Рак простаты в рамках 4-П Медицины

Урология

Денис Мазуренко:

Очередной выпуск передачи, посвященной урологии, и сегодня необычная передача. В гостях у меня доктор Денис Володин – врач-уролог из клиники урологии ФМБЦ отделения онкоурологии, и Ксения Писная – представитель пациентских организаций. Я думаю, Ксения сама расскажет о том, чем и как занимается. Их организация делает очень много интересного и полезного. Мы в первую очередь поговорим о том, что применительно к урологии. У нас уже был анонс передачи по «Усабрю», может быть, вы сегодня даже расскажете, какие результаты и так далее.

Ксения, пожалуйста, расскажите о себе, о своей организации и о сотрудничестве.

Ксения Писная:

Международный союз помощи и поддержки пациентов был создан для того, чтобы направлять пациентов к врачам, для того чтобы рассказывать, что в российской медицине есть потрясающие специалисты, не надо смотреть за рубеж и искать там профессионалов. У нас действительно всё есть, у нас есть потрясающие люди с золотыми руками, в высшей степени профессионалы. Одно из направлений – это акции по ранним диагностикам, только что вы говорили про акцию «Усабрь». Мы объединяемся с медицинским сообществом и проводим бесплатные для населения – безусловно, здорового населения – акции.

Врачи обладают огромным навыком, но у них нет времени, чтобы все организовать. У них есть колоссальное желание помогать и прививать культуру здоровья, культуру ранней диагностики, но время у них уходит на операции, на лечение, на постановку диагнозов. Пациентские организации обладают именно этим ресурсом – временем, когда можно организовать, согласовать, распланировать, записать и сообщить каждому пациенту, что надо не забыть взять с собой, зачем вы туда идёте, какую информацию вы получите. Это крупные проекты. Мы проводим их не только в Москве, но и по всем регионам Российской Федерации. Тем самым мы, во-первых, доказываем людям, что действительно можно прийти и получить ответы на абсолютно все вопросы, которые у них где-то таились, на которые у них не хватало времени, чтоб прийти в свою поликлинику и выяснить. Здоровые люди, приходя во все больницы, понимают, что все доступно, что с ними обращаются как с людьми, чьё мнение важно, чьи вопросы важны, на них отвечают, с ними готовы общаться. К сожалению, сейчас у нас такие рамки, что на обычном приеме у человека нет времени максимально подробно задать все вопросы.

Денис Мазуренко:

Сколько сейчас, 15 минут, по-моему?

Ксения Писная:

По-моему, 12.

Денис Мазуренко:

12 минут. Нужно ещё оформить карту, осмотреть человека.

Ксения Писная:

Да, сюда входит абсолютно все. На акции человек приходит, в свободном режиме общается, общается по-человечески, что для него полезно. Он получает веру в то, что у нас всё работает, что можно приходить, не надо бояться страшных очередей, что тебе окажут высокопрофессиональную помощь, и наша медицина на хорошем уровне.

Денис Мазуренко:

Очередей-то у нас боятся. Но, мы нередко бываем за границей в крупных клиниках. Не так давно я был в клинике в Сарагосе. С утра, в 7 утра огромная очередь, некоторые люди в спецовке, видимо, потом на работу планируют. Очередь стоит молча, никто не возмущается. Очередь в регистратуру университетской клиники, все стоят. Так что, я думаю, у нас с очередями полегче. Другой вопрос, что есть проблемы по маршрутизации пациента – то, чем вы занимаетесь.

Скажите, какая правовая форма какая организации? Это благотворительная организация, фонд?

Ксения Писная:

Это некоммерческая организация, форма организации – союз.

Денис Мазуренко:

То есть некоммерческая, вы существуете на донации, в основном?

Ксения Писная:

Да, мы существуем на донации.

Денис Мазуренко:

…людей, которые помогают и хотят как-то улучшить нашу медицину и улучшить взаимодействие. Какие проекты у вас в урологии?

Ксения Писная:

В урологии самый ближайший – проект «На страже здоровья», именно женского здоровья, так как совсем не за горами Международный женский день и необходимо заботиться о себе. Акция «На страже здоровья» посвящена такой проблеме как недержание мочи у женщин. Об этой проблеме многие замалчивают, стесняются говорить, считают, что, вот, как-нибудь, я постараюсь не смеяться. Проблема возникает не только у взрослого населения, но и после родовой деятельности, в процессе восстановления. Смысл в том, что не надо стесняться, не надо терпеть, надо прийти и узнать, что ты можешь сделать.

Денис Мазуренко:

Недержание мочи ― большая социальная проблема, серьезная для людей. Она меняет жизнь, меняет семейную жизнь, профессиональную деятельность, часто заставляет вообще уйти с работы.

Ксения Писная:

Смысл в том, что необходимо все-таки прийти к врачу, рассказать, узнать, что можно сделать, и повысить качество жизни. Мы много говорим о сложных операциях, и о качестве жизни после сложных операций, а тут ситуация может решаться крайне легко, без отрыва.

Денис Мазуренко:

У женщин не так-то сложно сделать операцию. Другое дело – мужчины. Клиника ФМБЦ является одним из лидеров по постановке мужских слингов и сфинктеров. Мужское недержание мочи ― тоже большая проблема, очень серьезная. Постановка этих не просто технологичная – это высокотехнологичная операция. Крайне редко, единичные центре в России выполняют их.

Денис Володин:

Единичные, даже скажем так, специалисты.

Денис Мазуренко:

Мужчины обращаются к вам с недержанием мочи? Или вы ориентированы, в основном, на женщин?

Ксения Писная:

Мужчины обращаются через электронную почту, через Google-формы. Это не те люди, которые готовы напрямую явиться и сказать: здравствуйте, у меня такая проблема. Они записываются инкогнито через интернет-ресурсы, а потом инкогнито приходят в кабинеты к врачам на акции.

Денис Мазуренко:

Сразу вопрос можно? Хорошо, у нас есть замечательные специалисты. Например, у мужчины есть недержание мочи. Он нашел вас, вы сказали, что идите к Кызласову, или идите к Живову, или еще к кому-то, к Даренкову, кто занимается этим вопросом. Очень хорошо, пришли. Но, сфинктер сколько стоит, 300 тысяч рублей?

Денис Володин:

По-моему, ближе к полумиллиону.

Денис Мазуренко:

Да, сфинктер стоит огромных денег. Государство не покупает сфинктер, соответственно, квоту по нему получить невозможно, можно оперировать с расходкой, которую принес пациент, значит, нужно еще заплатить не меньше 100 тысяч за операцию, минимум. Итого за операцию человек должен заплатить от 400 до 600 тысяч рублей. Тут же вопрос: помогаете ли вы, например, найти им такие деньги? Например, привлечь благотворительные фонды, которые помогут этим действительно несчастным людям. В цивилизованных странах государство обеспечивает по аналогии с нашей системой ОМС или по госгарантии, у нас такого нет.

Ксения Писная:

Мы сами по себе не являемся фондом, мы некоммерческая организация, но мы объединяемся и взаимодействуем с другими организациями. Мы всегда рады подобрать ту организацию, которая готова помочь, готова спонсировать и провести операцию. Да, есть такая возможность.

Денис Володин:

Здесь мы подошли к теме, заявленной как главная. Очень много слов используется в медицинской и околомедицинской общественности, значение которых многие даже не понимают.

Денис Мазуренко:

4П – как некий хайп, какой-то хипстерский.

Денис Володин:

Какой-то хайп, но, по своей сути, это же объединение очевидных требований в четыре слова. Ксения сейчас говорила о партисипативности, то есть о партнерстве пациента и врача.

Ксения Писная:

Та самая четвертая Пи в списке.

Денис Володин:

Но она, на мой взгляд, основополагающая. Это партнерство, одну Пи можно заменить на другую Пи. Партнерство пациента и врача, взаимодействие. Если его не будет, остальные три Пи не будут работать, а это персонификация, это предикция возможных болезней, их профилактика. Здесь очень важна работа таких организаций, как Международный союз пациентов, в том плане, что пациент (к моему удивлению, я это открыл для себя, начав работать с Союзом) больше открывается этим людям, чем врачу. Хотя, на мой взгляд это нонсенс. Но, такова наша ментальность, вероятно, и надо работать в её реалиях.

Денис Мазуренко:

Мы же понимаем, что люди приходят, начитавшись интернета, например. Люди приходят с информацией, но она немножко неправильная в голове, естественно, перекошена. Очень здорово, что кто-то может правильно проинформировать. Вы работаете, какие-то буклеты у вас, сайты, ссылки – что? Человек услышал сегодня передачу, захотел к вам обратиться. Как ему попасть к вам?

Ксения Писная:

Попасть к нам очень просто: русскими буквами союзпациентов.рф. Он заходит на сайт, где расписаны все наши акции, и будущие акции, и те, которые уже прошли. Мы постоянно отчитываемся в числовых показателях за достигнутый результат. Там же, на сайте есть номер горячей линии, который можно набрать, по горячей линии обычно обращаются с вопросами психологического характера. Если вопрос касается медицины, то мы просим писать только на электронную почту, потому что, во-первых, невозможно понять, во-вторых – у нас нет медицинского образования, категорически никаких советов в плане медицины мы давать не можем.

Денис Мазуренко:

У человека, например, беда; как всегда, мы знаем, прошел через 50 больниц, огромная пачка выписок, делали разное лечение, но все уже руки разводят, либо непонятно. Обратился, прислал вот свой ворох бумаг. Как вы дальше взаимодействуете? У вас есть эксперты по направлениям, кому вы пересылаете? По урологии пришли, куда вы дальше направляете?

Ксения Писная:

Мы направляем в потрясающую организацию, которая сменила название.

Денис Мазуренко:

Она постоянно меняет, я ведь тоже доцент ФМБЦ.

Денис Володин:

Эта организация тоже регулярно меняет названия, система ФМБА. Сейчас Ксения говорит о другой, о Междисциплинарном врачебном содружестве. Сейчас то, что раньше было под веселым названием Sun in Fine, «Солнышко», мы организовали в юридическое лицо…

Ксения Писная:

Это я помнила и постоянно спрашивала, почему Sun in Fine. Я понимаю, то была меланома, по крайней мере, солнце было актуально.

Денис Володин:

Была и меланома, но мы сейчас про урологию. То есть организация, Союз пациентов, отправляют нам документы, и дальше мы держим напрямую связь. То есть человек прошел некий психологический барьер, он обратился. Он обратился к людям, которые, скажем так, ближе к народу, ближе к земле. Они объяснили ему обычным человеческим, не сухим врачебным языком. Такая преемственность сейчас у нас в стране, на мой взгляд, работает адекватно, и надо пользоваться этой опцией. У нас нет такого, что они шлют только мне документы по урологии. У нас есть экспертные группы по разным специальностям, и в зависимости от патологии мы отправляем документы конкретному специалисту, и дальше человек общается с ним. Здесь, в данном случае некая локальная маршрутизация, о более глобальной мы расскажем чуть позже. На этот счёт уже проведена очень большая работа и планируется большая работа. Всегда её много – к счастью, наверное.

Ксения Писная:

На каждой акции мы раздаём обычные материалы, раздатку, простые листики; под крупные проекты мы делаем буклет с рекомендациями. С рекомендациями именно как не упустить, на какие симптомы следует обратить внимание, не считать, что когда-нибудь само собой пройдет, а считать мигающей красной лампочкой. Если у тебя это есть, то не пожалей времени, сходи и обезопась себя, потому что наше здоровье лежит на наших плечах, и не надо потом, когда-нибудь, перекидывать его на плечи врачей. Давайте заботиться о себе здесь и сейчас и находить на себя время.

Денис Мазуренко:

Как вы получаете обратную связь? Критерии качества, как говорят сейчас. Очень важно понять: пролечились – не пролечились, хороший специалист или нет? Мы можем дружить с людьми. Допустим, с Денисом у нас хорошие дружеские отношения, у нас крайне высокое и профессиональное уважение друг к другу. Мы оба знаем, как каждый работает, у всех свои направления, и всё очень серьезно. Но, простые люди, или даже такие люди, как вы, полностью, в полной мере не могут понять, насколько хорошо человек оперирует. Как вы узнаёте об этом? Ведь никто не скажет, ни пациент, никто, знают только коллеги рядом.

Ксения Писная:

Я могу сказать, как происходит у пациентов, именно у пациентов, которые дошли до некой точки невозврата и нашли, к примеру, наш телефон, к нам обратились. Они общаются по горячей линии, мы тоже их визуально не знаем, они приходят на прием к врачу, у нас всё очень просто. Если человек после того, как ему уже дали направление, и он туда сходил и не вернулся, значит, у человека сто процентов всё хорошо, он абсолютно всем доволен.

Денис Мазуренко:

Вы ему не звоните потом?

Ксения Писная:

Нет, на горячей линии мы не видим контакты, контактные данные мы не собираем. Вообще, не вмешиваемся жизнь человека.

Денис Мазуренко:

То есть, полностью соблюдаете этические моменты, что тоже очень важно.

Ксения Писная:

Этические моменты очень простые. Человек набирает сам на горячую линию, если у него есть запрос, то мы его обрабатываем. Если что-то его не устраивает, либо он чего-то недополучил, тогда, конечно же, он набирает, и мы понимаем, что надо идти в другую сторону, и отправляем в другую сторону. Если мы говорим о конкретной акции, где люди сознательно оставляют нам свои контактные данные, то мы им отправляем обратную связь, чтобы они заполнили тест и написали своё мнение. Поэтому да, конечно же, есть этика. Если человек приходит на акцию и дал свои контакты, поставил галочку в пункте о том, что он готов отдать нам персональные данные, чтобы мы потом могли отправлять ему другую информацию ― это один вопрос. Если человек приходит просто ниоткуда и не хочет себя идентифицировать, то мы не имеем никакого права ему названивать и спрашивать, что и как. Иногда очень хочется, но – нет.

Денис Мазуренко:

Сейчас хочу спросить Дениса. Существуют разные способы получать нам пациентов на операции. Это и стандартная маршрутизация, та или иная, регионарная или какие еще. Есть вариант направления другими врачами, тогда данная категория пациентов уже ориентируется, потому что им врач посоветовал. Самый лучший пациент – с сарафанного радио, когда они знают, что сосед пролечен, он живой, доволен и счастлив. Особенно, сосед по даче, почему-то такое есть. Люди приходят, они не спрашивают, какая операция, они уже доверяют, верят тебе, и всё. Мы знаем непростую категорию людей, которые приходят по интернету, которые почитают много всего. Они начитаются форумов, ждут подвох. Много говорят правильно, но, они люди непростые – видимо, еще в силу определённых качеств. Часто по натуре они более эпилептоиды, они въедливые, читают, изучают всё, смотрят. Юристы, кстати, тоже обычно такие люди, въедливые. Они почему-то думают, что, если правильно составить договор, то они гарантированно лучше вылечатся. Есть такие моменты. Так вот, я хочу спросить: как бы ты их охарактеризовал пациентов, которые приходят через подобного рода организации, с которыми ты сотрудничаешь, к какой категории они ближе?

Денис Володин:

Ты перечислил очень правильно, и мне очень понятна классификация, это правда. Я думаю, что пациенты, которые приходят через Международный союз пациентов, больше относятся к «дачным соседям», – такие вполне себе доброжелательные люди. Они идут с большим пулом доверия к тебе, правда. Это очень важно. Ксения, сколько вы, 3 с лишним года уже работаете? У первых пациентов уже свои «соседи» формируются. То есть уже сосед соседа, получается очень большой пул доверия. Пациент пришел от кого-то в Союз, получил еще большой-большой заряд доверия именно в то, что мы делаем, и человек приходит к нам очень позитивно настроенный.

Денис Мазуренко:

Помимо маршрутизации, которую вы проводите, что очень важно, здорово, помимо акций, мы знаем, что многие организации ведут разные пациентские собрания. Моя супруга, Екатерина Бриль, у них давно пациентская организация по болезни Паркинсона, и они проводят; в том числе, они организуют танцы, для пациентов занятия dancing-терапией, на лошадях. То есть социальный аспект, не только информирование о современных методах лечения, лекарствах и таблетках, и так далее, что тоже немаловажно. Я знаю, по раку почки в России полно организаций, есть в Санкт-Петербурге, Нариман Гаджиев проводит по камням почек. Пациенты получают очень много важной, интересной информации не только онкологическим болезням. Вы проводите такого рода лекции или собрания, посвященные тем или иным нозологиям?

Ксения Писная:

Мы проводим такие собрания, причем, мы проводим их согласно тому проекту, который идет. Сейчас в марте мы говорим о недержании мочи, естественно, мы их проводим. Причем, для крупных мероприятий мы собираем огромный круглый стол и приглашаем туда именно экспертов, создаём проблематику всем причастным экспертам именно с пациентским запросом, это первый момент. Вторая сфера – мы приглашаем людей, для того чтобы они имели возможность задать вопросы, что-то выяснить. По недержанию мочи мы 14 марта будем проводить лекторий, спикером выбрали девушку. Планируем трансляцию на наш Youtube, на наш сайт. Специально спикером мы выбрали девушку, потому что девушке будет гораздо проще общаться, чем мужчинам, на эту тему. Недержание мочи касается не только людей в возрасте. Оно может быть у молодой, красивой, успешной девушки, которая не может об этом сказать и не хочет об этом говорить.

Денис Мазуренко:

Я думаю, это просто ваше решение. Можно спорить сколько угодно, но где-то женщины выбирают гинеколога-мужчину, где-то женщину, по разным запросам. Наверное, логично, что для первого приема девушка.

Ксения Писная:

Мне кажется, у неё будет проще спросить. Также в Красногорске будет проходить завтрак с экспертом. Вся информация есть у нас на сайте, все адреса указаны.

Денис Володин:

У тебя на передаче в конце октября был Александр Борисович Новиков, наш тоже большой общий друг, большой уролог, художник, с анонсом нашей акции «Усабрь». Мы, пусть невеликие, но результаты получили. Это был дебют в таком формате, как мы его представили себе. Проведя мероприятие, мы подбили итоги, заполнили специальную форму, которую разослали всем участникам. Получилось, что мы приняли порядка 500 человек из 14 городов. Я принимал в Челябинске. Мы там познакомились с директором их местного онкоцентра, и совместно с Петром Алексеевичем Карнаухом, заведующим урологией (с ним мы уже были знакомы), мы провели прием. В Челябинске мы выявили 6 опухолей предстательной железы, 4 человека были с явным подозрением, убедительным для верификации заболевания. А пришло 28 человек. Из 28, получается, 10 человек или уже имели, или определялось заболевание.

Денис Мазуренко:

То есть 10 человек ходили бы и не знали, что у них рак простаты, и с большой долей вероятности обратились бы, уже когда были бы метастазы.

Денис Володин:

4 человека ходили бы, 6 человек мы маршрутизировали. Они, живя в Челябинске, не знали, что, оказывается, в их городе есть такой мощный онкоцентр, где можно пройти терапию.

Денис Мазуренко:

Вот о чём нужно рассказывать, о конкретных! Сейчас очень много организаций, которые проводят различные акции, все здорово, но больше для хайпа, своего пиара. А здесь мы можем сказать, что 10 человекам мы, как минимум, продлим жизнь, либо полностью излечим от рака. Это совершенно замечательно! В Челябинске вы обследовали 28 человек и у 10 человек выявили онкологию простаты, рак простаты, и люди пошли лечиться, не заблудились.

Денис Володин:

Причём, не увезли их из региона. Регионы очень этого боятся.

Денис Мазуренко:

Конечно, зачем? Замечательно в том же регионе, в Челябинске, тот же Карнаух, прекрасно оперирующие люди, опытные, имеют всё необходимое. Я знаю, у них есть свои определенные проблемы, но, где их нет? Везде есть проблемы. Это очень здорово!

Ксения, что можете еще нам рассказать по поводу?

Ксения Писная:

Я бы хотела дополнить по поводу акции проведения диагностики, что мы их проводим исключительно на территории центров. Мы против акций в парке, когда человека во время прогулки заводят в шатёр и он что-то узнаёт, и не знает, куда ему дальше идти. У человека еще больше возникает ступор, он просто гулял в парке, у него что-то обнаружили и он остался в парке с бумажкой. А когда проводишь непосредственно в медицинском учреждении, в кабинете, на базе абсолютно любого региона, человек сразу же знает, куда ему идти. Получив информацию, он сразу же идет в регистратуру, записывается, и его уже подхватили, уже никуда не отпускают, он прекрасно знает, что делать дальше.

Денис Мазуренко:

Действительно, очень важно найти этический подход к пациенту, это все-таки не клуб любителей фантастики, не клуб реконструкторов XIX века, когда могут собраться в любом парке, и никто на них не обратит внимания. Как вы в парке соберете людей под лозунгом «Здесь собираются люди с недержанием мочи»? Или с онкологией. Это просто невозможно. Для того и существуют медицинские учреждения, где существует определённого рода пропускная система, где отведены залы, куда случайные люди не попадут. Людям помогает объединиться ощущение, когда видит других людей, которые приходят, борются и узнают, их информируют.

Ксения Писная:

7 марта, в преддверии...

Денис Володин:

Ну, да. Но там уже, по-моему, весь прием закрыт. 7 марта в рамках акции, о которой Ксения говорила, «На страже здоровья» в ФМБЦ, в день открытых дверей, будет чуть более широкая тема. Будет и урология – та проблема, о которой мы уже сказали, онкологи-маммологи будут вести прием…

Ксения Писная:

…и диагностика рака шейки матки.

Денис Володин:

В том числе, маммографию, ультразвук будут делать девушкам, женщинам, и гинекологический прием. Хотел бы я видеть того человека, который смог бы в парке собрать людей под лозунгом недержания мочи. Это просто мощный маркетолог! Но это невозможно собрать даже в медицинском учреждении. Мы же проводим акцию и говорим девочкам, девушкам и женщинам, имеющим недуг, что это решаемый вопрос.

Денис Мазуренко:

Люди часто говорят про врачей, что они циники. У нас, может, специфический юмор, много себе позволяем. Мы можем подколоть друг друга, все что угодно, но мы никогда не позволяем, и у нас это вызывает определённое чувство, неприятие, когда выказывают неуважение, нелюбовь и неправильные действия по отношению к нашим пациентам. Когда мы видим целенаправленное неправильное лечение. Согласись, так и есть.

Денис Володин:

К этому человеку мы не отправим своего дачного соседа.

Денис Мазуренко:

Иногда бывают ролики ради шутки, где человек больной, у него заболевание, а над ним немножко издеваются. Может быть, люди в массе улыбаются, но у меня такие ролики вызывают отвращение.

Денис Володин:

Нет, это неправильно. Болезнь — это некое интимное взаимодействие пациента и врача. Её не надо выносить.

Сейчас, может, развернемся? Мы же заявились с темой сообщения о некой маршрутизации. Мы с Ксенией сказали о локальных акциях, пусть даже они проводились в 12–14 регионах, но у них были акции намного масштабнее по другим патологиям. На мой взгляд, как организация, Союз пациентов сделал очень правильно, проведя в июне первый съезд некоммерческих организаций на базе онкоцентра Блохина, который помогает именно организацией онкологическим пациентам.

Ксения Писная:

Мы собрали абсолютно все федеральные округа, к нам приехали фонды, некоммерческие организации. Мы старались сделать так, чтобы люди делились рабочими кейсами. Но, здесь есть большая проблема. У нас проекты, где сказано, что надо использовать некоммерческий сектор как ресурс, но, как конкретно нас использовать и в каких целях, скажем так, ― не ясно. В регионах очень многие больницы не понимают, что делать с НКО, что делать с пациенткой организацией. Они не понимают друг друга.

Денис Мазуренко:

К сожалению, это связано не с тем, что они какие-то неправильные. Очень многие НКО только называются некоммерческими. На самом деле, они ставят перед собой совершенно конкретные задачи заработать денег и куда-то быстренько свалить. Много есть таких организаций, псевдофондов и так далее. Поэтому люди слишком боятся довериться кому-то, организации. Репутация развивается, в том числе, через такие сообщества, как ваше. Может, и хорошо, что у нас есть передача, возможность.

Денис Володин:

Одна из целей большого собрания тогда в июне и была собрать фонды, которые представляли конкретно реализованные проекты. Человек из Казани просто меня сбил с ног тем, что он сделал: построил хоспис для детишек.

Денис Мазуренко:

Действительно, очень здорово! Мы всячески, я желаю, чтобы такие организации, как вы, развивались. В том, что мы здесь собрались, во многом знак определенного признания. Я ж говорю: мир у нас достаточно консервативен, и это не шутки. Денис, хоть и относительно молодой, уже состоявшийся специалист, эксперт в своей области, большой умница и молодец. Он в нашем сообществе занимает определённое место, уважаем, его знают. То же, наверное, можно сказать обо мне в какой-то степени. Мы хорошо понимаем, что рядом с нами не могут появиться случайные люди. Для медицинского сообщества и для многих наших пациентов это хороший знак. Очень здорово работать именно через уважаемых экспертов, потому что, к сожалению, бывает всякое. Но, не знаю, в урологии практически нет плохих людей, все хорошие. Наверное, связано с тем, что относительно замкнутый и тесный мир, а те, кто нехорошо себя ведут, куда-то прячутся, в свои норки и там сидят. Они есть, но мы о них ничего не знаем.

Ксения Писная:

Цель съезда была именно показать, наглядно показать тем организациям, которые только сейчас решили открыться, в отдельном регионе они только решили открыться, но не знают, чем им заняться, чтобы они приехали и послушали, что уже реализовано. Мы проводили на базе также медицинского центра. Перед тем, как что-то начать делать, вы дойдите, пожалуйста, до главврача и узнайте у них, что непосредственно им надо. Может быть, им не хватает донорской крови, и вам надо все силы потратить на организацию донорства. Либо, к примеру, есть пациенты, которые излечились, у них есть вопросы – так давайте, вы будете создавать те же самые лектории, брать врача из того же центра, и на базе его проводить. Необходимо работать в связке, если каждый будет делать что-то свое, то в этом не будет абсолютно никакого смысла. Необходимо объединение. Мы транслируем, что надо пациентам, а вы транслируете, что надо вам, потому что абсолютно у всех есть свои потребности.

 Мы можем и обладаем, как я уже говорила, главным ресурсом – временем. Надо все вместе скомпоновать, для того чтобы было максимально полезно всем. Только что мы говорили о 12-ти минутах на приеме. Есть абсолютно типичные вопросы, на которые да, многие люди понимают, что в интернете ответы уже не найдешь, потому что первая и вторая статья противоречат друг другу сразу же, в корне. Создавать тот же самый лекторий, где тот же самый врач может приходить и рассказывать о том, что он не успевает рассказать на приёме. Он хочет, но не успевает. На лектории пациенты будут смотреть на врача, задавать ему прямые вопросы, они будут ему верить, потому что в рамках 12 минут этот человек больше похож на механического робота, который заполняет карту, говорит тебе: разденься, оденься, свободна. А так врач обретает человеческое лицо. У пациентов появляется абсолютное доверие, что само по себе исключает необходимость идти к соседке или открывать интернет. Пациент будет знать, что вот он, человек, который знает ответы на мои вопросы.

Денис Мазуренко:

Медицина в современном мире не такая, как раньше, сейчас это взаимоотношение: врач и пациент, скальпель и кожа, и орган, например. Помимо него очень-очень много моментов. Участвует огромное количество людей, которые в той или иной степени способствуют приходу здоровья либо профилактируют заболевания. Интересно, я послушал, и многие идеи приходят. Например, очень много в нашей стране проблем от того, что не пропускают скорую. На дороге проявляется уважение к скорой помощи, к машине, которая везет пациента. Периодически проводятся акции в рамках МВД или другие, но тем не менее, как вариант. Ведь, это тоже медицина, хотя, казалось бы, где дорога, улица, и где медицина, если это не авария. Очень много всего интересного.

Я, все-таки, от классных идей вернусь к практическому решению. Вот, вы проведете приемы. Например, я не занимаюсь недержанием мочи. Я провести могу, диагностировать могу, но дальше скажу: вот вам писулечка, идите в поликлиничку, берите талончик к терапевту от меня. Естественно, они должны прийти, например, в ФМБЦ. Скорее всего, это будут гинекологи, урологи, которые занимаются этим направлением. Денис, ты, по-моему, не занимаешься?

Денис Володин:

Нет, у нас есть мощный пул специалистов.

Денис Мазуренко:

Да, да, мы делимся сейчас по направлениям. То есть, главное, к чему веду. Сейчас очень много стало хайпа, в медицине в том числе, касательно всего – и взаимоотношений, иногда мы подменяем красивой бутылкой содержимое бутылки, абсолютно. Например, мы получаем какой-нибудь совершенно замечательно центр, где нет очередей и электронное управление, красивые девушки улыбаются, тебе ни разу не хамят, но лечение там крайне плохое. Но, другая больница, где все плохо, не тот сервис, но хорошо лечат. Где хорошо: и там, и там? И там, и там плохо, но, к сожалению, выходит, что больница, где плохой сервис, но хорошо лечат, с точки зрения медицины правильнее, хотя это совершенно неправильно, всё должно быть гармонично, правильно я говорю?

Я поэтому всячески добиваюсь. Пусть даже организация только информирует, но все пациенты, которые обратились, например, с недержанием мочи, наверное, должны получить лечение в том же ФМБЦ. Они же не должны платить, у вас есть квоты. Покупают сами петли TVT, пациенты ложатся, и всё по ОМС. Ваша акция не направлена на то, чтобы ФМБЦ заработала, или другие места, есть много больниц. В первую очередь, люди получают информацию и реализуют свое конституционное право получить бесплатную высокотехнологичную медицинскую помощь у высокотехнологичных специалистов, потому что высокотехнологичная помощь оказывается много где, но вы информируете, где её оказывают по-настоящему, правильно я говорю?

Ксения Писная:

В любом случае, пациенту предоставляем выбор.

Денис Мазуренко:

Выбор, но вы выбираете среди экспертов?

Ксения Писная:

Мы выбираем среди экспертов. Я говорю о том, что, даже если человек решит и не поедет к потрясающему, всеми любимому Павлу Сергеевичу Кызласову, который будет проводить прием, по крайней мере, мы точно скажем ему, что, придя на обследование в свою поликлинику, вам надо будет, чтобы вам назначили это, это и это. Чтоб пациент шёл подготовленным, чтоб пациент уже понимал, что вообще ему необходимо для решения его проблемы. У пациента должен быть не кейс из интернета, а именно что врач сказал ему, что для решения вам надо будет пройти это, это и это. Хотите проходить у себя в поликлинике – проходите, это ваше право, никто не имеет права вас ограничивать. Но, по крайней мере, дать цикл мероприятий, который должен произойти, для того чтобы ваша проблема была устранена, ― его мы точно даем.

Денис Мазуренко:

Надо Калмыкию привлечь к недержанию мочи. Буквально недавно вышла новость о том, что там гинекологи освоили урослинг. Регион небольшой, и раньше многие направления лечились в других окружающих регионах. Теперь жительницам Элисты, Калмыкии не нужно ехать в Ростов, Волгоград, они в республиканской больнице получают технологичную помощь по недержанию мочи, работают опытные гинекологи, специалисты. Павел Сергеевич

Собирался проводить, даже собирался приезжать туда по данному поводу. Он ведет переговоры. Павел Сергеевич же активный, он везде со всеми министрами общается. Он умеет общаться с начальством, да, надо отдать должное. Единственное, что я заметил – вы зайдите хоть через президента Галактики, он конкретной больнице даст распоряжение проводить – да, формально проведут, но ни от одного врача не будет ни обратного ответа, ни дальнейшего вовлечения. Здесь надо, чтобы сами люди горели. Так же, как Денис. Денис горит этим, желанием помочь людям, провести акции, что-то еще сделать.

Я хочу поблагодарить за участие в передаче. Незаметно подошел конец. Я желаю, чтобы все участники нашей – даже не знаю, как назвать – армии помощи нашим пациентам горели, и чтобы пациенты тоже горели желанием лечиться у замечательных врачей. Спасибо большое!

 

Можно ли ортопедическими стельками исправить плоскостопие?   Как отличить дикий женьшень от культивированного?   Как правильно одевать ребенка в первые дни жизни? Нужно ли его укрывать одеялом при температуре, допустим, 220С?   Сколько длится операция эндовенозной лазерной облитерации? Как она проходит?   На что в первую очередь мамы должны обращать внимание при выборе смеси?   В рамках первого этапа диспансеризации сдаётся общий холестерин. Какие показатели являются нормой?   Применяется ли хирургические методы лечения при сложных формах мастита?   Какие существуют основные фототипы кожи?   Насколько важны профилактические осмотры?   Когда нужно пройти глюкозотолерантный тест?   Каковы симптомы деформирующего артроза коленного сустава?   Существуют ли разработки новых материалов для лечения кариеса?   Когда новорожденных вакцинируют от гепатита В?   Есть ли особенности хирургического лечения отита у детей? Как подготовиться к оперативному лечению?   Сейчас интерны нарабатывают навыки на роботах-симуляторах. Как это раньше происходило?   Часто ли инородные тела попадают в уши взрослых и детей?   Вирусный гепатит и ожирение. Как будет влиять снижение веса, например, после бариатрической операции, на гепатит?   Как женщинам нужно заботиться о своем здоровье перед планированием беременности?   Как вы будете реализовывать программу по привлечению пациентов на лечение в санаторно-курортных зонах?   Эффективны ли меры государственного регулирования цен на лекарственные препараты, меры регулирования фармацевтического рынка вообще?