Кинотерапия

Психиатрия

Тэги: 

Виктория Читлова:

Здравствуйте, дорогие друзья. Продолжает свою работу передача «Пси-лекторий», и я – её ведущая Виктория Читлова, врач-психиатр, психотерапевт. Говорят, чтобы стать мудрее, нужно прочесть всего 10 книг, а чтобы их найти, нужно перелистать сотни. Я думаю, подобная фраза правомерна и в плане кино. Мы все любим смотреть фильмы, но мы не подозреваем или иногда не замечаем тот факт, что фильмы можно смотреть с пользой для себя. Сегодня мы об этом поговорим с моей гостьей – практическим психологом, кинотерапевтом, кинорежиссером, руководителем творческого объединения «Кинотерапия» и автором будущей книги по кинотерапии Еленой Генераловой.

Елена Генералова:

Спасибо большое, спасибо, Виктория, спасибо большое за приглашение и за такую важную роль или честь – представлять здесь кинотерапию как направление, которое только зарождается в России, и довольно популярно в Европе, в Америке.

Виктория Читлова:

Давайте мы немножко обсудим популярность, что делают с этим методом, как он интегрирован, так сказать, погружён в работу специалистов, как это выглядит вообще?

Елена Генералова:

Если совсем-совсем издалека начать, то что такое фильм? Это как история, какая-то история, мы все выращены на сказках – это тоже история. Единственная история в сказках, которые мы рассказываем и в сказках, которые мы видим, это элемент визуализации, поэтому так как, скажем, Америка и Европа – это смотрящие страны больше, чем слушающие, мы, как страна, читающая, но на самом деле, конечно, ситуация меняется, и мы давно уже тоже визуалы не меньше, чем американцы и европейцы.

Виктория Читлова:

Я небольшую ремарку так, чтобы мы тут все немножко адаптировались друг к другу. Есть такой канал, Tik Tok, слышали наверно, он исключительно визуальный, так его смотрят ежемесячно или ежедневно более 5 миллионов россиян, представляете? Где наши книжки?

Елена Генералова:

Они на самом деле адаптированы в киносценарий и, может быть, изменены время, эпохи, пол, но ситуации, они в общем-то что в книжках, что в кино очень похожи, и там, и там мы можем увидеть человеческий опыт. Когда мы говорим про мировую кинематографию, то здесь мы опираемся, когда мы смотрим фильм, и знакомимся с мировым кинематографическим опытом, и вообще с опытом всего человечества, потому что в каждом фильме заложен какой-то опыт, с которым мы можем познакомиться, какой-то взять себе, какое-то сказать «нет, мне это не подходит», ну и так далее.

Виктория Читлова:

Понятно, хорошо. Я как всегда по традиции в начале эфира наших зрителей знакомлю с гостем. Расскажите, пожалуйста, как вас жизнь привела именно к кинотерапии? Вы много чем занимались, как мне донесла моя разведка персональная, вы на кинотерапевта учились и там же проходили практику как режиссер и продюсер в Нью-Йорке, расскажите об этом опыте, пожалуйста.

Елена Генералова:

Я сейчас расскажу, немножко уточню, и тоже начну как я к этому пришла. На самом деле у меня большая семья, четыре брата, и в какой-то момент я была единственной девочкой в семье, в какой-то момент мне просто не хватало какого-то общения и моделей в своей жизни женских по решению каких-то вопросов и вызовов возраста в подростковом периоде. У меня была возможность посещать бесплатно кинотеатры, у многодетных такая есть возможность. Как только у меня была какая-то трудность или проблема, я просто шла в кинотеатр, выбирала фильмы, которые более-менее, мне кажется, могут ответить на мои вопросы, садилась в кинозал, ставила свою жизнь на паузу, погружалась в мир, который придумал режиссер для зрителя. И очень часто я находила там какую-то для себя другую точку зрения на эту же самую проблему, какие-то переживания, которые давали мне возможность прожить все те эмоции, которые я избегаю в своей жизни или подавляю, не только я причем, но и мои родственники, включая близких.

Виктория Читлова:

Вы ещё не думали, что психологом станете?

Елена Генералова:

Нет, это было очень интуитивно. Тогда я подумала, что я стану режиссером, потому что мне казалось, что режиссер – это совершенно фантастическая профессия, где я могу поделиться собственной жизнью и собственными решениями, и поэтому я думала, что я буду режиссер. Но я пришла в один из ВУЗов российских, в 16 лет я школу закончила, они сказали «ой, девушка, вы знаете, когда будет 30 – приходите, для режиссера нужен опыт, у нас возрастной ценз». Это действительно было так тогда, это сейчас до 35, а тогда было как раз 35 — самый возраст для режиссера. Я подумала куда пойти, чтобы опыт получить жизненный, и пошла на психолога, мне казалось, что там я его с лихвой получу.

Виктория Читлова:

То есть вы всё интуитивно делали так как надо. Можно я для наших зрителей проиллюстрирую уже со своей стороны, как психотерапевт, что делала Елена. Во-первых, она с детства обладала определенной долей осознанности, которая помогла Елене идентифицировать в себе некие затруднения, проблемы, и пытаться хоть и интуитивно, может быть, не прям осознанно, пытаться на эти вопросы ответить с помощью фильмов. Кто-то прибегает к книжкам, в моем детстве это были книжки, очень даже в большей степени, и фильмы в том числе. То есть для того, чтобы мы смотрели фильмы с пользой, нам нужно осознанное понимание, что мы чего-то хотим улучшить, то есть видение проблемы и, соответственно, осознанное, сознательное внимание, когда мы смотрим фильм. Я права?

Елена Генералова:

Абсолютно правы, я бы уточнила только момент. что нужно понимать что за проблема, с которой вы столкнулись, и что вам в опыте не хватает опций для её решения, потому что кино может с лихвой предоставить и модели, и опции, и идеи для поступков, и возможности для проживания, перепроживания. Мне, помню, было очень тяжело об одиночестве какие-то эмоции переживать. а в кинотеатре, когда никто не видит, можно реветь, смеяться, то есть это такое эмоциональное какое-то... Потому что кино подключается к нашей эмоциональной составляющей, кинофильмы, эпизоды и то, что происходит с героями.

Виктория Читлова:

Насколько я знаю, есть некие механизмы в кинотерапии, среди них это проекция, то, о чем вы говорите.

Елена Генералова:

Это ключевая.

Виктория Читлова:

Идентификация, там ещё когда мы ассоциируем себя здесь и сейчас с ситуацией, которая происходит в этот момент, обычно все плачут, либо искренне смеются, заливаются смехом, еще кинотерапевты обращают внимание на то, что человек вычленяет как главное и как второстепенное в фильме, так?

Елена Генералова:

Да, это абсолютно так, прям такое ощущение, что вы можете завтра начать работать кинотерапевтом, совершенно верно. Начнём с главного, с проекции, не зря оборудование, через которое запускается фильм, называется проектор. Что такое проекция в терапии, в психотерапии? Это когда мы свои эмоции, эмоциональные переживания, как это сказать, ассоциируем, присваиваем, воспринимаем как приходящие извне, то есть у меня есть некая идея, что тот герой думает вот так, или что та героиня чувствует вот так. Не факт, что режиссер это закладывал, но я, подключившись к их ситуации, так чувствую.

Виктория Читлова:

Это как когда мы читаем стихи, каждый чувствует что-то своё.

Елена Генералова:

Совершенно верно.

Виктория Читлова:

Поэт не закладывал вам какие-то конкретные мысли, он просто рандомно влиял на вашу нервную систему, вызывая целый аккорд эмоций.

Елена Генералова:

Совершенно верно, абсолютно да. Поэтому мы там имеем дело с проекциями, так как мы имеем дело там с проекциями, то это абсолютно точно диагностический инструмент.

Виктория Читлова:

То есть мы кинотерапию можем использовать не только как инструмент для помощи пациенту, но и как инструмент для понимания что важно, что нужно, что ценно для нас, для самих себя.

Елена Генералова:

Для нас как для зрителя, потому что меня зацепит только то эмоционально, что я либо пережила, либо была этим задета сильно. Поэтому очень часто, например, работая с подростками, я обязательно смотрю как они смотрят. Недавно просматривали мультфильм «Головоломка», наверно, многие его знают: 5 эмоций девочки-подростка от рождения до подросткового возраста.

Виктория Читлова:

Психологи очень любят этот фильм.

Елена Генералова:

И я его тоже очень люблю. Удивительное совершенно разнообразие того, как реагируют на определенные эпизоды подростки, ребята-подростки. Кто-то в периоды, когда нужно отгрустить, закрывается, не может выпустить эту грусть из себя, кто-то просто плачет и ревёт от отчаяния, кто-то, это было очень смешно, сидит, тянет коленку к себе, делает вид, что он не прикрывается, то есть ему очень стыдно плакать, но он всё равно задет этим, а кто-то демонстративно вышел, у меня были и такие, которые говорили «я не хочу сейчас это испытывать», и вышел – имеет право, не зашло сейчас, но как диагностика, я про себя отмечаю как уязвимость, как тему, к которой надо очень бережно относиться с этим клиентом или с этим участником.

Виктория Читлова:

Сейчас немножко может быть не структурно буду вопросы задавать, но такой вопрос, исходя из того, что мы сейчас обсуждаем: как инструмент для групповой терапии кинотерапия насколько эффективна?

Елена Генералова:

Вы знаете, я могу сказать, что это очень эффективно, но иначе чем в индивидуальной терапии, почему? Сейчас объясню. Во-первых, когда мы сами просматриваем фильм, мы делимся, конечно затрагивает наш какой-то собственный опыт та история, которая на экране, но мы сами себя рефлексирует, мы варимся в собственном соку. Когда мы можем в группе поделиться каждый своим – здесь озарений гораздо больше, таких инсайтов, «о, а я так не смотрела на эту ситуацию», «а вот это я вообще не заметил», «а вот этот слой для меня то, что нужно». Таких инсайтов в групповом обсуждении гораздо больше, и сам факт того, что вы в группе делитесь какими-то эмоциональными переживаниями даёт огромный ресурс именно в плане эмоций, энергетики какой-то, потому что наверняка вы тоже знаете, когда мы через силу воли что-то решаем, какие-то свои проблемы, она конечна, сила воли, можешь терпеть, терпеть, сила воли, давай, тряпка, соберись, и напряжение происходит в этой части мозга, в первой. Когда мы делимся эмоционально, то здесь происходит.

Виктория Читлова:

В префронтальной, либо в теменной.

Елена Генералова:

Совершенно верно, и когда мы делимся эмоционально, то это 1+1=3, понимаете, или больше, и поэтому это разные совершенно по своим эффектам процессы.

Виктория Читлова:

Всё поняла. Я очень люблю, когда мои гости ещё и разбираются как мозг работает в той сфере, которой они занимаются. Спасибо, что проиллюстрировали. Хорошо, такой вопрос мы так сразу кинотерапия, кинотерапия с вами начали говорить, давайте мы четче водораздел проведем где граница между обычным просмотром фильма, когда большинство из нас для удовольствия его рассмотрит, а где уже мы, грубо говоря, входим в зону кинотерапии, для себя самого.

Елена Генералова:

Смотрите, я бы разделила, грубо если совсем сказать, вы можете взять и использовать техники самопомощи или пойти к психотерапевту – вот она разница, вот и разница между кинотерапией.

Виктория Читлова:

Это как 100 книжек читать или сразу концентрировано те 10 получить на руки.

Елена Генералова:

Да, психотерапевт, который помогает в процессе терапии или использует кино, он сопровождает в этом процессе. Вы имеете такого помощника, который не даст вам улизнуть.

Виктория Читлова:

Будет держать в рамках.

Елена Генералова:

Будет держать фокус, поддерживать, если чем-то сильно затронулись, каким-то эпизодом, поэтому здесь очевидна разница. Я могу сказать, что есть ещё такой момент, если вы зададите вопрос: каждый ли фильм терапевтичен, какой фильм не терапевтичен? Терапевтичен может быть, может быть много фильмов и без кинотерапевта, что я имею ввиду? Есть фильмы, которые сами по себе ресурсные.

Виктория Читлова:

Давайте с примерами.

Елена Генералова:

Я сейчас немножко пошучу.

Виктория Читлова:

Давайте.

Елена Генералова:

Знаете, если есть цель – иди к ней, не если не можешь идти к цели – ползи к ней, если не можешь ползти – лежи в ее направлении. Мы знаем не только нашу российскую действительность, наверно, это во всем мире, когда у меня совсем нет ресурсов, и я в таком немножко депрессивном состоянии, я включаю фильм или сериал – это такая известная штука – посмотреть, чтобы как-то наполниться. Вот это «лежи в направлении цели», когда у меня нет ни на что сил, даже к психотерапевту сходить, но можно посмотреть ресурсный фильм и наполниться, какой-то вдохновляющий, потому что он не требует от меня каких-то таких вот...

Виктория Читлова:

Очень часто люди смотрят не ресурсные фильмы, а те, которые активизируют дофамин у них в голове, это сериалы остросюжетные, особенно последнего поколения сериалы, где сторителлинг очень такой интенсивный, когда история рассказывается на контрасте, сменяются эмоции от горя к радости, от агрессии к мимимишной доброте, и так далее, и всё время у человека в тонусе его дофаминовая система. Он может для себя ничего такого особенного не понимать, не усваивать, хоть даже неосознанно для себя, но при этом человек в напряжении находится, фильм как стимулятор.

Елена Генералова:

Как триггер запускающий какие-то процессы.

Виктория Читлова:

Верно. Такие фильмы, лично я, не вижу как терапевтические, не всегда. Например, гипотетический пациент с той самой депрессией, у него нет ресурса или он ещё не созрел, не сформулировал запрос для терапевта, а он лежит и смотрит «Игру престолов». Не находит ничего для себя, и получается фильм, который его отвлекает от собственных мыслей и от прикосновения к собственной проблеме, является неким фактором аддикции что ли. Знаете, как конфетка для успокоения, как отвлекающий фактор. Что думаете по этому поводу?

Елена Генералова:

Я думаю, что если он в состоянии депрессивном, по сути в депрессивном состоянии спектр чувств, который мы можем испытывать, сужается. Если мы говорим про какой-то фильм, который запускает эту дофаминовую систему, то есть он его мотивирует каким-то образом, то есть он ему дает возможность переживать другие чувства кроме тех, в которых он сейчас находится. Здесь я бы как кинотерапевт и психотерапевт не посоветовала бы смотреть вот такие триггерные фильмы. Я бы наоборот посоветовала, если говорить терминами дофаминовыми, окситоциновый какой-то фильм, который пробуждает эмоциональную сферу, который вдохновляет перепроживать какие-то эмоции нежности, заботы, принятия, няшные, как вы говорите. Это запуск другой системой и он на самом деле больше даёт, чем дофаминовый в этом состоянии, потому что, я подчёркиваю, иногда дофаминовые фильмы нужны. Вопрос: в каком состоянии клиент, для чего это, как это, и что мы хотим им достичь.

Виктория Читлова:

Знаете, я нередко для музыкантов информацию кое-какую даю по психотерапии про то, что с ними бывает, и мне нередко музыканты или люди из музыкальной сферы задавали вопрос такой: может ли грустная музыка человека с грустью ещё больше вогнать в грусть? Соответственно, к вам вопрос: может ли грустного человека грустный фильм, в котором описывается похожая ситуация, где он сам себя идентифицирует, допустим, с главным героем, навредить ему? Стоит такие фильмы смотреть или нет?

Елена Генералова:

Прям вот из этих параметров я бы побольше узнала, для меня сейчас это мало информации, потому что мне важно что является причиной грусти, грусть – это большой спектр на самом деле от легкого сожаления до невероятного отчаяния, и в какой точке этого отрезка он находится, мне это важно, потому что тут может скатиться, мне нужно знать что за тип личности.

Виктория Читлова:

В депрессии он действительно или в каком-нибудь дистрессе.

Елена Генералова:

В депрессии могут находиться разные типы личности, я имею виду это не в смысле человек-Пьеро, и Буратино может быть в грусти, если мы берём какие-то другие типы, в этом смысле насколько он позволяет себе грустить. Если его проблема в том, что он себе не позволяет грузить, а сейчас период грусти, то я дам посмотреть. Ему тяжело, то есть он себя чувствует очень уязвимым разделить эту грусть с кем-то, потому что он не может с ней соединиться, выпустить ее на сцену, и тогда в фильме, в котором герой похожий, или ситуация похожая, или уязвимость похожая, или типаж похожий, он его немножко настроит на эту волну, даст ему возможность выйти хотя бы чуть-чуть на эти 2 часа, что фильм идёт, погрустить чуть-чуть, потом он конечно переключится сразу на что-нибудь дофаминовое, и пойдёт дальше. А если это человек, который застрял в этой ситуации, находится почти в отчаянии, то нет.

Виктория Читлова:

Вы знаете, я бы здесь хотела подчеркнуть, дорогие зрители, что я больше всего ценю в хороших специалистах. Елена не сказала однозначно, она сделала упор на то, что эта ситуация очень индивидуальная дабы не навредить никому из вас, наши дорогие зрители и слушатели. Действительно нет универсальных лекал: смотрите это когда вам грустно или это когда вам хорошо и так далее. Наша задача, психотерапевтов, помочь вам более детально разбираться самим что вам лучше подойдёт. Надеюсь то, что мы сегодня делаем, приблизит вас к этому комфортному пониманию. У нас сейчас небольшая рекламка, буквально полминуты. Дорогие друзья, оставайтесь с нами, мы скоро вернёмся.

Виктория Читлова:

Дорогие друзья, передача «Пси-лекторий», мы сегодня говорим о кинотерапии, у меня в гостях моя коллега – Елена Генералова, практический психолог, кинотерапевт, кинорежиссер, руководитель творческой организации «Кинотерапия». Поскольку мы начали обсуждать грустные или весёлые фильмы, у меня к вам сразу такой следом вопрос: а есть ли фильмы, которые реально могут навредить, и очевидно, что я буду говорить, что прицельно кому-то какие-то могут навредить. Например, про фильмы ужасов что вы можете сказать?

Елена Генералова:

Я не смотрю.

Виктория Читлова:

Мне тоже не нравится. Это архидофаминовые, ещё и норадреналиновые.

Елена Генералова:

Потому что для меня важна психологическая составляющая, важен эффект. Я никогда в своих киноклубах не запускала. Я не рискую, хотя я просто обращаю внимание, что есть исследования, которые говорят о том, что некоторый эффект положительный может быть от этих фильмов у определенной категории людей, у которых очень много агрессии, там они могут её в процессе выпускать, переживая это таким образом, и напряжение падает, но это очень опасная, то есть я бы в эту сторону не пошла как кинотерапевт.

Виктория Читлова:

Кому бы мы точно не рекомендовали ужастики, триллеры?

Елена Генералова:

Детям-подросткам.

Виктория Читлова:

Людям, находящимся в стрессе или в депрессии.

Елена Генералова:

Людям, у которых есть диагнозы.

Виктория Читлова:

По нашей части.

Елена Генералова:

Особенно в стадии не ремиссии, а в острой фазе. То есть это в принципе противопоказание для кинотерапия. Я сразу хочу сказать, что есть ограничения у этого метода, и это как раз люди с психическими заболеваниями, находящиеся в острой фазе, потому что реальность довольно-таки становится мутной, где вымысел, где метафора, это очень опасно, что он оттуда перенесёт сюда, если он слышит голоса какие-то и так далее, ну то есть это противопоказание однозначно.

Виктория Читлова:

Понятно, хорошо. Сузили аудиторию для кинотерапевта, скажите пожалуйста, такой вопрос: кинотерапия чаще всё-таки используются как отдельный вид психотерапии или его можно использовать как инструмент внутри разных психотерапевтических модальностей?

Елена Генералова:

Скажем честно, мы сейчас имеем ситуацию, когда мы используем кинотерапию в разных модальностях.

Виктория Читлова:

Я тому пример — обожаю назначать пациентам фильмы разные и мультфильмы в том числе как домашнее задание в индивидуальной истории, в рамках индивидуальной истории на определенном этапе терапии, потом разбираем.

Елена Генералова:

Это очень интересно.

Виктория Читлова:

Какую подготовку должен иметь кинотерапевт, чтобы не навредить?

Елена Генералова:

Он должен пройти какой-то курс.

Виктория Читлова:

Именно кинотерапии?

Елена Генералова:

Я, как кинотерапевт сертифицированный, скажу да.

Виктория Читлова:

То есть я незаконно занимаюсь кинотерапией.

Елена Генералова:

Вы понимаете, как вы начали очень хорошо с понятия осознанности, то есть эта осознанность должна быть не только у зрителя, когда он выбирает фильм для себя, но и у кинотерапевта, когда он предлагает. Это не должна быть каким-то образом как некий шаблон для каждого клиента. У меня довольно-таки редко, если мы говорим про индивидуальную терапию, совпадают фильмы, потому что клиенты, разные по типу личности, по проблемам, и фильмы разные. Более того фильмы какие-то приходят новые, а какие-то, я чётко понимаю, что возьмем и чёрно-белый, чтобы не отвлекало, дизайн не отвлекал от проблемы и так далее. То есть здесь осознанность и чувствительность к связи с клиентом, к тому какой он и с чем вы работаете, она в помощь конечно очень хорошо работает, но я за сертификацию.

Виктория Читлова:

Если проходить всё, что хочется сертифицировать, то времени на пациентов не хватит, к сожалению.

Елена Генералова:

Есть такая проблема у нас, у психотерапевтов, всё равно всю жизнь учимся и тем не менее...

Виктория Читлова:

Хорошо, в анонсе к нашей передаче я один из вопросов наметила таких: как самому человеку, который хочет смотреть кино с пользой для себя, на что ему обращать внимание? Мы в каком-то виде этого вопросы касались, давайте более тезисно что ли обозначим. Ещё у нас можно связать с тематикой психологической ценности фильма, как самому человеку её определять, грубо говоря, как разбираться, чтобы себе эффективнее помогает, чтоб не пришлось пересматривать 100 фильмов, чтобы найти 1 ценный.

Елена Генералова:

Смотрите, начну немножко с конца. У каждого в опыте, можно прям вот с вами, можете сейчас вспомнить фильм, который для вас обладал, для вас лично, не для ваших клиентов, родственников, для вас лично обладал такой психологической ценностью.

Виктория Читлова:

Назвать его надо?

Елена Генералова:

Да, просто какой-то фильм, можете не назвать, просто вспомнить этот фильм.

Виктория Читлова:

Я помню, мне в детстве очень нравился фильм «Семь лет в Тибете» с Брэдом Питтом, где там проходит его динамика вертикальная развития героя, когда он из циничного арийца, грубо говоря, нацистов по сути, превращается, прикасается к Будде, проходит все этапы психотерапии. Трансформация героя.

Елена Генералова:

Трансформация на лицо, то есть это то, что зацепило и легло хорошо. После того, как просмотрели фильмы, были ли какие-то идеи новые, взгляды новые, ощущения новые.

Виктория Читлова:

Это вообще этап в моем становлении по сути, я так ретроспективно смотрю, этап в становлении в понимании себя как человека, который должен заниматься именно психикой.

Елена Генералова:

То есть это было для вас как тренинг личностного роста.

Виктория Читлова:

Да, да, да, то есть я потом уже когда меня просветила, так сказать, инсайт меня посетил на 5 курсе вуза, что я хочу быть психиатром-психотерапевтом – это всё вошло неосознанное в это.

Елена Генералова:

Собственно вы ответили на вопрос что такое психологическая ценность фильма. Как только в результате просмотра фильма вы чувствуете, что вы какой-то опыт оттуда перепрожили вместе с героем и взяли его в свой опыт помогающий, которого на что-то зарядил, что-то в вас поменял, вдохновил, психологическая ценность фильма очевидна, поэтому если мы вернемся к началу вопроса.

Виктория Читлова:

Как выбирать себе фильм.

Елена Генералова:

У каждого возраста свои задачи, их определил Эрик Эриксон, Выготский наш, Жан Пиаже, если это подросток, то у него идентификация собственная, путаница с социальными ролями, в которых он сейчас, ему надо понять «кто я». Все фильмы, которые отвечают на вопрос кто я каким-то образом, все будут немножко, капелька по капельке давать ему какое-то представление и продвижение в этом вопросе. Если мы говорим про наш взрослый мир и нас, взрослых, то у нас стоит задача среди прочих, например, одна из задач, давайте я так скажу аккуратнее, например, изоляция или близость к людям. Мы к людям идём или мы 33-20. Поэтому очень часто ко мне приходят сейчас взрослые с проблемами одиночества, а хочется близости, но не получается, задача возраста довольно длительный период. Выходить замуж – не выходить замуж, рожать – не рожать – это тоже все про то, что я в мире или я изолирован. И вот эти все темы, если фильме затрагиваются, и мы можем их обсудить, 33-50

Виктория Читлова:

Главное, чтобы человек фильм не использовал для эскапизма, то есть убегания от реальности.

Елена Генералова:

Да, чтобы не избегал, поэтому нужен кинотерапевт сопровождающий. Ещё раз я просто хочу заметить, вы правильно очень сказали, что он должен быть очень осознанный, если он хочет фильм в помощь, то он действительно должен быть, знаете, как это внутреннее какое-то состояние это как твой инструмент отношения с самим собой. Для чего мне фильм.

Виктория Читлова:

Я должен понимать, что я сейчас сяду, и вообще хочу сегодня посмотреть нечто, что мне поможет разобраться, приблизит меня к пониманию.

Елена Генералова:

Совершенно точно. Читает сюжет, смотрят героев, подходит – не подходит, вдохновит – не вдохновит. Есть идея, что я смогу соединиться с этим героем и чему-то научиться. Вот такие вопросы, которые себе, но по большому счету нужно начинать с есть ли в моем опыте фильм, который уже принёс мне такую ценность.

Виктория Читлова:

Да, я обожаю такие пересматривать.

Елена Генералова:

И можно даже пересматривать.

Виктория Читлова:

Хорошо, давайте немножко перевернём на другую ножку нашу тему и попробуем рассмотреть кино как вариант арт-терапии и когнитивно-поведенческой терапии. Я сейчас признаюсь немножко и вам и своим зрителям в том, что где-то 4-5 лет назад меня интуитивное понесло на курсы кинорежиссуры, представляете. Я решила довериться себе без понимания зачем мне это нужно, я решила вот я приду и там поймут чего я здесь делаю вообще. Все эти курсы, которые длились несколько месяцев при ВГИКЕ, мы там что-то снимали, монтаж и так далее, планы, все вот эти занятия, вы знаете о чем я говорю, я пыталась параллельно с заданиями понять основную мотивационную свою идею – что я здесь делаю. Я что, пришла менять профессию? Или я должна какие-то инструменты для себя принять? Вообще что? Я успокоилась, я поняла, без этого я не смогла бы это сделать, без прохождения этого курса, я просто интегрировала часть инструментов в структуру работы, получила новые знакомства, круг людей расширила и, соответственно, стала смотреть на психотерапию, которую сама провожу как на более творческий процесс. Но речь не об этом, пока я сидела там и занималась помимо своей основной деятельности, дорогие друзья, я никуда не бросала психиатрию, диссертацию, учеников, лекции, пациентов, я придумала такую идею, наверняка она уже есть и как-то реализуется в том, что, например, смотрите, приходит пациент со своей травматической историей, вы, как режиссёр, её снимаете вместе с этим человеком, когда от момента написания сценария до, собственно, съемок, он может в этом фильме участвовать как актер, как режиссер, как сценарист, потом как монтажёр и, соответственно, как продюсер ещё. На выходе что мы получаем? Мы получаем классику когнитивно-поведенческой терапии с mindfulness, полная проработка с нейропластичностью, если говорить на уровне головного мозга, и вот вам пожалуйста мультипасспорт – я прошёл терапию, она проработана. Понятное дело, что это безумно дорогая история, но я так понимаю, вы нечто подобное делали, расскажите об этом.

Елена Генералова:

Совершенно верно. Это было, знаете, короче когда я поехала в Нью-Йорк, у меня была идея в принципе заниматься кинотерапией, я всё время искала форму, в каком виде, то ли мы смотрим фильм и обсуждаем, то ли мы сами создаём сценарий, закладываем туда наши проблемы, работаем как сценаристы над своей проблемой, потом находим героев и снимаем по ним фильм, причем мы так и работали. Поэтому был при МГУ в свое время с Марией Даниной, спасибо ей, и Натальей Киселёваой, мы на троих организовали такой киноклуб. В течение года мы каким-то образом там пытались именно такую площадку создать. В итоге мы действительно сняли один документальный фильм, мультфильм и короткометражку, но оказалось, что это действительно и энергозатратно, но проработка идет абсолютно точно, то есть это и по деньгам было довольно-таки затратно, и энергетически для нас для всех было затратно, поэтому мы немножко другую форму решили в какой-то момент поискать.

Виктория Читлова:

По времени ещё долго.

Елена Генералова:

И долго по времени. В этом очень тяжело находиться долго, когда есть семья, надо зарабатывать, то есть мы вынуждены были принять реальность и в какой-то момент закрыть, чтобы трансформировать этот проект, но вы совершенно правы в том, что когда вы выделяете в своей жизни проблему, через которую спотыкаетесь довольно-таки часто и начинаете вокруг неё накручивать определенный сценарий, героя с себя пишите, поддерживающих персонажей и наоборот антагониста, который как внутренний злой критик всё время говорит, что ты не справишься, не сможешь, находите такого человека, действительно снимаете про это.

Виктория Читлова:

Смотрите со стороны, рефрейминг происходит.

Елена Генералова:

Абсолютно точно, да, и трансформация происходит у самого создателя как режиссера, и тогда действительно я очень часто говорила о том, что каждый из нас режиссер собственной жизни, потому что сейчас вы проходите, придумывая этот сценарий, создавая этот фильм, из ниоткуда становитесь режиссером собственной жизни, происходит трансформация фантастическая. Был молодой человек у меня, который был гей, и сейчас он гей – тут ничего не изменилось, ему было очень трудно признаться родителям, при том он был профессионал, доктор уже сложившийся, учился в аспирантуре, и мы с ним проиграли этот сценарий на бильярдном столе. То есть я в этом смысле как его родитель, я говорю «давай просто как документалку снимем это», удар по шару – реплика, удар обратно и так далее. Вот таким образом вот этот пинг-понг и, соответственно, чем накал нарастал, тем мы сильнее били по шару в бильярде, потом мы смонтировали, это получилось довольно-таки интересно. Вот такие формы тоже были, и он преодолел этот страх и пошел дальше.

Виктория Читлова:

Класс. Дорогие друзья, ходите к психотерапевтам, чтобы научиться режиссуре своей жизни. У нас эфир скоро закончится, у нас буквально осталось 1,5 минутки, я обязана вас просить, понимаю, что это ваша индивидуальная история и вы с этим работаете индивидуально для каждого пациента выбираете фильмы, но какие вы порекомендовали бы фильмы, которые, на ваш взгляд, могут пригодиться большему числу наших зрителей, так сказать. Есть наверняка такой список.

Елена Генералова:

Вы знаете, список это будет большой, я бы сказала, что действительно много в мировом кинематографе фильмов достойных, их правда очень много. Я принесла несколько, могу показать «Осторожно, двери закрываются» – фильм я рекомендую больше женщинам, которые имеют вот это вот ощущение «а как бы было, если бы я поступила по-другому», тут две параллельные её жизни как это всё складывается. Фильм «Класс» о том, как конфликты преодолеваются в подростковом возрасте. Если вы ищите своё призвание или призвание вашего ребенка «Билли Элиот», шикарный фильм. «Пудра» про толерантность про то какие мы все уникальны, и как важно быть толерантным. «Истинные ценности», если есть проблемы в семье, трудности. Тут много-много ещё фильмов, знаете, я думаю, что списочек можно в интернете посмотреть. Приходите к нам на киноклуб в эту пятницу, здесь вот недалеко, у меня на страничке. Будем смотреть фильм, который называется «Под солнцем Тосканы».

Виктория Читлова:

Ух ты, здорово, спасибо. Я так понимаю, он для женщин больше.

Елена Генералова:

Он больше для женщин, которые находятся в периоде неопределенности, в переходном периоде. Он очень ресурсный для них, не буду сейчас рассказывать, сюжет можно посмотреть, почитать. Найдите меня – это Кутузовский проспект 36, строение 4, офис 302. Жду вас в эту пятницу, 302 офис, 18:00.

Виктория Читлова:

Здорово, я постараюсь прийти. Наши зрители, обратите внимание пожалуйста на это мероприятие. Наш эфир завершается, я бы хотела напоследок сказать, резюмируя, что фильмы важно и нужно смотреть сознательно, выбирать их. Даже если вы будете смотреть на список того, что можно посмотреть несколько минут или 10, или 15 минут потратите, вы увеличиваете вероятность того, что вы найдёте что вам сегодня понравится, и будет актуальным. Обращайте внимание на свои эмоции, когда вы смотрите фильм – это большой пласт информации для того, чтобы понять что вам важно, почему вы на это реагируете. Используйте фильмы как подсказку для понимания себя, а то и формулировки психотерапевтического запроса, чтобы прийти к специалисту и помочь себе ещё эффективнее. У меня в гостях сегодня была Елена Генералова – практический психолог, кинотерапевт, кинорежиссер, руководитель творческой организации «Кинотерапия», найдите сайт, так же называется. Успехов вам, дорогая Елена, спасибо, что вы сегодня со мной.

Елена Генералова:

Спасибо вам. Спасибо за приглашение.