Родовспоможение в Москве. Когда роды - это не страшно!

Акушерство

Тэги: 

Илья Акинфиев:

На канале Медиаметрикс ваша любимая программа «Профилактика заболеваний», и, как всегда, её ведущие ― я, Илья Акинфиев.

Денис Хохлов:

И я, Денис Хохлов. В это воскресенье мы все отмечаем международный день недоношенного ребёнка. Эта проблема может затронуть любого человека. Мы сегодня хотим поговорить о том, как город Москва борется с ней, как построена служба родовспоможения в городе Москве, и насколько современная сейчас происходит работа с беременными женщинами и рожающими. Нам поможет наш сегодняшний гость, замечательный доктор Оленев Антон Сергеевич – главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии, заведующий филиалом «Перинатальный центр» ГБУЗ «Городская клиническая больница № 24 ДЗМ», кандидат медицинских наук.

С самого начала, как всегда, мы хотим познакомиться с нашим гостем, узнать, как вы пришли в профессию, как вы выбрали, что для вас означает ваша профессия. Расскажите нам.

Антон Оленев:

Так повелось, что в нашей стране большинство акушеров-гинекологов женщины, подавляющая часть, хотя в то же время в большинстве европейских стран мужчины. Мой путь начинался достаточно просто и достаточно рано: с медицинской школы, потом медицинский институт. В поиске себя, в поиске выбора профессии я изучал разные направления, мне была очень интересна судебная медицина, всё, что связано с органами внутренних дел, полицией, судебной экспертизой.

Денис Хохлов:

Обычно студенты говорят, что им нравится, загораются этим.

Антон Оленев:

Это, действительно, очень захватывало дух. Но, когда я попал на цикл акушерства, у меня не осталось никаких сомнений. Я с IV курса уже регулярно дежурил в родильном доме, и ни одно учреждение, ни одно дежурство в других местах не приносило мне столько позитива, сколько участие в таинстве рождения детей. Видеть радость мам, пап невероятно приятно!

Денис Хохлов:

Особенно, первые роды запоминаются. Помню, это что-то такое, эмоционально очень сильное. Давайте поговорим о нашем городе, о городе Москве. Как у нас построена подготовка к беременности, ведение беременности? Начнём, наверное, с самого начала – подготовка к беременности.

Антон Оленев:

Очень актуальный вопрос. Важен ещё потому, что на сегодняшний день лишь 6–7 % женщин тем или иным образом планируют беременность и готовятся к ней. Для подавляющего большинства новость оказывается неожиданной. Поэтому очень важно и очень хотелось бы, пользуясь случаем, подтолкнуть к тому, что вопрос планирования беременности позволяет получить ряд бонусов, ряд преференций в сравнении с парами, которые подошли к ней неожиданно. Одним из важных факторов является, казалось бы, банальная диспансеризация; плановое обследование, рутинные процедуры и лечение тех же самых зубов вне беременности осуществляется значительно проще, чем при беременности, потому что любые методы обезболивания всегда несут определённый риск. Конечно, те или иные очаги инфекции необходимо санировать ещё перед беременностью, тогда значительно проще реагировать на те или проблемы, чем при беременности. Поэтому первый этап ― пройти базовый спектр обследований, базовую диспансеризацию. Желательно пройти её вместе со своим партнёром, супругом.

Денис Хохлов:

Есть ли сроки? Для женщин за год начать, или за полгода для мужчин?

Антон Оленев:

За 2-3 месяца можно успеть всё сделать – успеть пройти все обследования, сдать все необходимые анализы, получить их результаты. Срок связан не только со временем изготовления анализов, столько с необходимостью исполнять мировые рекомендации по применению фолиевой кислоты ещё до наступления беременности за 2–3 месяца. Это крайне желательно и позволяет избежать, точнее, не столько избежать, сколько снизить вероятность рождения детей с определёнными пороками развития.

Илья Акинфиев:

Женщина подошла к важному этапу, когда она готова стать мамой. Куда ей обращаться, чтобы доктор начал рассказывать, как правильно подготовиться?

Антон Оленев:

В первую очередь, конечно, врач акушер-гинеколог женской консультации, но и без наших поликлиник мы не обойдемся. В Москве выстроена система амбулаторной помощи; в каждом подразделении, в каждой поликлинике есть свои отделения профилактики, которые осуществляют полный спектр обследования не только женщин, но и мужчин. Как я уже сказал, желательно сделать совместно.

Денис Хохлов:

Действительно, потому что многие думают, что вся ответственность лежит на женщине, как на человеке, который вынашивает плод. Но, от мужского здоровья, как мы знаем, зависит не меньше.

Антон Оленев:

Действительно, так и есть.

Илья Акинфиев:

Тяжело это объяснить мужчинам.

Денис Хохлов:

Курение, алкоголь влияют и на сперматогенез. Я думаю, что об этом тоже нужно знать.

Антон Оленев:

Базовые понятия, о которых рассказывают и акушер-гинеколог, и любой врач общей практики, и терапевт расскажет на приёме в случае планирования беременности. Конечно, отказаться от вредных привычек, максимально постараться прийти к здоровому образу жизни, наладить полноценное питание, безусловно, отказаться от алкоголя и курения.

Денис Хохлов:

И вот, случилось замечательное событие, женщина увидела по тесту, что у них происходит. Что им дальше делать? Чего-то ждать или куда-то сразу идти?

Антон Оленев:

Дальше необходимо попасть в свою женскую консультацию. В Москве на сегодняшний день 134 женских консультаций, они расположены во всех районах Москвы. Вы, пользуясь и мобильным приложением, и сайтом, порталом мэра, можете найти свою женскую консультацию и даже дистанционно к ней прикрепиться. Очень удобно и очень просто её найти, если вы никогда с этим ранее не сталкивались. Сделано всё, чтобы первый опыт был максимально удобным и комфортным. Дальше, когда попадёте на прием к своему доктору женской консультации, доктор назначит базовое обследование. Одним из стартовых этапов является проведение ультразвука для подтверждения наличия беременности, для определения её вида, потому что может быть не только одноплодная беременность, может быть двойня, тройня. Недавно в Москве произошло знаменательное событие: москвичка родила 4-х детей. Потрясающее событие, встречается крайне редко. Конечно, мы все безумно волновались, и очень рады, и поздравляем маму с рождением 2-х мальчиков и 2-х девочек.

Денис Хохлов:

Желаем им здоровья и счастья!

Илья Акинфиев:

И крепких нервов папе.

Денис Хохлов:

Папа, наверное, упал в обморок от счастья.

Антон Оленев:

Итак, беременная обратилась в женскую консультацию. В Москве выстроена система наблюдения по беременности. Здесь мне тоже хотелось бы, пользуясь случаем, привлечь наших женщин именно в городские женские консультации, в подчинении Департаменту здравоохранения, потому что выстроенная система позволяет иметь больше эффективности всех процедур. В частности, система пренатальной диагностики, когда пациенты трижды во время беременности попадают в специализированный кабинет ультразвука, где проходит первый скрининг. Он начинается с 11 недель до 13 недель 6 дней, второй скрининг с 18 по 21 неделю, затем третий скрининг в 34 недели наши беременные проходят в специализированных кабинетах.

Чем они отличаются от других аналогичных кабинетов пренатальной или ультразвуковой диагностики? Тем, что в них не только высокоспециализированные ультразвуковые аппараты, но и специалисты, которые обучались именно в этом направлении. Чем больше они проводят таких исследований, тем выше результативность определения и достоверности тех или иных проблем беременности, более раннее выявление которых позволяет нам сразу повлиять на риск. В частности, одним из достижений московского здравоохранения, помимо определения рисков хромосомных аномалий, пороков развития в течение I триместра, даже наиболее часто – исключение этих пороков, первый скрининг позволяет определить вероятность развития преэклампсии. Своевременное назначение банального аспирина позволяет снизить риск развития тяжёлой преэклампсии, связанных всех осложнений в дальнейшем. Если пациентка принимает препарат по назначению врача акушера-гинеколога, то, и по мировым данным, и по нашим показателям более чем в 2 раза снижается риск развития тяжёлой преэклампсии во II–III триместре беременности, это очень важно. Помимо того, все явки в кабинет пренатальной диагностики позволяют осуществить маршрутизацию и помогают выбрать роддом, если есть проблемы при беременности.

Денис Хохлов:

Многие женщины спрашивают, не опасно ли делать УЗИ для плода? «Мне будут 3 раза делать, а вдруг его облучат?» Нет ли риска?

Антон Оленев:

Доказательная медицина на данную тему говорит, что в любом случае избежать не получится. Достижения, которые есть на сегодняшний день в практическом здравоохранении, несут больше пользы и больше информации, позволяют акушерам-гинекологам правильно определить тактику. Безусловно, любое излучение несёт за собой определённые риски, но на сегодняшний день оно исключается и нивелируется специальным сертифицированным оборудованием.

Илья Акинфиев:

Что изменилось в Москве после того, как женские консультации стали прикреплены к роддомам, не к поликлиникам, а к роддомам? Что поменялось для беременных?

Антон Оленев:

Действительно знаменательное событие, которое произошло в Москве 2 года назад, когда все женские консультации стали частью больших объединений: многопрофильная больница, родильный дом и теперь женская консультация в их составе. Какие основные бенефиты приобрела сеть? Теперь каждая женская консультация, которая ранее была частью поликлиники и могла пользоваться полностью функционалом только поликлиники, сегодня, как структурное подразделение большого стационара, имеет более широкие возможности. Наши пациенты остаются прикреплены к поликлинике и имеют возможности амбулаторного звена, но в женской консультации пациентки могут получать любую узкоспециализированная помощь, например, кардиолога, хирурга, нередки проблемы, которые случаются у беременных, когда им необходим колопроктолог. Нарушение стула, банальный геморрой, который обостряется во время беременности, и всегда сложность найти специалиста, который поможет в возникшей ситуации.

Помимо того, все родильные стационары, их на сегодняшний день 24, заинтересованы в том, чтобы привлечь себе максимальное количество беременных на роды. Здесь здоровая конкуренция, она несёт в себе только плюс.

Денис Хохлов:

Они проводят школы не только для будущих мам, но и для будущих пап. Я знаю, что можно и вместе прийти, всей семьёй, и обучиться, как правильно готовиться.

Илья Акинфиев:

Раздаточный материал можно получить. Пришёл домой, почитал методичку.

Антон Оленев:

Да, Денис, вы правы. В каждом учреждении есть дни открытых дверей. Сегодня мы видим увеличение посещаемости дней открытых дверей. Оно связано не с тем, что у нас увеличилось количество родов, количество родов остаётся примерно на прежнем уровне по сравнению с предыдущими годами. Но, сегодня наши пациентки всё чаще посещают несколько родильных домов, они подходят дифференцированно. Тот родильный дом, который им больше понравился, условия, которые больше понравились, или врачи, которые рассказали им более подробно о своих возможностях, привлекают их в большей степени.

Денис Хохлов:

А почему нет, это же интересно! Ведь, как раньше было? Страх, что начнутся роды, меня отвезут куда-то, непонятно куда, и где, что я буду делать, и как всё будет происходить ― никто не знал, был страх. Сейчас ты можешь выбрать, точно знать, где, тебе всё покажут, всё расскажут на дне открытых дверей, можно увидеть, где всё происходит.

Мы ещё поговорим по поводу родов, вернёмся к ним. Принцип открытости ― основное, что сейчас меняется в медицине города Москвы. Мы открываемся для наших пациентов, чтобы не было тайн, которые вызывают страх.

Антон Оленев:

Мы максимально прозрачны. Наоборот, всё чаще мы в помощь медицинскому персоналу, в помощь врачам привлекаем мужей или членов семьи, для того чтобы они тоже активно участвовали в процессе. Я всегда повторяю: если вы пришли на территорию родильного дома, как понять, открытый он или нет? Если вы увидите надписи на асфальте, если вы увидели расписанные стены ― здесь в родильный дом никого не пускают. Но, если вы ничего подобного не видите, не увидели шариков во дворе, расписанных стен, значит, вся радость, слова поздравлений передаются женщинам уже лично, при посещении палаты. Здесь очень легко понять.

Денис Хохлов:

Да, замечательно! Вернёмся к нашей теме. Давайте осветим, какие основные причины преждевременных родов?

Антон Оленев:

Очень актуальная и очень злободневная проблема. Проблема не только здравоохранения Москвы, России, вообще во всем мире на сегодняшний день собирают целые конгрессы на данную тему. Выводы достаточно простые. Один из основных выводов, что причина преждевременных родов на сегодня до конца не ясна. Ни в одной стране мира не получается снизить долю преждевременных родов ни на процент.

С чем связано и какие есть различия в разных странах? В разных странах процент преждевременных родов чуть-чуть отличается. Например, в нашей стране, в нашем городе последние годы процент преждевременных родов стабильно составляет порядка 5,5–6,0 %; в странах, которые приближены к морским ресурсам, как скандинавские страны, в Финляндии может быть ниже 4–3 %; в странах, которые отдалены от морских ресурсов, которые реже употребляют в пищу морские продукты, которые находятся в центре материков, может достигать 10 %, даже иногда 12–14 %. Их процент тоже сохраняется на стабильном, ровном уровне.

Поэтому в ситуации, когда не найден способ избежать преждевременных родов, возможно только предпринимать ряд мероприятий, которые позволят иметь лучший результат за счёт выполнения 2-х важных задач. Первое ― успеть провести профилактику респираторного дистресс-синдрома с применением дексаметазона или бетаметазона при беременности. Второе, самое важное ― роды в стационаре 3-го уровня, то есть перинатальном центре. Таких учреждений в Москве всего 5 из 24. Эти стационары имеют возможность, главное, никуда не переводить ребёнка после преждевременных родов для дальнейшего его лечения и выхаживания. Сегодня для подавляющей части преждевременных родов есть система маршрутизации, её хорошо знают врачи женских консультаций, скорая помощь, она позволяет концентрировать таких пациентов в 5 перинатальных центрах. А самый бережный кювез для перевода ребёнка, для его лечения в детском отделении именно утроба матери, в ней сделать наиболее безопасно. Когда роды происходят в перинатальном центре, то и исходы для детей значительно лучше.

Денис Хохлов:

То есть основная направленность в Москве на предотвращение отрицательной статистики, вплоть до смерти, именно в организации перинатальных центров?

Антон Оленев:

Маршрутизация беременных, концентрация их в определённых точках. В частности, мы не можем не сказать о наиболее тяжёлом контингенте наших детей, это дети, которые родились с весом до 1 кг, с экстремально низкой массой тела. Таких детей в Москве рождается в год менее 500, порядка 450 таких детей родилось в Москве в прошлом году. Их можно было бы равномерно распределить между 24 стационарами, но нюансы лечения, оборудование, препараты и возможности учреждений должны быть настолько высокими, что мы не можем оказать должную помощь в каждом стационаре. Поэтому есть маршрутизация таких беременных, есть маршрутизация для оказания помощи таким детям. Технологии, которые есть в тех 5 перинатальных центрах, в одном из которых работаю я, позволяет нам получать лучшие результаты по выхаживанию детей, даже начиная с момента родоразрешения, потому что по факту лечение ребёнка, его выхаживание начинаются уже с момента родоразрешения. Есть ряд важных технологий, которые невозможно организовать в единичных случаях, только на потоке.

Денис Хохлов:

То есть, допустим, в женской консультации заподозрили, они могут направить в ваш центр, к примеру, и вы будете вести будущую маму, соответственно, до этапа родов и до выписки. Это замечательно, мне кажется.

Илья Акинфиев:

И даже после выписки?

Антон Оленев:

На базе перинатальных центров практически у всех есть кабинеты катамнеза для детей. Опять же, эти дети, которых не так много, попадают в детские поликлиники, имеют определённые особенности. Основная их особенность в том, что они не соответствуют своему сроку, своему возрасту, и не должны соответствовать, потому что они соответствуют своему биологическому сроку с учетом того, что они родились раньше. Если ребёнку 6 месяцев, не надо расценивать, подходить к нему как к 6-месячному, если он родился на 3–4 месяца раньше срока.

Денис Хохлов:

Такой вопрос. Я думаю, что самая основная пугалка для женщин, для молодых девушек, их основной страх ― боль во время родов. Что сейчас в московской медицине с этим происходит?

Илья Акинфиев:

Я ещё хотел сказать: больно только первый раз, а вторые и третьи роды безболезненные.

Денис Хохлов:

Кстати, да, такой вопрос. Действительно ли так?

Антон Оленев:

Свою задачу, свою миссию мы видим ещё и в том, чтобы сделать процесс родов максимально комфортным и максимально безболезненным для каждой роженицы. Как мы это делаем и что нам это даёт, какие приоритеты? В первую очередь, ни в коем случае мы не должны допустить, чтобы воспоминание о родах, возникшие негативные ощущения ни в коем случае не стали причиной того, чтобы в следующий раз, когда семья делает репродуктивный выбор, когда она принимает решение о том, чтобы завести следующего ребёнка, чтобы ни в коем случае именно ощущения, связанные с родами, не стали для женщины причиной отказа от того, чтобы завести ребёнка.

Денис Хохлов:

Муж скажет: «Пора бы нам, жена, завести ещё одного ребёнка». Она: «Да ты что, я туда не пойду больше! Иди сам!»

Антон Оленев:

Это очень важная для нас задача. Но, есть разные взгляды на позицию обезболивания. Сейчас во всех родильных стационарах Москвы в родах применяют эпидуральную анальгезию ― наиболее безопасную, наиболее современную методику обезболивания. Единственным показанием к проведению эпидуральной анестезии являются болезненные схватки. Если некоторое время назад считалось, что есть определённый этап для проведения эпидуральной анестезии: открытие 3–4 см, только в этот момент можно сделать, позже она может нарушить родовую деятельность, раньше она может ее ослабить, то сейчас единственным показателем являются именно болезненные схватки.

Что интересного происходит? Мы изучаем мировой опыт, мы смотрим на другие страны, регионы, и всё чаще к нам обращаются пациенты, которые, наоборот, хотят рожать без каких-либо внешних воздействий. Если ранее мы действительно стремились обезболить все роды, которые у нас проходят, все, которые мы успевали обезболить, то сегодня процент эпидуральной анестезии в некоторых родильных стационарах достиг 70–80 %. Сейчас, наоборот, нам от наших пациентов поступает запрос, что они не хотят эпидуральную анестезию, они хотят максимально естественные роды. Действительно, в чём-то они правы, потому что в природе действует биологический механизм обезболивания, который тоже включается. Главное ― создать для женщины комфортные условия. Это присутствие близкого человека на родах, это создание теплой, уютной атмосферы. Сейчас во многих родильных стационарах есть ванны, в которой пациент может в наиболее чувствительный период полежать в теплой воде, отвлечься от процесса. Если ей комфортно таким образом провести первый период родов ― безусловно, мы будем только приветствовать.

Илья Акинфиев:

Коснулись немного партнёрских родов.

Денис Хохлов:

Услышали, что родственники могут присутствовать.

Илья Акинфиев:

Родственники, да: мама, свекровь.

Денис Хохлов:

Не опасно ли для психики мужа увидеть такие вещи? Достаточно, может быть, неприглядные для некоторых?

Илья Акинфиев:

Или увидеть, что падающий муж разбивает голову о кафель.

Денис Хохлов:

Были случаи, когда падали в обморок?

Антон Оленев:

Нет, таких случаев не было, в практике их совсем не так уж и много. Но, что можно сказать? Что зависит от семейной пары. Юридически, в соответствии с нашим основным 323-м Федеральным законом, супруг или иной член семьи имеет право на совместное пребывание при наличии условий в стационаре. Есть стационары, которые обладают такими возможностями, но есть стационары, которые не имеют возможности для проведения партнёрских родов; есть специализированные, инфекционные стационары, где рожает наиболее тяжёлый контингент. Возможно не везде, но большинство стационаров такую возможность имеют.

В чем я вижу основные плюсы партнёрских родов? В том, что в семьях появляются более близкие, тесные взаимоотношения. Я, в частности, дважды присутствовал на родах своей супруги, что мне безумно понравилось, потому что это позволяет сплотить непосредственно свою семью. Я не видел самих родов, как они происходят, я вышел в самый ответственный момент, но подзавить, сразу первым увидеть своего ребёнка ― невероятное счастье! Я это оценил со своей стороны. Какие же мы видим со стороны медработников плюсы в ситуации? Что, действительно, женщине более комфортно. Чем более комфортно, чем более спокойной и защищённой она себя чувствует в процессе родов, тем более благоприятно проходят роды.

Зачастую, и подавляющее большинство, больше половины составляют физиологические роды, которые не требуют вмешательства врачей, требуют лишь нашего контроля и наблюдения. Более того, они проходят не быстро. Мы знаем, что первые роды длятся 10–12, иногда 14 и более часов. Здесь, когда ты находишься один в чужом учреждении, ты действительно испытываешь стресс. Стресс ― плохой помощник, поэтому важно, когда женщине комфортно, когда рядом с ней близкий человек. Самое важное, чтобы пара была готова к тем моментам, тем процессам, которые они увидят. Я не призываю мужей, мам или иных родственников, бабушек наблюдать непосредственно процесс рождения, но мне всегда невероятно приятно, когда с женщиной находится близкий человек, хотя бы в простейших моментах может ей помочь.

Здесь, моё глубокое убеждение, что наибольшая прозрачность и в отношениях с медицинским персоналом. В процессе схваток, в процессе родов, когда не всегда женщине комфортно, родственникам проще донести информацию, понять и принять решение. Ведь частая ситуация, когда надо принять решение или появляются, в частности, показания к кесареву сечению. Это возможно только с согласия женщины. Находясь в стрессовой ситуации, в процессе родов, ей одной зачастую будет сложно сделать, но, когда есть близкий человек, он поможет сделать. Безусловно, здорово! Что делают для этого медицинские организации? В частности, в нашем перинатальном центре при 24 больнице мы даже сделали специальную комнату для пап, где они могут перевести дух, отдохнуть, пообщаться друг с другом.

Денис Хохлов:

Вы готовите морально человека, который будет присутствовать на родах – пап, родственников? Они получают информацию, как себя вести, что нужно делать?

Антон Оленев:

Во-первых, мы всех приглашаем на наши дни открытых дверей. Безусловно, все пары обследованы. Мы знаем, что женщина обследована в период беременности; папа, который планирует присутствие на партнёрских родах, тоже должен пройти хоть и минимальное, но обследование. Каждое учреждение, каждый стационар устанавливает свои правила. Если раньше партнёрские роды были прерогативой платных родов, то на сегодняшний день в нашем стационаре работает максимально прозрачная система, максимально упрощенная, когда любой партнёр может участвовать со своей супругой или гражданской женой на родах. Они получают памятку, в которой указан перечень необходимых вещей, маршрут, который должен пройти родственник, и он приходит на роды непосредственно с памяткой. Помимо этого, в процессе посещения дня открытых дверей они получают инструкцию о том, каким образом они могут помочь не только супруге, но и персоналу, как им быть даже в простых бытовых проблемах, как им поступить в той или иной ситуации.

Илья Акинфиев:

Видео- и фотосъёмка разрешены?

Антон Оленев:

Конечно. У нас нет никаких ограничений. Многие пары выкладывают процесс своих родов онлайн в эфир, и зачастую даже мы, сотрудники родильного дома, контролируем процесс в соцсетях.

Денис Хохлов:

Хотелось спросить ещё про отделение нутритивной поддержки с центральным молочным блоком. Что это такое? Как оно у вас работает и зачем нужно, расскажите?

Антон Оленев:

Очень важное направление. Сегодня уже 10 стационаров в Москве имеют статус больницы, доброжелательной к ребёнку. Он заключается в простых, казалось бы, вещах, но их необходимо контролировать, необходимо внедрить. Основные принципы ― поддержка грудного вскармливания и исключительно совместное пребывание.

Это эксклюзивное грудное вскармливание, когда ребёнок после родов ничего более не получает, кроме грудного молока, ― никаких докормов, никаких допоев. Пережитки прошлого, когда детям давали водичку, давали докорм, если им было беспокойно, не имея на то медицинских показаний. Они на сегодняшний день уходят в прошлое. Я думаю, что никому не требуется доказательств того, что грудное вскармливание несет пользу не только для ребёнка, но и для мамы. Доказано, что продолжительное грудное вскармливание более 6 месяцев достоверно снижает риск развития онкологических заболеваний у женщин, как то рак молочной железы или органов репродуктивной системы, и увеличивает продолжительность жизни. Это доказанные факты, результаты многочисленных исследований, которые проводились во многих странах. Также продолжительность грудного вскармливания, эксклюзивное грудное вскармливание позволяет снизить риски развития сахарного диабета. Это бич, эпидемия неинфекционного заболевания, которая сегодня захлестнула весь мир. Грудное вскармливание позволяет снизить риски не только для ребёнка, но и для мамы.

Какие же важные правила для реализации в роддоме? Должна быть единая тактика. Какое-то время назад функция поддержки грудного вскармливания ложилась на сотрудников родильного блока, родильного отделения, на акушеров-гинекологов, акушерок послеродового отделения, детских врачей, детских сестёр. Казалось бы, все этим занимаются, но зачастую у всех специалистов были разные подходы, разные тактики. На базе перинатального центра 24 больницы реализован пилот по созданию единой службы, когда все специалисты, с каждого отделения объединены в один отдел, в котором помогают максимально рано добиваться результатов. В чем это заключается? При своевременных родах важно обучение тому, чтобы правильно приложить, выбрать определённый ритм кормления, и самый основной ритм ― по требованию ребёнка. Не как раньше считалось, что должен каждые 3 часа разбудить, покормить. Сейчас так уже не делают.

Наше отделение нутритивной поддержки позволяет стимулировать лактацию в случае преждевременных родов, когда роды происходят раньше срока и ребёнок ещё не может самостоятельно усваивать грудное молоко. Основной задачей службы, в том числе, проводя стимуляцию в постоянном режиме, добиться, чтобы к моменту, когда ребёнок уже подрос и может усваивать, когда он уже выходит из отделения реанимации, того объема грудного молока, который полностью покрывает его потребность. Как мы с вами уже сказали, для большинства семей преждевременные роды неожиданность, избежать никаким образом их невозможно. Конечно, и подготовиться к ним каким-то образом нельзя. Когда первое время ребёнок у мамы в реанимации, когда он не может самостоятельно дышать, не может самостоятельно есть, не сразу, не в первую очередь все думают о грудном вскармливании. Важно именно не упустить этот момент, в первые часы после рождения начать стимуляцию лактации. Специалисты отделения постоянно посещают мам и потом помогают им правильно приложить, правильно наладить процессы. Мы понимаем, что иммуноглобулины, которые содержатся в грудном молоке, не могут заменить никакие наши препараты.

Денис Хохлов:

Особенно, в первые дни. Моя жена рассказывала, когда она родила первый раз, для неё была большая проблема: как прикладывать ребёнка, как сделать так, чтобы он ел. Это действительно что-то новое для матери, правильно? Она только что получила своего ребёнка. А тут специалист, который всё расскажет, всё покажет, и сохранит, главное, молоко, пока ребёнок не может питаться. Для это нужен банк, правильно?

Антон Оленев:

Да, это следующий этап, когда нет молока, если нет своего молока, действительно, появляются возможности использовать донорское молоко. Здесь тоже очень непростой вопрос, и всё очень сложно с законодательной базой. То направление, которое требует развития, и во многих станах мира имеет свою реализацию.

Денис Хохлов:

Я думаю, что Москва идёт наравне, если не впереди некоторых стран. Действительно, мы находимся на острие развития науки, это очень хорошо видно. Наша программа подходит к концу и самая любимая наша рубрика…

Илья Акинфиев:

…пожелания нашего гостя нашим зрителям и слушателям.

Антон Оленев:

День недоношенных детей, про который мы сегодня говорим, не столько праздник. Это день, когда мы вспоминаем семьи, которые столкнулись с проблемой. В большей степени этот день является помощью для нас, для медработников, чтобы увидеть тех детей, увидеть результаты нашей работы, зарядиться энергией на весь будущий период. А пожелание к нашим женщинам, чтобы они приходили к нам. Мы их всегда ждем, приглашаем, и желательно, готовились к таинству заранее, чтобы избежать возможных проблем.

Денис Хохлов:

Спасибо большое!

Илья Акинфиев:

Огромное спасибо! Сегодня мы разобрали очень интересную тему. Наш герой, герой нашей программы ― Оленев Антон Сергеевич, главный специалист по акушерству и гинекологии, заведующий филиалом «Перинатальный центр» при Городской клинической больнице № 24 ― помог нам разобраться. Спасибо большое!

Антон Оленев:

Спасибо большое!