Что делать, если у ребёнка температура

Педиатрия

Тэги: 

Татьяна Моисеева:

Канал Mediadoctor и программа «Здоровое детство». Ее ведущие Татьяна Моисеева и Мария Рулик. Сегодня в нашей студии гость Нерушай Алексей Андреевич - участковый врач-педиатр детской городской поликлиники № 11. Тема нашей сегодняшней передачи: «Что делать, если у ребёнка температура?» Врачи обычно говорят, что к высокой температуре надо относиться, как к помощнику, который отвечает организму и борется с вирусами или бактериями. У бабушек есть народные средства, а еще есть много информации в Интернете, как ее сбить, какими средствами, когда ее сбивать, скорая, в принципе, и не нужна. Сегодня попытаемся разобраться, кого лучше слушать.

Почему повышается температура, что происходит в организме?

Алексей Нерушай:

У меня сегодня было 50 температурящих детей. Я, скажем так, с места в карьер, на эфир, и по горячим следам можем пройтись. Вообще, температура, как Вы правильно сказали, это хорошо, но это страшно, для всех родителей пугающе, ужасно: у моего ребенка температура 38 °.

Самая частая причина обращения к врачам-педиатрам ― это вирусная инфекция, то есть ОРВИ. Она в большинстве случаев сопровождается повышением температуры, кашлем и насморком. Недавно мне говорят: «Доктор, ужасающий кашель, просто дикий кашель, страшный кашель». Это тоже защитная реакция. Это защитная реакция, которая показывает нам, что в организме идет война, идет борьба с вирусами. Родители получают ответ, почему у ребенка температура; в большинстве случаев она вызвана вирусной инфекцией, в 90 % случаев. Примерно 10 % случаев может быть вызвана бактериальной инфекцией или при осложнении; это другой разговор, но температура ― это хорошо. Она ― показатель того, что идет борьба, идет иммунный ответ, наш организм справляется с вирусами как может.

Что еще бывает при повышении температуры у ребенка? Что еще могут увидеть родители? Еще увеличение лимфоузлов. Например, ребеночек с температурой 38,5 градусов с кашлем и насморком, у него при пальпации в передней шейной области, задней шейной можно прощупать узелки, где как раз и рождаются наши защитные антитела - войска, которые все побеждают.

Татьяна Моисеева:

Вы говорите, борьба идет преимущественно с вирусами. Высокая температура бывает разная. Что считать борьбой? Когда действительно организм борется, и мы реагируем спокойно? Сколько времени нужно дать организму, 2-3 дня, когда уже нужно запаниковать, что не борется? Когда температура – хорошо, а когда плохо?

Алексей Нерушай:

Еще одна частая причина обращений родителей к педиатру: «Док, температура 37,2, что нам делать? Объясните, почему так происходит?» По данным американской ассоциации педиатров есть красивые таблички, где все красочно расписано: где норма, а где нет, причем, в зависимости от того, где мы мерим температуру. В норме нужно мерить в подмышечной впадине или per rectum. У детей после 3-х лет мы можем измерить температуру обычным ртутным или электронным градусником. Электронный градусник может показывать нормальную температуру чуть ниже, 34,4–37,2–37,3 градуса, это нормально. Иногда даже говорят: у меня 34,4 °, у меня упадок сил. Это не так, так электронный градусник фиксирует температуру. Для ребенка от года до трёх нормой может быть температура даже до 38 градусов. Плюс, надо учитывать, что ребенок может перегреться дома. Сейчас отопительный сезон, бабушки его укутали, очень жарко, они померила температуру и увидела 38 градусов, а на следующее утро она у него нормальная. Возникает вопрос: а что же было, а вдруг мы заболели?

Когда стоит переживать? Если у ребенка до года температура держится до 3-х дней около 38 градусов и выше, то нужно обязательно обратить внимание, в течение 24 часов показать ребенка педиатру. Если ребёнок старше года, то 3 дня ― нормальный срок для температуры.

Мария Рулик:

Нормально, для какой температуры? Поняли, что до 37,2 градусов, у младенцев 38 градусов может быть, если не повторяющийся фактор.

Алексей Нерушай:

До 37,5 градусов.

Мария Рулик:

До 37,5 градусов норма для детей любого возраста. Если померили вечером и она поднялась, утром померили – она стала меньше, то нет причины обращаться к врачу при отсутствии других признаков.

Алексей Нерушай:

Причем, кто-то еще мерит в ушах.  

Мария Рулик:

Электронные бывают разные, есть бесконтактные. Если ты сомневаешься, возьми обычный градусник и померь.

Алексей Нерушай:

Сейчас есть новое поколение градусников, с новым механизмом работы, не ртутные градусники, но мерят точно так же, как ртутные, по такому же принципу, очень точный инструмент.

Мария Рулик:

Для того чтобы Вас лишний раз не вызывали, потому что неправильно померили температуру, давайте уточним, как правильно мерить. Каким градусником, как, и в каком возрасте? Допустим, младенцу под мышкой я себе с трудом представляю.

Алексей Нерушай:

Малышам преимущественно нужно мерить ректально, очень аккуратно, желательно не ртутным градусником, электронным.

Мария Рулик:

Нового поколения.

Алексей Нерушай:

Нет, он только в подмышечной впадине работает, то есть у детей после 3-х лет. Дети до 3-х лет не могут понять, что им пытаются сделать, или его нужно держать преимущественно 3 минуты. Детям до года per rectum, норма до 37,3 градусов, выше считается повышенная температура.

Мария Рулик:

Сколько его нужно держать?

Алексей Нерушай:

Держать минуты две.

Татьяна Моисеева:

Электронные пищат, сами срабатывают.

Мария Рулик:

Все новомодные, которые в ушки, которые не прислоняют, можно померить, когда ребенок спит, ― как относиться к их показаниям?

Алексей Нерушай:

Неточную температуру дают инфракрасные термометры и измерение внутриушной температуры, мы с большей степенью вероятности можем ошибиться в оценке состояния ребенка. Что касается механизма действия инфракрасных термометров, то надо знать, что они измеряют точечно, местно, то есть какая температура в конкретном месте. Например, в местах прохождения сосудов она может быть выше, может быть точнее, но не факт. Опять же, в большинстве случаев зависит от того, какая температура дома, как ребенок одет.

Татьяна Моисеева:

А Вы когда-нибудь изучали инструкции к разным градусникам, там где-нибудь пишется возраст?

Алексей Нерушай:

В них пишут технологию измерения, возраст пишут, но нормы не пишут.

Мария Рулик:

Какой совет можно дать родителям, если они померили инфракрасным или другим градусником и увидели завышенные показатели? Вам температура показалось высокой. Возьмите обычный градусник и перемерьте температуру так, как советует врач. Ректально у младенца, у ребенка постарше каким-то другим образом. Перемерьте и удостоверьтесь, имеет ли смысл обратить внимание на повышенную температуру. Дома, несмотря на новомодные введения, лучше иметь такой градусник и обычный?

Татьяна Моисеева:

Недавно была медицинская выставка, и моя коллега по работе рассказывала, что приобрела вместо градусника некие липучки, которые можно прилепить и индикатор меняет цвет.

Алексей Нерушай:

Градусники нового поколения тоже меняют цвет, у них есть чувствительные индикаторы.

Татьяна Моисеева:

Ко лбу прикладываешь и смайлик окрасился в зеленый или красный.

Алексей Нерушай:

Сейчас стало удобно, привычный подмышечный градусник, который фиксирует температуру, теперь в такой форме.

Татьяна Моисеева:

Разобрались: все, что точечно – не совсем точно, все ртутные издавна уже проверены и наиболее точно.

Мария Рулик:

До года мы измеряем ректально.

Алексей Нерушай:

Лучше проконсультироваться с педиатром, как сделать правильно.

Татьяна Моисеева:

Можно на очередном осмотре попросить продемонстрировать, как правильно измерить.

Старше года? Ловим, садим на колени.

Алексей Нерушай:

В подмышечной впадине. Если ребенок подвижный, не усидит на месте…

Мария Рулик:

Зато он улежит на месте, можно ректально померить, если не сидится.

Алексей Нерушай:

Бывает, что никак не сделать, всегда нужно мыслить здраво, всегда родителей своих пациентов призываю мыслить здраво. Если вы не можете померить – не мучайте ни себя, ни ребенка, ни педиатра, никого. Спокойно мерьте температуру инфракрасным градусником, сделайте несколько измерений, посчитайте среднеарифметическое, посмотрите на состояние, оцените все компоненты, все составляющие.

Мария Рулик:

Кстати говоря, по поводу состояния. Допустим, у ребенка есть комплекс симптомов, у него уже есть кашель, насморк. Мы понимаем, что, возможно, есть еще температура, есть причина померить. Какие симптомы у детей разных возрастов дают основание заподозрить, что у ребенка началась лихорадка, у него, возможно, уже есть повышение температуры? На что надо родителям обратить внимание, какие симптомы?

Алексей Нерушай:

В медицине приходится варьировать вероятности. Если у ребенка, например, вирусная инфекция, то при высокой температуре всё зависит от того, как ребенок реагирует на температуру. Сегодня у меня таких 10 случаев было; я прихожу к ним домой, дети в лежку лежат, некоторые спят или их разбудили. Они посмотрели на тебя и снова засыпают, потому что им плохо; измеряем температуру: 37,7.

Мария Рулик:

Даже на такую температуру ребенок реагирует вялостью.

Алексей Нерушай:

Здесь нужно педиатру и родителю понять, почему ему плохо, посмотреть другие симптомы. Может быть, у него болят уши или болит горло, если он вообще может что-то сказать. Он сильно потеет, или наоборот, сухая кожа и сухие слизистые, это уже более грозный симптом, который нельзя пропустить.

Есть 3 главных правила для родителей, которые я всегда называю, они очень простые. Первое – не дать ребенку в такой ситуации потерять много жидкости, то есть надо много, много пить. Второе – вовремя дать жаропонижающий препарат, я надеюсь, мы об этом поговорим чуть позже. Третье – вовремя вызвать врача, если будет необходимо. Даже не столько врача, а быть начеку, чтобы вызвать скорую помощь или проконсультироваться с врачом, если идут 5-7-ые сутки болезни.

Мария Рулик:

Все дети по-разному реагируют, но есть основные признаки: ребенок более вялый, не хочет кушать, больше спит.

Алексей Нерушай:

Если ребенок до года плохо ест, если вдруг у него появляется рвота, они становятся плаксивые. Ребёнок до года при высокой температуре, или когда что-то случилось, может длительно и беспрерывно плакать, например, более 3-х часов ― это тоже симптом, который нельзя упускать из виду. У малышей обычно бывают серьезные проявления, мы их сразу видим, сразу чувствуем. Резюмирую – рвота или диарея, потеря веса при долгом процессе. Мы видим их кожу, их реакцию – это пятый пункт. У малышей мы можем быстро и качественно померить температуру. У детей старше года в большей степени мы будем оценивать состояние кожных покровов, сколько они влаги потеряли, какой у них идет процесс. У них можно более качественно оценить, заглянуть в горло, что там происходит. Мы начинаем искать, а что же случилось, в чем причина. У кого-то ангина, у кого-то отит, например.

Мария Рулик:

Отит не заметить сложно, орать будет так, что мало не покажется.

Алексей Нерушай:

Бывает, что отит в легкой степени, а потом перерастает.

Татьяна Моисеева:

Тут вопрос, сможет ли участковый педиатр посмотреть ушки.

Алексей Нерушай:

Сейчас все участковые педиатры снабжены отоскопом.

Мария Рулик:

Допустим, что мы уже увидели, заподозрили, померили, увидели температуру. Когда надо сбивать, при какой температуре? За чем надо следить, обращать внимание на температуру или обращать внимание на состояние ребенка, или на то, какой день держится температура? Что делать, чем и как сбивать, чем помочь?

Алексей Нерушай:

Я счастлив, что мы эти вопросы обсуждаем; сегодня было 50 человек и я именно это объяснял. Очень хочу, чтобы у родителей в крови было знание именно про температуру, со всеми может быть.

Когда нужно сбивать? Трое суток — это не повод сбивать, или как любят говорить: пить антибиотик, сбивать температуру. В большинстве случаев родители хотят сбить до идеала и сразу.

Татьяна Моисеева:

Трое суток, если не выше какого значения?

Алексей Нерушай:

Каждый по-разному реагирует, например, температура под 40, и зависит от вида болезни. Если трое или четверо суток температура под 40 и больше никаких симптомов, и ребенок себя нормально чувствует.

Мария Рулик:

Можно себя нормально чувствовать с температурой 40?

Алексей Нерушай:

Да.

Мария Рулик:

Ребенок может себя чувствовать нормально, а родители ребенка, у которого 40, не могут себя нормально чувствовать.

Алексей Нерушай:

Есть болезнь, 3-4 дня температура 40, потом появляется сыпь и все, температуры как не бывало. Это розеола, всем известная болезнь.

Мария Рулик:

Даже 40 можно не сбивать? Мне казалось, что всегда…

Алексей Нерушай:

Нужно чувствовать своего ребенка, какой он.

Татьяна Моисеева:

Он пьет, ест, не лежит тряпочкой, он активен.

Мария Рулик:

Что он должен делать, чтобы у мамы не дрогнула рука?

Алексей Нерушай:

Все, что вы перечислили. Если такое с ребенком часто бывает, то вы уже знаете. Если в первый раз, то все педиатры температуру до 38,5 ° в большинстве случаев сбивать не рекомендуют. Если ребенку плохо, он страдает, безудержно плачет, жалуется: мамочка, все болит, хочу спать, ― помните 3 главных правила, дайте жаропонижающий препарат, не мучайте ни себя, ни ребенка, сбейте температуру.

Мария Рулик:

Не ждите 38,5?

Алексей Нерушай:

Нет.

Мария Рулик:

Жаловаться может говорящее существо, которое уже умеет прямо ходить и дергать, сообщать, что ему некомфортно.

Алексей Нерушай:

Если у малыша до года температура 38,5, вызовите врача и посоветуйтесь, или придите в поликлинику.

Мария Рулик:

У грудничков температуру 40 мы даже не рассматриваем, хорошо ему или плохо, сразу вызываем врача?

Алексей Нерушай:

Это непредсказуемый возраст, у которых может быть что-то быстро и внезапно.

Мария Рулик:

Как сбиваем? Применяем жаропонижающие средства или идем по стопам того, чему нас учили бабушки и дедушки ― обтереть, в холодную ванночку положить, в душ загнать. У меня кроме как водкой обтереть и в холодный душ поставить ребенка другие байки не всплывают. У Вас, наверное, опыт побольше?

Алексей Нерушай:

Какие потрясающие вопросы!

Мария Рулик:

До сих пор встречаются желающие обтереть водкой?

Алексей Нерушай:

Постоянно. Друзья, это опасно! Пожалуйста, не обтирайте своих детей водкой, уксусом! Жаропонижающих и обезболивающих существует всего 2 главных и безопасных препарата для детей, всего 2 – нурофен (действующее вещество ибупрофен) и парацетамол. Причём, пожалуйста, не давайте их вместе! Очень часто и коллеги из скорой помощи говорят: сразу дайте тот и другой. Пожалуйста, не смешивайте их, это тоже может быть опасно! Задача дать один препарат, но в нужной дозировке. Нурофен, для ибупрофена 10 мг на 1 кг массы ребенка. Парацетамол 15 мг на 1 кг веса ребенка. Никакого аспирина и анальгина!

Мария Рулик:

Анальгин, но-шпа и еще что-то, есть какой-то коктейль?

Алексей Нерушай:

Литическая смесь, сейчас во всем мире ее не применяют. Анальгин запрещен и опасный препарат для детей, потому что у детей метаболизм в организме идет по-другому.

Татьяна Моисеева:

Нельзя обтирать ребенка водкой, укусом и давать анальгин. А душ? Механически охлаждать, скажем так.

Алексей Нерушай:

Вообще, механическое охлаждение эффективно, делать его можно, но можно делать в случае, если вы дали жаропонижающий препарат, и он дал эффект. То есть температура у ребенка упала, и вы можете водой комнатной температуры, а не ледяной водой, обтереть лоб, места прохождения крупных сосудов.

Мария Рулик:

Как поддерживающее средство, а не как экстренный способ понизить температуру.

Алексей Нерушай:

Очень неправильно сажать ребенка в ледяную ванну, не дав ему жаропонижающий препарат, и вообще не надо сажать ребенка в ледяную ванну. Это очень негуманно и не надо заставлять его страдать.

Татьяна Моисеева:

Как раз к вопросу о том, что многие родители считают, что любой препарат, особенно жаропонижающий, очень вреден, что сейчас мы его водичкой, водкой, как угодно.

Алексей Нерушай:

Еще раз повторю, что есть 2 безопаснейших препарата для детей против температуры – ибупрофен и парацетамол. Есть еще действующее вещество, называется нимесулид. Его ни в коем случае нельзя давать детям, это опасно! Тоже идет неправильно метаболизм, для ребенка может быть чревато.

Татьяна Моисеева:

Дали ибупрофен, подождали 4 часа. Кстати, сколько? Не помогло, дали следующий препарат - парацетамол. Также есть ректальные свечи, их много разновидностей, они тоже могут одному ребенку помогать, другому не помогать. Прошло время и опять не помогает, мы движемся к ночи. Либо мы вызываем скорую, которая предлагает нам анальгин в качестве литической смеси, либо особо знающие родители используют нимулид, который помогает сразу и быстро, и надолго, так же, как и анальгин.

Алексей Нерушай:

Он запрещен детям до 12 лет фармкомитетом России. Почему сейчас его продают в аптеках для детей младше ― непонятно, хотя в инструкции написано.

Мария Рулик:

Раньше он продавался, как детское средство.

Алексей Нерушай:

Много статистических случаев осложнений у детей после нимесулида.

Мария Рулик:

Скажите, через сколько времени должно помочь? Мы дали жаропонижающее, сколько ждем?

Алексей Нерушай:

Как мы вначале говорили, не надо сбивать до нормы, до идеала, этого не нужно. Ибупрофен обычно действует в течение получаса. Температура, которая упала хотя бы на полградуса, ― ваша победа, считайте, что вы ребенку помогли, все хорошо.

Мария Рулик:

Должны уйти симптомы, которые беспокоили ребенка: болела голова, была вялость или он пропотелся и ушел в сон, наконец-то.

Алексей Нерушай:

Очень часто тоже говорят, как Вы сказали: не работает. Проверьте дозировку. Я прихожу к ребенку, мне говорят: «Док, не работает, препараты плохие». Я спрашиваю: «Сколько вы дали?» Мы дали такую-то дозировку. Но, вы не додали ему 5 мл. Дозировку препарата надо рассчитывать не по возрасту, как часто пишут на этикетках, а именно по весу. Некоторые дети толстенькие, крупненькие, а кто-то худенький и маленький, а возраст может быть одинаковый. Поэтому, мы, например, дали ибупрофен, температура упала на полградуса ― считайте, что вы ему помогли, головная боль ушла. Его можно давать в следующий раз через 6 часов, интервал 6-8 часов. Или можно дать ибупрофен и через 6 часов дать парацетамол. Вдруг аллергия на препарат, дайте тот, который, вы видите, что эффективен и помогает.

Татьяна Моисеева:

Бывает же так, что неэффективно, не помогло ни то, ни другое, что делать?

Мария Рулик:

Скорую вызывать?

Татьяна Моисеева:

Скорая приедет с анальгином.

Алексей Нерушай:

Теперь вспоминайте 3 шага, 3 простых правила, которые, я очень хочу, чтобы после эфира все родители выучили. Первое – вовремя дать питье, при температуре надо много пить. Второе – вовремя дать жаропонижающий препарат; если он не работает, если видите, что не можете сбить температуру – вызовите скорую. В данном случае от литической смеси больше пользы, чем вреда от температуры и причины, которая пока у нас стоит под вопросом, что вызывает такую температуру. В данном случае литическая смесь поможет. Кстати, она тоже может не сработать, тогда ребенка обязательно нужно госпитализировать и обязательно восполнить объем циркулирующей крови, дать ребенку не домашний уход.

Татьяна Моисеева:

Уже стационарное наблюдение. Я бы хотела еще добавить, что многие родители забывают, особенно, у маленьких детей, при высокой температуре снять памперс. Опыт показывает, что памперс держит высокую температуру, она повышена; как только убирается памперс, температура автоматически падает на полградуса, как минимум. Это помогает, открываются паховые складки, идет физическое охлаждение. То есть мы раздели ребенка, надели ему носочки.

Алексей Нерушай:

Если у ребенка температура, укутывать не надо, надо комфортно одеть.

Татьяна Моисеева:

Маечка, носочки и снять памперс.

Алексей Нерушай:

Или поменять, если давно не меняли.

Мария Рулик:

Давайте подведем итоги, чего никогда не делать, еще раз повторим 3 правила. Когда родитель должен понимать, что у него не получается справиться и участкового педиатра он не дождется, а нужна экстренная помощь. Что не делаем никогда?

Алексей Нерушай:

Мы никогда не даем ребенку аспирин, никогда не даем ребенку анальгин, не даем нимесулид, и не смешиваем парацетамол и ибупрофен. Есть препарат, называется ибуклин (парацетамол и ибупрофен), его тоже нельзя.

Мария Рулик:

Мы не слушаем бабушек, не читаем интернет, не обтираем, не дуем, не суем в холодную воду.

Алексей Нерушай:

Пожалуйста, не читайте интернет!

Мария Рулик:

Мы действуем по 3-м принципам.

Алексей Нерушай:

Да. Первый принцип – достаточное питье ребенка, потому что идет воспалительный процесс, теряется безумное количество жидкости. Если вы не дадите питье, может быть обезвоживание и судороги, много чего может быть. Первое – питье. Второе – вовремя дать разрешенный, безопасный жаропонижающий препарат в нужной дозировке – ибупрофен и парацетамол. Третий шаг – вовремя обратиться к врачу, если вы чувствуете, что не справляетесь.

Мария Рулик:

Напоследок совет родителям.

Алексей Нерушай:

Считайте свое родительство всегда счастливым, даже когда у вашего ребенка температура. Не читайте интернет, а если читаете, то хотя бы пользуйтесь иностранным поиском, читайте зарубежные источники, потому что в нашем рунете можно заблудиться.

Мария Рулик:

Спасибо Вам большое! Всего доброго!