Секреты здоровой шеи. Часть2

Неврология

Тэги: 

Тамара Барковская:

Доброе утро, в эфире Mediametrics, программа «Консилиум» и я, ее ведущая, Тамара Барковская. Сегодня мы говорим о заболеваниях шейного отдела позвоночника. Гостья студии врач-невролог, вертебролог, реабилитолог Центра реабилитации в Хамовниках, член Всероссийского общества неврологов, участник российских и международных конференций по неврологии – Горонок Яна Игоревна. Мы продолжаем тему нашего предыдущего эфира. Начнем с того, каким образом головной мозг и шейный отдел позвоночника влияют друг на друга, как они взаимодополняют друг друга? Как патология головного мозга сказывается на шейном отделе позвоночника?

Яна Горонок:

Головной мозг, все его структуры, и шейный отдел позвоночника взаимосвязаны. Для пациентов, у которых есть какие-либо заболевания, либо они испытывают дискомфортные ощущения, либо головные боли, желательно проходить обследование не по отдельности. Дело в том, что не всегда, когда болит голова, причина только в ней, она неразрывно связана с шеей, поэтому если вы делаете обследование, в идеале делать оба отдела – МРТ головного мозга и шейного отдела в комплексе. Комплексный подход к определенным проблемам намного информативнее, он дает нам возможность поставить более четкий диагноз и выработать тактику дальнейшего лечения, как сейчас в медицине называется – междисциплинарный подход, то есть когда мы рассматриваем не симптом, а мы рассматриваем конкретно проблему, над которой мы должны работать.

Шея сама по себе достаточно тонкая структура, потому что она держит тяжелую голову, которая постоянно куда-то смотрит, совершает движения, и поэтому у нас может быть перенапряжение мышечного корсета в области шейного отдела. Если посмотреть по анатомии, у нас есть перикраниальные мышцы, которые идут от шейного отдела позвоночника в области затылочной части. Пациенты приходят, и обычно у них идут жалобы на давящие, неприятные болевые симптомы в области затылочной части либо в височной области. Совсем недавно была конференция, которая проходила на базе университета имени Сеченова, там был разобран очень актуальный вопрос по поводу патологии жевательных мышц и височно-нижнечелюстного сустава, которые неразрывно связаны. Это также влияет на шейный отдел позвоночника и дальше может влиять на голову.

Тамара Барковская:

Какие заболевания головного мозга, синдромы которые могут напрямую влиять на патологию шеи и какие наиболее выраженно влияют, что с этим делать? Есть какая-то классификация заболеваний, которые часто сказываются на состоянии нашей шеи?

Яна Горонок:

Здесь по большей части идет проблема в шейном отделе позвоночника, все-таки не от головы. Если мы говорим о заболеваниях головного мозга, то они проявляются другими критериями, достаточно серьезными. Сам головной мозг рецепторов боли не имеет, то есть у нас болят те оболочки, которые его окружают. Предположим, есть объемное образование, которое уже давит, тогда мы можем увидеть симптоматику у пациентов. Как правило, симптоматика острая, это может быть тошнота, очень сильная однократная рвота, неукротимая головная боль.

Никогда не нужно ничего терпеть, если у вас есть проявления тревожных симптомов, особенно боль, которая ничем не купируется, сразу же идем к врачу, потому что когда мы терпим, мы можем усугубить ту картину, которая есть. Если это инфекционные заболевания головного мозга, обычно они достаточно реактивны. Пациенты сразу обращаются в скорую медицинскую помощь, либо напрямую идут в больницу, потому что мы видим симптоматику более острую. Поэтому здесь мы уделяем внимание больше шейному отделу позвоночника, который дает сигнал в головной мозг.

Совсем недавно был клинический случай. Парень молодого возраста, 25 лет, пришел с головной болью, которая у него повторялась несколько дней, за месяц было около 10 приступов головной боли, которые его сопровождали в основном с утра. Это тоже важный критерий, потому что ты сразу спрашиваешь: «Ваша головная боль потом проходит, Вы пользуетесь обезболивающими таблетками?» Обычно они говорят: «Нет, я разминаю шею, либо в течение дня она сама купируется». Здесь мы будем думать на шейный отдел.

Сейчас заболевания молодеют, и мы очень часто боимся онкологии, и в мостомозжечковом угле в заднечерепной ямке мы может находить неприятные находки, поэтому голову в обязательном порядке тоже обследуем, для того чтобы исключить. Это называется «батальная головная боль напряжения», то есть это даже не заболевание, а симптом перенапряжения перикраниальных мышц области шеи. Возможно, пациент спит на неудобной подушке, поэтому мы всегда спрашиваем, на чем пациент спит, на каком матрасе, какая подушка. Подушка должна быть такой формы, чтобы голова, шея и все тело были на одном уровне. Не должно быть переразгибаний либо очень сильных наклонов вперед. Когда мы регулируем эти моменты, как правило, банальная головная боль напряжения регрессирует без употребления медикаментозных препаратов.

Еще можно обратить внимание на то, кем работает пациент, у этого пациента мы нашли источник, почему была боль. Он на работе сидит в неудобном положении, он офисный сотрудник. Достаточно банальная профессия, которая ведет за собой проблемы с позвоночником. Он сидит в таком положении, когда идет наклон головы вперед, и у него идет постоянная работа руками, то есть перенапрягается плечевой уровень, поэтому идет перенапряжение мышечного корсета, и таким образом человек испытывает боль. Самое удивительное, что боль в течение дня он не испытывает, и движение боль может уменьшать, потому что мышцы работают.

Тамара Барковская:

У него в статике?

Яна Горонок:

Да, в статике, а когда человек отдыхает, он расслаблен, может быть рефлекторный спазм. С утра всем сложно проснуться на работу, поэтому это тоже понижает работоспособность человека и несет стрессовый фактор, потому что человек идет на работу с болью.

Тамара Барковская:

Вы упомянули о постельном снаряжении, многие используют ортопедический матрас. Полезно ли всем использовать для профилактики или только определенной категории пациентов, которых беспокоят боли в различных отделах позвоночника?

Яна Горонок:

Ортопедические матрасы и подушки уже заточены под какие-либо проблемы, либо для профилактики, поэтому я бы порекомендовала всем, потому что это удобно, есть разные уровни ортопедических матрасов и подушек, есть мягкие, средние, жесткие. В этом плане мы всегда просим пациентов: в любом уважающем себя ортопедическом магазине вы всегда можете полежать на этих подушках, матрасах, и вы поймете разницу. Многие спят на раскладном диване. Не дело, должна быть кровать с хорошим матрасом, на котором будет удобно, чтобы вы могли на нем выспаться. То же самое мы говорим о подушках. Все нужно пробовать, буквально в течение 5-10 минут человек уже может понять, насколько ему удобно. Сейчас в ортопедии очень много разных матрасов, у которых разные режимы, некоторые с массажем. В наше время это очень актуально, потому что у нас в основном сидячий, офисный образ жизни, очень развита гиподинамия.

Тамара Барковская:

Вы сказали о том, что заболевания молодеют, в частности онкология, но мы сегодня ведем речь о патологии опорно-двигательного аппарата, в частности шейного отдела позвоночника. Какой был самый молодой возраст по обращаемости пациентов в Вашей клинической практике по профилю заболеваний шейного отдела позвоночника?

Яна Горонок:

Я взрослый невролог, поэтому самый молодой возраст – 18 лет, и в 18-19 лет приходят достаточно много. Мы взаимодействуем с ортопедами, которые ведут молодой возраст. Могу сказать из практики своих коллег, что уже в 12-11 лет, а то и младше мы можем встретить проблемы с шейным, грудным отделом. Все же начинается с самого детства, особенно проблематика идет со школы, потому что неудобное положение, постоянно сидим, то на одну, то на другую сторону. Еще бывает стрессовый фактор, на который мало кто обращает внимание, но он присутствует. Когда человек чего-то боится, он рефлекторно начинает зажиматься, даже если он смелый, все равно есть момент защиты. Поэтому у некоторых пациентов, у которых длительный стрессовый фактор, развивается кифоз. У нас в позвоночнике есть изгибы, если мы посмотрим на позвоночник, он в форме доллара. Некоторые изгибы дают амортизацию, мягкость нагрузки, которая идет на позвоночник. Поэтому в грудном отделе позвоночник немножко изогнут, изгиб и называется кифоз, когда он выражен, в простонародье его называют горб.

Тамара Барковская:

Физиологический изгиб патологически усилен.

Яна Горонок:

Мы его называем патологический кифоз либо кифосколиоз, который уходит в искривление. Распределение нагрузки идет неверно, и поэтому происходит проблема в позвоночнике, в частности в связочно-мышечном аппарате. Мы видим это у пациентов и молодого возраста.

Тамара Барковская:

Дети тоже не защищены от этого при неправильном графике движений в течение дня, если родители не следят, в каком положении длительно находится ребенок, как его подвижность охарактеризована, то есть чем он занимается в течение дня в плане движений, это необходимо контролировать.

Яна Горонок:

Поэтому физическая нагрузка в любом случае необходима. У детей это развито, они постоянно находятся в движении. Когда мы становимся взрослее, у нас школа, университет, мы уже себя готовим к сидячему образу жизни. Но должна быть культура даже не нагрузки, а физической разгрузки, потому что мы не нагружаем организм, а наоборот, разгружаем. Даже после тяжелого рабочего дня позанимайтесь в зале умеренно, не надо делать сложные упражнения, а элементарная растяжка, легкое кардио помогут привести тело в тонус, в частности и головной мозг. В организме все завязано на кровообращении. Кровообращение, лимфатическую систему, венозный отток вы заводите посредством движения, а не посредством того, что сидите.

Тамара Барковская:

Насыщение кислородом.

Яна Горонок:

На это и заточен наш реабилитационный центр. Первое, что мы всегда делаем, рассматриваем, может ли человек в краткие сроки активировать свой организм, для того чтобы он пошел на выздоровление. У нас есть специальный зал, в котором есть все необходимые тренажеры, индивидуальный инструктор, который будет вас вести, и индивидуальный подход. Физическая нагрузка в любом случае необходима.

Тамара Барковская:

В каком проценте случаев в рамках центра реабилитации возможен результат для пациента?

Яна Горонок:

Мы будем рассматривать, насколько долго длится проблема.

Тамара Барковская:

Зависит от степени хронизации процесса?

Яна Горонок:

Да. Когда мы терпим боль, она уходит в хроническую. Если вы пришли в острый период, оно случилось здесь и сейчас, мы купируем острый период и дальше уходим на физиопроцедуры, массажи, лечебную физкультуру. Организм восстанавливается намного быстрее. Когда долго терпят боль, даже более 3-х месяцев, то она уходит хроническую. Она из шейного отдела, из грудного отдела по мышцам переходит в центральный генез на уровень головного мозга. Вы с этой болью живете постоянно, пока организм не начнет вам сигналить и говорить: услышь меня, по-моему, мы себя чувствует не очень комфортно в этом.

Тамара Барковская:

Пока нет хронических процессов, возможно улучшение ситуации?

Яна Горонок:

Да, возможно. Еще очень важный момент – вдохновить пациента на то, что это поправимо, потому что когда мы идем на лечение, само слово «лечение» вызывает диссонанс, не нравятся слова «больной», «лечение».

Тамара Барковская:

Какие слова нравятся?

Яна Горонок:

Вы будете здоровы, либо Вы уже здоровы, но нам нужно подкорректировать некоторые моменты, которые принесут улучшение Вашего состояния. С хронической болью можно справиться, самое главное – нужно понять, что это может быть не быстро.

Тамара Барковская:

Требуется более расширенный период времени?

Яна Горонок:

И должна быть команда врачей. Здесь не будет один доктор вас постоянно вести, будет целая команда, то есть лечащий врач, доктор-невролог, доктор-реабилитолог, врач ЛФК тот, который будет вести по лечебной физкультуре.

Тамара Барковская:

Это же хорошо, когда команда специалистов занимается вопросами человека.

Яна Горонок:

Так и должно быть, потому что мы единая структура, мы единый организм, поэтому если мы будем лечить только шейный отдел позвоночника, мы ни к чему хорошему не придем, все взаимосвязано. Только междисциплинарный подход, у нас в реабилитации этим мы и занимаемся.

Предположим, пациент приходит ко мне на консультацию. Если я понимаю, что необходим врач-ортопед или врач-физиотерапевт, либо врач лечебной физкультуры, я тут же могу вызвать его на консультацию. Либо вместе с пациентом спуститься к нему, и мы уже небольшим консилиумом посмотрим и решим, что нужно делать дальше. Пациенты на это откликаются очень хорошо, и их можно понять, потому что ко мне приходят люди, у них кипа документов от разных докторов, иногда даже с разными диагнозами. Человек путается, он в стрессе, ничего не понимает. От этого болевой синдром усиливается, потому что выделяются гормоны стресса, и это тоже влияет на сосудистую систему, мы еще больше зажимаемся. Такой порочный круг – стресс, боль, стресс, боль приводит к тому, что человеку понадобится консультация психотерапевта.

Тамара Барковская:

С какими еще диагнозами можем сталкиваться, когда болит шея или проявляет себя не радужным образом шейный отдел позвоночника?

Яна Горонок:

Шейный отдел может не всегда болеть, и пациенты могут приходить с такой симптоматикой, как головокружение. Головокружение – это отдельный пласт в неврологии, на тему которой пишется большое количество книг, этим занимаются отоневрологи, специалисты, которые специализируются на вестибулярных нарушениях, то есть неустойчивости положения в пространстве.

Головокружение может сопровождаться тошнотой, у некоторых бывает даже рвота. Человек может быть дисгармонизированный и потерянный, потому что неустойчивость в пространстве многих пугает. Есть системное головокружение, есть не системного характера, в основном приходят с несистемным. Как отличить? Человек приходит на своих ногах. Если человек вообще не может встать, здесь мы уже говорим о сложных патологиях.

В шейном отделе позвоночника, помимо позвонков и межпозвонковых дисков – это те структуры, которые дают смягчение и амортизацию нагрузки, есть еще сосуды, позвоночные артерии. Они проходят на уровне шейного отдела позвоночника. Через затылочное отверстие проходят вглубь головного мозга, и уже там образуется система кровотока, которая кровоснабжает головной мозг. Все взаимосвязано. Как раз эти позвоночные артерии часто страдают от нарушений в шейном отделе позвоночника. Мы можем видеть синдром позвоночной артерии, когда у человека выраженное головокружение, симптомы тошноты, вплоть до рвоты. Как правило, он говорит: «У меня это проявляется, когда я могу повернуть голову влево, вправо, либо делаю наклон, но в основном – влево и вправо». Кроме МРТ головы и шеи, мы проводим УЗИ сонных вертебральных артерий, или брахицефальных артерий с функциональными пробами. В момент, когда человек на кушетке у врача ультразвуковой диагностики поворачивает голову, мы видим, нарушается ли кровоток в этот момент. Если есть такая возможность, мы можем сразу пациента повести к врачу ультразвуковой диагностики и тут же вместе с врачом посмотреть, есть ли проблема. Только надо понимать, что синдром – это не болезнь.

Проблема по большей части кроется в шейном отделе позвоночника и надо начинать с него. Но это как следствие того, что человек может чувствовать дискомфорт. В чем тут бывает опасность? Вестибулярный аппарат, шейный отдел позвоночника, головной мозг – все настолько взаимосвязано, тут нужно понимать четкую диагностику. По таким критериям через дополнительные исследования мы можем четко поставить диагноз. Иногда нам требуется консультация оториноларинголога, врача-ЛОРа (ухо, горло нос), который должен исключить заболевания в области уха. Мы, как правило, спрашиваем у пациента, нет ли проблем с ушами, может быть тянущийся отит. Мы обращаем внимание полностью на все.

Синдром позвоночной артерии бывает молниеносный, он может быть коротким и внезапным, и может быть с периодичностью. Например, человек утром проснулся, встал, повернул голову посмотреть в окно, и в этот момент у него может случиться приступ. Потом он поворачивает голову, мы всегда себя стабилизируем, внутри себя думаем: все пройдет, все хорошо. У него может улучшиться состояние, и потом он снова встает, умывается и опять чувствует то же самое. Если мы говорим об остром состоянии, когда у человека резко развилось головокружение, и он вообще не может встать, резкая головная боль, либо его однократно вырвало, это не очень хороший симптом. Здесь желательно вызвать скорую, потому что это могут быть предвестники транзиторных ишемических атак. Это развивается у более взрослых, почетного возраста, даже на фоне высоты давления.

Кстати, высота давления – это тоже очень важный момент. Дачный сезон, сбор урожая – можно получить острое нарушение мозгового кровообращения, если человек находится в длительной и неудобной позе. На это стоит обращать внимание. У молодых это редко бывает – до 40-45 лет, а дальше могут быть такие моменты, особенно если есть предвестники артериальной гипертензии, потому что все нарушения мозгового кровообращения – это вторично, здесь мы боремся с кардиологами, чтобы они наших пациентов вели таким образом, чтобы мы регулировали давление. Если есть предвестники, мы должны работать в команде с кардиологом. Когда приходят пациенты с давлением выше 140-150, которые говорят: «Я особо не обращаю внимания, нормально себя чувствую», – потом начинаем обследовать, приглашаем кардиолога, начинаем обсуждать и понимаем, что они находятся в зоне риска, а рисковать не стоит, потому что можно получить неприятное заболевание.

Тамара Барковская:

Как правило, человек, приходящий в возрасте после 30 лет, уже имеет набор патологических процессов. Когда мы начинаем клинический поиск, то очень важно устанавливать первопричину заболевания. Точная диагностика является залогом дальнейшего правильного выбора терапии или плана лечения, для того чтобы понимать, насколько будет инвазивным то или иное вмешательство, тот или иной комплекс лечебных мероприятий с каждым конкретным пациентом. Для точной постановки диагноза достаточно ли с проблемами шейного отдела позвоночника обращаться к магнитно-резонансная томографии, к УЗИ брахиоцефальных артерий или еще что-то необходимо? Или вырабатывается индивидуальный комплекс диагностических мероприятий под каждую конкретную патологию?

Яна Горонок:

Мы подходим индивидуально. Иногда пациент может пожаловаться, что помимо шеи есть неприятные ощущения в области щитовидной железы: «У меня такое чувство, как будто комок в горле». Мы это можем свести к тому, что есть перенапряжение в шейном отделе позвоночника, это может отражаться дискомфортом в области щитовидной железы, либо стрессовый фактор. Но были случаи, когда мы направляли на УЗИ щитовидной железы и выявляли не очень приятные патологии, в частности новообразования, которые могут давать эти ощущения. Поэтому я бы собирала более подробный анамнез и давала понимание тому, какую тактику вырабатывать для определенного пациента. Магнитно-резонансная томография шейного отдела позвоночника видит все структуры, 1,5 тесла у нас есть прекрасный МРТ-аппарат.

Тамара Барковская:

Для позвоночника конкретно МРТ, УЗИ будет вполне достаточно, но мы также учитываем любую другую патологию, если проявляется симптоматически. Если нужно межпрофильное дообследование, мы его проводим, чтобы не ошибиться в точности постановки диагноза.

Яна Горонок:

МРТ видит все структуры, которые нам необходимы, нам видно мышечный корсет, хрящевую ткань. Более достаточно, чтобы вывить ту или иную патологию. С учетом того, что мы с врачом МРТ всегда взаимодействуем, в режиме онлайн, когда пациент находится в аппарате, я уже вижу снимки, потому что помимо врача МРТ смотрю еще и я, в обязательном порядке, как доктор, который будет вести в дальнейшем своего пациента. Бывают спорные вопросы, и нам нужно обсудить, мы вместе садимся перед экранами. Если нужно что-то уточнить, мы можем спрашивать у пациента, потому что очень часто бывают моменты, на которые не обращают внимания, как старые травмы, даже хлыстовые, когда идет переразгибание в шейном отделе позвоночника. Это даже может быть, когда человек едет в автобусе, автобус резко остановился, голова уходит вперед, потом резко назад. Получается такой момент, что очень сильное перерастяжение мышечного корсета. Мы эти моменты тоже можем заметить, поэтому мы у пациентов спрашиваем: «Были ли микротравмы?»

Тамара Барковская:

С проблемами позвоночника необходимо проводить курс лечебной физкультуры, заниматься с врачами спортивной медицины и с грамотными инструкторами лечебной физкультуры. На сегодняшний день, какие возможности предлагает лечебная физкультура, спортивная медицина в рамках реабилитации? Какие усредненные сроки необходимы пациентам с заболеваниями шейного отдела позвоночника и насколько выражены результаты?

Яна Горонок:

У нас в центре для этого есть все. Во-первых, индивидуальный подход, потому что бывает, что мышцы перегружены, некоторые расслаблены, нужно это дело отрегулировать. Второй момент, все необходимые тренажеры, которые заточены на улучшение функции, на улучшение мышечного корсета шейного отдела. Как правило, мы занимаемся комплексно, мы не будем заниматься только одной шеей, обычно занимаемся всей спиной, потому что мы понимаем, что нам нужно сделать акцент на шейный отдел позвоночника, но в любом случае заводим на движение весь организм. Если проблема головокружения, у нас есть стабилоплатформа это специальный аппарат, который выравнивает понимание организма, как ему нужно взаимодействовать с окружающей средой, чтобы вестибулярный аппарат тренировался и чтобы человек чувствовал себя комфортно.

Тамара Барковская:

Формируется правильная пространственная регуляция.

Яна Горонок:

Есть тейпирование, накладываем тейпы, они бывают разного цвета. Если у человека есть даже умеренный болевой синдром, тейпы дают фиксацию, чтобы болевой синдром мог пройти в дальнейшем, потому что он дает прекрасный лимфодренаж, улучшение кровообращения, кровотока. В то же время тейпы позволяют задать темп на дальнейшую тренировку и не создавать дискомфорта у пациентов.

Тамара Барковская:

При наличии тейпов можно заниматься с инструктором?

Яна Горонок:

Даже нужно, поэтому у нас все врачи лечебной физкультуры владеют этой техникой, и кому целесообразно это делать, они комбинируют, делают все вместе. Есть массажеры для стоп, я очень люблю эту тему, потому что наш фундамент – это наши ноги, наша опора, наши стопы, это также влияет на шейный отдел позвоночника, потому что все неразрывно связано.

Тамара Барковская:

Мне бы хотелось, чтобы Вы дали кратко рекомендации и озвучили действенные меры профилактики, которые помогут уберечься от заболеваний шейного отдела позвоночника. Если кто-то уже столкнулся с этой проблемой, как грамотно выйти из ситуации и с пользой уйти в выздоровление либо в длительную ремиссию.

Яна Горонок:

Я бы хотела порекомендовать следить за своей осанкой, я знаю, что это не просто. Следите за тем, как вы ходите, как вы сидите и немножко себя корректируйте. Если забываете, для этого есть простые советы. Если вы офисный работник, можно наклеить на компьютер напоминалочку. Либо есть специальные часы с трекером, которые еще называются «шагомеры», у них есть режим вибрации, можно поставить на каждые 30-40 минут немножко себя активировать, не засиживаться. Они будут вибрировать, вы уже будете знать, и выработается рефлекс, что вам надо двигаться, свое тело приводить в движение.

Второй момент – никогда и ничего не терпим, при первых сигналах всегда обращайтесь к нам, мы вам поможем, подскажем, даже если вы хотели бы провести профилактику. Есть миф, что если реабилитационный, то это когда случится травма, либо когда проблема с головным мозгом после инсульта. Нет, реабилитация – комплексное понятие, и мы подразумеваем еще и профилактику. Даже если вас ничего не беспокоит, а есть легкая скованность, вы можете прийти к доктору на осмотр, он вам расскажет и скорректирует. Возможно, он скажет: «Все в порядке, лечебной физкультуры достаточно». Может быть, будут моменты, которые еще улучшат ваше состояние. И ни в коем случае не терпим, обращаемся к специалистам, которые работают с опорно-двигательной системой либо с головным мозгом.

Тамара Барковская:

Благодарю Вас за сегодняшний эфир. Уважаемые зрители, слушатели, желаю вам беречь свое здоровье, заботиться о себе. До встречи в эфире!