулс:

Конечно, да, на любые рефлекторные зоны, и воздействовать уже на общие силы организма, изменить, так сказать, метаболические процессы, которые нам позволят коснуться тех звеньев патогенеза, основания оториноларингологического заболевания, и уже воздействовать конкретно на него.

Екатерина Осипенко:

Но, грязевые аппликации характерны для курортологии, или они также могут использоваться в лечебных учреждениях, располагающихся далеко от места их дислокации?

Владислав Прикулс:

Конечно, курортология ― основное, где используются грязи. Но, существует программа, которая называется «Курортология вне курорта». Например, в нашем учреждении, в НКЦО, в федеральном центре оториноларингологии можно прекрасно применять грязи, не выезжая на курорт. У нас есть своя грязелечебница. У нас есть ванны, возможность обертывания и других процедур. Мы их применяем в реабилитации конкретно в физиотерапии.

Екатерина Осипенко:

Я даже не знала. Ванны. Ведь, в курортологии это большой сегмент. Ванны бывают разные, в том числе бывают радоновые ванны, их тоже не каждому человеку можно. Допустим, человек у нас, у отоларингологов полечил обострение или острое состояние и направляется на лечение в санаторий. Мы ему можем рекомендовать, наши физиотерапевты могут рекомендовать те или иные виды лечения на курорте?

Владислав Прикулс:

Да, конечно. Мы и рекомендуем. Я могу сказать, что данный этап реабилитации, когда человек теоретически должен сам поехать или его отправляют на курорт, может проводиться и в нашем федеральном центре, потому что у нас есть все условия. Мы можем прекрасно осуществить курортное лечение.

Екатерина Осипенко:

Конечно, сейчас все очень востребовано. Раньше, в советское время: «Я поехал в санаторий». Сейчас люди, может быть, и едут в санаторий, но они едут в санаторий как в отель, плюс, в санаторий: поделать массаж, может быть, и ванны, но не лечение. Санаторий в понимании людей на море.

Владислав Прикулс:

Больше развлечение такое, да.

Екатерина Осипенко:

Санаторий требует же вдумчивого и очень спокойного отношения к себе, а не постоянной беготни. Поэтому путевка 21 день, а не иначе. Наверное, готовиться к санаторно-курортному лечению необходимо заранее, все-таки. Понимать, для чего ты едешь, собственно говоря.

Владислав Прикулс:

Да, желательно понимать, куда ты едешь, для чего, в какой климат, есть ли у тебя временной промежуток, есть ли деньги, если поездка за свой счет. В этом случае наш центр чем хорош? Вы никуда не уезжаете, вы находитесь в Москве, приезжаете к нам по определенному графику, разработанному алгоритму, проходите необходимое лечение и спокойненько возвращаетесь к себе домой, отдыхаете, опять идете на работу, и после работы приезжаете к нам, либо до работы. Это все совершенно реально.

Екатерина Осипенко:

Как дневной стационар?

Владислав Прикулс:

Да, да.

Екатерина Осипенко:

Если говорить о смене климата? Сейчас все стало доступно. Я как-то разговаривала с пациенткой, которая говорила о том, что ездила, и после отпуска заболела, или уже в отпуске успела заболеть. Всё стало так доступно, мы имеем возможность сесть на самолет, улететь куда угодно, в сколь угодно далекие страны с каким угодно климатом. Но, по моему врачебному опыту, я вижу, что всё сопровождается, как правило, простудными заболеваниями. То, что называется простудой, потом благополучно переходит в ринит, и очень часто и в тубоотит, или в средний отит, и, конечно же, фарингиты, ангины, ларингиты ― в общем, весь спектр, всё то, что лечит отоларинголог. Я постоянно с ними встречаюсь и про себя подумала: а насколько всё действительно целесообразно? В попытке куда-то съездить, якобы отдохнуть, мы получаем такую дополнительную проблему, причем, проблему даже не финансового характера, а проблемы, связанные со здоровьем.

Владислав Прикулс:

Совершенно верно. Вообще, ни для кого не секрет, что, когда вы меняете климат, в котором постоянно находитесь, то ожидайте интересных сюрпризов. А если еще и группа геронтологических больных, то тем более, считайте вдвойне, втройне. Поэтому, если не хочется ничего испытывать на себе, если не хочется испытывать, насколько сильный иммунитет у индивидуума и как его иммунитет сработает на новый климат, помимо того, что к нему будут применяться физические факторы, то желательно проходить лечение непосредственно в том регионе, где вы проживаете. Это самое лучшее. Тем более, если проходить его, например, у нас в центре, то здесь будет максимальный контроль всех специалистов. Даже если произойдёт возможное (а в медицине все возможно) обострение, то тут же будет найдено решение, как все побороть.

Екатерина Осипенко:

На фоне физиотерапевтических процедур могут быть обострения?

Владислав Прикулс:

Да, конечно, может быть все что угодно. Естественно, мы собираем анамнез, смотрим, какие есть сопутствующие заболевания, исключаем все противопоказания, выбираем те физические факторы, которые можно конкретному индивидууму. Но, мы живые люди, всё меняется каждый день. Завтра вы проехали в метро, кто-то вас расстроил, обидел, где-то вы попали, у вас поднимается давление, изменяется ваше состояние, срабатывает система, изменяется гомеостаз организма ― и то, что для вас не было сегодня противопоказанием, завтра, возможно, вызовет побочные явления.

Екатерина Осипенко:

Расскажите насчет того, что после прохождения физиотерапевтической методики, не только бальнеотерапии, но и ингаляции, или получение фонофореза пациент 5, или 10, или 15 минут должен находиться в помещении. Для чего?

Владислав Прикулс:

Наш организм находится в динамическом состоянии, он не статичный. Вы к нам должны добраться, либо в любую другую больницу, поликлинику, и то, как вы к нам добрались, будет вызывать возможные изменения, стрессовое состояние. Вы пришли в поликлинику, вам надо, грубо говоря, прийти в себя, немножко успокоиться, сесть, принять то положение, которое будет для вас основным, чтобы никто не нарушал ваше спокойствие. Вы попали в кабинет, проходите процедуру, которая вам назначена. После неё желательно хотя бы 10 минут побыть в дальнейшем либо в комнате отдыха, либо посидеть в коридоре, подождать, не нестись сразу в метро, на транспорт, в машину и так далее, потому что физический фактор не может действовать только в конкретную точку, в конкретное время и не задействовать больше ничего, такого не бывает.

Екатерина Осипенко:

Особенно, если говорить о носе.

Владислав Прикулс:

Конечно, там есть рефлексогенные зоны. В любом случае, мы воздействуем на весь организм. Здесь желательно сделать так, чтобы организм после физического фактора, который на него воздействовал, нашел свою нормализацию, хотя бы минимальную, и дальше в бой.

Екатерина Осипенко:

Опять-таки ― время, время, которое необходимо уделить себе.

Какие физические факторы применяются в физиотерапии, которая затрагивает ЛОР-органы?

Владислав Прикулс:

Мы применяем весь спектр. В основном, различные электрические токи, магнитотерапия, лазеротерапия, светолечение, ингаляция, аэроионотерапия. Это терапия, где мы можем воздействовать на организм с помощью ионов, которые получаются в результате их расщепления ультразвуком либо другим методом. Дышать, вдыхать измельчённые лекарственные препараты. Основной лекарственный компонент размельчается до размеров микрона и поступает в дыхательные пути ― либо дыхательные пути, связанные с носом, либо при дыхании ртом. Ароматерапия, когда вы сидите в помещении, просто дышите, никаких масок, ничего, вы просто вдыхаете обогащенный ионами воздух, которые находится в кабинете.

Екатерина Осипенко:

Но, аэроионотерапия не ерунда какая-то?

Владислав Прикулс:

Не ерунда, она действует, что проверено уже долгими исследованиями, диссертациями кандидатскими, докторскими.

Екатерина Осипенко:

Многие наши слушатели и зрители, которые входят, как все, собственно говоря, в сезон заболеваний, потому что за окном уже сентябрь. Сейчас в Москве +24 °С, конечно же, все раздеваются, вечером не все успевают одеться ― и пожалуйста, приток новых, свежеиспеченных пациентов. Как это отражается, или каким образом может служить неким ключиком биологического возраста, связанного с болением, так называемым, с частотой заболеваемости у наших пациентов?

Владислав Прикулс:

Да, напрямую связано, потому что наш возраст обозначен где? В паспорте. Но, паспортный возраст не обязательно будет соответствовать биологическому. Можно встречать ситуации, когда в результате функциональных исследований, проведения лабораторных анализов мы видим, что у пациента 45–50 лет на самом деле, по полученным результатам, возраст будет соответствовать намного старшему, либо, наоборот, может быть, и меньшему. Но, в основном, всегда чуть старше. Поэтому, когда биологический возраст находится, скажем, в критическом состоянии, по паспорту, казалось бы, человек должен быть молод и бодр, а на самом деле не всё так хорошо, тогда любые небольшие изменения температуры, ветерок не вовремя, перегрелся под солнцем, еще что-то ― всё сказывается. Пациенты сразу же обращаются к нам. Но, я бы рекомендовал действовать так, как мы и рекомендуем в нашем отделении физиотерапии: не ждать, когда всё произойдет, а проводить профилактику.

Екатерина Осипенко:

Физиотерапия может быть профилактической?

Владислав Прикулс:

Конечно, она может быть профилактической, она может работать по двум основным направлениям. Первое направление – это, например, профилактика заболеваний, которые у пациента уже имеются, соматические, он о них знает и не хочет ждать, когда будет обострение, это раз. Второй вид профилактики – человек определяет свой биологический возраст и уже целенаправленно, не дожидаясь никаких дальнейших изменений в своем организме, проводит курс лечения, курс физиотерапии под контролем анализов, функциональной диагностики, который позволит уменьшить биологический возраст (интересную сейчас назову цифру) на 5–7 лет. Это реально, на эту тему защищены докторские диссертации, проведен огромнейший анализ большого количества пациентов, которым проводили конкретное лечение, и да, мы достигли таких результатов.

Екатерина Осипенко:

Но возраст сейчас не только женщины, но и мужчины за счет пластической хирургии, и не только, а вообще развития направления, уменьшают. Наверное, хотелось бы, чтобы здоровье соответствовало тому, что мы видим.

Владислав Прикулс:

Да, внешний вид, конечно, очень важен. Да, мы все хотим выглядеть красиво, молодо, активно, сейчас это модно. Хорошо выглядеть стало модным. Но, пластика нам все сделает, а что внутри-то, как организм? У вас будет прекрасное лицо и великолепные веки, и всё будет хорошо, но вы будете каждый второй месяц то с насморком ходить, то с кашлем, то суставы будут болеть, то остеохондроз, то еще что-то. Поэтому желательно заниматься физиотерапией, не ждать обострений, приходить заранее, проходить профилактические курсы, исходя из индивидуальных показателей, и все будет хорошо. Многие пациенты говорят: «Ой, физиотерапия, меня проводами со всех сторон обведут, токами и так далее, пятое-десятое. Я не хочу сидеть в проводах, не хочу лежать закрепленный», - и так далее. Это не совсем так. На сегодняшний день разработаны методики, позволяющие без всяких проводов решать многие вопросы. Они реализуются с помощью введения под действием лазерного излучения лекарственных препаратов, воздействия и лазерным излучением, и соответствующим необходимым лекарством, которое будет полезно в каждом конкретном случае. Либо магнитотерапия, которая также помогает без всяких проводов решить многие вопросы, необходимые для конкретного пациента. Мы это все осуществляем.

Екатерина Осипенко:

Лазерное излучение ведь действует не только местно, но и даёт еще надвенное излучение.

Владислав Прикулс:

Совершенно верно, да. Надвенное лазерное облучение ― интересная и полезная процедура, которая позволяет воздействовать не конкретно на участок тела, а воздействовать на кровь, которая проходит по кровеносному сосуду в том месте, где будет стоять датчик лазерного излучения. В результате мы можем побороть такие недуги, как сильное переутомление, апатия, усталость от жизни.

Екатерина Осипенко:

В том числе, синдром эмоционального выгорания?

Владислав Прикулс:

Тоже неплохо работает, да. Убрать часто повторяющиеся простудные заболевания, на уровне того, что едешь в машине, включил кондиционер, и всё, приехал – уже заболел. Очень неплохое профилактическое действие оказывает, очень неплохое.

Екатерина Осипенко:

Мы наших пациентов с хроническими ларингитами успешно лечим с помощью и надвенного, и местного лазерного излучения. Здесь можно подумать и о пациентах, которые входят в состояние эмоционального утомления?

Владислав Прикулс:

Совершенно верно, да.

Екатерина Осипенко:

Скажите, пожалуйста, вы затронули вопрос медикаментозного ринита – очень серьезный, злободневный вопрос. Его провоцирует доступность капель. С физиотерапевтической точки зрения не аллергикам можно поспособствовать отойти от капель?

Владислав Прикулс:

Да, можно. Конечно, я всегда повторяю, что физиотерапия не является единственным способом лечения, что все остальное не надо применять. Нет, лечение в любом случае должно быть комплексное и патогенетически направленное. Но физиотерапией что мы можем сделать? Мы можем улучшить состояние слизистой оболочки в полости носа, то, куда пациенты капают свои капельки.

Екатерина Осипенко:

Венозный отток?

Владислав Прикулс:

Да, совершенно верно. На то всегда жалуются пациенты? Сухость в полости носа, появление всяких элементов, которые необходимо высмаркивать. Многие говорят, что падает даже чувствительность слизистой оболочки, ухудшается обоняние. Капельками это не изменить никак. Здесь на помощь приходит лазерное излучение, и мы можем эндоназально, в полость носа ввести световод и воздействовать на слизистую оболочку, убрать воспаление. Есть пациенты, которые вообще всего эндо- боятся, «Только не эндо», как они говорят. Пожалуйста, лазерным излучением мы воздействуем на крыло носа снаружи, здесь вообще никому не страшно, но эффект тоже очень хороший. Если по каким-то причинам есть опасения, связанные с лазером, связанные со светолечением ― пожалуйста, великолепно сработает магнитотерапия и поможет устранить явление воспаления в полости носа. Ну и, конечно же, ингаляция, без ингаляции нам не обойтись. Но ингаляции тоже все разные, и желательно так подобрать ингаляцию, чтобы сначала ингаляция устранила воспаление в полости носа, а последующая начнет работать для того чтобы предотвратить дальнейшее обострение.

Екатерина Осипенко:

А электрофорезы? Эндоназальные электрофорезы, когда использовался димедрол или новокаин?

Владислав Прикулс:

Совершенно верно, да. Очень хорошая методика, но есть много пациентов, которые ее не любят. Не любят по одной причине – что-то вводится в нос, с чем-то надо сидеть, не очень комфортно и так далее. Сложно дышать, инородные тела находятся, провода имеются. Но методика великолепно работающая, да.

Екатерина Осипенко:

Она наверняка имеет место в арсенале большинства лечебных учреждений?

Владислав Прикулс:

Да, есть, обязательно есть. На текущий момент времени нам надо вводить препарат непосредственно в слизистую оболочку полости носа. Мы препарат, гель, если возможно, можем нанести на слизистую оболочку и воздействовать на неё лазерным излучением. Тогда ничего страшного не происходит, нет некрасивостей, как выглядит при электрофорезе, не все пациенты эстетически хорошо воспринимают. Мы сделаем всё то же самое фотофорезом либо лазерофорезом, как его называют. А электрофорез – да, базовый, хороший, качественный метод практической физиотерапии.

Екатерина Осипенко:

Как насчет детей, аденоидных вегетаций, насколько физиотерапия используется?

Владислав Прикулс:

Используется достаточно широко. Здесь, опять-таки, мы можем воздействовать как ингаляциями, так и конкретно лазерным излучением, магнитотерапией, электрофорезами. Надо смотреть в каждом конкретном клиническом случае, на какой стадии находится данное заболевание, есть ли показания, противопоказания, и применить из нашего арсенала физических факторов то, что понадобится. Для детей, которые приходят первый раз, которые напуганы, у них стресс, чтобы они в дальнейшем не боялись приходить, желательно проводить методики, которые не имеют эндофактора и оказываются совершенно безболезненно, наружно. Здесь прекрасно работают магнит, лазерная терапия.

Екатерина Осипенко:

А УВЧ?

Владислав Прикулс:

УВЧ ― очень интересный фактор, который известен долгие годы. Как к нему относятся пациенты? Говорят: «Мне бы погреть что-нибудь пластинками». Еще раз повторяю: УВЧ ничего не греет. Точнее, греть можно, но не желательно.

Екатерина Осипенко:

Но приятное ощущение создается, тем не менее.

Владислав Прикулс:

Да, да, УВЧ-терапия очень полезна, только грамотно надо располагать пластины.

Екатерина Осипенко:

Должна быть хорошая медсестра, которая понимает.

Владислав Прикулс:

Да, которая все понимает. В большинстве случаев проводится в нетепловой дозировке и прекрасно снимает на остром периоде все симптомы воспаления.

Екатерина Осипенко:

Когда мне ставили УВЧ при этмоидитах, у меня всегда было блаженное состояние. Сидишь, робот ручки к тебе протягивает.

Владислав Прикулс:

Да, очень интересный сейчас вид у аппаратов, очень современный, красивая робототехника, очень даже приятно.

Екатерина Осипенко:

Про УВЧ мы поговорили, про детишек мы поговорили. Про ухо, поговорим и про ухо, и про разные заболевания.

Владислав Прикулс:

С ушами, конечно, много проблем. Я обратил внимание, за последние годы очень часто обращаются пациенты, которые, казалось бы, проходят все профилактические осмотры, следят за собой. Но, обращаются с чем? Начинается тугоухость. Пациенты говорят: «Я стал хуже слышать». Они сами как-то определяют. Но, определяют как? Он стал плохо слышать радио, телевидение и так далее. Обращаются к нам и ждут какую-то таблетку или проводок, который сразу все улучшит. Хочу сразу сказать, таких таблеток и проводков не существует.

Тугоухость просто так не приходит. Она либо связана с тем, что ранее в анамнезе имели место значительное количество воспалительных заболеваний уха, плохо проводились методы лечения, либо связана с остеохондрозом, либо связана с заболеваниями с кровеносных сосудов, различным путем происходит нарушение работы слухового нерва. Здесь физиотерапия приходит на помощь. Каким образом? Мы рассматриваем, из-за чего произошло, находим причины и воздействуем. В основном используется либо магнитотерапия, лазеротерапия, и такой метод как инфитотерапия, красивое название. Инфитотерапия – это специальная методика воздействия электрическим полем, магнитными составляющими. Наушники, в которых находятся специальные электроды, надеваются на голову пациенту с тугоухостью, и воздействием непосредственно на слуховой нерв и на окружающие сосуды проводится лечение, позволяющее улучшить чувствительность нерва и немного улучшить слышимость для пациента, чтобы он слышал получше.

Екатерина Осипенко:

Наверное, используется в рамках комплексной терапии сенсоневральной тугоухости?

Владислав Прикулс:

Да, обязательно.

Екатерина Осипенко:

Всё в плановом порядке, можно проводить не в условиях стационара?

Владислав Прикулс:

Нет, в поликлиническом порядке. Человек приходит, провел процедуру и дальше поехал работать, либо домой, либо куда-то.

Екатерина Осипенко:

Тубоотиты – состояние, которое сопровождается заложенностью уха или открытием, изредка открытием, потом опять закладыванием. Очень часто связано с перенесенным насморком, и все превращается в затяжной процесс, который достаточно проблематично бывает нам, отоларингологам решить. Как здесь физиотерапия приходит нам на помощь?

Владислав Прикулс:

Здесь физиотерапия приходит как? Мы с нашими коллегами смотрим, какие факторы повлияли на развитие данного заболевания, и работаем непосредственно с носом, улучшаем носовое дыхание, мы проводим и лазеротерапию, и электрофорезы, и ингаляции и далее. Также смотрим на состояние не только дыхательных путей, но и на позвоночник, на состояние височно-нижнечелюстных суставов, которые играют огромную роль в данном случае, и в целом, на общее физическое состояние пациента.

Хочу сказать, только за лето к нам обратилось порядка 5–6 пациентов с жалобами на тубоотит. Стали выяснять, в чем дело, исключать причины, которые повлияли на развитие данного заболевания. Что оказалось? При сборе анамнеза пациенты жаловались на то, что они долгое уже время, долгие годы ощущают щелчки рядом с ухом, движения при открывании и закрывании рта, при пережевывании пищи, затруднение при жевании. Стали смотреть вместе с нашими коллегами челюстно-лицевыми хирургами. Оказывается, у большинства из них имелась дисфункция височно-нижнечелюстных суставов. Стали смотреть по прикусу. Оказалось, что есть патология прикуса. Когда стали выводить патологию прикуса в более-менее нормальное состояние и стали работать методами физиотерапии с височно-нижнечелюстными суставами, щелчки стали прекращаться. Пациенты стали говорить характерную фразу, очень интересную: «Ухо как будто открылось». Очень интересно.

Помимо стандартных методов физиотерапии в оториноларингологии, на текущий момент времени мы применяем физиотерапию и по другим нозологиям, связанным, например, с челюстно-лицевой хирургией и стоматологией. Тоже часто бывает.

Екатерина Осипенко:

Теперь про опухоли. Есть опухоли злокачественные, есть доброкачественные. В ряде случаев действительно нельзя использовать физиотерапию даже при доброкачественных опухолях. Что будет с людьми, которые уже перенесли операцию по поводу рака, допустим? Не только операцию, но, может быть, химиолучевую терапию?

Владислав Прикулс:

Да, таких пациентов тоже много. В данном случае мы можем предложить 2 метода, которые позволяют снять симптоматику, то, что беспокоит пациента после операции, после специализированного лечения по онкологическому заболеванию. Это лечение, связанное с устранением болевого синдрома, например, криотерапия, и лечение, которое позволяет улучшить состояние слизистой оболочки, снять воспаление, убрать элементы, которые мешают, может быть, слизь, выделения и так далее, с помощью ингаляций. Но даже в этом случае мы должны быть настороженными по поводу переносимости лекарственных форм, которые мы вводим с помощью ингаляций, нет ли противопоказаний по аллергии и так далее.

Екатерина Осипенко:

Что-нибудь для наших пациентов с трахеостомами, онкологических пациентов, которые являются хроническими канюленосителями? Здесь каким образом физиотерапия может помочь?

Владислав Прикулс:

Да, методом ингаляции, в основном. Это основное, что мы можем сделать. Есть еще понимание, что у таких пациентов вынужденное положение тела. Хотят они, не хотят, они немножко напрягаются, напрягаются мышцы плечевого пояса, изменяется форма позвоночника. В данном случае мы нашими методами можем воздействовать непосредственно на мышечную систему, дать, например, магнитотерапию, немножко расслабить мышцы. Также есть методики, которые позволяют пациенту более расслабиться психологически. Электросон, например, транскраниальная терапия, когда специальные электроды накладываются на лобную область, на затылочную область. Пациент находится в состоянии электросна. Но не для того, чтобы он спал, это только название, электроанальгезия. Данная процедура позволяет разорвать порочный болевой круг, и пациент находится в состоянии спокойствия, в состоянии повышенного на данный момент комфорта.

Екатерина Осипенко:

Ингаляции, о которых вы сказали, могут использоваться как через нос, через рот, так и через трахеостомическое отверстие. К тому же, физиотерапию можно дополнить работой с самой трахеостомой, с обработкой.

Лазеротерапия здесь может иметь место?

Владислав Прикулс:

Лазеротерапия здесь может работать. Здесь целесообразно работать световодами, которые можно ввести в трахеостому. Но есть тяжелые случаи, когда это сделать по определенным причинам сложно. Тогда ― наружное воздействие лазера на послеоперационное поле для того, чтобы улучшить все метаболические процессы, находящиеся непосредственно рядом с трахеостомой.

Екатерина Осипенко:

Спасибо огромное, Владислав Францевич! Мы желаем здоровья всем нашим пациентам, всем нашим слушателям и зрителям. С вами была «Оториноларингология с доктором Осипенко». Я оториноларинголог-фониатр. В гостях у меня был профессор, физиотерапевт, доктор медицинских наук, руководитель отделения физиотерапии научно-клинического отдела физиотерапии федерального центра оториноларингологии Владислав Францевич Прикулс.