Всемирный день зрения – как сохранить здоровье глаз

Офтальмология

Тэги: 

Денис Остроушко:

Здравствуйте, в эфире Mediametrics, «ЗОЖ через молодежь», это программа об общественном здоровье и здоровом образе жизни в целом. С вами Денис Остроушко. 10 октября был Всемирный день зрения, и мы решили не отставать от мировых трендов и поговорить о здоровом зрение и о наших глазах. Ко мне сегодня в гости пришла Ольга Николаевна Яшина – заведующая кабинетом сложной рефракции, врач-офтальмолог ГКБ имени Боткина.

Всемирный день зрения – ввели этот день, видимо, чтобы защитить наши глаза. Громче всего у нас говорят про другие болезни, даже психическое здоровье стоит почему-то выше, чем здоровье зрения. Почему так получается?

Ольга Яшина:

95% информации мы получаем через глаза, поэтому зрение для любого человека очень важно и в бытовой жизни, и в профессии. Заболеваний глаз очень много, поэтому Всемирный день зрения имеет большое значение.

Денис Остроушко:

Много информации мы получаем через глаза, когда человек что-то говорит, и когда мы не видим его, по-разному можно воспринимать.

Ольга Яшина:

Многие близорукие, если они без очков, говорят: «Я тебя не слышу, одену очки, и уже по мимике лучше не только вижу, но и слышу».

Денис Остроушко:

Каких заболеваний сейчас больше всего?

Ольга Яшина:

Больше всего близоруких, потому что это самая распространенная болезнь. Она и наследственно передается, и в связи с тем, что сейчас много компьютеров и гаджетов появляется, и не только в подростковом, но и в более старшем возрасте. Много дистрофических изменений сетчатки, много глаукомы – это более возрастное заболевание, при котором повышается внутриглазное давление. В старшем возрасте у многих имеется катаракта, помутнение хрусталика.

Денис Остроушко:

Многие любят говорить, что компьютеры испортили зрение. Насколько это правда? И если это правда, то как это работает?

Ольга Яшина:

Это работа на близком расстоянии, и в отличие от книги, когда мы можем книгу повернуть, компьютер перед нами стоит, мы не можем его развернуть, то есть у нас фиксированное положение. Мерцает экран, и он не единый, как бумажный текст, а состоит из пикселей, они светятся, у нас быстрее устают глаза. Когда мы вглядываемся в компьютер, мы реже моргаем, слеза меньше омывает глаз, и возникает синдром сухого глаза, то есть возникает покраснение глаз, чувство сухости, туман перед глазами, зуд век, это уже развивается компьютерно-зрительный синдром, который в последующем из-за напряжения аккомодации приводит к близорукости, головным болям.

Денис Остроушко:

Я читал, что читать на расстоянии вытянутой руки безопасно.

Ольга Яшина:

Все равно экран мерцает, мы напрягаем аккомодацию. Мы смотрим не вдаль, а на конечное расстояние, все равно напряжение есть. Тут очень важно правильно организовать рабочее место, то есть чтобы было правильное кресло с подлокотниками, удобно было сидеть, чтобы расстояние до экрана было сантиметров 70, но чтобы центр экрана был на 20 сантиметров ниже уровня взора, то есть если он будет на одном уровне или выше, будет перенапрягаться шея, что ухудшит кровоснабжение головного мозга и глаз.

Кроме этого, важен размер шрифта. Есть правило тройного различения – шрифт должен быть таким, чтобы отъехав на расстояние в 3 раза больше, вы еще могли его различать. Компьютер не должен стоять у стены, то есть работая, вы должны посмотреть вдаль, тем самым расслабив мышцы, отдохнуть немножко. Если соблюдать все правила работы за компьютером, то процентов на 50 снижается утомляемость глаз.

Необходимо делать перерывы. Если у человека есть какие-то аномалии рефракции: близорукость, астигматизм, дальнозоркость, и врач рекомендует работать в очках, то это надо использовать, потому что глаза будут уставать меньше.

Денис Остроушко:

Можно искусственно расслабиться, сделать гимнастику?

Ольга Яшина:

Есть даже специальные циклы гимнастик, которые можно поставить на компьютер, они включаются автоматически, нужно сделать перерыв, просит посмотреть на точку на экране, наблюдать за ней, или приближается, удаляется объект, или просит закрыть глаза, открыть, эти упражнения помогают уменьшить утомляемость глаз при работе с компьютером.

Денис Остроушко:

В руках у нас все чаще еще и телефон.

Ольга Яшина:

Принцип такой же. Близкое расстояние, мерцающий экран, мы все хотим узнать, прочитать, напрягаем зрение, отдыхаем мало, мышцы утомляются, может возникнуть близорукость, особенно если есть предрасположенность.

Денис Остроушко:

Телефон меньше, чем компьютер. Это влияет, или сам факт экрана, что он мерцает, пиксельный?

Ольга Яшина:

Размер не важен. Важно еще время, есть даже специальные разработки ржевских ученых, где описано, сколько детям можно работать за компьютером в течение дня, и получается по минимуму, потому что все остальное уже опасно. В 17-18 лет до часа можно, больше уже нельзя, хотя сейчас в школе задают много задач на компьютерах, но это может приводить к утомляемости глаз.

Денис Остроушко:

Мы переключаемся с телефона на планшет и так далее. Как выйти из этого порочного круга? Понятное дело, что можно почитать обычную книгу, или идя по улице смотреть вокруг, различать номера машин, акцентироваться на верхних этажах?

Ольга Яшина:

Акцентироваться больше на зону для дали, потому что когда мы смотрим вдаль, мы меньше напрягаем глаза. Моргать чаще, потому что когда мы смотрим в гаджеты, мы уставились и реже моргаем, то есть увлажнять глаза, больше отдыхать, если есть возможность, не брать телефон. Делать гимнастику, водить глазами вверх-вниз, восьмерки делать, чтобы улучшить кровоснабжение глаза, уменьшить утомляемость.

Денис Остроушко:

Держать в голове эту мысль – моргнуть. Войдет ли это со временем в привычку?

Ольга Яшина:

Я думаю, нет, потому что это процесс рефлекторный, но когда глаз сухой, нам хочется моргнуть, чтобы увлажнить глаз.

Денис Остроушко:

Обычно человек, которого ничего не беспокоит, даже профилактически не приходит к врачу. С какими симптомами обычно приходит и на что обратить внимание? Что он должен почувствовать, чтобы понять – пора?

Ольга Яшина:

Он может заметить, что ему стало хуже видно вдали, появился зуд век, туман, периодически покраснения, чувство песка в глазах, это основные жалобы, с которыми приходят пользователи компьютеров. Могут появиться плавающие мушки перед глазами, вспышки, но это больше сосудистые изменения, или могут быть связаны с заболеваниями сетчатки, то есть если человек заметил какие-то жалобы, он должен обязательно обратиться, чтобы мы могли обследовать, расширить зрачок и внимательно посмотреть.

Денис Остроушко:

Как понять, что симптомы, которые Вы сейчас описали, связаны именно с глазами?

Ольга Яшина:

Они не проходят, человек поработал, ему стало хуже видно, зрение не возвращается. Обязательно надо пойти к врачу, чтобы понять, что это – истинная близорукость, сосудистый спазм или спазм цилиарной мышцы, то есть спазм аккомодации, мы должны назначить лечение. Чем позже человек придет, тем тяжелее нам будет его вылечить и вернуть зрение.

Денис Остроушко:

Бывает, что глаза устают, начинают болеть, чесаться, не стоит же сразу бежать к врачу.

Ольга Яшина:

Не стоит, но если это постоянно, то тогда нужно обратиться. Очень часто сейчас встречается вялотекущий хронический блефарит, хроническое воспаление краев век, то есть этот человек не замечает, но это является в 55% причиной сухого глаза. Человек приходит и говорит: «Я покапал одни капли, другие, третьи, не капаю – опять все возвращается». А когда его смотришь внимательно, понимаешь, что сухой глаз – это следствие, а причина – это хроническое воспаление век. И вылечив это хроническое воспаление, мы избавляем человека от сухого глаза. Поэтому даже когда есть такие жалобы, все равно лучше прийти, не просто покупать капли, а обследоваться.

Денис Остроушко:

Наши глаза реагируют на другие состояния в организме, например, гипогликемию, когда глаза сразу реагируют. Как понять, что сейчас именно с глазами проблемы?

Ольга Яшина:

Если гипогликемия прошла, сахар нормализовался, зрение нормализовалось. А если не нормализовался, у пациентов с диабетом бывают резкие скачки вверх-вниз, и у них есть такое понятие, как транзиторное нарушение рефракции, то есть упал резко сахар, они становятся дальнозоркими, и они бегут и говорят: «Стал хуже видеть». А когда ставишь им коррекцию, говоришь: «Но вы же видите хорошо». – «А я же раньше видел без очков, а сейчас в очках». Тут надо разобраться, что это – транзиторные изменения или изменения, которые надо лечить. При диабете могут быть и кровоизлияния в стекловидное тело, кровоизлияния в сетчатку, отложения белка, жира, поэтому пациентам с диабетом и с такими скачками надо обязательно наблюдаться у офтальмолога.

Денис Остроушко:

Есть заболевания, где все четко понятно. А тут просто мушки в глазах.

Ольга Яшина:

Тут могут быть две причины: сосудистого характера – закружилась голова, снизилось давление, побежали мушки, нормализовалось давление – они прошли. А если они не проходят, то, скорее всего, это деструкция стекловидного тела, может быть, какие-то кровоизлияния в стекловидное тело. Значит, мы должны понять, почему это произошло, потому что те же мушки в стекловидном теле могут явиться следствием разрыва сетчатки, а разрыв сетчатки – это частая причина отслойки сетчатки. То есть если это не проходит, то нужно идти к врачу, несмотря на то, что ты 100% видишь, и разбираться, с чем это связано.

Денис Остроушко:

Если это не проходит в течение какого времени?

Ольга Яшина:

Например, в течение 3-х дней. Бывает, появились мушки, человек встал с утра – нет ничего. Значит, что-то сосудистое. А если они появились и не проходят, надо идти к врачу.

Денис Остроушко:

Если в течение 3-х дней изменения, ухудшение зрения приступами, по несколько часов?

Ольга Яшина:

Бегом к окулисту, это может быть предвестником сосудистых нарушений сетчатки, то есть был спазм в сосудах головного мозга с выпадением полей зрения, потом спазм сосудов и тромб в сосудах сетчатки, то есть может быть непроходимость центральной артерии сетчатки, тромбоз вен сетчатки, это уже грозное заболевание, которое срочно надо лечить.

Денис Остроушко:

Человек, который заметил что-то из того, что мы говорили, приходит к офтальмологу, говорит, что есть проблема. Что обычно назначает офтальмолог в таких случаях?

Ольга Яшина:

Офтальмолог должен обследовать, проверяем обязательно зрение, делаем поле зрения, то есть смотрим, насколько обзор у человека, не сузилось ли поле зрения, измеряем внутриглазное давление. Если внутриглазное давление нормальное, расширяем зрачок и смотрим, что там происходит в глазу, а уже потом назначаем лечение.

Денис Остроушко:

Внутриглазное давление насколько важный показатель, потому что я слышал о нем часто, и даже можно прийти в поликлинику и померять.

Ольга Яшина:

Это важно, потому что есть такое грозное заболевание, которое называется глаукома, это заболевание в более старшем возрасте, но и у подростков бывает, юношеские виды глауком, заболевание, при котором повышается внутриглазное давление. Причем оно может повышаться в двух видах: может быть приступ глаукомы, когда у человека внезапно повышается давление, резко снижается зрение, он быстро обращаются к окулисту, потому что глаз болит, не видит, а есть открытоугольная глаукома, при которой повышение внутриглазного давления идет постепенно, и человек может ничего не замечать. А это повышенное внутриглазное давление неблагоприятно воздействует на зрительный нерв, и происходит постепенная его атрофия, что приводит не только к снижению зрения, но и к сужению поля зрения. И эти изменения необратимые, если человек к нам поздно обращается, то мы не можем вернуть то, что есть. Поэтому очень важно измерять внутриглазное давление. Когда врач видит асимметрию на одном глазу, измерил – на одном 16, на другом 20, вроде бы нормальное давление, но есть разница, или высокое давление, обязательно должен обследовать в плане глаукомы и назначить лечение, которое снижает внутриглазное давление, потому что это заболевание, которое может привести к слепоте.

Денис Остроушко:

Насколько сейчас медицина в области офтальмологии развита в плане таблеток, капель, чтобы не применять хирургические методы?

Ольга Яшина:

Капель очень много, они разного вида действия, то есть если мы назначаем человеку капли и если они помогают, но слабо, мы можем добавить еще один вид капель. Если он все закапывает, но давление все равно повышено, мы его можем направить на лазерное лечение, оно тоже эффективно при глаукоме, не при всех видах, но тоже может помочь. А если уже все капли не снижают давление до нормы, то приходится оперировать человека, для того чтобы сохранить ему зрение.

Денис Остроушко:

Это одинаково актуально и для глаукомы, и для других заболеваний?

Ольга Яшина:

Мы говорим сейчас про глаукому, потому что это хроническое заболевание, как правило, наследственное и вялотекущее, достаточно серьезное, которое может приводить к слепоте. По месту жительства есть специальные глаукомные дни, когда приходят пациенты, им замеряется внутриглазное давление, то есть осуществляется контроль за такими пациентами. А они со своей стороны должны соблюдать режим закапывания, что не всегда бывает, а все это ухудшает остроту зрения.

Денис Остроушко:

Я, честно говоря, не понимаю, как дальнозоркость лечить каплями.

Ольга Яшина:

Никак, очки и контактные линзы.

Денис Остроушко:

И тут мы приходим к дилемме: либо сделать операцию, хирургическое вмешательство, либо очки, линзы.

Ольга Яшина:

Кому что нравится. Очки – это не только средство коррекции, но и дизайн. Кто-то привык ходить в линзах, это удобно. Кто-то плохо переносит очки и линзы, тот делает операцию с косметической целью, с целью улучшения зрения.

Денис Остроушко:

У меня есть знакомые, которые откровенно говорят, что они боятся делать лазерную коррекцию и другие операционные вмешательства, страшно. Вы успокоите или все-таки их опасения имеют вес?

Ольга Яшина:

Если они хотят сделать эту операцию, они должны пойти в центр, где это делают, и обследоваться, и доктор, сделав обследования, все должен рассказать, потому что видов операции много, и он может рассказать, какая в данном случае лучше операция, или наоборот, ее нельзя делать, и человек уже сам решит. При этом чем больше степень близорукости, тем больше вероятность осложнений, потому что надо дольше воздействовать лазером, обрабатывать роговицу, для того чтобы вернуть хорошее зрение.

Денис Остроушко:

Процент негатива от таких операций минимальный?

Ольга Яшина:

Минимальный, это меньше 1% по данным литературы. Просто надо помнить, что после этих операций опять может быть близорукость через 5-10 лет.

Денис Остроушко:

Но если мы уйдем в линзы или очки, тоже может снижаться?

Ольга Яшина:

Конечно, но лазерную операцию обычно делают тем, у кого процесс стабилизировался, то есть уже не прогрессирует близорукость.

Денис Остроушко:

Насколько доступно?

Ольга Яшина:

Я думаю, доступно, но эта процедура считается все-таки больше косметической, она только платная, то есть ее нет по ОМС. Сейчас очень много медицинских центров, которые это делают, поэтому я думаю, что это доступно.

Денис Остроушко:

Линзы или очки?

Ольга Яшина:

Каждый выбирает свое. Кому-то нравятся очки, удобно, ложишься спать – снял, линзы надо из глаз вынимать. Но бывает, что по качеству зрения линзы лучше, потому что они не уменьшают изображение, как очки, они не сужают поле зрения, то есть они не в оправе, поэтому каждый выбирает для себя.

Денис Остроушко:

С точки зрения медицины, какие опасности могут поджидать в очках или в линзах?

Ольга Яшина:

Очки могут разбиться, если это стеклянные, пластик больше царапается, не бьется, а в линзах мы можем получить инфекционные осложнения, если не будем соблюдать правила гигиены.

Раньше, когда линзы только появились, они были длительного ношения, то есть была одна пара, которой пользовались полгода-год, мы должны были тщательно обрабатывать линзу, даже первые линзы рекомендовали кипятить, чтобы убрать всех микробов, которые на ней могли находится. Но постепенно появились мультифункциональные растворы, таблетки, которыми стали обрабатывать линзы. Но со временем мы поняли, что когда человек использует одну пару линз в течение полугода, все-таки могут появиться осложнения не только инфекционные, потому что на линзе откладываются микроорганизмы, белок, жир из слезы, могут появиться осложнения аллергического характера, потому что те отложения, которые накапливаются на линзе, со временем разрушаются, глаз отвечает на эти элементы, и появляются гипоксические осложнения, связанные с недостатком кислорода, потому что эти белки, жиры, которые откладываются на поверхности линзы, забивают поры линзы, глаз хуже дышит. И поэтому фирмы пошли по пути уменьшения сроков ношении линз, появились линзы на 3 месяца, на месяц, на 2 недели, и сейчас даже есть линзы однодневные, которые можно с утра одеть, вечером снять. Продаются они в коробках по 30 штук, это очень удобно, потому что это самый здоровый способ ношения линз: утром одел стерильную линзу, вечером вытянул, не пользуешься растворами, контейнером. Бывает, что люди носят очки, но когда они занимаются спортом, они пользуются линзами.

Денис Остроушко:

С очками может произойти то же самое – бактерии, грибок?

Ольга Яшина:

Нет, в этом плане безопаснее. А если человек пользуется линзами не день, а две недели, месяц, плохо за ними ухаживает, одевает грязными руками, не меняет раствор в контейнере, то могут быть грозные инфекционные осложнения, которые могут привести не только к конъюнктивитам, но и к кератитам, вплоть до язвы роговицы и помутнения роговицы, что в дальнейшем может привести даже к пересадке роговицы.

Денис Остроушко:

Насколько это распространено?

Ольга Яшина:

Это зависит от человека, то есть когда мы подбираем линзы, мы говорим: «Мойте руки». Он вроде соблюдает, а потом раз не помыл, снял, одел линзу – ничего не произошло, и люди уже забывают, что нужно соблюдать правила гигиены. Мы работаем в больнице, к нам приходят люди в линзах, мы делаем свои обследования, а потом просим снять линзы, и половина людей тянут руки к глазам, и мы говорим: «Что вы делаете, вы с улицы пришли, помойте руки!» Люди уже не думают о том, что нужно руки помыть. А это неправильно, один раз снял грязными руками – ничего не будет, а потом будут инфекционные осложнения.

Денис Остроушко:

Часто приходят с инфекционными осложнениями?

Ольга Яшина:

К нам часто, так что у нас неотложная помощь. Когда что-то случается у человека с линзами и появляется конъюнктивит, они приходят к нам в неотложную помощь и уже там решают, конъюнктивиты или что-то более сложное, имеется воспаление роговицы, необходима госпитализация, потому что когда мы носим контактные линзы, есть опасность не только грибкового заражения, но и заражения простейшими. Есть такой акантамебный кератит, который вызывает акантамеба, она живет в воде, и если человек не соблюдает правила обработки контейнера и обрабатывает его водой из-под крана, есть возможность заражения контейнера акантамебой. Она в форме циста существует в воде, а когда мы обработали контейнер, она может перейти в активную форму, заразить линзы и вызвать серьезный кератит.

Денис Остроушко:

Но если уж так случилось у человека, что он почувствует? Сейчас намного больше людей, которые перешли с очков на линзы, потому что это просто удобно. Лет 10 лет назад, мне кажется, было больше людей в очках, вряд ли все делают операцию, поэтому, наверное, переходят на линзы.

Ольга Яшина:

Если у человека произошло поражение роговицы, то есть возник кератит, воспаление, во-первых, краснеет глаз, во-вторых, будет сильная боль, в-третьих, слезотечение, в-четвертых, блефароспазм, то есть спазм век, на свет будет очень больно смотреть, и эти все признаки заставляют людей приходить к нам, и мы констатируем, что у них есть не только воспаление конъюнктивы, но и серьезное воспаление роговицы.

Бывает, что даже под линзу что-то попало, а они не могут на улице линзу переодеть, и так ходят, песчинка вызывает эрозию роговицы, в последующем воспаление.

Денис Остроушко:

Существуют не только лечебные линзы, которые помогают человеку, но и арт-линзы, нулевые, они никак не влияют на зрение, только для красоты. Но я слышал мнение, что арт-линзы зачастую менее качественно сделаны, чем обычные лечебные линзы, и могут нанести травму, вред из-за своего материала.

Ольга Яшина:

Эти линзы делают из обычного материала. Сейчас существует силикон-гидрогелевый материал – это специальный материал для линз, который очень хорошо пропускает кислород. Когда линзы только появились, а линзы в том варианте, в котором мы знаем их сейчас, создал в 1157 году Отто Вихтерле, они были из метилметакрилат, хорошо сидели на глазах, но плохо пропускали кислород. Если взять в условных единицах, то проницаемость кислорода у них была порядка 20-30 условных единиц, но в настоящее время линзы стараются делать из силикон-гидрогелиевого материала, который лучше пропускает кислород. В среднем проницаемость для кислорода у этого материала порядка 100-150 условных единиц, а арт-линзы делают из обычного материала.

Кроме этого, возможно, что картинки наносят не внутрь самой линзы, а снаружи, что ухудшает кислородную проницаемость, поэтому они не всегда комфортны. Для красоты их можно использовать, но не более того.

Денис Остроушко:

Безопасное время их использования, к примеру, 2 часа?

Ольга Яшина:

Можно.

Денис Остроушко:

На ночь лучше не оставлять?

Ольга Яшина:

Не надо. Все линзы надо на ночь снимать. Есть специальные линзы, которые одевают на ночь, они так и называются ночные ортокератологические линзы – это специальные лечебные линзы, которые применяют для остановки прогрессирования близорукости, их назначают подросткам, подбирают индивидуально. Суть их заключается в том, что это линзы обратной геометрии, то есть у них центр гораздо более плоский, чем собственная роговица, и когда человек одевает их на ночь, то роговица с помощью этих линз становится более плоской, то есть меняется ее преломляющая сила. Потом человек встает с утра, снимает эту линзу и видит хорошо за счет того, что роговица стала более плоской, то есть качество зрения даже у близорукого человека хорошее. К вечеру у него начинает опять роговица принимать свою форму, и зрение ухудшается, опять он ложится спать и одевает эти линзы. Сейчас они очень популярны, было проведено исследование в институте Гельмгольца и было показано, что они действительно тормозят прогрессирование близорукости.

Денис Остроушко:

Получается, что в будущем мы придем к тому, что какими-то методами мы сможем лечить безопасно.

Ольга Яшина:

Это как средство коррекции, но эффект хороший от этих линз.

Денис Остроушко:

Днем человек может ходить без линз?

Ольга Яшина:

Без линз и без очков, и видит хорошо.

Денис Остроушко:

А вдруг забыл на ночь одеть?

Ольга Яшина:

Тогда с утра будешь плохо видеть.

Денис Остроушко:

И эта линза уже не спасет, потому что она никак не влияет на зрение днем?

Ольга Яшина:

Да, потому что в ней надо спать, чтобы был момент воздействия на роговицу.

Денис Остроушко:

Почему сейчас линз стало больше, чем очков?

Ольга Яшина:

Потому что это удобно. Молодежь более активная, спортом, конечно, лучше заниматься в контактных линзах.

Денис Остроушко:

Нашим приверженцам ЗОЖ и спорта совет – линзы лучше очков в данном случае.

Ольга Яшина:

Есть аномалии рефракции, большой астигматизм, когда мягкую линзу не можешь подобрать, а жесткая человеку неудобна, он пользуется очками, то есть у всех по-разному.

Денис Остроушко:

Перейдем к мифам. Первый миф, который мне сразу же в голову прилетел, из детства, когда мама мне говорила: не своди глаза, а то если кто-то напугает, ударит, так и останется, будешь косоглазый ходить.

Ольга Яшина:

Причины косоглазия другие. Это врожденные аномалии рефракции, врожденные аномалии развития мышц, укорочение мышц, аномалии прикрепления, то есть вы просто развили свои мышцы и можете сводить глаза, но если у вас нет предрасположенности к косоглазию, то не должно ничего развиться.

Денис Остроушко:

То есть чисто теоретически во взрослом возрасте косоглазие невозможно?

Ольга Яшина:

Возможно, потому что причин косоглазия может быть много. Есть две большие группы косоглазия: косоглазие явное и косоглазие скрытое. В обычном состоянии человек смотрит прямо, но если мы закроем один глаз и подержим глаз закрытым, а потом откроем, глаз может косить, а в обычном состоянии человек может удерживать глаза прямо, вот такое косоглазие называется скрытым. И бывает, что при большой зрительной нагрузке после тяжелых заболеваний мышечных резервов глазам недостаточно, чтобы удерживать их прямо, и глаза начинают косить. Это одна из причин, почему во взрослом возрасте может появиться косоглазие.

Второе – это могут быть травмы головы, которые могут приводить к косоглазию, разные заболевания. Есть эндокринные заболевания, при которых мышцы глаза меняются, происходит их отек, фиброз, тоже появляется косоглазие. У пожилых людей в результате микроинсульта может появиться косоглазие, то есть это необязательно детский возраст, во взрослом возрасте тоже много причин появления косоглазия.

Денис Остроушко:

Можем ли мы профилактировать подобное изменение, чтобы не косили глаза во взрослом возрасте? Как определить в домашних условиях?

Ольга Яшина:

В домашних условиях можно закрыть рукой глаз секунд на 5, а потом открыть, и другой человек должен посмотреть – глаз на месте стоит или в сторону ушел и вернулся на место. Если такое установочное движение есть, то можно предположить, что у человека есть скрытое косоглазие, тогда можно гимнастику делать, чтобы оно не развилось в явное косоглазие. Если человек близорукий, у него склонность к расходящемуся косоглазию, то необходимо носить очки, потому что они помогают удерживать глаза прямо, делать гимнастику для глаз, то есть можно полечиться, но если это результат травмы или неврологических заболеваний, тут уж ничего не поделаешь – надо лечить основное заболевание.

Денис Остроушко:

То, что мы не можем дома понять, найти и исправить, нужно идти к врачу, но мы за то, чтобы человек сам следил за своим здоровьем в любом состоянии. Слышал, что люди, которые умеют двигать одним глазом отдельно от второго, склонны к ухудшению зрения в последующем, потому что мышцы постоянно напрягаются по-разному.

Ольга Яшина:

Это миф, потому что глаза работают содружественно, и одним глазом двигать невозможно.

Денис Остроушко:

Вообще одним глазом двигать невозможно?

Ольга Яшина:

Невозможно, если только есть какое-то врожденное заболевание. Бывает у человека врожденная патология мышцы или нерва, и глаз не двигается в какую-то сторону, тогда один глаз у него может стоять на месте, а другим он может двигать, но это с рождения, а сами вы не можете так сделать.

Денис Остроушко:

Я уверен, что к Вам приходят с подобными вопросами и мифами даже знакомые, когда узнают в компаниях, что Вы врач-офтальмолог. Какой вопрос самый популярный?

Ольга Яшина:

Самый популярный: если я буду носить более сильные очки, у меня снизится зрение, поэтому я лучше буду носить слабые очки, лучше буду щуриться, но сильные очки не одену. Это миф. Сейчас идет тенденция к полной коррекции, чтобы на сетчатку попадала четкая картинка, вот это четкое изображение шло в мозг и обрабатывалось. Сейчас весь мир за полную коррекцию.

Денис Остроушко:

Еще слышал мнение, что сухой воздух, особенно в мегаполисах, плохо влияет на наши глаза. Это похоже на правду, с одной стороны, с другой стороны, я понимаю, что если мы будем чаще моргать, то глаза не высохнут.

Ольга Яшина:

Слеза может быстро испаряться, поэтому может быть меньше слезы, она испарилась, и нам ее неоткуда взять, тогда используем препараты искусственной слезы, а когда воздух более влажный, такой потребности нет.

Денис Остроушко:

Тут мы говорим о проблеме мегаполиса?

Ольга Яшина:

Конечно. Сухой воздух, кондиционирование помещения, работа с компьютером все это приводит к тому, что у нас сухие глаза, и необходимо закапывание капель.

Денис Остроушко:

Насколько необходимо капать глаза? Как понять, нужно ли капать глаза?

Ольга Яшина:

Если появляются жалобы, что сохнут глаза, краснеют, вы чувствуете инородное тело под веками, а его нет, то это показания к тому, чтобы закапывать капли. Вы почувствовали дискомфорт, что-то мешает, начинаете чаще моргать, значит, нужно все-таки иметь такие капли.

Денис Остроушко:

Если такого дискомфорта нет, стоит ли периодически, чисто для профилактики, раз в месяц прокапать?

Ольга Яшина:

Не надо.

Денис Остроушко:

Почему? Это как-то может повлиять?

Ольга Яшина:

В каплях есть консервант, который может вызвать аллергию, может неблагоприятно воздействовать.

Денис Остроушко:

Мы часто говорим о том, что прививки работают, о том, что витаминки иногда можно попить, почему тогда для глаз не существует таких капель или водички, которая безопасна, которую раз в неделю можно капнуть просто так, для профилактики?

Ольга Яшина:

Если у человека устают глаза, есть близорукость, мы назначаем витаминные капли, можем капать курсом месяц,

Денис Остроушко:

Но после рекомендации врача, а не просто пришел в аптеку и купил. Представьте себе собирательный образ пациента, что бы Вы ему сказали, чтобы снизить переживания?

Ольга Яшина:

Нужно внимательно относиться к своим глазам и при малейших жалобах на снижение зрения, появление новых жалоб, будь то вспышки, плавающие помутнения, искры, обязательно обращаться к врачу. Не сидеть и не думать, что это пройдет, а сразу обращаться, и тогда у нас больше возможности вылечить человека.

Денис Остроушко:

Куда идти, можно в поликлинику?

Ольга Яшина:

Да, можно пойти в районную поликлинику, если что-то острое, то в неотложную помощь. При нашей больнице есть неотложная помощь, и мы человека обследуем.

Денис Остроушко:

Городская клиническая больница имени Боткина, именно оттуда сегодняшний наш гость – Ольга Николаевна Яшина, заведующая кабинетом сложной рефракции и ортоптического лечения косоглазия. Спасибо Вам большое, Ольга Николаевна, было очень интересно. Увидимся с хорошим зрением в следующих выпусках. Пока.