ГКБ С.С.Юдина. Здесь спасают жизнь

Организация здравоохранения

Тэги: 

Оксана Михайлова:

Здравствуйте, дорогие друзья! В эфире программа «Точка приложения» и я, ее ведущая, Оксана Михайлова. Сегодня наша передача в рамках проекта «Моя медицина». Мы будем рассказывать про один из крупнейших московских многопрофильных скоропомощных стационаров больнице имени С.С. Юдина, передача называется «ГКБ С.С. Юдина. Здесь спасают жизнь» Гость нашей передачи требует отдельного представления, это человек, которого я очень уважаю, люблю и очень давно хотела видеть ее на нашей передаче. Я с большим удовольствием представляю заместителя главного врача по медицинской части, кандидата медицинских наук, врача-терапевта Мирзахамидову Светлану Сергеевну. Светлана Сергеевна, переходим к рассказу про Ваш любимый стационар. За последнее время чем может похвалиться больница имени С.С. Юдина, какие достижения?

Светлана Мирзахамидова:

У нас ежедневный прорыв, мы каждый день стараемся развиваться и делаем это успешно. Больница развивается, больница большая, многопрофильная, проще перечислить те профили, которых у нас нет. У нас мощная кардиология, сосудистая хирургия, кардиохирургия, у нас мощная реанимационная служба, самое большое количество реанимационных коек в Москве. У нас перинатальный центр, роддом, много женских консультаций, амбулаторная служба. Южный округ – это мы.

Оксана Михайлова:

Поскольку больница скоропомощная, для машин 03 сделана эстакада, и они заезжают в приемное отделение, у вас есть вертолетная площадка. Что это дает и что происходит дальше?

Светлана Мирзахамидова:

У нас сразу делятся потоки, красный поток – это пациенты, которые сразу поступают в реанимационное отделение, в шоковый зал, которые сразу требуют оказания экстренной скорой помощи. Эстакада, которую Вы упомянули, ведет сразу к шоковому залу, там теплый гараж. Сразу с колес пациент закатывается в шоковый зал реанимации и ему немедленно оказывают реанимационную терапию. Сокращается время на перекладывание, заведение истории болезни. Непосредственно сразу из машины скорой помощи в шоковый зал и интенсивную терапию на въезде.

Оксана Михайлова:

Сегодня будет несколько включений прямого эфира, мы увидим работу специалистов больницы имени Юдина. Первое включение – стентирование сосудов сердца. Проводить операцию и комментировать будет заведующий отделением рентгенохирургических методов диагностики и лечения Сысоев Виталий Михайлович.

Светлана Мирзахамидова:

Сегодня мы увидим стенирование коронарных артерий. Это плановое стентирование. Не тогда, когда у пациента уже развился острый коронарный синдром и инфаркт миокарда, а выявленное нами сужение коронарной артерии, которая питает сердце. Для того, чтобы пациент не пережил это острое состояние – инфаркт миокарда, стентируется артерия, раскрывается сосуд и возобновляется доставка крови к миокарду.

Оксана Михайлова:

Пациента будут спасать от того, чтобы у него не было инфаркта?

Светлана Мирзахамидова:

Совершенно верно. Эти операции выполняются и в экстренном порядке. Пациенты с инфарктами приезжают к нам, экстренно выполняется коронарография и стентируются инфаркт-зависимые артерии.

Включение из операционной:

Виталий Сысоев: Мы находимся в отделении рентгенхирургии. Сейчас будем выполнять стентирование одному из наших пациентов. Меня зовут Сысоев Виталий. Я рентгенхирург, заведующий отделением.

Медсестра: Для поддержания настроения мы всегда включаем музыку, чтобы в коллективе была хорошая, веселая обстановка.

Ручку расслабьте, аллергии на лидокаин нет, на йод?

Пациент: Нет.

Медсестра: Хорошо. Во время процедуры постарайтесь не шевелиться, я на Вас положу инструменты.

Ведущая: Переживает?

Медсестра: Думаю, нет, у нас прекрасные врачи. У нас здесь лидокаин и проводничок для интродьюсера.

Ведущая: У Вас было надето что-то похожее на бронежилет. Что это?

Виталий Сысоев: Это специальная рентгенозащитная форма со свинцовым компонентом, которую мы всегда надеваем, чтобы не облучаться. Если пациент принимает малую дозу за время процедуры, то выполняя по 7-8 вмешательств в день, доза накапливается, поэтому стараемся себя беречь.

Ведущая: С чего начинается?

Виталий Сысоев: Процедура начинается с пункции артерии, это небольшой укольчик. Михаил Степанович, Вам после предыдущей процедуры стало полегче, все было нормально?

Пациент: Стало легче.

Виталий Сысоев: Будет укольчик, немного потерпите, пожалуйста. Все хорошо, глубокий вдох. Нелечка, у нас все готово?

Медсестра: Да.

Виталий Сысоев: Сейчас сделаем заморозочку.

Ведущая: Обезболивающее?

Виталий Сысоев: Совершенно правильно. Сейчас будет укол в артерию.

Ведущая: Нелли, а что Вы делаете?

Медсестра: Я собираю специальные инструменты, которыми мы будем проходить в артерию и лечить сосуды нашего пациента.

Ведущая: Он такой длинный?

Медсестра: Да. Мы катетером зайдем через лучевую артерию и дойдем до самого сердца. Мы проводим проводник – катетер, и этот катетер пройдет через лучевую артерию до самого сердца.

Ведущая: Пациент сейчас что-то чувствует?

Виталий Сысоев: Михаил Степанович, не больно сейчас, все нормально?

Пациент: Нормально.

Виталий Сысоев: Если в процессе исследования и нашей операции Вас будет что-то беспокоить, сразу сообщайте.

Ведущая: Этот случай сложный?

Медсестра: Да.

Виталий Сысоев: Не самый простой случай, который встречается, но ежедневный.

Под рентгеновским контролем проводим наши инструменты к сосудам сердца, процедура безопасна.

Ведущая: Сейчас катетер пошел туда?

Виталий Сысоев: Да, в режиме живого времени. На экране монитора мы видим катетер, двигается тень – это светотень самого сердца.

Ведущая: Уже дошли до него? Так быстро?

Виталий Сысоев: Да.

Ведущая: Двигается – это уже сердце?

Виталий Сысоев: Да.

Ведущая: Как выглядит сам стент?

Виталий Сысоев: Чуть попозже покажем. Сначала нужно подготовить артерию, установить специальный инструмент в проводнике, после этого будем ставить стент.

Ведущая: Нелли, а что Вы даете?

Медсестра: Это контрастное вещество, которое я даю Виталию Михайловичу для введения в артерию, чтобы она прокрашивалась, и мы видели все недостатки.

Виталий Сысоев: Сейчас мы будем выполнять съемку коронарных артерий для того, чтобы определить размер сужения.

Артерии, которые кровоснабжают сердце, мы заполняем контрастным веществом и можем определить, на каком уровне находится поражение.

Михаил Степанович, как самочувствие? Немного неприятно было, это мы контраст вводили, такое возможно.

Нелли, давай проводничок. Используем специальную неострую иглу на конце, для того чтобы провести проводник, чтобы можно было им управлять.

Ведущая: Для чего проводник? Почти как волос.

Виталий Сысоев: Толщиной 0,014 дюйма, для того чтобы провести в сосуд сердца, и по нему уже пойдет стент к пораженному участку.

Ведущая: Это все через один сосуд?

Виталий Сысоев: Да, через один сосуд.

Ведущая: Он так легко идет?

Виталий Сысоев: Он идет в катетере, поэтому просто проходит. Сейчас мы убедимся, что он в нужном месте, сделаем контрольную съемку, чтобы посмотреть какой стент нам лучше выбрать в данный момент и будем выполнять стентирование, то есть установку стента в сосуд.

Ведущая: Сколько пораженных сосудов?

Виталий Сысоев: Остался один пораженный сосуд. В прошлый раз мы Михаилу Степановичу починили правую артерию, сейчас будем чинить переднюю нисходящую артерию.

Ведущая: То есть один стент уже стоит?

Виталий Сысоев: Да, уже было стентирование ранее.

Ведущая: Что это появилось?

Виталий Сысоев: Это сосуды и проводничок.

Оксана Михайлова:

Сейчас намного поговорим со Светланой Сергеевной, потом будет еще одно включение. Светлана Сергеевна, можете прокомментировать, что такое операция по стентированию коронарных сосудов и часто ли она применяется? Какие есть показания, противопоказания? Это был единственный выход, плюсы и минусы?

Светлана Мирзахамидова:

Сегодня это уже практически рутинная операция при инфаркте миокарда. За 8 месяцев 2019 года с острым коронарным синдромом к нам было доставлено более 1900 пациентов, практически каждому из них была выполнена коронароангиография. При необходимости выполнялось стентирование, это то, к чему сейчас готовится Виталий Михайлович. Сегодня возможности эндоваскулярной хирургии каждый день увеличиваются. Стентирование не только коронарных артерий, стентирование нижних конечностей, тромбоэкстрация при инсультах, стентирование почечных артерий. Эмболизация артерий при кровотечениях, при миоме матки, это сейчас широко используется для того, чтобы прекратить рост миомы микроэмболами. Эндоваскулярно через сосуд эмболизируется миоматозный узел, и в отсутствии питания он начинает постепенно погибать, прекращает развиваться. Это малоивазивно и показывает прекрасные результаты.

Эмболизация при кровотечениях – это паллиативные операции. Сегодня у нас была остановка кровотечения у пациентки с распадающейся опухолью, у которой по возрасту и сопутствующим заболеваниям не показана большая операция, она может ее убить. Эмболизация артерий, которая кровоснабжает эту опухоль, позволила остановить кровотечение малыми силами. Еще возможности эндоваскулярной хирургии – это транскатетерная пластика аортального клапана. Если раньше это была открытая операция на сердце, то сегодня TAVI – это наш сегодняшний день, у нас уже выполнено 3 операции, еще планируется, и мы не собираемся на этом останавливаться.

Оксана Михайлова:

Виталий Михайлович Сысоев, который сейчас выполняет эту операцию в отделении рентгенохирургических методов диагностики и лечения. Там только по сердцу делают операции или его отделение занимается этими методами лечения?

Светлана Мирзахамидова:

Отделение эндоваскулярной хирургии, тот самый мультидисциплинарный подход, и кардиология, и гинекология, и хирургия. Сосуды есть везде, и там, где есть сосуды, там и Виталий Михайлович.

Оксана Михайлова:

Вы сейчас сказали про мультидисциплинарный подход. Что это такое?

Светлана Мирзахамидова:

О мультидисциплинарном подходе можно говорить долго и с удовольствием. Я считаю, что одна из проблем современной медицины –это очень выраженная узкая специализация «врач правого глаза». Мультидисциплинарный подход позволяет объединиться врачу правого глаза, левого, ЛОР-специалистам. На примере кардиологии, 2 раза в неделю у нас проходят кардиоконсилиумы с участием кардиохирургов, сосудистых хирургов, эндоваскулярных хирургов, врачей-кардиологов, где обсуждаются пациенты, для того чтобы выяснить, как им помочь. Если нужно, приглашаются хирурги, так бывает, что у пациента с коронарными проблемами существуют еще какие-то хирургические проблемы. Пациенту невозможно выполнить операцию на кишечнике, потому что необходимо решить вопрос с его коронарными сосудами. Такие пациенты у нас тоже бывают, и помощь им оказывается.

Оксана Михайлова:

Что значит мультидисциплинарная бригада, допустим, терапевт, хирург и окулист? Вы знаете, что пациент хирургический, его привозят, и уже по той направленности, с каким диагнозом его везут, Вы готовите тех специалистов, которые придут? Либо есть люди, которые дежурят в приемном покое, они принимают пациента и сами принимают решение, кто должен входить? Или есть четкие сформированные бригады, в которых есть специалисты? Как определяется, какие врачи должны быть именно у этого пациента?

Светлана Мирзахамидова:

Есть отработанные механизмы, например, пациент с тяжелой сочетанной травмой. Мы заранее знаем, что его привезут благодаря программе АС «Стационар». В приемном покое всегда дежурят нейрохирург, хирург, травматолог, реаниматолог. При необходимости дополнительно приглашается врач-терапевт, дальше уже решается по ситуации.

Оксана Михайлова:

Из-за того, что Вы знаете, с какой проблемой везут пациента, специалисты дежурят. Уже в процессе подвоза пациента бригада сформирована. Его встречают те специалисты, которые могут ему помочь, не теряется время. Мультидисциплинарная бригада – это здорово!

Светлана Мирзахамидова:

Я считаю, что за таким подходом будущее у всей медицины.

Оксана Михайлова:

Ноу-хау вашей больницы, или в других тоже применяются мультдисциплинарные бригады?

Светлана Мирзахамидова:

На тяжелой сочетанной травме это и началось. Когда поняли, что у человека сломана нога и еще есть проблемы – закрытая черепно-мозговая травма, необходимо как минимум 2 специалиста, а если еще закрытая травма живота, то нужен еще и хирург. Постепенно к мультидисциплинарной бригаде пришли все стационары, которые оказывают помощь пациентам с тяжелой сочетанной травмой. Кардиобригада, кардиоконсилиум, который я упомянула, мне хочется думать, что это наше ноу-хау. Но я думаю, что скоро это возьмут на вооружение все больницы.

Оксана Михайлова:

Несколько слов про этого доктора, который делает операцию, как давно он практикует? Он настолько профессионально делает операцию.

Светлана Мирзахамидова:

Виталий Михайлович очень талантливый. Несмотря на то, что он молодо выглядит, у него за плечами солидный опыт. Самое главное то, что Виталий Михайлович не останавливается на достигнутом. Большинство эндоваскулярных хирургов ограничиваются стентированием коронарных артерий. Эндоваскулярная хирургия не стоит на месте, и Виталий Михайлович старается подхватывать что-то новое, что-то новое внедрять, я уже упоминала об инсультной программе и тромбоэкстракции. Мы активно участвуем в программе Департамента здравоохранения. Мы стационар, который оказывает помощь при инсульте. Поскольку у нас есть профильная нейрохирургия, мы начинаем оказывать эндоваскулярную помощь пациентам с артериовенозными мальформациями, с аневризмами, для того чтобы у них не развился инсульт, кровоизлияние, а вовремя эмболизировать аневризму, чтобы пациент не потерял свою трудоспособность.

Оксана Михайлова:

Смотрим окончание операции.

Включение из операционной:

Медсестра: Здесь есть специальная улиточка, чтобы стент не повредился, я его вытаскиваю аккуратненько. Сейчас мы его надеваем на проводник и по проводнику заводим в артерию сердца. Сейчас будем его нацеливать в артерию.

Ведущая: Сейчас что делается?

Медсестра: Он примеряет, чтобы стент встал точно, потому что это остается на всю жизнь, и для человека очень важно. Работа буквально на миллиметры.

Виталий Сысоев: Все, стент спозиционировали, сейчас его будем имплантировать, при помощи специального шприца-манометра будем его раздувать.

Ведущая: Он стал толще.

Виталий Сысоев: Толще, то есть он раскрылся. Вот это и есть процесс установки стента. Если посмотрите на шкалу, то здесь появится 10 атмосфер, под этим давлением мы установили стент.

Ведущая: Поврежденный участок был в этом месте?

Виталий Сысоев: Да, мы стентом накрыли поврежденный участок, раздули стент. Сейчас оценим состояние артерии. Артерия в хорошем состоянии.

Сейчас убираем баллон, на котором был стентирован стент, для того чтобы нам ничего не мешало оценить состояние сосуда. Баллон извлекается, стент остался.

Ведущая: Самое сложное попасть в тот участок?

Виталий Сысоев: Сложных моментов несколько, и в участок попасть, и стент ввести. Основной этап – это правильное позиционирование стента, чтобы он встал именно в том месте, где нужно, не перекрыв никакие сосуды. Если Вы посмотрите то, что было исходным, сужение артерии. Сейчас в этом сегменте, где стоит стент, артерия расправлена, кровоток по ней идет. Скоро мы заканчиваем процедуру. Сейчас немного дооптимизируем стент и на этом все.

Оксана Михайлова:

Огромное спасибо всей бригаде, огромное спасибо доктору, который делал операцию. Мы начали говорить про инсультную сеть. Что такое инсультная сеть, как она работает в Москве?

Светлана Мирзахамидова:

Благодаря эндоваскулярной хирургии существует возможность спасти пациента с инсультом, избегая инвалидизации. Спасать жизнь пациента с инсультом врачи научились, но качество жизни после перенесенного инсульта существенно снижается, потому что инсульт – это инвалидизирующее заболевание. Наличие инсультной сети и программы тромбэкстракции позволяет вернуть пациента не просто к жизни, но и трудоспособность, вернуть его к обычному образу жизни.

Суть инсульта такова, что тромб закрывает сосуд, который кровоснабжает какой-то участок головного мозга. Благодаря эндоваскулярной хирургии научились этот тромб аспирировать – убирать, восстанавливая кровоток. Ключевой момент – это госпитализация пациента в течение 5 часов с момента появления симптомов заболевания. Мне бы хотелось сакцентировать на то, чтобы своевременно вызвать скорую помощь, чтобы можно было вернуть человека к нормальной жизни.

Оксана Михайлова:

Золотые 5 часов, когда нужно успеть оказать человеку помощь, тогда будут минимальные последствия.

Светлана Мирзахамидова:

Еще и докторам нужно уложиться в эти 5 часов. У нас на все про все час, чтобы выполнить компьютерную томографию, выявить очаг инсульта. При необходимости нейровизуализация выполняется методом МРТ, выполняется КТ-ангиография. Находится инфаркт-зависимый сосуд, и уже тогда выступают хирурги, которые удаляют тромб из артерии. Поэтому чем раньше выявится симптом инсульта, чем раньше пациент приедет в стационар, тем у врачей больше шансов и возможностей спасти ему качество жизни.

Оксана Михайлова:

Что такое инсультная сеть? Это несколько стационаров, которые включены в эту сеть, и скорая помощь везет в близлежащий стационар.

Светлана Мирзахамидова:

Эти стационары должны иметь в своем арсенале определенный набор тяжелой техники, это ангиограф, компьютерный томограф, магнитно-резонансный томограф, наличие нейрохирургии в штатном расписании, наличие отделения реанимации, интенсивной терапии. Этих стационаров по Москве несколько, и наша клиника в том числе оказывает помощь таким пациентам.

Оксана Михайлова:

В Вашей клинике самое большое количество реанимационных коек. Зачем так много реанимационных коек и как они подразделяются?

Светлана Мирзахамидова:

Если можно было бы, мы бы еще поставили реанимационные койки. Это отделение общей реанимации, к которому относится и реанимация входа, то есть то отделение, о котором мы упоминали, говоря об эстакаде и шоковом зале, куда поступают пациенты в тяжелом состоянии, которым требуется интенсивная терапия сразу на въезде. Сюда же входит реанимация больных с тяжелой сочетанной травмой, для пациентов с тяжелой черепно-мозговой травмой, такие койки у нас тоже есть. Сюда входят кардиоблоки, это реанимации для пациентов с острым коронарным синдромом, с инфарктом миокарда, куда поступают пациенты уже с развившимся инфарктом, откуда подаются на коронарную ангиографию, при необходимости выполняется чрескожное коронарное вмешательство (ЧКВ). Дальше они возвращаются в реанимацию для интенсивного наблюдения. Это реанимации для больных с инсультом, ОНМК, куда поступают пациенты с инсультом или транзиторными ишемическими атаками. Реанимация для женщин в положении или рожениц, это реанимация в родильном роме. Реанимация новорожденных и недоношенных тоже в родильном доме.

Оксана Михайлова:

В Вашей больнице есть роддом и перинатальный центр?

Светлана Мирзахамидова:

Совершенно верно. Реанимационное отделение перинатального центра – это второй этап выхаживания, где выхаживают, как мы их называем «торопышек». Еще хирургическая реанимация, для больных хирургического профиля, туда поступают пациенты после хирургических вмешательств.

Оксана Михайлова:

Я в Вашей больнице от реаниматологов слышала такое выражение «спасти за 300 секунд», что оно означает?

Светлана Мирзахамидова:

Сегодня мы упоминали вертолетную площадку. Пациенты, которые доставляются из отдаленных мест, с мест ДТП, когда на транспортировку машиной скорой помощи может потребоваться слишком большое количество времени из-за пробок, тогда пациенты доставляются санавиацией. Для того чтобы с вертолетной площадки быстро доставить пациента в реанимационное отделение, у нас существует реанимобиль. Мы знаем, что такого пациента нам везут, реанимобиль дежурит у площадки. Получается, что с момента посадки до начала интенсивной терапии проходит 300 секунд. У нас есть аккаунт в соц.сетях и есть ролик «Спасти за 300 секунд», действительно такое выражение существует, и мы этим очень гордимся.

Оксана Михайлова:

Пациента из вертолета перекладывают в реанимобиль, и пока он везет по территории больницы, реанимация и помощь оказывается в реаномобиле реанимационной бригадой.

Светлана Мирзахамидова:

Пациент передается из рук в руки бережно, и здесь тоже можно проследить тот самый пресловутый мультидисциплинарный подход.

Оксана Михайлова:

Мы не просто так говорили про реанимацию, потому что будет включение из реанимации. Экскурсию проведет замечательный доктор Каллагов Давид Зелимханович – заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии, он проведет экскурсию по своему отделению и расскажет нам много интересного.

Давид Каллагов: Вы находитесь в отделении реанимации №3 больницы имени Юдина. Меня зовут Давид Каллагов, я заведующий отделением. В данный момент у нас обход. Это у нас молодой пациент 36-ти лет, пострадал в тяжелом дорожно-транспортном происшествии, он мотоциклист. Был доставлен авиамедицинской бригадой на нашу вертолетную площадку прямо с МКАДа. Доставлен к нам в крайне тяжелом состоянии, множественные травмы: черепно-мозговая травма, травма грудной клетки, ушиб легких, травма брюшной полости. Выполнялось оперативное вмешательство и не одно. Сейчас состояние пациента стабилизировалось, но он находится в глубокой коме. Находился в крайне тяжелом состоянии, сейчас в тяжелом состоянии, в стабильном. Продолжается комплексная интенсивная терапия.

Ведущая: Что чувствует пациент, когда он в коме?

Давид Каллагов: Кома – это защитная реакция организма на любое воздействие. Бывает травматическая, медикаментозная кома. В данном случае травматическое повреждение головного мозга. Грубо говоря, пациент спит. Конечно, он реагирует, он нас слышит, слышит своих родных, когда они приходят. Мы видим, как пациенты реагируют, у них увеличивается частота сердечных сокращений, увеличиваются самостоятельные попытки глотания, у некоторых даже текут слезы. Слова близкого человека в такие тяжелые минуты важны, и наши пациенты это чувствуют.

Пойдемте дальше. Кома травматическая. У нас недавно был наш коллега, после перенесенной простуды получил осложнение – бактериальный эндокардит, потребовалась операция на сердце. Сразу у пациента септический шок, полиорганная недостаточность. Дальше септические множественные абсцессы головного мозга, и с этим был переведен к нам в крайне тяжелом состоянии. У него была кома на фоне тяжелого сепсиса, вследствие отек головного мозга. Он находился около 30 дней в коме, дальше мы его перевели на определенный этап реабилитации, скоро должен поехать домой после выписки из реабилитационного центра.

Пойдемте дальше и покажем наших пациентов, как раз попали во время вечернего обхода. У нас график работы ненормированный, начинаем рано, заканчиваем поздно. Реанимация – это образ жизни. Здесь могу рассказать про медикаментозную кому. Это пациент 32-х лет, переболел ОРВИ, дальше осложнение. Тяжелая внебольничная пневмония, обратился за стационарной помощью слишком поздно. Сейчас в тяжелом состоянии, с сепсисом, полиорганная недостаточность. Здесь множество аппаратуры, аппарат искусственной почки. В связи с тем, что у пациента тяжелый сепсис, септический шок, у него перестали работать все жизненно важные органы и системы: головной мозг, сердце, легкие, печень, почки. Сейчас мы все протезируем искусственно, поддерживаем. На данном аппарате мы проводим заместительную почечную терапию, восстанавливаем функцию почек искусственно, а также очищение крови. Мелкопористая колонка очищает кровь от всех азотистых шлаков, эндотоксинов, которые попадают в кровоток вследствие тяжелого сепсиса, тяжелой пневмонии.

Сейчас его состояние расценивается как крайне тяжелое, протезируется искусственно почти все. Аппарат искусственного дыхания, аппарат, который поддерживает артериальное давление. Кормится он искусственно, потому сам не может принимать пищу. У нас хоть и нейротравматологическая реанимация, но пациенты попадают всех профилей. Кома медикаментозная, искусственная кома.

Наша клиника славится большим количеством отделений реанимации, у нас 144 реанимационные койки, реанимация разнопрофильная. Повторюсь, наша профилируется на пациентах нейротравматологического профиля. Когда поступает крайне тяжелый пациент, он поступает в ту реанимацию, где есть место, чтобы максимально оказать ему помощь. По поводу максимально быстрой диагностики у нас в отделении есть свой компьютерный томограф. Пациентам в крайне тяжелом состоянии, которого невозможно свозить на исследование, мы делаем томографию на месте. Аппарат называется «Cereton», он находится в отделении, мы сюда подкатываем пациентов и выполняем компьютерную томографию, и в режиме онлайн на компьютере все видно. Соответственно, мы решаем вопрос об экстренной нейрохирургической операции. Делаем контрольное исследование после перенесенной операции и никуда не транспортируем пациента.

Недавно у нас была пациентка акушерского профиля, у которой во время родов случилось осложнение. У нее была клиническая смерть 80 минут, очень длительная сердечно-легочная реанимация. Она была переведена к нам из другого стационара, мы многократно выполняли исследование компьютерной томографии на этом аппарате, никуда не выезжая из отделения, 44 дня она пробыла в коме. Восстановилась, это заслуга нашей огромной команды, большая победа мультдисциплинарной больницы Юдина. Она восстановилась без неврологического дефицита и вернулась в социум, сейчас заканчивает последний этап реабилитации в нашей клинике и поедет домой растить свою дочку.

Включение из больницы:

Вот и гости, мы вас ждали.

Гости: Спасибо вам, наши родные, за нашу жизнь, за то, что спасли нам мужа, папу!

Давид Каллагов: Спасибо! Не забывайте нас. Мы за вами следим.

Ведущая: Какая история Дениса?

Давид Каллагов: Денис наш коллега из Тульской области, проблемы были с пороком, бактериальный эндокардит, и потребовалась тяжелая кардиохирургическая операция. Потом тяжелый сепсис, пневмония, полиорганная недостаточность, абсцесс головного мозга, попал к нам в клинику, был переведен из института Шумакова. Сейчас реабилитация, все хорошо, но состояние было крайне тяжелое. Огромная благодарность супруге Саше, наша коллега, прекрасный эндокринолог.

Гости: Спасибо большое за отношение, за раннюю реабилитацию, которая меня потрясла. Не унываем, живем.

Давид Каллагов: Это счастье. Дальше ждем уже на ногах и с сыном.

Давид Каллагов: Кстати, Тамара Вячеславовна врач-уролог, которая лечила. На этой прекрасной ноте мы закончим.

Оксана Михайлова:

Открытая реанимация – что это такое, как это работает, у Вас она есть?

Светлана Мирзахамидова:

Относительно недавно вышел приказ Министерства здравоохранения, сначала было письмо об открытых реанимациях, в № 323 Федеральном законе написано, что пациент, находясь в стационаре, имеет право рассчитывать на поддержку родственников. Больница Юдина правопреемник городской клинической больницы №7. В 7-ой клинической больнице открытые реанимации были всегда с момента создания. Наши реанимации открыты. Это значит, что родственники и даже знакомые могут посещать пациента, находящегося в реанимации. При этом независимо в сознании человек или не в сознании, но посетить его родственники имеют право при соблюдении определенных незначительных правил, желательно в часы посещений, но если нужно, мы пустим и не в часы посещений. В момент, когда в реанимационном зале оказывается экстренная помощь или проводятся какие-то мероприятия, мы попросим родственников выйти. Наши реанимации открыты для всех.

Оксана Михайлова:

Если родственник пациента работает и днем посетить его не может, ночью пустите ночью в реанимацию?

Светлана Мирзахамидова:

Если бы мой родственник находился в реанимации, и мне нужно было бы его посетить ночью, я бы не стала это делать, потому что это ночь, пациент находится в реанимации в связи с состоянием здоровья, мой визит в ночное время ему здоровья не добавит. Но иногда бывает, что больной поступает экстренно, родственники должны знать, что с ним, мы пропустим и ночью.

Оксана Михайлова:

Вопрос, который волнует многих, и мы в чатах продолжаем собирать мнение и вопросы: прекращают ли реаниматологи спасать пациента, который лежит в коме или подключен к аппаратам, если он долго лежит? Иными словами, есть ли временной интервал, после которого больного отключают от аппаратов?

Светлана Мирзахамидова:

Ни в коем случае. Я должна напомнить, что в Российской Федерации закон об эвтаназии не принят. Для нас важен каждый пациент, мы боремся до конца за жизнь каждого пациента. И 60 дней, и 70 дней на реанимационной койке Мы боремся за жизнь до последнего и от аппарата не отключаем, отключаем только при констатации биологической смерти.

Оксана Михайлова:

Как можно попасть к Вам в больницу, существуют ли консультативно-диагностические отделения? Если люди к Вам хотят попасть, как они это могут сделать?

Светлана Мирзахамидова:

У нас есть консультативно-диагностическое отделение. Записаться на прием к специалистам можно по телефону, который указан у нас на сайте, единый колл-центр. На сайте можно посмотреть направления, ознакомиться с консультативными направлениями, записаться на прием и посетить нас, желательно имея направление 057 из поликлиники. Московская область тоже может обратиться, и не только Московская область, мы работаем в программе «Москва – столица здоровья». Нужно заполнить заявку на сайте «Москва – столица здоровья», специалисты ее рассматривают и приглашают.

Оксана Михайлова:

В Вашем стационаре часто проходят различные школы, мероприятия, Дни открытых дверей. Какая будет ближайшая школа, как на них можно попасть и где узнать об этих мероприятиях?

Светлана Мирзахамидова:

У нас есть аккаунты в социальных сетях, это и Instagram, и Facebook. Мы стараемся обо всех наших мероприятиях рассказывать нашим пациентам и их родственникам на страничках, поэтому подписывайтесь, посещайте, смотрите. В субботу мы проводим День открытых дверей кардиологического профиля. На Дне открытых дверей можно быть на консультации кардиолога, кардиохирурга, по необходимости пациенту будет выполняться кардиография, ЭКГ. Милости просим, мы всем рады.

Оксана Михайлова:

Какие еще есть отделения, какими отделениями Вы бы могли похвалиться?

Светлана Мирзахамидова:

У нас очень много направлений: колопроктология, урология, кардиохирургия, которую мы сегодня несправедливо обошли. Когда эндоваскулярные хирурги не могут справиться, у нас на этот случай есть замечательные кардиохирурги. Замечательные реаниматологи и анестезиологи, которые проводят сопровождение пациентов при сложных операциях на открытом сердце с использованием аппарата искусственного кровообращения. Мы никому не отказываем, принимаем пациентов и по запросам из других стационаров Москвы, они поступают, и каждый день проходит 1-2-3 операции.

Оксана Михайлова:

Урология есть?

Светлана Мирзахамидова:

Безусловно, урология, колопроктология, общая хирургия. У нас центр грыж, мы оперируем и в плановом порядке, и в экстренном. У нас есть и неонатология, которую я вскользь сегодня упоминала, родильный дом, прекрасная терапия, неврология общего профиля, кардиология плановая, нефрология, у нас замечательный нефролог, есть диализный центр.

Оксана Михайлова:

Стационар кратковременного пребывания?

Светлана Мирзахамидова:

Стационар короткого пребывания у нас по 4-ем направлениям: гинекология, хирургия, урология и колопроктология. Если пациенту позволяет его проблема по диагнозу, пациент утром поступает, ему выполняется операция, обезболенная анестезиологом, к вечеру выписывается домой.

Оксана Михайлова:

Светлана Сергеевна, огромное спасибо! Мы сегодня осветили лишь малую часть работы юдинцев. Юдинцы, конечно, молодцы! Это один из моих любимых стационаров, я нежно к нему дышу. Большое спасибо, что Вы пришли! Я надеюсь, что было интересно и познавательно нашим пациентам. Я надеюсь, Вам было у нас комфортно. Всего доброго!