Как спасти ребёнка, если он подавился

Педиатрия

Тэги: 

Татьяна Моисеева:

Канал Mediаdoctor, программа «Здоровое детство» и ее ведущие я, Тамара Моисеева и Мария Рулик. Сегодня в нашей студии гость Шереметьев Ярослав Иванович – врач-терапевт и функциональный диагност клиники спортивной медицины, инструктор Европейского совета по реанимации. Тема нашей передачи: «Как спасти ребёнка, если он подавился».

Как известно, подавиться могут как взрослые, так и дети. Если у взрослых более развит инстинкт самосохранения, возможно, они знают, что нужно бежать за помощью, если вдруг начинают задыхаться, то у детей все совсем не так. Безусловные рефлексы не всегда могут им помочь, и здесь очень важно, чтобы случившееся не привело к смертельному исходу. Сегодня мы разберемся, что нужно делать взрослым, чтобы помочь своему ребенку в такой тяжелый момент.

Мария Рулик:

Как понять, что ребенок подавился? Если речь о совсем маленьком ребенке, он, естественно, не скажет, что тяжело ему дышать, и мы не все сможем увидеть, что с ним произошло. По каким симптомам мы можем оценить, что у ребенка проблема?

Ярослав Шереметьев:

Есть определенный симптомокомплекс, по которому мы можем понять, подавился ребенок или нет. Есть 2 вида блокады дыхательных путей: частичная блокада и полная блокада. Почему я сразу начинаю про них говорить? Потому что при разных видах блокады оказывается разная помощь.

Мария Рулик:

Симптомы тоже разные?

Ярослав Шереметьев:

Симптомы абсолютно разные. Начнем с частичной блокады. Эта блокада несерьезная, ребенок может кашлять. Главный симптом ― ребенок может кашлять. Что-то попало ему в дыхательные пути, в голосовую связку, перекрыло частично, но не полностью дыхательный проход, и он может покашлять, поплакать, покряхтеть. Тут самая большая ошибка, которую допускают родители ― они начинают пальцами залазить в рот. Этого делать нельзя, потому что может привести к полной блокаде. Они могут пальцем пропихнуть кусок дальше, он вызовет полную блокаду, и тогда появятся совсем другие симптомы.

Давайте разберем, как нужно вести себя при частичной блокаде, чтобы сразу наши родители понимали.

Мария Рулик:

Вы сказали «покашливание». Возраст детей разный, уточним: младенцы способны кашлять?

Ярослав Шереметьев:

Обязательно, кашлевой рефлекс есть у любого человека. Кашель — это защитный рефлекс, в первую очередь. Если ребенок кашляет, то мы должны провоцировать его кашлять дальше, не совать пальцы, не стучать по спине, а продолжать настраивать его на кашель. Если ребенок до года, мы должны кашлять вместе с ним, тем самым показывая, что надо покашлять. Ребенок старше года уже понимает, что такое кашлять, мы должны провоцировать его на кашель. Лучше, чем кашель, ничто не поможет избавиться от застрявшего кусочка. Частичная блокада лечится только кашлем, убираются все симптомы, вызывается скорая помощь на всякий случай. Скорую можно вызывать параллельно, желательно на громкой связи телефона, чтобы оставаться со своим ребенком, потому что в любой момент частичная блокада может перейти в полную блокаду и появится другой симптомокомплекс.

Мария Рулик:

Младенец чаще всего находится в положении лежа на спине. Во время кашля его можно переместить, взять на руки, наклонить чуть вниз, чтобы откашливание происходило в другом направлении?

Ярослав Шереметьев:

Конечно.

Мария Рулик:

В каком положении лучше продолжать вместе с ребенком кашлять?

Ярослав Шереметьев:

При частичной блокаде лучше занять вертикальное положение. Его можно положить на плечо и придерживать. Малыша постарше можно посадить, если он уже умеет сидеть. Можно посадить к себе на колени, желательно напротив себя, чтобы визуально контролировать его состояние, как он выглядит и как он откашливает, чтобы понимать, что происходит с твоим ребенком.

Мария Рулик:

Мы сейчас будем говорить о том, что нужно делать, но есть то, что ни в коем случае нельзя делать. Вы сказали, что нельзя лезть пальцами в рот.

Ярослав Шереметьев:

Дети до года, как правило, питаются грудным молоком или молочной смесью. Если они давятся, то молоком. Молоком подавиться сложно, до полной блокады дыхательных путей это сложно сделать. В любом случае, будет частичная блокада, молоко все-таки жидкость. Если вы переместите ребенка в положение, то блокаду не усугубите, потому что жидкая форма ничего не сделает с дыхательными путями.

Мария Рулик:

Жидкая – Вы правы, но подавиться можно не только едой. 6-месячный малыш вполне может откусить пуговку с маминого халата, или отвинтить ее и засунуть в рот. 6 месяцев ― такой возраст: все облизнуть, все погрызть, пососать все что нашел, проверяется через рот. Мы же не знаем, чем конкретно подавился. Если мама кормила, она понимает, что ребенок поперхнулся, подавился едой, начинает кашлять. Она его взяла, приложила к себе, помогла откашляться. Если он лежал в кроватке, и вдруг что-то произошло, он начал покашливать, его можно взять на руки?

Ярослав Шереметьев:

Его лучше посадить.

Мария Рулик:

В любом случае, даже если это не молоко и еда?

Ярослав Шереметьев:

Совсем маленького ребенка, который не умеет сидеть, возьмите аккуратно на руки в вертикальное положение. Главное, что вы должны контролировать его кашель. Если он кашляет – это хорошо, значит, он откашляется. Пока он кашляет, все хорошо, не о чем беспокоиться. Параллельно звоним в скорую, чтобы приехала скорая, потому что бывает, что кусочек попадет в бронх. У нас же 2 бронха, если что-то попадет в один бронх, второй бронх будет работать, и ребенок все равно сможет дышать. Если мы ничего не сделаем, то вызовем воспалительную реакцию в бронхах, что может привести к не очень хорошим осложнениям, не очень нужным. Поэтому советуют вызывать скорую помощь для того чтобы послушать ребенка, послушать, как функционируют его легкие, его бронхи.

Мария Рулик:

Сразу будет слышно?

Ярослав Шереметьев:

Возможно, да, возможно, нет. В зависимости от того, куда попал кусок, какой бронх он привел к обструкции. Если тщательно выслушать, провести аускультацию, то можно услышать.

Мария Рулик:

В дальнейшем, если заметите другие симптомы у ребенка, надо обязательно сказать, что был такой случай.

Ярослав Шереметьев:

Конечно. В любом случае, вы должны вызвать скорую, у скорой помощи есть свои алгоритмы, как поступать. Везут либо на исследование, на рентгенографию. Если есть риск и вероятность, что предмет попал в бронх и его нужно доставать, то исследование менее приятное, называется бронхоскопия. Это неприятно и не будем про неё говорить. Мы учим только положительному исходу. Как правило, частичная блокада решается сама по себе, каждый из нас давился водой и кашлял, и буквально через 30 секунд вы ощущаете облегчение.

Мария Рулик:

Мы же взрослые люди, у детей может быть паника.

Ярослав Шереметьев:

У детей все так же работает. Паника может быть, но она не смертельна.

Мария Рулик:

Что происходит при полной блокаде? Частичная может перейти в полную?

Ярослав Шереметьев:

Конечно, может. Она, как правило, переходит в случаях, когда родители пытаются достать застрявший кусок пальчиком. Они пытаются его достать из горла, и ногтем или кончиком пальца проталкивают еще дальше. Одно дело – кусок макаронины, который висит на языке у ребенка, вы его видите, и он находится близко, вы его можете достать. Другое дело, когда вы открываете ребенку рот и видите, что где-то глубоко-глубоко в глотке что-то находится. Вы пытаетесь туда пролезть пальцем и достать. Как правило, это приводит к полной блокаде дыхательных путей и усугубляет ситуацию.

Татьяна Моисеева:

Можно дать ребенку попить воды в момент, когда еще не полная блокада? Он кашляет и жалуется, что что-то ему мешает. Если дать ребенку попить, может ему навредить или помочь?

Ярослав Шереметьев:

Вспомните себя, когда вы чем-то подавились: вам хочется сделать вздох. Возможно, попить тоже хочется, но вам хочется сделать вздох. Европейский совет по реанимации никак не регламентирует действие, связанное с глотком воды, поэтому я думаю, что нет острой необходимости. Ваша задача - дать ребенку откашляться, дать ему покашлять, и все само пройдет.

Мария Рулик:

Мы обсудили, что мы вызвали скорую, скорая уехала, все хорошо. Может ли стать хуже ребенку, за чем родителям надо понаблюдать? Допустим, все откашлялось, врачи сказали, что все нормально, а на самом деле там что-то все-таки есть. У ребенка осиплость, мы её связываем с тем, что он долго кашлял и туда залез врач, чтобы посмотреть, и ребенок перенервничал. На что обратить внимание, чтобы потом спокойно положить спать ребенка? Я знаю страх того что, а вдруг он сейчас ляжет, повернется, оно там лежало и сейчас заблокирует, или что-то еще. Есть симптомы, что может еще что-то случиться?

Ярослав Шереметьев:

В первые часы и в первые дни вряд ли может что-то проявляться. Если в дыхательные пути что-то попало и там сидит, это не увидели и не обследовали, то через какое-то время это даст воспалительный процесс.

Мария Рулик:

Не будет острым состоянием, которое опасно?

Ярослав Шереметьев:

Точно не будет острой ситуацией, угрожающей жизни. Будет симптоматика бронхитов, трахеитов, ребенок начнет кашлять, у него повысится температура, появится мокрота.

Татьяна Моисеева:

Грубо говоря, инородное тело будет раздражать слизистую.

Ярослав Шереметьев:

Переходим к полной блокаде. Предположим такую же ситуацию: вы сидите за столом, кормите своего ребенка, вдруг замечаете, что с ним что-то неладное. Ему что-то попадает в дыхательные пути, и он начинает задыхаться. Как всё выглядит? Он не может сказать ни слова, он не может кашлять, не может кричать, он не может издать ни единого звука. Главное, что он не может вдохнуть. У взрослых людей выглядит именно так.

Мария Рулик:

У детей так же?

Ярослав Шереметьев:

Я полагаю, что да. К счастью я не сталкивался с такими моментами. У меня был такой момент с ребенком: ребенок молчал, она ни слова не могла сказать, потому что не могла сделать глоток.

Мария Рулик:

Никаких движений, привлечения к себе внимания?

Ярослав Шереметьев:

Это паника.

Татьяна Моисеева:

Глаза круглые, попытки сделать вдох.

Ярослав Шереметьев:

Есть симптомокомплекс, который говорит о наличии полной блокады – это отсутствие кашля, отсутствие слов и дыхания. Второе – синеет носогубный треугольник. Третье – набухают шейные вены.

Татьяна Моисеева:

Как быстро синеет носогубный треугольник?

Ярослав Шереметьев:

Носогубный треугольник синеет буквально за секунды. Как только возникает полная блокада дыхательных путей, уже через 3-5 секунд синеет носогубный треугольник. Вы сразу поймете.

Татьяна Моисеева:

У взрослых так же, и у любого возраста?

Ярослав Шереметьев:

Свойственно любому возрасту.

Татьяна Моисеева:

А шейные вены?

Ярослав Шереметьев:

У детей ярко выражены шейные вены. Кожа тонкая, и у детей шейные вены более выражены, чем у взрослых. Хотя, зависит от индивидуального строения организма, у кого-то вены располагаются более поверхностно, у кого-то более глубоко. По синему треугольнику сразу поймете, что произошла полная блокада. Главное, что ребенок не может кашлять и не может издавать ни единого звука.

Мария Рулик:

Что делать?

Ярослав Шереметьев:

Если рядом есть отец или мать ребенка, один сразу должен звонить в 103. Что делает второй родитель? Алгоритмы оказания помощи детям до года и детям после года несколько разные, поэтому я предлагаю обсудить алгоритм помощи детям до года, а потом обсудить алгоритм для детей после года.

Начнем с малышей, дети до года. Вы видите ситуацию: носогубный треугольник синий, не может издать ни единого звука, набухли шейные вены. Всё, это полная блокада. По алгоритмам Европейского совета по реанимации сначала следует оказать помощь и потом вызвать скорую. Но, исходя из опыта и практики, родители более подвержены стрессу, когда дело касается их детей. Поэтому, если вы с кем-то вместе, пусть тот второй человек сразу вызывает скорую. Если вы одна, сразу ставьте телефон на громкую связь и оказывайте помощь, параллельно вызывайте скорую. Вы можете владеть навыками, но стрессовый фактор очень сбивает вас с правильных мыслей.

По алгоритму вы должны сначала оказать помощь, но по факту лучше, конечно, вызвать скорую и лучше всё делать параллельно. Ребенок сидит, вы берете его на руки, тут своими движениями вы ему хуже не сделаете, ему уже и так плохо. Берете ребёнка и кладете его животом на свое предплечье таким образом, чтобы голова была на ладони, и вы двумя пальцами придерживаете нижнюю челюсть. Задняя часть, ноги либо свисают возле локтя в разные стороны, либо на одну сторону, то есть живот должен лежать на вашем предплечье. Тут очень важно, чтобы головной конец находился ниже, чем ножной, то есть вы должны голову опустить ниже, ребенок лежит на животе. Вы производите ему 5 похлопываний по спине в межлопаточную область основанием ладони. Это должны быть не серьезные удары, а именно похлопывания. Они идут сверху вниз, по ходу дыхательных путей, мы как бы задаем направление, в котором должен выйти тот злополучный кусок. Соответственно, каждый хлопок должен быть нацелен на то, чтобы достать этот кусок из дыхательных путей.

Татьяна Моисеева:

Мы сейчас про каких детей говорим? Я на свою руку не помещу большинство детей до года. Они уже больше, чем рука.

Ярослав Шереметьев:

Детей до года можно всех поместить.

Мария Рулик:

Не всех можно удержать.

Татьяна Моисеева:

Не удобнее ли делать на коленке?

Мария Рулик:

На руке тебе легче вниз опустить.

Татьяна Моисеева:

Зато у тебя есть точка опоры, ты сидишь и выпрямляешь ногу. На руке силу надо иметь, чтобы его держать.

Мария Рулик:

Смысл такой, что ноги должны находиться выше, голова ниже; надо не бить, а похлопать, и удар должен быть направленный, чтобы освободить дыхательные пути.

Татьяна Моисеева:

А если ничего не работает, что дальше?

Ярослав Шереметьев:

Я вернусь немного назад, чтобы не оставалось никаких вопросов. Как правило, дети до года все помещаются на предплечье; если ребенок не поместился на предплечье, вы можете положить его себе на колено. Основное правило, чтобы голова была ниже, чем ноги, чтобы было, куда выходить куску, в какую сторону. Таким образом, мы задаем вектор движения куска. Если ребенок уже взрослый или взрослый человек, то необязательно класть его на колено, мы можем его просто наклонить головой вниз.

Мария Рулик:

Главное – направление, мы задаем направление.

Ярослав Шереметьев:

Мы сделали 5 хлопков, параллельно вызываем скорую. Что мы должны сказать скорой? Допустим, если отец вызывает скорую, то диспетчер сам задает наводящие вопросы, на которые надо отвечать. Как вызывать скорую – очень важный момент, потому что мамы в панике не могут собраться с мыслями. Важно научить родителей правильно вызвать скорую и понимать, какие вопросы. Как это делается со взрослыми? Вы вызываете скорую, говорите: «Здравствуйте! Один пострадавший, мужчина средних лет, без сознания, без дыхания». Говорите адрес, то, что с ним делаете, например: я начинаю выполнять сердечно-легочную реанимацию.

Мария Рулик:

Или спрашивают: «Что мне делать?»

Ярослав Шереметьев:

Да, согласен, или вы спрашиваете: «Что мне делать?» Соответственно, с ребенком вы говорите: ребенок не дышит, подавился куском, не может издать ни единого звука, я начинаю ему помогать, возраст до 1 года, адрес такой-то. Все, не нужно предысторий.

Переходим дальше: что мы делаем, если вдруг 5 похлопываний не сработали.

Мария Рулик:

Они могут сработать, и ребенок сможет задышать?

Ярослав Шереметьев:

Конечно, как правило, в 80 % случаев этот способ срабатывает.

Мария Рулик:

Что мы увидим по ребенку? Он закричит, заплачет?

Ярослав Шереметьев:

Он начнет дышать.

Мария Рулик:

Дышать или кашлять?

Татьяна Моисеева:

Одновременно, я бы сказала.

Ярослав Шереметьев:

Кашлять, дышать, издавать какой-то звук, любой звук - это уже праздник. Часто бывает, что куски вылетают. Главное, что он начнет дышать.

Татьяна Моисеева:

В 80 % случаев заканчивается успехом у любого возраста?

Ярослав Шереметьев:

Заканчивается успехом у детей и до года, и у детей старше года, и у взрослых людей. Этот прием до 80 % срабатывает успешно на любую аудиторию.

Мария Рулик:

Не сработал, или мы неправильно ударили, неправильно положили, перенервничали – неважно, почему не сработал.

Ярослав Шереметьев:

Допустим, не сработал. Что мы делаем дальше по алгоритму? Ребенок лежит у нас на руке, мы должны аккуратно перевернуть его на спину, он находится в горизонтальном положении. У нас есть буквально 5 секунд, чтобы осмотреть его ротовую полость. Бывает, что мы ему сделали похлопывание, у него кусок был далеко, но продвинулся поближе и появился в ротовой полости, вы можете его увидеть. Если вы за 5 секунд увидели, что кусок в вашей досягаемости, и вы можете достать его пальцем, то доставайте. Если вы не можете его достать, и он так же далеко, то вы не тратите время. Как доставать кусок изо рта? Делаем палец как крючок, и как бы сбоку кусок поддеть, как крючком, таким образом мы его достаем.

Мария Рулик:

Если он продвинулся, и я его наконец-то вижу, но он еще достаточно далеко?

Ярослав Шереметьев:

Алгоритм гласит: если он в пределах вашей досягаемости, и вы понимаете, что можете поддеть его пальцем и протащить, то вы его достаете. Если недосягаем, вы его не трогаете. У вас 5 секунд, вы проверили ротовую полость, допустим, не получилось. Опять наклоняем головной конец ниже, чем ножной, но ребёнок уже на спине, находим у ребенка 2 соска, между 2-мя сосками проводим межсосковую линию, и ставим 2 пальца на грудину, выше мечевидного отростка.

Мария Рулик:

Родители не все в курсе, где отросток.

Ярослав Шереметьев:

Провели мысленно линию между двумя сосками, посередине находится грудина – большая кость, к которой прикрепляются все ребра. Вы ставите 2 пальца пониже межсосковой линии посередине, и строго вертикально делаете 5 надавливаний на глубину 2 см, надавливания должны быть строго вертикальными.

Мария Рулик:

Оно продавливается?

Ярослав Шереметьев:

Конечно, продавливается.

Мария Рулик:

Вы, врачи, давили когда-то, а родители вряд ли занимались. То есть видно, что опускается?

Ярослав Шереметьев:

Конечно. Вы выполняете 5 нажатий в эту точку, не надавливаний, а нажатий. Не спешите быстро сделать 5 нажатий, каждое ваше нажатие должно быть нацелено не результат. Вы должны себя настраивать, что вы каждым нажатием оказываете помощь, это психологический момент. Похлопывание - внешний фактор, который может нам помочь, мы создаем вибрации, и кусок может отойти. Допустим, если он застрял на голосовой щели, на входе в дыхательные пути, мы постучали, он оттуда отвалился и вышел, либо ребенок его проглотил. Если похлопывание не помогает, то, скорее всего, кусок прошел в голосовую щель и находится глубже, вибрации не достают кусок. Тогда мы действуем изнутри, за счет надавливания мы увеличиваем внутригрудное давление и как бы вытолкиваем кусок изнутри. В легких у каждого человека есть остаточный объем легких, или резервный объем легких. Этот объем всегда есть в легких, он никогда не задействуется, как компенсаторный механизм, который помогает в подробных ситуациях. У нас в легких всегда есть небольшой запас, который всегда там остается. За счет него при увеличении внутригрудного давления мы выталкиваем изнутри кусок, на это нацелен прием нажатия. У меня с дочкой была такая ситуация, хоть мы ей помогли сразу, но скорая приехала буквально за 5-7 минут.

Татьяна Моисеева:

В принципе, начиная от похлопываний, если мы параллельно вызвали скорую, то должно хватить времени на тот самый остаточный объем легких.

Ярослав Шереметьев:

Надейтесь на себя. Вы надавили 5 раз, допустим, не получили результат. Снова кладете ребенка в горизонтальное положение, приоткрываете рот и проверяете ротовую полость на наличие куска. Если он продвинулся еще ближе, тогда мы его уже точно цепляем и достаем, после этого ребенок должен задышать. Если же подвижка не произошла, мы повторяем алгоритм. По сути, это один цикл – 5 похлопываний, проверка рта 5 секунд, не больше, не тратим лишнее время, 5 нажатий, проверка рта 5 секунд. Повторяем весь комплекс до тех пор, пока ребенок находится в сознании. В сознании – значит открыты глаза, ребёнок реагирует на вас. Вы делаете до тех пор, пока ребенок находится в сознании, и либо вы помогаете ребенку своими манипуляциями, либо в течение 5-7 минут приезжает скорая, которая выполняет дальнейшие действия. Если ребенок потерял сознание, то нужно уже выполнять сердечно-легочную реанимацию.

Мария Рулик:

Тогда будем надеяться на скорую. Ждем скорую, которая со знанием дела окажет ребенку помощь и справится с ситуацией. Это детки до года и неважно, помещаются они у тебя на руке или нет.

Ярослав Шереметьев:

Как правило, они помещаются.

Мария Рулик:

У кого не помещаются, используйте колени.

Татьяна Моисеева:

Дело не в том, что помещаются или не помещаются. Пока ты повторяешь даже один цикл, ты прикладываешь усилие, ты держишь его, напрягаясь. Не так просто держать ребёнка в фиксированном положении и прикладывать сверху силу. Немаловажно изначально принять удобное положение.

Мария Рулик:

Дети старше года уже сами сидят, стоят, ходят.

Ярослав Шереметьев:

Здесь симптомокомплекс тот же. Все то же самое, определяем, есть ли у него частичная блокада: кашляй, сынок или доченька, кашляй, кашляй, кашляй. Они должны сами откашляться. Бывает, что частичная блокада переходит к полную, допустим, ребенок кашляет, кашляет, а потом резко перестал кашлять и синеет. Это означает уже полную блокаду, значит, пора оказывать ему помощь. Мы оказываем помощь ребенку, когда у него полная блокада. Когда у него частичная блокада, ребенок сам себе способен помогать, мы его только поддерживаем.

Мария Рулик:

Мы его не трогаем, мы ему только помогаем и поддерживаем, и показываем.

Татьяна Моисеева:

Немаловажно, потому что многие родители начинают его хватать, трясти вниз головой.

Ярослав Шереметьев:

Скажу про детей до года, почему так нельзя делать. У детей до года очень слабый позвоночник, у них очень слабые позвоночные суставы. Если будете трясти его вниз головой, то можете травмировать позвоночник.

Мария Рулик:

Он задышит?

Ярослав Шереметьев:

Может быть, он и задышит. Как правило, помогает, вниз головой – тоже хороший способ, но травмоопасный, зачем им пользоваться, если есть менее травмоопасные способы.

Мария Рулик:

Эффективность одинаковая?

Ярослав Шереметьев:

Эффективность в том числе.

Татьяна Моисеева:

При полной блокаде не сможешь сделать, потому что внутригрудное давление таким образом не повысишь.

Ярослав Шереметьев:

Этот способ работает по типу вибрации, как и похлопывания. Это аналог похлопыванию, нельзя считать это аналогом нажатия на грудную клетку.

Мария Рулик:

Это первый этап; если он не помог, если уж вы решили ребенка все-таки потрясти, то имейте в виду, что второй этап вам придется делать по другому алгоритму – так, как Вы сказали.

Ярослав Шереметьев:

Но лучше так не делать, не трясти.

Мария Рулик:

У нас, к сожалению, некоторые старые традиции из головы трудно выжить. Я очень часто слышала: если ребенок до года поперхнулся, то переверни и потряси, как Буратино. Если ребёнок старше года, а ты сильный, сможешь его поднять – подними и потряси.

Ярослав Шереметьев:

Дети постарше по симптомокомплексу то же самое, сразу поговорим о полной блокаде. У него полная блокада, синий носогубный треугольник, у него набухла шея, он не может дышать, не может кашлять, плакать, кричать. Первый этап – тот же принцип, мы либо кладем ребенка к себе на колено вниз головой, придерживаем его либо за нижнюю челюсть, либо под мышки, либо за плечи, чтобы он вниз не упал. Также выполняем 5 похлопываний. Детей постарше можно похлопать с силой. Силу похлопываний очень хорошо помогают понимать аплодисменты. Вы обычно хлопаете, поэтому и называется похлопывание. Вы его не бьете, вы хлопаете по спине, этого достаточно для того, чтобы вызвать вибрации и убрать кусок. Как правило, их бывает достаточно.

Мария Рулик:

Не помогло?

Ярослав Шереметьев:

Тут есть прием, называется прием Геймлиха. Все о нем слышали, многие о нем знают. Что мы делаем? Все так же мы делаем. Мы сделали ему 5 похлопываний, подняли, посмотрели в рот, есть ли там кусок. Если куска нет – ставим ребенка спиной к себе. Если ребенок маленького роста ставим его спиной, встаем на колено или на колени сзади него. Не прямо сзади - затылок в затылок, а немножко в сторону от него, смещаем свою голову относительно его головы. Сначала одну руку ставим в область между пупком и мечевидным отростком – это самый нижний костный выступ, где закончились ребра. Мы ставим кулак большим пальцем к себе, ставим между пупком и мечевидным отростком, второй рукой накрываем первую руку. Тут важно отводить локти в сторону, иначе, если не отвести локти, мы можем предплечьем травмировать ребра. Обхватываем его двумя руками, куда поставить руки я сказал, и выполняем 5 толчков на себя и кверху.

Мария Рулик:

Как бы приподнимаем его, но не дергаем.

Ярослав Шереметьев:

Нет, мы не дергаем со всей силы, мы делаем 5 надавливаний, но резких.

Мария Рулик:

Тоже надавливания, но резкие. Там мы надавливали на 2 см, а здесь? Какие ощущения должны быть?

Ярослав Шереметьев:

Вызываешь рвотный рефлекс. Даже если вы себе нажмете, почувствуете реакцию, как будто что-то выходит. Этот прием направлен на то, чтобы выталкивать остаточный объем воздуха в лёгких, то есть для повышения внутригрудного давления.

Татьяна Моисеева:

Здесь уже нет разницы в возрасте, уже большие дети?

Ярослав Шереметьев:

От года вплоть до стариков.

Татьяна Моисеева:

Может ли такая хрупкая девушка, как я, помочь здоровому большому мужчине, хватит ли силы?

Ярослав Шереметьев:

Такой алгоритм в отношении детей. В отношении взрослых людей я могу рассказать, как хрупкая девушка может помочь большому мужчине, которого она не может обхватить.

Мария Рулик:

Вы можете, но у нас не очень много времени осталось. Давайте на детях остановимся.  

Ярослав Шереметьев:

Это тоже считается одним циклом: вы сделали 5 надавливаний и посмотрели рот, 5 хлопков и посмотрели рот, 5 надавливаний, посмотрели рот. Так делаем до тех пор, пока ребенок в сознании.

Татьяна Моисеева:

Когда он потерял сознание, то уже нет никакого смысла, нужно начинать сердечно-легочную реанимацию. Ребёнок прийти в сознание не может?

Ярослав Шереметьев:

Кстати, когда ребенок теряет сознание, у него расслабляется мускулатура и воздух начинает понемногу проходить. Если была полная обструкция, воздух начинает понемногу проходить.

Татьяна Моисеева:

Это усугубляет обструкцию или наоборот, есть шанс?

Ярослав Шереметьев:

Наоборот, организм уже начинает насыщаться. Алгоритм легочно-сердечной реанимации тоже направлен на то, чтобы повышать внутригрудное давление. Мы сдавливаем сердце между позвоночником и грудиной, кусок выйдет и сердце заработает.

Татьяна Моисеева:

Как-нибудь потом мы пригласим Ярослава с манекеном, тогда можно будет показать.

Мария Рулик:

Наша передача близится к финалу, мы обсудили главное: что нужно делать и чего не стоит делать вообще. Сейчас мы хотим сказать, что у нас сегодня в студии находится не просто врач, у нас находится человек, которого дети вдохновили на творчество, на музыку, на песни. Расскажите нам немного о Вашем увлечении, потому что очень здорово и очень интересно, когда человек многогранен.

Ярослав Шереметьев:

С начала нынешнего года я написал 35 песен.

Татьяна Моисеева:

Музыку и стихи?

Ярослав Шереметьев:

Нет, музыку я не пишу, пишу только текст и исполняю. У меня двое детей, мне 25 лет, я в 20 лет стал отцом и тогда я представить не мог, какое это счастье! Сейчас я не представляю своей жизни без своих детей, и хочу их еще больше. Дети для меня – это вдохновение. Когда у меня родился ребенок, я стал как ракета, начал все выполнять, что раньше не делал. Сегодня хотел бы вам исполнить детскую песню. Перед тем как спою, я хотел сказать, что у меня есть Инстаграм, в котором я рассказываю и показываю, пишу алгоритм для разных ситуаций, у меня есть еженедельные прямые эфиры. Инстаграм называется @yaroslav_life_. Добавляйтесь, смотрите, там много интересного, много расскажу.