Алгоритм родительского контроля здорового питания детей в образовательных учреждениях

Диетология

Тэги: 

Дмитрий Еделев:

Здравствуйте. Cегодня в нашей студии интересный собеседник, который нам откроет тайны, как правильно обеспечивать здоровое, безопасное, полноценное питание детей в социальных учреждениях. Она врач, руководитель комитета по обеспечению безопасности продукции для детей и подростков. Здравствуйте, уважаемая Инна Станиславовна. 

Инна Коваленко:

Дети – это цветы любви, поэтому очень важная тема, которая прозвучит, это здоровье детей и как родитель может это здоровье обеспечивать и контролировать, даже когда ребенок находится в детском образовательном учреждении. Я хочу родителям рассказать много интересного, что они в своей жизни, может быть, делали, а может быть, даже еще не пытались делать, но наверняка стоит это попробовать сделать во благо детей. 

Не секрет, что есть общественный родительский контроль за питанием в детских дошкольных и школьных учреждениях, это сейчас очень актуальная тема, и многие регионы уже подключились в этот контроль. Буквально недавно Московская область объявила о том, что начинается мониторинг, общественный родительский контроль. Москва в этом контроле также участвует. Но я считаю, что каждый родитель должен сходить и посмотреть хотя бы раз за время образовательного процесса, за обучение ребенка на то, как это происходит, потому что это очень важно.

Родители у нас ответственные и давно обращают внимание на качество продуктов питания. То есть выбор еды для ребенка – это для них приоритетный процесс, они выбирают в лучших магазинах качественную, свежую, хорошую еду, готовят по своим любимым рецептам блюда. Единственное «но» – они почему-то считают неважным и ненужным смотреть и пробовать то, что ребенок кушает в детском образовательном учреждении. А это достаточно серьезное время, которое ребенок проводит вне дома. В детском саду 10-12 часов, в группе продленного дня тоже порядка 10 часов. И за это время он успевает минимум 3, а то и 4 раза хорошо покушать, то есть 75% пищевого рациона дневного он съедает не дома. Родители в это время даже не представляют, что их ребенок кушал и ни разу не спрашивают, что же ты ел, в школе тем более, считают, что он уже вырос и даже не интересуются. Хотя каждый родитель должен постоянно спрашивать, что ты кушал, как тебе это понравилось, были у тебя какие-то сомнения, может быть, у тебя что-то заболело или не понравилось из еды, почему ты пришел голодный. То есть все эти вопросы должны родителя интересовать, потому что он отдает ребенка на попечение руководителя образовательного учреждения, и руководитель – лицо ответственное, но у него в некоторых комплексах от 3 до 5 тысяч детей, поэтому за всеми не уследишь. Тут нужно, чтобы родитель был настороже и на контроле, потому что дети маленькие, не всегда за ними даже воспитатель уследит. Поэтому я считаю, нужно обязательно спрашивать и нужно контролировать, что ребенок ест. 

Дмитрий Еделев:

Я приведу цифру, которая меня очень удивила, я просто остался в шоке, когда увидел на сайте Департамента города Москвы табличку, согласно которой более 50% директоров школ не питаются в своих столовых. В этой связи вопрос возникает – имеет ли право родитель, раз директор не ходит в свою столовую, это в Москве, про регионы не знаю, не видел статистику, контролировать?

Инна Коваленко:

Право родителя ходить, пробовать даже выше, чем право у директора, потому что у директора этих детей 5000 человек с дошкольными образовательными учреждениями, у родителей в наше время ребенок может быть один. Поэтому не знать и не попробовать, что ест ребенок, может быть, директор и позволит себе такую возможность не есть в школьной столовой. Хотя я считаю, что нужно кормить принудительно. И эта практика в регионах уже прошла. Она дала потрясающие результаты, когда кормили, начиная от министров, которые были ответственные за социальное питание, и заканчивая директорами школ. Они платили за свою еду, но ели из одного котла, и тогда был эффект.

У родителя это право есть, поскольку он несет полную ответственность за своего несовершеннолетнего ребенка. Питание у нас входит в понятие образовательного процесса и условий образования. Как раз знать о питании ребенка, как и об образовании, родитель должен и имеет на это право. Но имеет право, когда он сделает обращение, то есть изъявит желание попасть, посмотреть, потому что у нас школы достаточно закрытые. Прошли массовые эвакуации, это объективные процессы, они должны иметь охрану, контроль доступа. Но родитель обязан заявить о своем желании, либо позвонив ответственному по питанию, либо непосредственно через секретаря школы, через электронную почту, сделав заявление, что он желает проконтролировать. И это право ему будет предоставлено. В то время, когда школа сможет выделить человека, ответственного по питанию, либо подключить родителя к комиссии по питанию, но он туда попадет. Если не попадет, то это уже будет нарушение закона. 

Дмитрий Еделев:

То есть ответ директора школы «не морочьте мне голову, зачем вам это нужно» как минимум некорректен. 

Инна Коваленко:

Более того, он и противозаконен, потому что наши школы открытые, это общественные учебные заведения. И столовые школьные абсолютно такую же классификацию имеют, как предприятия общественного питания. Подчиняются всем требованиям как закона, так и ГОСТа, всевозможных СанПиНов как предприятия общественного питания. Ограничить доступ в ресторан кто-то может ограничить? По крайней мере, это некорректно и нарушает наши права как человека, когда мы не имеем права в какое-то предприятие общественного питания получить доступ. То есть это уже нонсенс, это серьезное нарушение. 

Дмитрий Еделев:

Какие-то документы у родителя при посещении, контроле общественного питания, а именно школьной столовой, в детском саду должны быть?

Инна Коваленко:

Есть такое понятие, как зона доступа. Когда родитель попадает в общественные пространства, которыми являются непосредственно залы школьных столовых, то есть до линии раздач, там, где массово дети принимают еду, вот эта зона, плюс буфетная зона, которая там же находится – это часть пространства, которая не подлежит серьезному контролю, потому что там находится масса детей, педагогов. Соответственно, и родитель туда может пройти без книжки, без особых требований, без инструктажа. Поэтому эта часть плюс групповая комната, где дети кушают в детском саду, там родитель может совершенно спокойно находиться и смотреть за процессом принятия пищи и даже попробовать из тарелки своего ребенка, что он многократно делал дома всю жизнь своего сына или дочери. 

Дмитрий Еделев:

Родитель может пройти спокойно, свободно, получить соответствующее разрешение. Как правильно родитель должен проконтролировать, посмотреть, что происходит? И какие общие рекомендации родителю, который пришел посмотреть, как питается его ребенок?

Инна Коваленко:

У родителей есть такое право знать, видеть и контролировать. То есть для того, чтобы попасть и что-то узнать либо увидеть, родитель должен, прежде всего, посмотреть, какие имеются сведения в открытом доступе. Такие сведения у нас обычно располагаются на сайте образовательного учреждения. В разделе «условия образования», либо отдельно вынесено «питание», должна быть исчерпывающая информация об организации питания ребенка. Я всем настоятельно рекомендую перед тем, как дойти уже ножками до столовой, изучить, что наш директор, наша школа, плюс поставщик питания привозят, потому что варианты питания могут быть различные. Это и готовка на месте, когда горячую пищу готовят из сырья в столовой, то есть столовая полного цикла, либо это доготовочная, когда привозят полуфабрикаты, либо еще какой-то вариант организации питания. Это интересно, это важно, для того чтобы понимать, что окончательно ребенок скушает, нужно понимать, в каком варианте заключен этот контракт. Он, как правило, тоже должен быть на сайте образовательного учреждения.

К контрактам прилагаются меню, которые 24-дневные, 3 варианта, обычно один вариант выбирается уже школой, родителями. Прежде чем идти, нужно посмотреть эти документы, почитать, что нам поставщики обещают, что они делают, как они готовят. Узнать, рассмотреть и потом, вооружившись знаниями, заходить на территорию школьной столовой.

Дмитрий Еделев:

У родителя есть, у родительского комитета, совета есть право выбрать меню? 

Инна Коваленко:

Абсолютно точно, единицы родителей знают о том, что формируется техническое задание на закупку определенного меню. Даже перечень блюд, возможно, родители уже сформулируют. Примерное меню на 12 дней, а поставщик должен ознакомиться, предоставить еще какие-то варианты.

Что происходит у нас? Скорее всего, родители не заинтересованы либо не информированы, и они в этом процессе не участвуют. Происходит закупка меню, которое сам поставщик школе предоставил, я не буду говорить навязал, но по всеобщему молчаливому согласию решили, что именно так будут кормить. И родители в этот процесс уже вникают гораздо позже, когда начинает что-то не нравиться. Но это право согласовать блюда меню либо что-то заменить у родителей абсолютно точно есть, и мало кто об этом знает. 

Дмитрий Еделев:

Я сталкивался с такой ситуацией, меню не соответствует тому, что фактически дают детям. Что делать родителю?

Инна Коваленко:

Если родитель видит на сайте 12-дневное примерное меню, он должен видеть на этом же сайте хотя бы меню за 3 дня. Я считаю, это оптимально, день предыдущий, текущий и то, что ребенок будет есть завтра. Если это меню не соответствует тому, что согласовали с поставщиком, тут нужно разбираться. Либо были замены, которые прилагаются как варианты замены. Если эти замены были, то с кем они были согласованы, замены продуктов на аналогичные, которые по характеристикам будут такие же. Если этого не было, поставщик сам решил что-то поменять для своей выгоды либо у него технические обстоятельства, не смог приготовить, довезти, это уже будет нарушением, которые должны контролировать ответственные по питанию, комиссия по питанию, бракеражные комиссии. То есть те люди, которые согласно документам, разработанным в школе, ответственны за процесс организации.

Дмитрий Еделев:

Родитель посмотрел сайт, на хорошем сайте есть все данные. Правда, я тут на днях посмотрел несколько школ и что-то не нашел особо информации. 

Инна Коваленко:

На самом деле, этой информации во многих школах нет, это не только Вы не увидели. Для того чтобы это появилось, нужно родителям сказать, что это должно быть. И родитель, для того чтобы этот процесс контролировать, должен свою логику включить. Раз у нас школьная столовая, это предприятие общественного питания, открытое, как ресторан, как кафе, меню должно быть во всеобщем обозрении. Если мы этого не видим, не видим, что ест ребёнок, и никто нам не может ответить, мы не видим на сайте телефонов, адресов, наименования поставщика, то это уже серьезное нарушение действующих законов: ГОСТов, требований СанПиНов, закона об образовании, даже конвекции о правах ребенка, потому что образовательное учреждение должно максимально соответствовать всем требованиям, и эти требования должны быть защищающими ребенка.

То есть мы не видим, мы делаем заявление директору с просьбой все эти сведения нам предоставить. Они обязаны по 59-му федеральному закону в течение месяца все, что вас интересует о поставщиках, о меню ребенка, выслать вам в электронном виде и восполнить в сайт образовательного учреждения недостающими фактами, дабы не было более серьезных последствий в виде административных взысканий.

Я не пытаюсь сказать, что у нас такие директора, что они не хотят этого делать. Это, возможно, по некоторому недосмотру не было сделано, но желательно, чтобы это все-таки появилось, потому что у нас очень много детей с особыми потребностями, с особенностями здоровья, это связано и с питанием. И родитель обязан знать, что было в меню у ребенка в школе. Возможно, этот продукт либо блюдо могло спровоцировать некоторые обострения, либо просто ребенку не нужно есть. Поэтому я считаю, что это обязанность школы, которая у них существует, и это должно быть восполнено как можно быстрее, потому что у нас уже были приняты все поправки, и горячее питание для детей 1-4 классов стартует для всех деток нашей страны. Поэтому родители наши должны все знать. 

Дмитрий Еделев:

Родителя пустили в школу. Каковы его действия, должен ли он посмотреть зону, где моются руки, что должно быть в этой зоне? Сейчас у нас вспышка различных инфекционных заболеваний, в том числе коронавирус, который передается через грязные руки, это уже не вызывает никакого сомнения. И чистые руки – залог здоровья детей. Что должен посмотреть родитель, что должно быть?

Инна Коваленко:

Родители, которые организованно приходят, я надеюсь, что это будет именно организованный процесс, должны это отметить. В начальную школу приводит педагог, и он обязан детям дать время для того, чтобы они помыли руки. Существует даже норматив по СанПиНу об организации питания в образовательных учреждениях, когда на 20 посадочных мест полагается один умывальник. Это для старых школ, для новых на 10 посадочных мест один умывальник. Мы смотрим, есть ли эти умывальники, сколько их, и они должны работать, потому что детям надо успеть за очень короткое время, у нас перемены для завтраков 15 минут, помыть руки, их высушить, желательно, чтобы и мыло было, потому что школы большие, насыщенность, наполненность их тоже серьезная, поэтому дети должны успеть помыть руки, раковин должно быть много, и они должны быть работающими.

Я бы еще советовала зайти в туалетные комнаты, потому что иногда дети после уроков бегут в столовую, и туалетные комнаты рядом со столовой должны работать. Там должна быть туалетная бумага. Это не прихоть. Вы правильно заметили, что инфекции не только вирусные, но и кишечные у нас актуальные, и они достаточно тяжелыми бывают. Руки мыть – это первое дело, и этому процессу еще должны учить наши педагоги. Поэтому внимательно смотрите, насколько классный руководитель либо педагог начальной школы делает детям предложение помыть руки, а они имеют возможность это сделать, и у них есть, где это сделать, потому что это существенно и важно. 

Дмитрий Еделев:

Куда должен пройти родитель и что посмотреть?

Инна Коваленко:

Дальше мы попадаем в святая святых, которую мы так хотим контролировать, – в столовую, где наши дети кушают. Опять же, столовые у нас небольшие, многие старые школы не были рассчитаны на количество детей, которое пришло к ним. Поэтому по нормативу 0,7 квадратных метра на ребенка должно быть. Но, как правило, столовые очень плотно детьми занимаются, потому что больших перемен для приема пищи всего 3. В столовой должен быть порядок, организация приема пищи, есть ли там педагоги, которые детей сопровождают, потому что без сопровождения педагогов там начинается свалочный процесс, дети толкаются. Это небезопасно, потому что на столах или на раздаче могут быть горячие блюда, первые или вторые, дети могут обвариться элементарно, получить травму. 

Дмитрий Еделев:

То есть в зале должен быть дежурной педагог. 

Инна Коваленко:

У начальной школы одного дежурного педагога не хватает, тут нужно смотреть. Если есть постоянные жалобы ребенка, что он не успевает покушать, потому что он просто физически не протолкнулся либо ему не хватило порции, тогда нужно спрашивать у администрации, как этот процесс организован, либо посмотреть самому. Если не будет сопровождающего, а детей будет много, все равно возникнет беспорядок. Детям сейчас накрывают на столы сотрудники пищеблоков либо ответственные по питанию, то есть дети приходят к накрытому столу, где стоят эти порции.

На что родитель может обратить внимание? Во-первых, он должен прийти ко времени приема пищи именно его ребенком. Он должен знать, какая это перемена, когда завтраки выдаются, это на сайте школы прописывается. Если этих сведений нет, нужно спросить у ответственного по питанию. Желательно прийти чуть раньше, чтобы увидеть, как давно были поставлены эти блюда на стол, потому что они могут быть элементарно холодными. Я родителям рекомендую, чтобы они посчитали порции, хотя бы на столе у своего класса, потому что им скажут: это класс вашего ребенка, такая-то буква, здесь он будет кушать. Посчитать эти порции и затем наблюдать: сели дети, поели, эти порции они убирают сами либо убирает персонал. И, как правило, если блюдо не нравится либо оно было приготовлено с нарушениями, подано холодным, переварено, дети не будут есть, и останется очень много порций. Родительский мониторинг очень часто полезен за теми порциями, которые не съедаются. Здесь можно навести порядок, заменить это блюдо и настроить этот процесс так, чтобы дети не были голодными, съедали еду.

Дмитрий Еделев:

Вы сейчас аккуратно сказали, что у каждого ребенка должно быть место, то есть он не должен бегать вокруг стола и пытаться где-нибудь присесть. Стула не хватает, бегает вокруг стола. За каждым ребенком в идеале должно быть закреплено место, и ребенок должен четко сказать: папа, мама, бабушка, это место, где я сижу. 

Инна Коваленко:

Так жестко, как посадочное место в классе, оно не закрепляется, но то, что ребенок должен сидеть за столом, это абсолютно точно, и места ему должно хватить, если ребенок не кушает в буфете. Буфет – это немножко другой процесс организации. Если столовая – организованное питание, горячие завтраки или обеды, обязательно индивидуальное посадочное место у ребенка. Более того, давайте вернемся к тому, как все это должно быть обустроено. Во-первых, родителю стоит обратить внимание, сервирован ли стол, то есть там должны быть подставки под ложки, вилки. 

Дмитрий Еделев:

Они не на столе должны лежать. 

Инна Коваленко:

Ни в коем случае. Обратите внимание на эти подставки, потому что они тоже должны быть чистыми, не промасленными и желательно, чтобы это либо металлическая, либо емкость, которая подвергается и мойке, и обработке. Хлебницы на столе, где уже нарезанный хлеб лежит, и салфетницы, потому что школа не только должна организовать процесс питания, но она еще должна обучить культуре питания, без этого тоже никуда. Ну и столы, покрытия столов, трещины, сколы. Посуда, в которой выдается блюдо, потому что у нас меланин, небьющаяся, симпатичная посуда, по СанПиНу запрещена. Можно только фарфор, фаянс и стекло. Эта посуда должна быть целая, не иметь трещин, сколов, содержаться в надлежащем виде перед тем, как в нее будет положена порция для ребёнка.

Дмитрий Еделев:

То есть ребенок не должен порезаться о край посуды. 

Инна Коваленко:

Он не должен порезаться, и любые сколы и трещины на посуде – это источник бактерий, это недомытая посуда, она небезопасна, возможности инфекций даже от грязной посуды. 

Дмитрий Еделев:

Родитель имеет право проверить чистоту посуды. Как это правильно сделать?

Инна Коваленко:

Существует ряд проб, они относятся к ведению специалиста, на качество мойки, отмывания от моющих веществ. У родителя нет такого права заходить, потому что он без санитарной книжки. То есть он может посмотреть только на внешний вид этой посуды, потому что это будет заметно. Особенно по столовым приборам, если они с жирным блеском, если они не домыты, не промыты, то же самое можно тарелку своего ребенка пощупать, если она липкая, но я не видела таких прецедентов. Но если вы увидите столовые приборы, выставленные на стол детям в недомытом состоянии, тогда стоит обратить внимание персонала, администрации школы, что у нас с посудой что-то не так, с ее мойкой. И нужно проконтролировать с участием специалистов, либо Роспотребнадзора, либо санитарных врачей, которые имеются в штате у поставщиков питания. 

Дмитрий Еделев:

На что еще стоит обратить внимание родителю, когда он зашел непосредственно в зал, где питаются дети?

Инна Коваленко:

Я считаю, что никто не мешает спросить уже выходящих детей, понравилась ли им еда, потому что ваш ребенок может что-то активно не любить, а остальным детям может это нравиться. Если вы спросите у пары-тройки детей, нравится ли им это блюдо, какое-то ещё, это тоже показатель удовлетворенности качеством приготовления этой пищи.

Я бы настоятельно родителям рекомендовала смотреть на внешний вид еды в тарелках, потому что дети, в отличие от взрослых, боятся такой еды, которая выглядит неэстетично. Если это многослойная запеканка, она плохо промешана, комки, либо цвет, я знаю, дети от омлетов отказывались, если были какие-то прослойки. И совершенно правильно делали, это достаточно опасный продукт. Если еда выглядит неэстетично, она переварена, если это макароны, либо каша комками, либо блюдо, которое должно быть сформировано, а оно в виде каши подается, это уже серьезное нарушение технологии. Они могут быть безопасными, потому что еда подвергается термической обработке, но из-за неэстетичного вида дети просто останутся голодными, вся еда пойдет на выброс. Поэтому если вы увидели, что это некрасиво лежит, это первый признак, что и приготовлено оно неправильно, технология этого процесса не соблюдена. На это обращаем внимание и заставляем проконтролировать, почему технология была нарушена, почему блюдо ушло на выброс. Скорее всего, даже уйдет. 

Дмитрий Еделев:

Что-то еще можно посмотреть родителю без медицинской книжки в зале для приема пищи? 

Инна Коваленко:

В зале для приема пищи у родителей имеется полное право попросить измерить температуру выдаваемого блюда. Есть такой электрический прибор термощуп, ответственный по питанию зайдет, возьмет этот щуп и при родителе измерит. Можно измерить на линии раздачи, но я бы рекомендовала, если вы зашли гораздо раньше, чем дети в столовую прибежали, померить еще на столах, где эта порция уже возможно остыла. То есть и температура выдачи блюда содержится в технологической карте, которую вам обязаны принести, если у вас возникли сомнения, что блюдо холодное либо неэстетично выглядит. Вы с ней ознакомитесь после того, как дети уйдут из столовой, и можете свои недовольства и замечания высказать.

Родителю доступно на территории школьной столовой проконтролировать вес порции: вес салата, вес котлеты и вес гарнира. Вам могут сказать, что весы находятся за линией раздач на кухне, но вы можете возразить, что взвесьте и сфотографируйте мне. Вы туда не заходите, взвешивает ответственный сотрудник, у него есть книжка, он туда зайдет и вам покажет, сколько эта порции весит. При проверке взвешиваются три порции и определяется среднее, но вы не проверяющий, вам интересна та порция, которая достанется вашему ребенку. Поэтому это ваше право, потребовать, чтобы взвесили.

В столовой мы должны обязательно увидеть организацию питьевого режима. На всей территории школы обязаны быть кулеры, стаканчики, и дети в свободном режиме могут подойти и попить. На территории столовой обязательно должен быть кулер и стаканчики для воды. Особенно это актуально для тех детей, которые питаются в буфетной зоне. Буфетная зона, я бы хотела на ней заострить внимание, потому что часто дети не хотят что-то кушать и покупают в буфете. 

Дмитрий Еделев:

Я думаю, что технологическую карту надо брать, даже если не измеряешь температуру. Что родитель может посмотреть в технологической карте помимо температуры?

Инна Коваленко:

Помимо температуры родитель увидит технологию приготовления блюда, сколько выход, что добавлено, то есть раскладку, какие продукты являются составными частями, что когда добавляется. Технология приготовления, она у нас щадящая, исключающая процессы обжарки. Дети получают минимальное количество соли, вся еда практически не соленая, поэтому родители могут быть немного удивлены. Но сахара у нас хватает и в дошкольной, и в школьной еде, это большая проблема, на которую наши родители жалуются. Достаточно сладкие будут напитки, сладкие чаи, сладкие компоты, потому что сахара не жалеют. Это проблема пока нерешенная. 

Дмитрий Еделев:

Была публикация в «Новых Известиях», и видел даже Вашу фамилию, там мама троих детей из Саратова рассказывает о том, что она пришла в школу, стала взвешивать котлеты и с удивлением обнаружила, что котлеты, мягко скажем, настолько худые, истощавшие. Но на ее возмущение не совсем адекватно отреагировали сотрудники санитарных служб, сотрудники служб по защите прав ребенка. Что делать, если родитель взвешивает, чаще всего это мясные изделия, молоко, молочная продукция, масло, то есть это то, что детям не докладывают? Кашу обычно докладывают доверху, а это не докладывают. Что делать, если родитель понимает, что котлета в 2 раза легче, чем в технологической карте?

Инна Коваленко:

Несет ответственность за этот недовес поставщик питания. У нас школа контролирует его действия, ответственный по питанию. У них есть алгоритм действий, то есть они выставляют претензию. Если это повторилось не первый раз, возможно, единожды это было установлено, а потом они исправились. Но если мама пришла второй раз, и опять 3 котлеты весили, как одна, тут уже должна быть предъявлена претензия в адрес поставщика. Поставщик должен наказать, проконтролировать и посмотреть, из-за чего произошло такое недоразумение. Оно может быть по разным причинам: либо не довезли, либо не доложили чего-то, либо украли. Но в московских школах привозят полуфабрикаты высокой степени готовности. Не доложили – это претензия уже не к поварам на территории столовой, это к школьно-базовым столовым. Там стараются одинакового веса выдавать. 

Дмитрий Еделев:

Когда доставляют продукты питания в учебные заведения, полуфабрикаты, высокой степени готовности, дети говорят, что от некоторых продуктов исходит очень своеобразный запах. С чем это связано?

Инна Коваленко:

Я как санитарный врач и как родитель разбиралась с составом упаковки, в которой привозится еда и полуфабрикаты высокой степени готовности и разогревается. Пластиковые пакеты, если это супы, жидкие каши, открываются и в котлах доводятся до кипения, что тоже не очень хорошо, потому что это повторная обработка. И потом уже порционно выдаются детям.

Вы говорите, запах. Я надеюсь, что поставщики эту проблему устранили, потому что полиэтилен, в котором привозят эти продукты, представляет собой склейку, то есть соэкструзию 3-х серьезных компонентов оболочки, внутренний слой и еще клей. Соответственно, какой-то запах я тоже чувствовала, жаловалась моя дочь. Но два года как дочь не ест в столовой, она уже закончила основное общее образование. Я надеюсь, что такую проблему поставщики устранят. Если неустранимая проблема, то выход – готовить на месте. Тоже прекрасно, тоже хорошо, может быть, затратно. Но я хочу напомнить о том, что поставщики питания и организаторы питания с 2007г. у нас освобождены от всех налогов. То есть их тяжелый труд государство ценит, поэтому их налоговое бремя и затратное, и оно чуть пониже, чем у простых предпринимателей. Поэтому нужно искать варианты. Если не нравится детям, не нравится родителям, эти варианты всегда найдутся. 

Дмитрий Еделев:

Просто недобросовестный производитель упаковал еду в непищевую тару, не предназначенную для питания.

Инна Коваленко:

Вы ответили, возможно, и правильно, но у нас есть сертификация, то есть составная часть продукта – это его упаковка. 

Дмитрий Еделев:

Не защищайте. 

Инна Коваленко:

Я не защищаю, но там был сертификат. Если бы его не было, я бы увидела. Но сертификат был на полимер не того состава. Я надеюсь, что этот дефект устранен, но если остается запах, следует обратить внимание на упаковку, потому что составная часть этого полимера может проникнуть в еду, что и небезопасно, и абсолютно не безвредно для наших детей. 

Дмитрий Еделев:

Либо обратиться в общество защиты прав потребителей и попросить проверить, что же ребенок чувствует в этом продукте. 

Инна Коваленко:

Да, это хорошее предложение, но даже объединение потребителей России не имеет права и доступа на отбор таких проб. В нашем случае нам поможет только прокуратура, потому что в присутствии сотрудников прокуратуры отбор проб по таким жалобам возможен, либо Роспотребнадзора, потому что такой порядок пока закреплен. 

Дмитрий Еделев:

Уважаемая Инна Станиславовна, у Вас есть полминуты, чтобы обратиться к родителям, что-то им посоветовать, что-то пожелать.

Инна Коваленко:

Дорогие родители, от вашей активности, от вашего неравнодушия, от вашей любви к вашим детям и желании понять, что же ребенок ест в школе, а ест он там достаточно долгое время, зависит здоровье наших детей. Поэтому любите своих детей и следите за их здоровьем. 

Дмитрий Еделев:

Хочу напомнить, что в нашей студии была Инна Станиславовна Коваленко – врач, руководитель комитета по обеспечению безопасности продукции для детей и подростков объединения потребителей России.