Цифровые технологии в стоматологии

Медицинские технологии

Тэги: 

Юлия Клоуда:

Меня зовут Юлия Клоуда, мы встречаемся с вами в студии Mediametrics, чтобы обсудить насущные проблемы касательно стоматологии. Сегодня я решила пригласить замечательного гостя, он не доктор, но имеет непосредственное отношение к самым фантастическим технологиям в стоматологии. Артем Алексеев - директор по маркетингу и клиническому образованию крупнейшей компании Dentsply Sirona по России и СНГ.

До эфира мы с Вами кулуарно обсудили, что стоматология шагнула на несколько шагов вперед, быстро развивается – технологии, инструменты, материалы. Но осведомленность пациентов по технологиям низкая, они не знают, что можно запрашивать и чего ждать. Ваша компания – лидер рынка, а оборудование, которое вы производите, поистине космическое: зубы за 2 часа, коронка за час. Скажите, пожалуйста, какие еще прорывы нам можно ждать?

Артем Алексеев:

Прорывы случаются не так часто, есть определённые вехи. Можно говорить, что в конце XIX века с появлением первой электрической бормашины был прорыв, потому что она позволила намного эффективнее, намного быстрее работать доктору. Потом уже середина века, 1960-е годы, когда была исследована остеоинтеграция, что дало возможности имплантологии. Появилась огромная возможность замещать зубы – это невероятный прорыв. Потом цифровые технологии – конец прошлого века и нынешний век. 3D-рентгены дали нам новую картинку и врач видит всё, а до того он работал практически вслепую. Такие прорывы не слишком частые, поэтому я бы сказал, что в ближайшие 10-20 лет мы можем что-то ждать, но вряд ли прямо сейчас. Что может быть? Во-первых, ходят разговоры о чипировании людей. Если не чипирование, то создание электронной базы пациентов со всей их историей тоже не за горами, и тоже был бы прорыв. Представьте, вы пришли к доктору и рассказываете ему от Адама всё своё здоровье, вы же не всегда промните и не всегда знаете свои аллергии, про которые всегда спрашивают. Создание такой базы очень помогло бы. Вы к любому доктору идете, и всё знаете, и о вас всё знают.

Юлия Клоуда:

Да, удобно, согласна с Вами. Вы очень давно работаете в этой сфере. Есть ли актуальные вопросы, решения которых требуют от вас врачи, чтобы вы решили, усовершенствовали, или вы пока еще в процессе? Или всё актуальное сейчас закрыто?

Артем Алексеев:

В процессе сейчас то, что уже давно разрабатывается, но пока еще не пришли к решению. Наверное, 2 основных направления. Первое – цифровое решение для диагностики. Точнее, цифровая диагностика уже делается. Уже давно ведется разработка программного обеспечения, которое могло бы ставить диагноз на основе данных, полученных с рентгеновского снимка, со сканера, со всех остальных данных, которые можно собрать вместе. Это, конечно, тоже был бы прорыв. Для врача постановка диагноза – один из самых сложных этапов. Если врач правильно поставил диагноз, то и правильное лечение применил. Еще одно направление, пока звучит из области фантастики, но, тем не менее, разработки ведутся давно – это выращивание зубов. Работы генных инженеров, биоинженеров, они тоже невозможны без цифровых технологий. Работы ученых ведутся давно, по разным прогнозам лет через 10 будут выращены первые зубы именно с помощью генной инженерии, это будет невероятный прорыв. Если сейчас мы замещаем зуб титановым имплантом, керамикой, то в будущем зуб будет выращен из ваших же тканей. Звучит невероятно, но работы ведутся очень давно.

Юлия Клоуда:

Как Вы думаете, по стоимости для обычных смертных будет доступно вырастить зуб?

Артем Алексеев:

Первое время, конечно, космос. У вас уже были передачи про цифровое сканирование. Первые Cerec же тоже были дорогие, и мало кто мог себе позволить.

Юлия Клоуда:

Давайте напомним нашим зрителям, что такое Cerec.

Артем Алексеев:

Cerec (Церек) - это система в кабинете врача, позволяет с помощью цифры сделать цифровой слепок без использования традиционных оттискных материалов, что намного быстрее. Внутриротовая камера делает очень быстрый и очень точный снимок. Пациенту намного приятнее, потому что нет никаких инородных материалов, нет слепочной массы, нет порошка, ничего, что может вызвать неприятный ощущения, рвотный рефлекс.

Юлия Клоуда:

Когда их вынимают, тоже не очень приятно.

Артем Алексеев:

Здесь очень быстро, безболезненно, очень точно можно отснять камерой. Затем цифровой слепок отправляется в программу. Программа предлагает форму будущей реставрации, доктор может доработать ее и отправить на шлифование, то есть реставрация изготавливается из керамики прямо здесь и сейчас. Пациент за полчаса – полтора часа получает готовую реставрацию, врач сразу препарирует, фиксирует во рту, и пациент уходит с реставрацией.

Юлия Клоуда:

Да, фантастика. Скажите, помимо Cerec, есть сейчас новинки, которые выведут работу стоматолога кардинально на другой уровень и, соответственно, удобство для пациента? Я имею в виду ваши новинки.

Артем Алексеев:

В первую очередь, сейчас развивается цифровое сканирование и огромный шаг вперед – запуск нового сканера на рынке. Буквально со дня на день в России будет продаваться Prime Scan. Бывают поколения, версии, а это не версия, это абсолютно новый этап, новая веха, принципиально другой процесс сканирования, с его помощью можно за минуту отсканировать обе челюсти: верхнюю и нижнюю. Невероятно быстро, очень точно в цвете, в 3D, очень глубоко сканирует, доктор видит все-все ткани во рту пациента. Конечно, в своем секторе это прорыв, и для пациента быстрее, и для врача удобнее. Кроме того, меняется программное обеспечение. Оно, во-первых, очень здорово помогает доктору с точки зрения коммуникации с пациентом. У нас пациенты, как Вы правильно сказали, не всегда понимают, что делает доктор, не всегда видят, не всегда знают. Здесь пациент вместе с доктором может посмотреть, чуть ли не смоделировать себе реставрацию. Новые программные обеспечения позволяют делать реставрации практического любого типа, какими бы сложными они не были, всё интуитивно понятно, просто и быстро. Программное обеспечение и сканер ― это самые передовые новинки.

Юлия Клоуда:

Артем, Вы сказали, что сканером за минуту возможно отсканировать весь рот, то есть 2 челюсти. Мне кажется, что для наших зрителей и слушателей непонятно, с чем сравнивать. Я сама делала сканирование года 3 назад, и могу сказать, что это заняло минут 15 или 20, как минимум. У меня был международный специалист топового уровня, но было довольно долго, я долго держала рот открытым. У него что-то не получалось, что-то не до конца виделось. Современному человеку что нужно? В первую очередь, экономия времени, и вы ее решаете. Если сравнивать с другим сканером, то сколько по времени он может сканировать, в среднем, за сколько времени сканер делал раньше? У меня 3 года назад был такой опыт.

Артем Алексеев:

Очень зависит от точности, которой врач хочет достичь. В среднем, 3-5 минут занимает самый простой снимок. Опять-таки, смотря, какую область надо отсканировать, 3-5 минут я называю не полностью челюсть. Вроде как разница небольшая, но на самом деле она существенная, и она дополняется другими нововведениями. Если программное обеспечение интуитивное, быстрое и понятное, то и моделируется быстрее, и весь процесс сокращается. Раньше, мы говорили, что за 2 часа можно было сделать, потом за 1,5 часа, сейчас мы уже к 1 часу пришли. Наверное, это не предел, будем двигаться быстрее. Действительно, для пациентов сложно, я знаю по своему рабочему графику, найти сначала «окошко» у доктора, записаться, не опоздать по московским пробкам, иначе времени у него еще меньше, ничего не успеваешь, нервничаешь… Конечно, время - наше все.

Юлия Клоуда:

Давайте пробежимся по основным направлениям в стоматологии и расскажем, как с помощью оборудования, материалов Dentsply Sirona помогает вывести оказание стоматологической помощи на качественно иной уровень. Мы с Вами говорим о времени, время – одно из самых ценных, что сейчас у нас есть. Но еще и не забываем, что точный сканер дает точность диагностики и минимизирует ошибки.

Артем Алексеев:

Минимизирует ошибки – это очень важно, потому что врач живой человек, каким бы профессионалом он ни был. Пациент, приходя к врачу, не всегда знает, насколько профессиональный доктор. Если технологии могут минимизировать ошибки врача, то здорово.

Уже во всех направлениях стоматологии есть цифровые решения и программные обеспечения, наиболее распространены в имплантологии. Сейчас имплантология в продвинутой клинике невозможна без 3D-рентгена сначала, 3D-цифровой снимок обязательно. Доктор должен увидеть со всех сторон зубочелюстную систему пациента, он должен понимать. Имплантология означает, что с помощью хирургического вмешательства в кость вставляют инородное тело; оно приживается, это титан, все исследования сделаны. Раньше, с обычным рентгеном делали, можно сказать, наощупь. 3D-рентген в имплантологии - очень важно. Дальше идет сканирование цифровым методом, и таким же цифровым методом соединяются сканер с рентгеном. Это позволяет врачу провести полностью компьютерное планирование лечения, обрисовать от коронки, как будет выглядеть коронка, и до самого импланта, где он будет стоять, как его вкручивать. Можно изготовить таким образом шаблон, для того чтобы доктор не вслепую вкручивал имплантат, а по шаблону, уже зная, где и как, чтобы избежать ошибок. Это первый момент; в имплантологию, наверное, наиболее широко внедрены цифровые технологии.

Ортодонтия. Я знаю, что у вас была программа об элайнерах. У нас в России, надеюсь, скоро будет представлены элайнеры. В мире уже есть Snap Smile, в России, Вы знаете, регистрация идёт долго, но мы ждем. Это тоже огромный шаг вперед. Во-первых, элайнеры по сравнению с традиционными брекетами для пациента приятнее в разы. Сейчас, к счастью, брекетов пациенты не боятся, ни в коем случае не надо бояться брекетов. Взрослые пациенты не стесняются ставить брекеты, потому что прикус очень важен, это не только эстетика.

Юлия Клоуда:

Артем, в первый раз с Вами не соглашусь. Объясню, почему. Не боятся брекетов очень продвинутые люди, которые могут мыслить свободно. Всё-таки большинство людей не хотят носить железки. Если увидите новую систему элайнеров ― будет здорово, потому что люди предпочитают, чтобы их лечение было незаметным для окружающих. Те продвинутые, которые готовы, скорее, идут на компромисс ради экономии средств.

Артем Алексеев:

100 %. Я призываю не бояться брекетов, в метро очень много взрослых людей с брекетами. Раньше подростковым считалось, сейчас взрослые люди готовы носить, понимая, насколько важно иметь правильный прикус, потому что от здоровья зубов зависит здоровье всего организма, во всех смыслах. Элайнеры – это эстетика 100 %. Во вторую очередь - это комфорт. Металлические брекеты, особенно первое время, могут доставлять дискомфорт, может быть больно, некомфортно, непривычно. Элайнеры комфортнее; не сказать, что совсем ничего не чувствуешь, но более комфортно и чуть менее больное лечение. Дороже? Наверное, да. Я думаю, что мы со временем придем к тому, что будет не дороже, это вопрос внедрения со временем. Конечно, элайнеры 100 % цифровой процесс.

Юлия Клоуда:

Я точно знаю, что после снятия брекетов у многих моих друзей или у сестры зубы были не испорчены, но на эмали остались непонятные моменты.

Артем Алексеев:

Гигиена важна и в том, и в другом случае. В случае с брекетами и в случае с элайнерами гигиена – самое важное для ортодонтического лечения. Пациенты должны все рекомендации врача выполнять неукоснительно. Доктора в первую очередь говорят, что успех ортодонтического лечения зависит только от пациента, если пациент выполняет все рекомендации врача, то все будет хорошо.

Возвращаясь к цифровым технологиям, здесь тоже очень важно, потому что правильно спланированное ортодонтическое лечение приводит к хорошему результату. Поэтому цифровые технологии в ортодонтии сейчас уже активно развиты и элайнеры развиваются очень быстро, благодаря интересу пациентов и технологии.

Юлия Клоуда:

Если не ошибаюсь, элайнеры дают нам преимущество, изначально пациенту можно показать конечный результат. Когда ты прогнозируешь брекеты, то показываешь всё на пальцах. С элайнерами у тебя есть картина, к чему ты должен прийти.

Артем Алексеев:

Одно из назначений цифровых технологий – визуализация, поэтому мы докторов всегда призываем: больше общайтесь с пациентом, показывайте. Система визуализации есть везде, на продвинутых стоматологических установках, на креслах стоят экраны, на них можно выводить все, что угодно. То же самое на Цереке есть экран, обязательно покажите пациенту. Если вы пациент, то спросите у доктора, потому что доктор может торопиться, обязательно спрашивайте. В конце концов, это то, как вы будете выглядеть потом, не надо сюрпризов, нужно заранее понимать, как будет. Тем более, что позволит избежать переделок впоследствии, например, если не будете довольны результатом. Поэтому визуализация очень важна.

В терапии начали активно применяться цифровые технологии, в первую очередь, в лечении корневых каналов. Например, у нас есть серия продуктов, которые объединены единым программным обеспечением под названием IQ, включает все преимущества, о которых мы говорили. Если мы говорим о моторе, с помощью которого работает врач, то, во-первых, программа минимизирует ошибку, она показывает, с каким усилием работает доктор, с какой скоростью и так далее. Доктор видит, не допускает ли он ошибок, рукой-то он не всегда чувствует, и это очень важно. Во-вторых, она позволяет полностью визуализировать. В том же программном обеспечении мотора есть функция общения с пациентом, можно показать, какие этапы лечения будут сделаны, как будет сделано пломбирование канала и так далее. Это, однозначно, большое развитие.

Вообще, в эндодонтии при лечении корневых каналов мы всегда пациентам рекомендуем сделать 3D-снимок перед эндодонтическим лечением. Ни один обычный панорамный рентгеновский снимок, который обычно делают, не показывает все корневые каналы, которые есть. Доктор ищет их наощупь, если без микроскопа, с микроскопом у нас пока мало врачей работает, это развивается. С микроскопом видно, без микроскопа доктор наощупь ищет. 3D-снимок показывает всё, как идет канал, какой он формы, и врачу огромная помощь. Мы иногда стремимся экономить, 3D-снимок, может, не так дешево стоит, но он – успех того, что лечение не придется переделывать. Точная диагностика очень важна, поэтому 3D-снимки, однозначно, надо делать.

Есть программное обеспечение, которое помогает врачу подобрать инструменты, которыми лучше работать, в Россию оно еще не пришло, но постепенно. Сейчас дошло до того, что есть модули для рентгеновских аппаратов, которые позволяют создавать шаблоны для эндодонтического лечения. Это безумно дорого, откровенно говоря, а в России, к счастью, цены на стоматологическое лечение пока не очень высокие. Поэтому в Россию такие технологии в ближайшее время вряд ли придут. Но, 3D, я думаю, что для эндодонтии сейчас необходимо, врачи стали понимать. Мы и пациентов призываем понимать, что для лечения корневых каналов 3D-снимок обязательно нужен.

Юлия Клоуда:

Мы с Вами разобрали имплантацию, эндодонтию, ортодонтию. Протезирование?

Артем Алексеев:

В протезировании цифровые технологии стали развиваться максимально активно. Особенно, когда с помощью Cerec стало понятно, что протезирование еще и в кабинете врача можно делать.

Что такое традиционное протезирование раньше? Возьмем металлокерамику, которая у большинства до сих пор, у кого есть коронки, мосты из металлокерамики. На металл наносится керамика, все делается в зуботехнической лаборатории. Сначала пациент приходит к доктору, доктор делает слепок, слепок отправляется в лабораторию, там делают модель, делают реставрацию. Проходит неделя, потом всё возвращается в клинику, доктор примеряет пациенту; если не подходит ― всё на переделку. Если хороший техник ― всё подходит, всё хорошо сделали, доктор хорошо препарировал. Так было, поэтому цифра в протезирование пришла в первую очередь и сделала переворот.

Теперь то же самое можно сделать за час. Даже если не за час, пока пациент в кресле, то цифровое сканирование делается в клинике и отправляется в лабораторию, в лаборатории уже производится, и все равно будет быстрее. Понятно, что отправить не физически, а по емейлу намного быстрее. Протезирование получило большой толчок. Сейчас можно с помощью CAD/CAM-системы, в частности, CEREC или inLab, если мы говорим о нашей системе, делать практически любые работы по протезированию, от маленькой единички до тотала, как называют врачи, до полной реставрации всей челюсти. Это life change, это, наверное, полностью меняет жизнь пациентов. У нашей компании миссия, мы хотим улучшать стоматологическое здоровье во всем мире с помощью врачей. Мы собираем примеры, когда действительно это меняет жизнь.

Совсем недавно был случай у профессора Чикунова Сергея Олеговича в Москве. К нему обратилась девушка с ограниченными возможностями, он бесплатно сделал ей большую работу с небольшим нашим участием. Помимо функции, у пациентки была и очень низкая эстетика. В итоге после работы девушка стала мисс России в каком-то конкурсе, вот как меняет жизнь. Сейчас человек не просто улыбается, а наслаждается жизнью. Таких историй много, когда жизнь человека может очень быстро поменяться в зависимости от того, как улыбаешься, какое у тебя настроение. Я много знаю людей, которые, однажды сделав такой шаг, изменив свои зубы, изменили свой подход к жизни и свое настроение.

Юлия Клоуда:

У нас в Startsmile тоже всегда была миссия помочь людям обрести красивую и здоровую улыбку, потому что красота и здоровье должны идти рука об руку. Мы как раз и подошли к теме, что же дает нам эстетика. В эстетике есть технологии?

Артем Алексеев:

Надо сказать, что эстетику все воспринимают по-разному. В России требования к эстетике очень высокие. Если, например, в Америке, раз-два и пошел, и никто особо не обращает внимания, то в России обращают, даже когда задние зубы делают, обязательно просят и цвет, и форму. Это хорошо, только плюс. С помощью Cerec, да и не только, современный композитный материал позволяет создавать и виниры идеальные. Чем Cerec отличается? У него в основе лежала система биодженерик; с одной стороны, реставрация сделана компьютером, с другой стороны – максимально соответствует особенностям данного пациента. То есть она соответствует и по функции, и по внешнему виду идеально соответствует, и идеально садится, как будто свой зуб, а не реставрированный. Я лично всегда за натуральность, за натуральную эстетику. Но в России очень много отбеленных зубов и сейчас очень много пациентов хотят. Конечно, создается с помощью виниров, с помощью протезирования. Есть отбеливание и есть другие технологии, очень много пациентов идут чисто на эстетику, что хорошо.

Юлия Клоуда:

Да, я тоже вижу, что с каждым годом больше и больше. Про виниры мы поднимали тему в позапрошлой программе, безумное количество людей, 85 000 человек спрашивают про них. Если раньше тысячи не набиралось, то теперь все знают и понимают: всё, что мы видим на экране у звезд, в большинстве случаев работа.

Артем Алексеев:

Я думаю, что все, если говорить про звезд, то практически все.

Юлия Клоуда:

Хотя, у них не всегда естественно, но здесь, наверное, требования к…

Артем Алексеев:

Естественно - это же по-разному. Если у пациента, например, цвет совсем темный, 3,5, понятно, что отбеленные будут выглядеть странно, но, если сделать на оттенок светлее или сделать даже отбеленные зубы – будет нормально. Я говорю об естественном, это сочетание лица с зубной системой, не обязательно сохранять собственный цвет, я имею в виду такое сочетание.

Юлия Клоуда:

Далее по списку – гигиена; как Вы правильно сказали, с нее все начинается. Есть гигиена – нет проблем, нет гигиены – одни проблемы, одни вложения в зубы.

Артем Алексеев:

В гигиене мы ничего цифрового особо не знаем. Хотя, новые аппараты, которые мы производим для гигиены, уже полностью с тачскринами, интуитивно понятные. Но, честно говоря, там особой специфики, или сделать программное обеспечение, пока нет.

Юлия Клоуда:

Запросы от врачей есть?

Артем Алексеев:

От врачей есть. Есть проблема в России, у нас пациенты, к сожалению, не склонны, может, доктора не так стимулируют гигиену. Например, в Соединенных Штатах Америки рынок профилактики и гигиены самый большой из всех. Все обязательно 2 раза в год на чистку, все обязательно ультразвуком, пастами, все домашние системы тоже. У нас, увы, не так, совсем не так. У нас огромный процент населения чистку не делают, или делают очень редко. Это то, что нам в первую очередь нужно, потому что от гигиены зависит все. Надо лучше не лечить, а превентивно делать хорошую гигиену, чтобы не доводить до лечения. Врачи стараются учить, есть специальные туры различных компаний, по детским домам ездят с пастами и щетками, учат детей чистить зубы. Это нужно делать, но цифры в гигиене пока нет.

Юлия Клоуда:

Артем, в вашей компании работает более 300 инженеров и ученых, как организована их работа? Как разрабатываются новинки, которые потом приходят к нам на рынок?

Артем Алексеев:

Это даже для нас, сотрудников зачастую большой секрет. У нас есть, так называемый, центр инноваций в Бенсхайме, где есть завод и большой учебный центр. Там есть центр инноваций. Вход в него для нас закрыт, и не любой сотрудник может туда пройти, для этого нужно иметь специальный допуск. Всё разрабатывается в большом секрете.

Юлия Клоуда:

Как военные технологии?

Артем Алексеев:

Примерно да. Понятно, что это коммерческие секреты. Самое важное, что все новинки разрабатываются не просто с учетом мнения врачей, а вместе с врачами. В разработке любого продукта участвует большое количество врачей; это важно, в первую очередь, чтобы результат у продукта был хорошим, это основа основ. По моему опыту за много лет, что я в компании работаю, бывает, что продукт разрабатывается 10 лет, бывает за 3-5 лет, это длительный процесс. Любой продукт проходит огромное количество тестов, не просто на фабрике в отделе разработок, тестируются и в лабораториях, тестируется обязательно клинически. Как в общей медицине любые продукты клинически тестируются по всем нормам, которые есть в западных странах и у нас. Поэтому процесс длительный, сложный, закрытый.

Юлия Клоуда:

Вам не хотелось попасть туда, чтобы посмотреть?

Артем Алексеев:

Очень хотелось. Я знаком с несколькими людьми, кто работает в инновационном центре, конечно, они тоже ничего не рассказывают. Конечно, хотелось. Когда я бываю в дентальной академии, где мы учим врачей-стоматологов в Бенсхайме, я каждый раз говорю: «Может, на экскурсию туда». Да, хочется.

Юлия Клоуда:

Следующий вопрос касается здоровья. Я знаю, что на вашем оборудовании при рентгеновском снимке идет меньше излучение. Это правда или маркетинговый ход? Это один из важных моментов для пациента.

Артем Алексеев:

Исторически 2 основных параметра, которые развивались в рентгенологии, рентгенографии были точность, информативность снимка и снижение дозы облучения. Это не маркетинг, это важно. Во-первых, пациенты боятся делать рентген. На самом деле, ничего страшного нет, обычный рентгеновский снимок – совсем небольшая доза облучения, меньше, чем вы получаете за время небольшого перелета на самолете. Но, снижать ее необходимо, действительно. У нас самая низкая доза, опять-таки, благодаря цифре, благодаря программному обеспечению. У нас рентгеновские снимки обрабатывает программа Sidexis. В ней есть несколько встроенных модулей, которые позволяют за счет программы, а не за счет экспонирования при рентгеновском снимке, улучшить точность, убрать артефакты, которые возникают из-за металла. За счет этого время экспонирования меньше и время снимка меньше, соответственно, меньше доза, которую получает пациент. Да, это тоже стало возможно благодаря цифре, благодаря обработке изображения, которое передается. Не только 3D, а и цифровой рентген, в принципе, безопаснее, чем наш традиционный; помните, были пленочные, у нас в России мало используют, а в Европе еще есть. Пленочные тоже были вредные, потому что пленка содержала токсичные материалы и всё делалось при пациенте. Цифровой рентген безопаснее, доза на сегодняшний день минимальна. Даже 3D-рентген, где длительный снимок, все равно доза небольшая.

Юлия Клоуда:

Артем, технологии настолько шагнули вперед, давайте помечтаем. Возможно ли такое, что клиники скоро будут без врачей, потому что есть умные машины, которые могут и диагностировать, и сказать, что и как делать. Врачи нужны, как Вы считаете?

Артем Алексеев:

В фильмах постоянно показывают, как пациент ложится, и капсула сама что-то вокруг него делает. Но верится с трудом. Во-первых, особенно у стоматологов, профессия врача – очень творческая профессия. Мы говорили, что эстетика очень важна, это же художник, он воссоздает и старается сделать так, чтобы пациенту понравилось, и все было функционально. Это первый фактор, машина вряд ли способна проявлять творчество. Хотя, искусственный интеллект в будущем, кто его знает. Но, врач еще очень большой психолог, машина с этой функцией точно не справится; ситуации бывают разные, пациенты по-разному относятся к лечению – нервно, сложно, долго, очень тяжело. Когда лежишь в кресле у врача с открытым ртом, не можешь нормально ни говорить, ни глотать 2-3 часа, конечно, психологически сложно. Врач, как психолог, должен и разговаривать, и убеждать пациента, и успокаивать. Машина – вряд ли. Поэтому, какие-то вещи будут заменены, какая-то диагностика, может быть, еще направления, но целиком, я думаю, профессия врача никуда не уйдет.

Юлия Клоуда:

У вас такое оборудование, судя по описанию – супертехнологичное, опережающее время, с другой стороны, Вы говорили, что оно интуитивно понятно стоматологам. Когда что-то высокотехнологично, нужно обучаться им пользоваться. Для вашего оборудования подразумевается обучение врачей или достаточно приобрести, поставить в клинике, и ты можешь им пользоваться?

Артем Алексеев:

Конечно, обязательно нужно учиться, в год в общей сложности мы проводим около 800 курсов, по всему СНГ и в России. Только наша компания Dentsply Sirona проводит 800 курсов для докторов в год.

Юлия Клоуда:

Получается, по 3 курса в день?

Артем Алексеев:

Так практически и есть. У нас 3 учебных класса в Москве, которые постоянно заняты, у нас очень большое количество обучений докторов на базе клиник, это необходимо делать. Работе на новом оборудовании, цифровом, в первую очередь CEREC, рентгенам, обязательно нужно обучение. С каким-то оборудованием мы его предлагаем по умолчанию, например, при покупке CEREC клиника обязательно проходит обучение. Это бесплатно и необходимо, причем с другим врачом, не с нами, не с компанией. В случае с рентгенографией можно делать то же самое. Это очень важно, врачей мы призываем учиться, учиться и еще раз учиться. Пациентов призываю: вы прихо́дите в клинику, очень часто висят сертификаты ― обращайте на них внимание. Это не просто бумажки, это означает, что доктор действительно знает то, что происходит здесь и сейчас. Стоматология меняется каждый день; каждый день выходит что-то новое, что-то менее значительное, что-то более значительное, но учиться надо постоянно.

Юлия Клоуда:

Артем, я Вас благодарю за то, что пришли, за то, что у нас был живой эфир. Я как раз хотела попросить о напутственном слове для пациентов, а Вы его уже сказали. Еще раз благодарю! Наша программа подошла к концу, я надеюсь, что еще не раз Вас увидим.