Четыре урологических возраста. К чему нужно быть морально готовыми в каждый период своей жизни

Урология

Тэги: 

Тамара Барковская:

 Доброе утро, уважаемые зрители, слушатели, в эфире Мediametrics, программа «Медицинский консилиум», я, ее ведущая, Тамара Барковская. Сегодня мы говорим на тему урологии, и тема эфира «Четыре урологических возраста». Гость студии Павлов Дмитрий Александрович – онкоуролог-хирург, кандидат медицинских наук, заведующий отделением эндоурологии «Бест клиник». Начнем с того, какие этапы есть в урологическом возрасте соотносимо с нашим жизненным путем.

Дмитрий Павлов:

Есть рекомендации ВОЗ, которые делят взрослый возраст на какие-то этапы, и можно привязать некоторые заболевание к этим возрастам. Есть малыш, он растет, потом он заканчивает свое развитие, дальше идет набор опыта, возмужание, если говорить о мужчине, но и для девочек то же самое характерно, потом работа с накопленным опытом, появляются свои изменения, и дальше эволюционные изменения, когда тоже есть свои особенности. Получается несколько больших категорий.

Начнем с самых маленьких. Когда появляется малыш, эта радость, первое, что делают, осматривают малыша, как он создан, нет ли каких-то изменений, внешних проявлений, для мальчиков важно развитие половых органов, все ли на месте, размеры, делаются ультразвуковые исследования, смотрят, нет ли аномалий развития. Детская урология именно с этим в большей степени сталкивается.

Тамара Барковская:

 Но при этом когда родители должны впервые показать новорожденного врачу-урологу?

Дмитрий Павлов:

Осматривается первый раз в роддоме, а потом в течение первых нескольких месяцев обязательно показаться доктору, патронаж есть, в эти дни что-то может быть замечено, а потом уже включается узкий специалист в наблюдение, если вдруг что-то подозрительное, и ведется наблюдение до первого полугода, когда все может идти, как положено. Если же что-то не так, тогда принимаются решения.

Тамара Барковская:

 Что конкретно врач может обнаружить в столь раннем возрасте, на что стоит обратить внимание, в том числе от полученной информации специалиста?

Дмитрий Павлов:

У мальчиков больше, у девочек все спрятано. Врач осматривает состояние развития наружных половых органов, яички в мошонке или нет, в первые полгода они должны опуститься, если их нет вначале, и это ключевой срок, когда еще можно консервативными методами влиять на них. Или нет открытия крайней плоти, тоже оценивается и принимается решение, это проблема или нет. Если все идет хорошо, тогда просто малыш находится под наблюдением. Внутренняя аномалия ультразвуковым исследованием определяется, а если все хорошо, то никаких действий не предпринимается. Все проблемы решаются до 3 лет, этим и заканчивается период раннего детства, дальше развиваемся, растем, появляются новые ощущения.

Тамара Барковская:

 На что обращаем внимание в раннем школьном возрасте?

Дмитрий Павлов:

Опять же, поговорим про мальчиков. Больше всех волнует вопрос фимоза, есть он или нет. Есть крайняя плоть у всех мальчиков, она должна быть эластичной, свободной, для того чтобы можно было отодвинуть, чтобы провести гигиенические мероприятия, но далеко не у всех деток это возможно сделать. Вначале это вариант нормы, и в эти периоды оценивается, происходят какие-то изменения, требующие врачебного вмешательства или нет. Это очень частый вопрос, в подавляющем большинстве случаев обсуждение с узкими специалистами.

Тамара Барковская:

 Вам, как хирургу-урологу, с какими приходилось сталкиваться оперативными вмешательствами у детей до 7 лет и что чаще встречается?

Дмитрий Павлов:

Всегда есть аномалии развития, фимоз наиболее частая проблема, если есть изменения крайней плоти, которые очевидны, что уже можно исправить только оперативным путем. Но есть и другие состояния, связанные с особенностями развития. Это могут быть паховые грыжи, водянки, то есть набор жидкости в мошонке, это все подлежит хирургическому лечению, если не проходит в первые год-два жизни. Неправильное расположение мочеиспускательного канала, неправильный выход из почки в мочеточник, что тоже может ухудшать функцию почки, то есть все это решается в раннем детстве.

Тамара Барковская:

 Как долго длятся подобные оперативные вмешательства?

Дмитрий Павлов:

Не очень продолжительные, подавляющее большинство больших реконструктивных операций укладываются в полтора часа. Прозрачная анатомия, все понятно, нативные ткани, с которыми легко работать.

Тамара Барковская:

 Если мы вернемся к этапности, что происходит до 12 лет, следующий период?

Дмитрий Павлов:

Это мы говорим о высоких технологиях, но на что должны обращать внимание родители – если малыш пожаловался на что-то. Это редкая ситуация, но есть структуры, которые находятся в мошонке у мальчика, когда возникает резкая боль, и малыш жалуется на это, и вот это игнорировать не надо, это повод обращения к доктору. Иногда это просто связано с быстрым ростом, развитием, а иногда это требует хирургической помощи, и желательно не откладывать эту помощь.

Тамара Барковская:

 С какими нозологическими категориями до 12 лет можно столкнуться ребенку, какие опасения?

Дмитрий Павлов:

Экстренные ситуации, о них хотелось бы предупредить. Это когда крайняя плоть открывается, но не очень уверенно, и при гигиенических процедурах она открывается, а вернуть ее назад невозможно, вот она, экстренная ситуация. Родители должны быть осведомлены об этом, потому что это экстренно и требует быстрой помощи. После занятий спортом, есть такая особенность у мальчиков, как перекрут, это тоже экстренная ситуация, когда счет идет на часы. Родители просто должны быть немножко осведомленными.

Тамара Барковская:

 Часто ли дети жалуются?

Дмитрий Павлов:

Жалуются, детки не игнорируют это, они честно говорят.

Тамара Барковская:

 До периода совершеннолетия с каким букетом урологических неприятностей может столкнуться ребенок?

Дмитрий Павлов:

Воспалительные заболевания.

Тамара Барковская:

 То есть до 12 лет в большей степени обращаются мальчики к врачам-урологам, а уже после 12 и девочки, и мальчики. Давайте на этом сакцентируемся более подробно.

Дмитрий Павлов:

Теперь уже про девочек. Тут особенности анатомии, поэтому есть предпосылки, что инфекция очень легко попадает в мочевой пузырь, девочки хуже защищены, воспаление мочевого пузыря, потом это и во взрослом периоде достаточно часто проявляется, цистит, про который все наслышаны, пиелонефрит. У мальчиков воспаление крайней плоти от травм, некачественной гигиены.

Тамара Барковская:

 Есть какие-то анатомические предпосылки к развитию воспалительных процессов у девочек, у мальчиков?

Дмитрий Павлов:

У девочек за счет анатомии, длина мочеиспускательного канала является основным фактором. Анатомические особенности девочек являются фактором того, что большое количество бактерий сконцентрировано рядом со входом в мочеиспускательный канал. У мальчиков это не так. Поэтому воспалительное заболевание мочевого пузыря либо почек у мальчика сопряжено с некой аномалией развития. У девочек нет никаких аномалий, они хорошо и правильно созданы, но такие анатомические особенности.

Тамара Барковская:

 То есть в этом возрасте у женского пола сталкиваетесь с воспалительной патологией и редко с оперативными вмешательствами. Что происходит на следующем этапе у обоих полов?

Дмитрий Павлов:

Тут мы входим в молодой возраст, как кто-то сказал, самые сложные годы в жизни мальчика – первые 40 лет. Мы созданы, мы развиты, и тут уже включаются проблемы, связанные с образом жизни. Это инфекции, передаваемые половым путем, неправильное питание, образ жизни, все это может приводить к появлению неких метаболических заболеваний, но начинают проявляться те урологические проблемы, с которыми потом мы сталкиваемся, боремся всю оставшуюся жизнь. Мочекаменная болезнь, например, очень частая ситуация у молодых, высокие нагрузки, неправильное питание является пусковым моментом.

Тамара Барковская:

 Что необходимо сделать, для того чтобы осуществить профилактику воспалительных заболеваний, в том числе на этапе до совершеннолетия, в возрасте от 12 до 18 лет у девочек и у мальчиков, и в молодом возрасте, чтобы предотвратить урологическую патологию обоих полов? На какие меры профилактики необходимо обратить внимание из того, что может сделать родитель или сам человек в зрелом возрасте для себя самого, чтобы не столкнуться с урологической патологией в развернутом варианте? Это масштабный вопрос, но хотелось бы на нем детально остановиться, потому что в большей степени именно от профилактики зависит то, насколько мы потом будем дружить с урологами, гинекологами.

Дмитрий Павлов:

В первую очередь это забота родителей. Старшее поколение передает свой опыт младшему.

Тамара Барковская:

 Но у всех опыт разный, у многих опыт терпения.

Дмитрий Павлов:

Старшее поколение было еще с хорошим жизненным опытом, проводит наставления своему младшему поколению о том, как вести образ жизни, и уже дело младшего поколения слушаться или нет. Старшее поколение, не обладающее хорошим жизненным опытом, но знающее свои ошибки, с удовольствием делится с младшим поколением, говорит, что так делать не надо.

Тамара Барковская:

 Но всегда работает принцип того, как делаешь сам, а не объяснения, как делать не надо. Если родитель курит, можно долго объяснять, что курить не нужно, но при этом ребенок смотрит на то, что родитель делает.

Дмитрий Павлов:

Все-таки сначала забота родителей, и папа объясняет своему сыну строение своего тела, как ухаживать, беречь.

Тамара Барковская:

 Родительские беседы все-таки должны присутствовать.

Дмитрий Павлов:

Потом уже этими базовыми навыками мы пользуемся, когда вырастаем. И уже на этапе своего личного жизненного опыта мы понимаем, что тут может быть опасность, здесь нет, как питаться правильно.

Тамара Барковская:

 Расскажите как правильно с позиции того, чтобы не формировать камни у себя в почках.

Дмитрий Павлов:

Обсудим мочекаменную болезнь, потому что это яркий пример того, как образ жизни влияет на наше состояние. Подавляющее большинство пациентов с мочекаменной болезнью соглашаются с тем, что воды в их жизни мало, не успевают, забывают.

Тамара Барковская:

 То есть надо много пить воды.

Дмитрий Павлов:

Надо пить достаточно. Норма у каждого своя. Нефрологи даже рассчитали это количество, физиологическую потребность: на 1 килограмма веса нужно до 30 миллилитров воды, это достаточно большой объем, и не каждый может исполнить такие рекомендации.

Тамара Барковская:

 А Вы эту норму соблюдаете?

Дмитрий Павлов:

Стараюсь, как и все. Можно поступить гуманно, чуть-чуть поменьше, по потребности.

Тамара Барковская:

 Сюда не входят другие жидкости?

Дмитрий Павлов:

Все другие жидкости исключены. Та же еда – большое количество консервантов, добавок, красителей, для почек это не полезно, все это мешает почкам правильно создавать состав мочи, который не образует камни. Все это в итоге реализуется потом в экстренную проблему – почечные колики.

Тамара Барковская:

 А что нужно есть?

Дмитрий Павлов:

Домашнюю еду, приготовленную самостоятельно, это хороший способ профилактики. Избегать перекусов, избыточного потребления калорий. Если работа офисная, раньше всегда были производственные гимнастики, они не просто так придуманы, это помогает.

Тамара Барковская:

 Но сейчас мало где есть производственные гимнастики.

Дмитрий Павлов:

Могу утешить всех наших слушателей, что современные технологии все-таки позволяют избавиться от экстренных проблем, мы глубоко уже копнули внутрь организма, знаем, какие биохимические параметры изучать, как правильно их исследовать и давать конкретные индивидуальные рекомендации. Поэтому сложно широкому кругу дать специфическую рекомендацию и сказать, что мочекаменной болезни не будет, это будет неправильно.

Тамара Барковская:

 У большинства обывателей, которые не сталкивались с урологическими проблемами ранее, кто никак не связан с медициной, бытует мнение, что уролог – это мужской доктор. Давайте развенчаем этот миф, донесем до нашей зрительской аудитории, что это не совсем так, уролог занимается проблемами как женщин, так и мужчин.

Дмитрий Павлов:

Один известный персонаж одной известной книги сказал, что где же те старые добрые доктора, которые лечат от всех болезней. И с точки зрения мужчин и женщину уролог – это тот доктор, тот специалист, который занимается ими обоими. Чтобы провести параллель, раскрою, кто все-таки занимается с мужчинами – это специальность андролог. Гинеколога надо сравнивать с андрологом, а уролог занимается проблемами не только мужской половой системы, а именно мочевыделительной системы: почки, мочеточник, мочевой пузырь. И андрологи выросли из урологов.

Тамара Барковская:

 Выделительная система есть как у мужчин, так и у женщин.

Дмитрий Павлов:

На качество жизни проблемы мочевыделительной системы влияют одинаково как у женщин, так и у мужчин.

Тамара Барковская:

 Есть ли определенной возрастной ценз, когда необходимо показываться, с какой периодичностью профилактически врачу-урологу женщинам, мужчинам, отличается ли диагностический стандарт мужской и женский при посещении врача-уролога в качестве диспансеризации, чтобы люди ориентировались в этом и знали, какие чек-апы необходимо им проходить на определенных этапах, с какого возраста начинать это делать в обязательном порядке, как часто показываться врачу-урологу, для того чтобы предотвратить грозные урологические заболевания?

Дмитрий Павлов:

Мы потихонечку подходим к среднему возрасту, который начинается после 45 лет. Тут мы сталкиваемся с проблемой набора жизненного опыта и массы тела. Начинаются эти профилактические мероприятия как раз с этого возраста, ежегодные посещения. Есть панели анализов, которые сдаются один раз в год, это уже возраст, когда начинаются онкологические заболевания. Если были проблемы в более раннем возрасте, они имеют тенденцию к некому усугублению, остается та же мочекаменная болезнь. Но давайте про профилактические мероприятия. Все женщины знают, что один раз в год должны посещать гинеколога.

Тамара Барковская:

 С 45 или раньше?

Дмитрий Павлов:

С 45. Для мужчины можно спокойно с 45 лет. Есть лабораторные анализы, панели, которые сдаются для того, чтобы на досимптомной стадии обнаружить какие-то заболевания, они хорошо известны всем специалистам. Есть не травматичный, не вредный метод, как ультразвуковое исследование, когда внутренние органы проверяются на наличие тех или иных изменений, но 1 раз в год достаточно.

Тамара Барковская:

 Проверять надо все, и почки, и мочеточники.

Дмитрий Павлов:

Да, все подлежит проверке, равно как и кардиограмма снимается, рентген легких делается 1 раз в год.

Тамара Барковская:

 Это идентично у мужчин и у женщин, то есть не отличаются диагностические исследования?

Дмитрий Павлов:

Заболевания немножко разные, анатомические особенности или генетические отличия, особенности строения жировой клетчатки, но проверяться одинаково. У мужчин в подходящем возрасте осуществляется онкопоиск, это простатспецифический антиген, рак предстательной железы – наиболее частая проблема у мужчин. Сейчас все заболевания молодеют, поэтому начиная с 50 лет уже имеет смысл сдавать этот анализ, есть возрастные нормативы этого анализа, когда любой специалист-уролог сориентируется и скажет, нужно ли более детальное обследование.

Если сталкиваемся с повышенными цифрами простатспецифического антигена, проверяем, действительно ли он повышен контрольными измерениями, дальше идет уже привлечение высокотехнологичных методов, магниторезонансная томография, биопсия предстательной железы. Если онкология выявлена на ранних стадиях, тогда можно выполнять избавляющие операции, при этом сохранять все необходимые жизненные функции, то есть это благодарное обследование, если рано выявляется. И по опыту именно на профилактических осмотрах выявляем рак предстательной железы у пациента, у которого симптомов нет никаких, жалоб нет, он абсолютно удовлетворен своей жизнью, но появляются изменения в анализе, выполняем биопсию предстательной железы и обнаруживаем онкологическое заболевание. И лечение, начатое в этот промежуток времени, наиболее эффективно.

Тамара Барковская:

 Я хочу подчеркнуть для нашей аудитории, что это весьма важный момент, который мы сейчас затрагиваем в беседе, поскольку это буквально спасение жизни.

Дмитрий Павлов:

И качества жизни в первую очередь. Кроме предстательной железы, есть еще такой замечательный орган почки, и у женщин онкология почек встречается почаще, чем у мужчин. Женщины склонны к тому, что у них есть доброкачественные образования, ангиомиолипома, она появляется достаточно рано, может вырасти достаточно быстро, ее опасность в том, что она может быть травмирована, и при травме возникает интенсивное кровотечение, опасное для жизни. Как ее обнаружить? Только посредством ежегодных обследований. Ультразвуковое исследование помогает вовремя выявить и контролировать ее размер, если она маленькая изначально, никаких симптомов не дает, достигая даже больших размеров. Весьма коварное, но при этом доброкачественное образование, не дает никаких метастазов, но требует хирургической помощи. И очень важно своевременно выполнить это оперативное вмешательство, потому что иногда приходится оперировать именно экстренные ситуации, когда есть большие гематомы с большим кровотечением, потому что произошла травма, а травмы происходят в быту совершенно неожиданно, мы их не можем предугадать.

Тамара Барковская:

 Если говорить об онкопатологии в урологической сфере, то с какими еще заболеваниями могут столкнуться как женщины, так и мужчины?

Дмитрий Павлов:

Рак почки и рак мочевого пузыря, и нашим слушателям будет интересно узнать, что рак мочевого пузыря от курения возникает чаще, чем рак легкого. Тоже длительное время бессимптомно, симптомы появляются только тогда, когда заболевание может переходить уже в прогрессивную стадию, и вылечить достаточно тяжело, требуется химиотерапия, помимо высокотехнологичных операций, то есть нельзя сказать о том, что будет применим один метод лечения, и он будет исчерпывающим, скорее всего, нужно будет дополнять дополнительными методами. Поэтому тот же ультразвуковой метод исследования 1 раз в год позволяет своевременно выявить.

Тамара Барковская:

 С чем связана высокая технологичность проводимых операций современного уровня медицины в сфере, которой занимаетесь Вы, на чем базируется – специальное оборудование, новые возможности, что позволяет обеспечивать эту высокую технологичность?

Дмитрий Павлов:

Вот тут мы затронули, насколько урология замечательная специальность. Помимо того, что избавление от урологических заболеваний ведет к совершенно удивительным изменениям качества жизнь в лучшую сторону, на примере урологии можно рассказывать о том, как технологии, как наша научная мысль здорово меняют подходы и облегчают для пациента и для доктора. Мы глубже понимаем физиологию, как функционируют клетки, особенно мочевыделительной системы, что для них является ключевым фактором, и благодаря развитию технологий мы можем избежать травматичных операций. Уже сложно найти, что операция делается с огромными разрезами, требующие длительного восстановления, как правило, все это протекает через проколы, малоинвазивные доступы. В урологии порой даже проколов не делается, все делается через естественные пути, технологии позволяют теперь это сделать таким образом, что через естественные пути можно выполнить операцию, которую раньше могли сделать только через большой разрез.

Расходный материал для урологии очень важен, нигде, пожалуй, он так не важен, как в урологии. Современные инертные материалы, на которые организм не реагирует, позволяют вести послеоперационный период совершенно другим образом, не травматично, комфортно для пациента. Поэтому сейчас я прихожу к мысли, что не надо бояться хирургических вмешательств. Порой лекарственная терапия может отсрочить необходимость хирургической помощи, но у лекарственной терапии тоже есть свои побочные эффекты.

Тамара Барковская:

 Если мы говорим об эндоскопах, есть гибкие эндоскопы, не гибкие, это для специальных видов операций или же одни и те же формы патологии можно излечивать оперативно разными эндоскопами?

Дмитрий Павлов:

Для каждой ситуации индивидуальный подбор инструментов, выбор метода лечения, на мочекаменной болезни это хорошо понятно: когда корраловидный камень, берется один инструмент, когда единичный камень, другой инструмент. Камни, сложные для доступа, – используется гибкий инструмент, и замечательно, когда это все сконцентрировано. Если заниматься той же мочекаменной болезнью, надо иметь возможность применить любую технологию, которая нужна пациентам.

Тамара Барковская:

 Вы, как эндоуролог, занимаетесь таким актуальным вопросом, как недержание мочи, даже проводите тематические вебинары по этой теме. Насколько сейчас эта тема действительно для населения остра, для женского в большей степени, свою точку зрения опишите на эту тематику, и возможно ли этот вопрос разрешить кардинально?

Дмитрий Павлов:

Знаю статистику, и мы пытаемся помогать. Могу только с удовольствием отметить, что не только мы этим занимаемся, сейчас урологическая служба разворачивается в сторону именно женщин, пытается помочь. Есть статистика, которая говорит о том, что женщины считают, если появилось недержание мочи, что это норма, приговор и пытаются своими способами, своей смекалкой, по совету подруг адаптироваться к жизни и делать вид, что все хорошо.

Тамара Барковская:

 Что нужно делать? Столкнулась женщина с проблемой.

Дмитрий Павлов:

Надо попасть к урологу в первую очередь, даже к гинекологу, и не побояться гинекологу сказать, что есть такая проблема. Дальше очень просто: гинеколог может позвать своего коллегу, вместе могут поговорить с пациенткой, посмотреть, выявить возрастные изменения либо анатомические дефекты, если возрастных изменений нет, потому что бывают и в молодом возрасте проблемы. Понять, с чем связано это недержание, а понимание причины – это уже полпути к успеху. Есть простые анкеты, которые пациентки заполняют, они не сложные, не содержат каверзных вопросов или некрасивых вопросов. В первую очередь проблему надо понять для каждой женщины индивидуально, с чем она имеет дело, то есть констатировать факт. И уже из этого можно легко наметить пути решения проблемы, а их всегда большой выбор, начиная с того, что небольшие коррекции образа жизни порой бывают исчерпывающими, для того чтобы от этого избавиться.

Дальнейшие варианты физиолечение, когда тоже немножко нормализуется тонус мускулатуры, ответственный за комфорт в этой области. Следующий этап – уже можно рассматривать хирургические вмешательства, которые компенсируют недостаток той или иной функции на накопление, удержание. У женщин вообще это все очень интересно, нет ничего более уникального, чем женский малый таз, то, как органы расположены, как они взаимодействуют друг с другом, это уникальная структура, мужчины устроены намного проще в этом плане. А там

именно взаимосвязь органов, и проблема недержания связана с тем, что нарушается эта взаимосвязь, и пока не будет устранена эта дискоординация, проблема недержания так или иначе будет продолжаться, если использовать только симптоматические методы лечения, это лишь попытка немножко проблему замаскировать, ретушировать. А совместная работа гинеколога и уролога помогает пациентке вернуть качество жизни и избавиться от больших тяжелых прокладок, вернуть мир в семью.

Тамара Барковская:

 Какие наиболее действенные и наиболее эффективные методы лечения недержания мочи у женщин?

Дмитрий Павлов:

Нет ничего более эффективного, чем хирургическое лечение, самая высокая эффективность.

Тамара Барковская:

 В чем оно заключается и на каком оборудовании производится, что это за операции?

Дмитрий Павлов:

Это только высокотехнологичные операции. Тема интересная и очень благодарная, потому что позволяет помочь пациенткам, это в хорошем смысле меняет качество жизни. Мы поговорили о том, что это уникальная структура, и удерживающая функция мочи нарушается, когда происходит дискоординация в этой структуре, очень большое значение имеет связочный аппарат, и хирургия, которая восстанавливает этот связочный аппарат, позволяет хорошо работать мускулатуре, которая удерживает мочу, причем любые варианты недержания, как при кашле и чихании, но также и когда наши пациенты вынуждены ходить в туалет по 15-20 раз в сутки.

Тамара Барковская:

 Это лазерное лечение?

Дмитрий Павлов:

Это эндовидеохирургическое лечение, и здесь все методы хороши, потому что подключаются и СО2 лазеры как повышающие тонус, и электромиостимуляция, это физиолечение, ударно-волновая терапия, это все в комплексе дополняет хирургическое лечение.

Тамара Барковская:

 А на сфинктеры как-то влияют эти операции?

Дмитрий Павлов:

Только улучшают. Начинает работать собственная система, так, как она работала раньше.

Тамара Барковская:

 То есть это не просто замещение чего-то чем-то, а усиливаем собственные ресурсы.

Дмитрий Павлов:

Да, потому что с мышцами все в порядке, и наши дорогие женщины чем характеризуются в России – коня на скаку остановят, забота о семье, это большие тяжелые нагрузки, нервные переживания, с мускулатурой все в порядке, меняется именно связочный аппарат.

Тамара Барковская:

 А если мы говорим о мужском недержании, по каким причинам мужчина может столкнуться с такой проблемой, и как эти проблемы разрешаются?

Дмитрий Павлов:

Возвращаемся к онкологии – это последствия хирургического лечения прогрессивных стадий рака предстательной железы, несвоевременно выявленного, требует устранения всех структур, отвечающих за работу удерживающего механизма, это всегда хирургическое лечение, для того чтобы помочь мужчине. То есть первым этапом избавление от онкологического процесса в этой зоне, подтверждаем, что его нет, избавились, потом хирургическое лечение направлено на устранение недержания мочи, в этом отношении мы проще. Но если оно появляется, то тут физическими методами, упражнениями устранить крайне сложно.

Тамара Барковская:

 Я Вас благодарю за содержательную беседу, и несколько слов от Вас для нашей зрительской, слушательской аудитории по сегодняшней тематике.

Дмитрий Павлов:

Буду банален – пожелаю всем здоровья, внимательно относиться к себе, к своим близким, заботиться друг о друге и всего самого лучшего.

Тамара Барковская:

 Спасибо большое, цветущего настроения и крепкого здоровья, берегите себя, до встречи в эфире.