Зубные феи и кариозные монстры

Педиатрия

Тэги: 

Рабият Зайниддинова:

Канал Mediametrics, меня зовут Рабият Зайниддинова, программа «Ваш детский доктор». Сегодня наша передача называется «Зубные феи и кариозные монстры». Говорить мы с вами будем про зубы: откуда они появляются, сколько их должно быть, почему они болят и что делать, если возникла резкая зубная боль, для чего ребенку в месяц, а то и в год нужен детский стоматолог, и что делать с острой зубной болью маме, у которой малыш температурит и всячески показывает, что ему плохо? У нас в гостях Елена Александровна Русина – детский стоматолог-терапевт, главный врач отделения Измайлово сети городских стоматологий «Дента-Эль». Сегодня мы будем обсуждать всё, что касается здоровья детских зубов. Это правильная формулировка, так можно сказать?

Елена Русина:

Правильнее сказать «временных зубов», в народе «молочные зубки». Медицинский термин «временные зубы», а есть постоянные.

Рабият Зайниддинова:

Расскажите нам, Елена Александровна, что такое временные зубы, откуда они берутся, и почему их в народе прозвали «молочными»?

Елена Русина:

Человек рождается без зубов, все об этом знают. Он взрослеет, меняется характер пищи, у него появляются первые зубки. Как правило, с 5-6 месяцев, по стандарту, бывают отклонения, но не так значительно и страшно. К 2 годам, к 24 месяцам жизни у ребенка должно быть 20 зубов. 20 зубов составляют полный временный прикус, либо полный молочный прикус. С этими зубками дети будут жить, жевать до 5-6 лет, когда начнётся смена.

Рабият Зайниддинова:

То есть прикус не значит, что ребенок прикусывает, а прикус – это наличие определенного количества зубов в том или ином возрастном интервале, я правильно понимаю?

Елена Русина:

Если правильно, то прикус – это соотношение челюстей. У детей до 6 лет прикус молочный, или сменный, в молочном прикусе 20 зубов, в постоянном прикусе, как мы знаем, 28 зубов.

Рабият Зайниддинова:

А как же 32 зуба?

Елена Русина:

Восьмые зубы – это рудимент, у кого-то они есть, у кого-то они закладываются, у кого-то не закладываются. Восьмые зубы не всегда прорезаются, не всегда у людей в наличии. Поэтому прикус считается полным, сформированным, постоянным при наличии 28 зубов.

Рабият Зайниддинова:

Я всегда полагала, что полный набор зубов у взрослого человека – 32, да и вся медийная сфера обыгрывает, и в рекламе в том числе эти 32 блестящих брата, 32 жемчужинки. Оказывается, не у всех взрослых людей они есть в наличии, это не патология, а вариант нормы?

Елена Русина:

Я вам скажу больше: зачастую в постоянном прикусе могут отсутствовать некоторые зубы, чаще всего это вторые резцы, либо вторые премоляры, то есть пятые зубы – такое тоже возможно. Это тоже не аномалия, не нарушение. Человек эволюционирует, меняется пища, характер пищи, образ жизни, и те зубы, которые менее активны при жевании, менее нужны, скажем, зубочелюстной системе, порой, просто отсутствуют. Нет зачатка зубов, бывает.

Рабият Зайниддинова:

Елена Александровна, прокомментируйте пожалуйста. Приказ по диспансеризации последней редакции содержит изменения, мамы с ними наверняка все столкнулись. После последних изменений в приказ о проведении диспансерных осмотров детей мамы обнаружили, что сейчас у младших детей календарь диспансеризации значительно урезан. В новой, в последней редакции стоматолог присутствует в качестве доктора, который должен малыша осмотреть, при рождении, в первый месяц и в год. В месяц можно что-то увидеть? Для чего внесён детский стоматолог в качестве обязательного доктора для малыша, которому месяц? Какая логика?

Елена Русина:

Дело в том, что стоматолог занимается не только зубами, стоматолог смотрит слизистые, и в месячном возрасте, в младенческом возрасте очень важна длина уздечки. Если у малыша короткая уздечка, он не может правильно брать грудь, он не получает достаточное количество молока и, соответственно, плохо будет набирать в весе. Если вы помните, давным-давно стоматолог осматривал ребенка непосредственно после рождения в роддомах, и при необходимости сразу делали пластику уздечки. Сейчас это делают педиатры в роддомах, но непосредственно хирургические манипуляции, стоматологические, конечно, не делают. Поэтому при осмотре, если есть необходимость, дают направление и ребенку делают маленькую операцию, подрезают уздечку, удлиняют её. Там ничего страшного, никаких страшных картин рисовать себе не надо, её лишь подрезают и прикладывают ребенка к груди, в младенческом возрасте, до месяца или в месяц, и все нормализуется, всё заживает, и ребеночек начинает правильно брать грудь.

Рабият Зайниддинова:

Елена Александровна, очень многих мам пугает сама формулировка. Я в своей практике неоднократно сталкивалась с тем, что обнаруживала укорочение уздечки, которую могли не увидеть в роддоме или, может быть, родители вовремя не обратились к стоматологу. Я объясняю, что манипуляцию сделать необходимо, потому что малыш плохо набирает вес, он активно срыгивает. Здесь же, на приеме я прошу приложить к груди и понимаю, что нет возможности полноценного захвата, идет постоянное раздражение околососковой зоны, идет мацерация груди, мама испытывает дискомфорт и боль. Объясняю, что манипуляция очень щадящая, делается быстро, но мама все равно пугается. Как правильно объяснить с точки зрения стоматологии: уздечка — это что?

Елена Русина:

Уздечка – это тяжик, тяж. Если мы говорим о том, как ребенок берет грудь, то чаще всего, в первую очередь мы подразумеваем уздечку языка. Это тяжик слизистой, состоящий из слизистой оболочки, который бывает коротковат.

Рабият Зайниддинова:

Он ограничивает подвижность языка.

Елена Русина:

Поэтому ребенок не может правильно взять грудь. Впоследствии, для манипуляции может понадобиться анестезия, потому что ребенок взрослеет, он осознает, понимает. Нужна будет анестезия, нужно будет сделать разрез, наложить пару швов, а в младенчестве ничего не нужно. Просто надрезают уздечку и прикладывают к груди – всё.

Рабият Зайниддинова:

То есть маме бояться не следует и откладывать тоже не нужно, потому что потом будет более дискомфортно и для мамы, и для ребенка. В каких случаях приходится идти на пластику уздечки, на коррекцию уже у взрослого малыша, которому 3 года, 5 лет, 6 лет, такое случается?

Елена Русина:

Случается, но чаще всего мы идём не в 3-4 года, а когда идет нарушение функции. Когда идёт нарушение речи, когда идет неправильное пережёвывание пищи, ребенок не может правильно пережевать, проглотить пищу – в таких случаях делают в 3-4 года, в 2 года, но всё зависит индивидуально от ребенка, по необходимости. Если функции нарушены, ребенок не произносит звуки, появляется дислалия. Логопеды только с 4 лет берут деток на активные занятия, проводят логопедические занятия, массажи, бывает, что уздечку тянут, она чуть-чуть подтягивается на фоне логопедических занятий. Если уздечка языка не растянулась, то мы делаем хирургическое вмешательство, но уже нужна анестезия, поскольку выполняется полноценная пластика ― делаются разрезы, как я уже говорила, накладываются швы. Маленькому ребёнку тяжело принять, даже в 6 лет, он всё равно маленький.

Рабият Зайниддинова:

Как скоро заживает у ребёнка?

Елена Русина:

3-4 дня.

Рабият Зайниддинова:

То есть у старших деток заживление занимает несколько дней, у малыша моментально всё купируется, тут же, на месте?

Елена Русина:

Безусловно. У взрослых детей и пища другая, и, как любые дети, они постоянно что-то тянут в рот, есть риск инфицирования, нужно будет дополнительно обрабатывать антисептиками, мы рекомендуем. Поэтому в младенчестве сделать проще и безболезненнее для ребенка. У ребенка в голове не останется памяти о злом враче, который делал ему укол в рот, и что-то там шил нитками.

Рабият Зайниддинова:

Дорогие друзья, обращаю ваше внимание еще раз: если вашему ребенку больше 4 лет, порядка 5-6, и логопед, который занимается с вашим малышом, говорит о том, что мы долго пытаемся, но вроде как не очень получается, то вспомните: когда последний раз вы были на приеме у детского стоматолога? Навестите доктора и поговорите с ним о том, нет ли иной проблемы, которая мешает полноценной артикуляции.

Елена Александровна, продолжим нашу беседу про диспансеризацию. Чего мы ждем в год от осмотра у детского стоматолога, от визита к зубному доктору? Вы хотите посмотреть, все ли зубы в наличии?

Елена Русина:

Мы смотрим наличие зубов, форму зубов, смотрим на качество эмали зубов, потому что порой тяжелые беременности или заболевания, перенесённые мамой на малых сроках беременности, отражаются на качестве эмали зубов у ребёнка. Ведь молочные зубки закладываются в первую половину беременности, мы смотрим на качество зубов, смотрим те же уздечки. Я всегда говорю родителям, которые приходят с детками на профосмотр в год: приходите чаще, пусть ребенок привыкает к врачу, пусть ребенок не боится. Он пришел, мы его посадили вместе с мамой на кресло, посмотрели, показали, он потрогал что-то рукой. Собственно говоря, в год мне, именно как терапевту, во рту-то делать нечего, по большому счету. Но, приходя из раза в раз, из года в год, ребенок ко мне привыкает, потом у детей отсутствует страх. К сожалению, раньше к врачу ходили только тогда, когда болит. Заболело – пришли, не болит – и не надо. Сейчас я всех призываю приходить к нам так же, как вы ходите к окулисту, к педиатру, к ЛОР-врачу. Профилактика всегда даёт свои плоды. Если мы увидим даже маленький кариес, его полечить намного проще, намного легче на ранних стадиях, нежели запустить зуб и всё закончится его удалением.

Рабият Зайниддинова:

Елена Александровна, вы, как зубная фея нашего сегодняшнего эфира, расскажите нам про кариозных монстров. Откуда берётся кариес и правда ли, что молочные зубы не надо лечить, потому что они всё равно выпадут?

Елена Русина:

Неправда. Молочные зубы обязательно надо лечить, потому что задача нас, как врачей, задача родителей – сохранить полноценный, правильный, полный молочный прикус, полный временный прикус до своевременной смены, чтобы каждые зубки прорезались в своё время. Ранее удаление, ранняя потеря молочных зубов ведёт к недоразвитию челюстей и, соответственно, постоянные зубки могут прорезаться раньше положенного времени.

Рабият Зайниддинова:

Потому что у них у окошко свободное?

Елена Русина:

Место есть. Они могут прорезаться не на своём месте, и потом будет большая работа ортодонта, тратится время и деньги, разумеется, потому что ортодонтия всегда платная.

Рабият Зайниддинова:

То есть от маленького звена, от маленького первого зёрнышка в виде крошечного кариозного пятна, в виде крошечного участка кариеса на зубе в итоге приводит к потере зубов, к изменению правильного формирования всего зубочелюстного аппарата, постоянного прикуса. Длинная цепь событий ведёт к расходам, нервам и достаточно болезненным ощущениям, связанным с ортодонтическими манипуляциями.

Елена Русина:

Ортодонтия не столько болезненная, сколько длительная, требует дисциплины от пациента и от родителей. В большинстве случаев всего этого можно избежать, если нет наследственных патологий, нет обусловленных аномалий развития челюсти. Бывает, что чрезмерно развита та или иная челюсть генетически обусловлена строением лицевого скелета. Поэтому, в принципе, можно обойтись. Но у каждого ребенка в 6 лет, как правило, в 6 лет у вашего малыша меняются первые зубки, нижние центральные резцы выпадают и на их место прорезаются постоянные.

Рабият Зайниддинова:

Это значит, что уже поменялись, когда выпали временные и прорезались постоянные?

Елена Русина:

Совершенно верно, выпали молочные, прорезались постоянные. Как правило, смена верхних и нижних центральных резцов сопровождается прорезыванием шестых зубов – первыми жевательными постоянными зубами, в молочном прикусе их нет. По соотношениям верхних и нижних шестых зубов судят о положении челюсти, о предрасположенности или о наличии той или иной патологии. Очень важно не пропустить момент, поэтому сразу, как только у вашего ребенка поменялись центральные зубки, сходите к ортодонту. Пусть ортодонт посмотрит и скажет, что у вас всё прекрасно, у вас всё хорошо, придите через год или через полтора – мы посмотрим, как будут меняться зубы. Если же ортодонт увидит проблему, он сразу вас правильно сориентирует, когда вам нужно прийти, чтобы родители не пропустили момент, и в будущем у ребенка была красивая улыбка, она сейчас очень важна, и всегда была важна.

Рабият Зайниддинова:

До 6 лет ортодонт не нужен ребенку?

Елена Русина:

В очень редких случаях, когда есть явная патология, её видно в молочном прикусе. Мы начинаем ортодонтию и в 3 года, и в 4 года на пластинках на временном прикусе.

Рабият Зайниддинова:

В целом, как часто нужен детский стоматолог ребенку? В месяц, затем в год ― по приказу, но, далее когда нужно, как часто нужно обращаться?

Елена Русина:

Я всегда советую приходить, даже если нет жалоб, хотя бы раз в год, потому что дети очень активно растут, растут и челюсти, и весь скелет. Поймать отклонение или аномалию развития очень легко, и успеть правильно сориентировать пациента, чтобы родители обратили внимание на тот или иной момент.

Рабият Зайниддинова:

В случае, если обнаружилась какая-то ситуация, если обнаружился кариес, лечение будет также болезненно, как в наши детские годы, или теперь всё происходит совершенно безболезненно?

Елена Русина:

Я хочу сказать, что лечить зубы одинаково больно, как взрослым, так и детям. Поэтому как взрослым, так и детям мы делаем обезболивание. Как правило, обезболивание в условиях поликлиники – это анестезия. С 4 лет разрешено применение инъекционной анестезии, специальных препаратов, безболезненных, то есть всё, как и у взрослых, абсолютно. Мы делаем анестезию и лечим зубик, ребенку не больно. Если же ситуация сложилась так, что у ребенка идет множественный кариес до 3 лет, то мы направляем на лечение под общей анестезией, под наркозом.

Рабият Зайниддинова:

Закись азота, которая сейчас так популярна, и есть лечение под наркозом?

Елена Русина:

Да.

Рабият Зайниддинова:

Сколько времени нужно стоматологу, чтобы полностью привести в порядок зубы с кариесом, чтобы сделать полную санацию, пока малыш будет под наркозом?

Елена Русина:

Это всегда зависит от ребенка, тут анестезиологи решают, не всегда стоматолог может сделать тот объем, который ему нужен.

Рабият Зайниддинова:

То есть лечение может и повториться, не факт, что за один раз удастся решить всю проблему.

Мы снова возвращаемся к вопросу о профилактике. Я настоятельно рекомендую нашим зрителям, слушателям запомнить, что раз в год – минимально возможное количество визитов к стоматологу. Хотелось бы даже раз в полгода планово показаться.

Елена Русина:

Даже если не болит. Вообще, в идеале, я своим пациентам всегда говорю: мама идёт к врачу – возьмите с собой ребенка, пусть он посидит. Он увидит, что мама не плачет, маме не больно, что с мамой работает доктор; пример работает, страх уходит.

Рабият Зайниддинова:

Елена Александровна, что такое кариес? Почему у одного ребенка может быть абсолютно благополучная ситуация в плане зубов до 3, до 5 лет, а другие дети попадают к вам с множественным кариесом в 3 года? Как так происходит, почему так случается?

Елена Русина:

Чтобы образовался кариес, нужно сложение нескольких условий. Во-первых, кариес – это бактерия. Нужно учитывать устойчивость зуба, то есть то, что мы называем генетическая предрасположенность, устойчивость тканей зуба к возбудителю кариеса.

Рабият Зайниддинова:

Есть отдельные возбудители кариеса?

Елена Русина:

Да, стафилококковая мутация, развивается возбудитель кариеса, уже доказано. Наличие бактерий, устойчивость зуба к бактерии, гигиена. Но, в младшем, в молочном прикусе дети, в принципе, все плохо чистят зубы, и говорить о том, что у него развился кариес из-за того, что он плохо чистит зубы тоже не совсем правильно. По крайней мере, до трех лет дети находятся на определенной диете, родители ограничивают сладкое, углеводы, меняющие кислотность в полости рта, которая способствует развитию кариеса.

Рабият Зайниддинова:

То есть бактерии живут у всех?

Елена Русина:

Бактерии живут практически у всех, но не у всех развивается кариес. Поэтому мы говорим о вредных привычках, о недопустимости, когда взрослый человек целует ребенка в губы. Если у взрослого человека есть кариозные зубы или плохая гигиена полости рта, то есть великий шанс заразить ребенка, даже если он на диете и не имеет никаких проблем с зубами. Я говорю про младенчество, до трех лет. Или, например, мама кормит ребенка, пробует из ложки, и той же ложкой кормит ребенка, что тоже не допустимо. Инфицирование – одна из причин проникновения возбудителя кариеса к ребенку.

Рабият Зайниддинова:

А дальше как получится: у кого-то будут множественные очаги, у кого-то будет один-единственный очаг, но мама вовремя отведёт его к стоматологу показаться профилактически, его удастся санировать. Опять-таки, дело случая и невозможно предсказать?

Елена Русина:

При правильном подходе, при постоянном посещении врача, плановом, не бывает, что у ребенка рот запущен. Невозможно пропустить.

Рабият Зайниддинова:

Еще раз обращаю внимание: если вы начинаете прикорм малышу, если вы знакомите его с новыми видами пищи, знакомите его с фруктовыми, овощными пюре, творожком, то давайте всё чистой ложкой. Предлагая малышу впервые, мама зачастую пробует еду сама, дабы убедиться, что продукт надлежащего качества. Если вам так уж хочется проверить, не забывайте менять ложку. Целуя ребенка в губы и предлагая ему продукт из той же ложечки, из которой вы только что его дегустировали сами, вы имеете огромные шансы передать малышу ту самую бактерию, которая является возбудителем кариеса. А дальше всё будет зависеть от того, насколько быстро вы сообразите, что хорошо бы малыша показать стоматологу.

Елена Александровна, расскажите пожалуйста, про острую боль. Очень много есть вопросов относительно того, может ли быть допустимой выжидательная тактика? У меня в практике были случаи, когда малыш пожаловался на боль, сказал, что болит зубик, ― оказалось, что режется постоянный зубик, он и болит. Была ситуация, когда малыш пожаловался, что болит зуб, а там оказался действительно значимый процесс, уже на стадии пульпита практически. Как маме дифференцировать, потому что маме с утра на работу, папе вроде как тоже на работу. Бежать ли нам с утра к стоматологу, дать ли жаропонижающие, болеутоляющие, пересидеть? Как правильно выбрать алгоритм, какие симптомы тревожны?

Елена Русина:

Всегда, если ребенок жалуется на боль в полости рта или: «Мама, зубик болит», – однозначно всегда нужно идти к врачу. Не надо дифференцировать. Если случилось вечером и вам некуда бежать – дайте ему противовоспалительный, обезболивающий препарат, детский нурофен, он разрешен. Ваш ребенок будет спать, но утром, пожалуйста, найдите время, или в течение дня найдите время, запишитесь к доктору и сходите. Как вы правильно сказали, боль может быть при прорезывании зубов. Мы рекомендуем определенные гели, их масса, которые содержат лидокаин, обезболивающие препараты и антисептики, которые снимут боль, облегчат ребенку жизнь на момент прорезывания зуба. Но, если уже осложнившийся кариозный процесс, то его нужно лечить, и чем раньше – тем лучше.

Анатомическое строение зуба ребенка отличается от взрослого, и кариес очень быстро переходит в пульпит, очень быстро. По пульпе, по сосудисто-нервному пучку он очень быстро переходит в ткани вокруг зуба, развивается периодонтит –всё случается в разы быстрее, чем у взрослых. Запущенный, не леченый периодонтит, в свою очередь, обостряется, и бывает, приходят с флюсами, то есть уже явление периостита; они могут повлиять на зачаток постоянного зуба – такое тоже может быть. Родители часто спрашивают, передастся ли кариес с молочного на постоянный — нет, он не передастся. Кариес с молочного зуба на постоянный не передастся, но не леченый молочный зуб, именно тяжелый не леченый влечёт за собой пульпит, периодонтит. Помимо боли, ребенок постоянно жалуется, это может повлиять на формирование эмали постоянного зуба и порой постоянный зубик прорезается с пятнышками. Бывают белые пятнышки, бывают даже коричневые пятнышки, это называется гипоплазия ― аномалия развития участка эмали. Гипоплазию вызывает не только кариес, но и травмы, потому что дети подвижные, часто падают, выбивают фронтальные зубы, передние зубы, и зачастую постоянные зубки прорезаются с пятном гипоплазии. Родители беспокоятся, переживают, но уже ничего мы не сделаем.

Рабият Зайниддинова:

То есть никак нельзя исправить?

Елена Русина:

Нет, существуют различные методы, но, когда уже сформируется прикус, когда ребенок вырастет. После 18 лет выполняют сошлифовывание, есть разные абразивные методики, отбеливание есть. Если очень стойкое некрасивое пятно, в крайнем случае можно его препарировать и поставить красивую композитную пломбу.

Рабият Зайниддинова:

Столько хлопот только потому, что вовремя не сделали все необходимые манипуляции с молочными зубами, банальную гигиену. Дальше начинается вся линейка походов к стоматологу и манипуляции с постоянным зубом.

Елена Русина:

Возможно, как вариант развития ситуации.

Рабият Зайниддинова:

Сейчас в стоматологическом прайсе я часто встречаю такую услугу, как (поправьте если я неправильно формулирую) герметизация фиссур. Она помогает спасти от угрозы кариеса? Что это такое?

Елена Русина:

Начнем с того, что такое фиссуры. Когда постоянный зуб прорезается в полости рта, он имеет бороздочки по зубу, определенный рисуночек, это называется фиссуры. После прорезывания зуба эмаль в фиссурах дозревает уже непосредственно в полости рта. Так как все дети плохо чистят зубы, не каждый родитель будет каждый день утром и вечером и чистить зубы своему ребёнку, и порой в фиссурки забиваются микрочастицы пищи, слущенный эпителий, продукты жизнедеятельности микроорганизмов полости рта. Всё это прекрасно там живет, пигментируется и со временем может развиться кариес. Какой вариант решения проблемы предлагаем мы? Специальными составами, никакого препарирования, никакой машины, ничего мы ни в коем случае не применяем. Это не больно, абсолютно безболезненная процедура, идёт специальная обработка фиссур. Врач смотрит непосредственно, он может просто щеткой с пастой их почистить, может ультразвуком поработать, если у него есть сомнения на предмет наличия пигмента, может ультразвуком почистить. Потом специальными препаратами, они называются герметиками, мы заливаем фиссуру. Зуб становится более плоский, как площадка.

Рабият Зайниддинова:

Некуда зацепиться остаткам пищи, они исчезают, вы их нивелируете.

Елена Русина:

Да, совершенно верно, они не застревают, делаем площадку. Потом в течение года фиссуры созревают, становятся полноценными, и та пломба, тот герметик, которым мы закрывали зуб, отлетает, как цветочек. Я всегда говорю: как тюльпанчик, он распустился, и пломбочка отлетела, всё. Но зато зубик будет чистый, здоровый и тем самым мы снижаем риск развития кариеса. Так можно делать не только с шестыми зубами, но со всеми постоянными зубами, которые имеют фиссуры, углубления, то есть с 4, 5, 6, 7, пожалуйста.

Рабият Зайниддинова:

С какого возраста эта процедура желательна, показана и необходима?

Елена Русина:

С момента прорезывания постоянного зуба. Прорезался он в 5 лет – пожалуйста, приходите, мы его закроем. Прорезался он в 6 лет – пожалуйста, приходите, мы его закроем. Но, когда приходят в 9, в 10 лет, когда зуб уже сформировался, у него глубокие фиссуры, они пигментированы – такие зубы мы не закрываем, потому что под герметиком прекрасно может развиться кариес, если фиссуры уже инфицированы.

Рабият Зайниддинова:

Еще раз, для того чтобы акцентировать ваше внимание на совершенно уникальных, я бы сказала, информационных жемчужинах, которые мы сейчас получаем от Елены Александровны: если у вашего ребенка меняется прикус на постоянный ― я правильно формулирую? Если меняется прикус...

Елена Русина:

Поясню: молочный прикус, или временный – это когда во рту только молочные зубки. Лет с 5-6 молочные начинают выпадать, постоянные прорезаться, наступает период сменного прикуса, когда во рту и молочные зубы, и постоянные.

Рабият Зайниддинова:

В этот период нужно уточнить у своего детского стоматолога, всё ли с зубами благополучно, нет ли необходимости в такой манипуляции, которую вы только что описали.

Елена Русина:

Да, совершенно верно. Мы проводим герметизацию фиссур при прорезывании. Кроме того, период сменного прикуса очень благоприятен, очень хорош для ортодонтического лечения. Если есть изменения, если есть неправильное соотношение челюстей или та или иная аномалия, то именно этот период очень благодатный, потому что челюсть активно растёт и с ней можно работать.

Рабият Зайниддинова:

Елена Александровна, в вашей практике с какой патологией чаще всего обращаются дети? По статистике, по опыту работы, что чаще всего беспокоит малышей?

Елена Русина:

Приходят разные дети. Приходят на профосмотры, и, если мы видим неправильное соотношение, мы сразу отправляем его к ортодонту. Если ребенок приходит с кариесом, зуб не болит, но мы видим, что есть кариозный процесс, мы объясняем, что зуб надо полечить для того чтобы оставить его витальным, живым, и для того чтобы он послужил свой срок, и держал место для постоянного – это очень важно при формировании.

Рабият Зайниддинова:

Чтобы не было смещения зубов, не было неправильного формирования прикуса, и чтобы не пришлось потом длительно навещать ортодонта.

Елена Русина:

Чтобы правильно росла челюсть. Молочные зубы всегда маленькие, белые жемчужинки, очень маленькие. Постоянные зубы всегда крупнее, им надо больше места. Родители обратят внимание: у тех детей, кто сейчас в возрасте сменного прикуса, появляются щелки между зубами. Откуда они появляются, почему они появляются? Потому что челюсть растет и готовится к смене зубов. Мы так устроены, наш организм подготавливает место для постоянного зуба. Порой его не хватает, и тогда приходят на помощь ортодонты. Они расширяют, помогают поставить зуб в ряд на свое место. Не всегда получается, иногда бывают ситуации, некие аномалии развития. Ортодонты лечат, сначала на пластинах ведут, а после того, как сформируется постоянный прикус, приходится еще и брекеты ставить, такое тоже бывает.

Рабият Зайниддинова:

Елена Александровна, бывают ситуации, чаще, конечно, у мальчишек, иногда баловство, иногда драка, что-то произошло и упал, ударили, споткнулся, что-то прилетело в область челюсти – и милая щербатая улыбка на всю жизнь. Что делать маме, у которой малыш пришел без половины зуба из фронтальной группы, переднего зуба. Если зубы уже постоянные, то какие перспективы?

Елена Русина:

Во-первых, не паниковать, идти к стоматологу. Сколы тоже бывают разные, травмы бывают разные. Бывает, что сам зуб цел, а сосудисто-нервный пучок, который питает зуб, внутри травмирован, за счет чего зуб умирает, меняет цвет. За такими зубами нужно следить. Бывает, что произошел достаточно большой скол, но зуб никак не беспокоит, цвет не поменял, и мы делаем реставрации, восстанавливаем красоту детям, как и взрослым, композитами. Это важно, потому что в противном случае развиваются деформации. Допустим, повреждён верхний зуб, тогда нижний зуб-антагонист тоже может деформироваться, может стать чуть выше или немного развернуться. Поэтому, если произошла травма, обязательно нужно прийти к врачу. Врач посмотрит, сделает рентгеновский снимок – не надо его бояться, сейчас везде стоят цифровые аппараты.

Рабият Зайниддинова:

Тоже один из страхов родителей: как так, будем делать рентген?

Елена Русина:

Не надо бояться. Ваш ребенок и за компьютерами у вас играет, и с телефонами играет, это небольшая доза излучения, не надо бояться. Врач сделает снимок. Есть еще волшебный аппарат, называется ЭОД, электроодонтодиагностика. Мы её применяем в некоторых случаях, смотрим, как зуб реагирует на малую силу тока. То есть процедура позволяет нам понять, жив зуб или нет, и в зависимости от этого мы планируем лечение: оставляем ли мы и наблюдаем зуб, смотрим, как он будет себя вести, будет ли он беспокоить ближайшее время, либо начинаем немедленно лечить, проводим лечение.

Рабият Зайниддинова:

Такой информацией, я думаю, мало кто обладает. Когда случается подобная ситуация, случается такого рода травма, возникает стрессовое состояние не только у ребенка, но и у мамы: мы теперь без зуба, нам что, теперь его выдерут и поставят новый? Как вообще жить-то дальше с такой ситуацией? Оказывается, есть довольно простой алгоритм.

Елена Русина:

Если случилось так, что временный зуб потерян, удалили его в результате болезни, пульпита или периодонтита, или осложнения, либо травмы – всё бывает в жизни, то не надо отчаиваться, не надо пугаться, паниковать. Идёте к тому же ортодонту. Сейчас есть масса способов заместить дефект, делают пластинки с искусственными молочными зубами. Это важно для полноценного жевания ребенка, чтобы ребенок правильно жевал, и важно, чтобы молочные зубки не двигались, чтобы сохранить место для постоянного зуба.

Рабият Зайниддинова:

Спасибо огромное! У нас в гостях была Елена Александровна Русина – главный врач отделения Измайлово сети городских стоматологий «Дента-Эль», или наша сегодняшняя зубная фея. Мы говорили про кариозных монстров. Это была программа «Ваш детский доктор».