Посмотри мне в глаза!

Офтальмология

Тэги: 

 

Юлия Каленичина:

Всем привет. Сегодня мы говорим о заболеваниях сетчатки глаза, и гость нашей программы Самойленко Александр Игоревич кандидат медицинских наук, заведующий офтальмологическим отделением больницы имени Боткина.

Александр Самойленко:

Здравствуйте, уважаемые ведущие и зрители. У нас сегодня есть замечательная возможность обсудить некоторые аспекты проблем с сетчаткой, может быть, какие-то аспекты для вас были неизвестны, это поможет вам сохранить свое здоровье и свое зрение.

Юлия Каленичина:

Буквально в прошлом веке люди теряли зрение полностью, если случались такие проблемы с сетчаткой.

Александр Самойленко:

Очень много заболеваний, которые могут быть с глазом, и сетчатка – это та часть глаза, которая является периферическим отделом зрительного анализатора, это та часть глаза, которая форматирует и переводит энергию света на нервные импульсы, и наш мозг может уже воспринимать реальность, воспринимать окружающий мир посредством тех импульсов, которые приходят от глаза, от сетчатки непосредственно в головной мозг. И проблемы, которые могут происходить с этой важной частью нашего органа зрения, приводят к необратимым зачастую проблемам, и человек может потерять зрение.

Юлия Каленичина:

Сетчатка глаза не видна, она интимно спрятана где-то внутри, и человек не сразу может ощутить реальную проблему или нависшую угрозу.

Оксана Михайлова:

Что такое сетчатка и какие тайны она хранит?

Александр Самойленко:

Тайн уже осталось не так много, хотя процесс преобразования световой энергии в импульс до сих пор остается некой тайной, хотя ее пытаются раскрыть. По сути, это очень тонкая материя, скопление нервных клеток с нервными волокнами, включая структуру, которая питает эти сенсорные клетки. Сама ткань сетчатки очень деликатная, очень тонкая, и мне, как хирургу, зачастую приходится ее трогать, и это требует большой деликатности и большого навыка, для того чтобы что-то с ней сделать в проблемных ситуациях.

Юлия Каленичина:

Все, наверное, слышали про палочки и колбочки, это же сетчатка?

Александр Самойленко:

Да, это те клетки, которые воспринимают свет, и палочки, и колбочки–- это те нервные клетки, которые переводят фотон света, энергию фотона света в нервные импульсы и проводят уже по проводящим путям через зрительный нерв непосредственно в головной мозг. И головной мозг преобразует этот сигнал и дает нам ощущение мира.

Оксана Михайлова:

Как часто нужно обращаться к доктору, чтобы смотреть все ли в порядке с сетчаткой? И в каком возрасте это обязательно нужно делать? С какой регулярность? Или при каких-то сопутствующих заболеваниях это необходимо делать?

Александр Самойленко:

Я считаю, что следить за состоянием организма нужно в любом возрасте, с раннего детства контролировать, в частности, состояние глаз, состояние сетчатки. В раннем и молодом возрасте вероятность каких-то проблем невысокая, но все равно знать о себе важно. В молодом возрасте, до 35, 40 лет ежегодные осмотры, может, и нецелесообразны, но все-таки раз в 2-3 года имеет смысл подойти к доктору и проконтролировать ситуацию. В более позднем возрасте, когда вероятность проблем становится выше, стоит почаще заглядывать к офтальмологу, для того чтобы проверить не только состояние сетчатки, а состоянии глаза в целом. После 40 лет – это тот критичный возраст, когда вероятность становится все выше и выше с каждым годом. И сопутствующие заболевания, такие как диабет, эндокринные нарушения, нарушение обмена веществ, воспалительные заболевания в организме могут спровоцировать и способствовать развитию проблем как с глазами, так и с сетчаткой.

Оксана Михайлова:

Как смотрят сетчатку? Я понимаю, что это обследование окулиста, он смотрит глазное дно, алфавит, а сетчатку как проверить?

Александр Самойленко:

Осмотр глазного дна – это и есть осмотр сетчатки. Это было еще сто лет назад, и этот метод информативный, но на сегодня существует масса исследований, которые позволяют заглянуть непосредственно в толщу ткани сетчатки, изучить ее слои, структуру этих слоев, состояние структур клеток сетчатки, что дает больше информации, больше возможности поставить вовремя диагноз и начать лечение.

Оксана Михайлова:

Это смотрится на аппаратах?

Александр Самойленко:

Конечно, все это смотрит специальными аппаратами, специальными приспособлениями, и каждое исследование направлено на изучение каких-то либо структурных, либо функциональных возможностей сетчатки. Изучить состояние сетчатки можно, и сегодня методов исследований существует достаточно много. Поставить диагноз возможно, и даже самые проблемные, сложные случаи сегодня доступны. Но самое главное, чтобы сетчатку было видно, сетчатку четко видно через хрусталик, через роговицу, эти отделы тоже могут иметь какие-то проблемы, и тогда исследования будут затруднены.

Но самые скрининговые возможности – это расширить зрачок и посмотреть с помощью специального аппарата офтальмоскопа, оценить с помощью линз, а уже специальные аппараты, которые исследует либо структурные, либо функциональные возможности сетчатки, подскажут в каком направлении дальше двигаться и поставить вовремя правильный диагноз.

Юлия Каленичина:

Эта аппаратура есть в поликлиниках или же часть исследований приходится проводить в стационаре?

Александр Самойленко:

В районной поликлинике нет тех возможностей, собственно, они и не нужны, все-таки поликлиника рассчитана на более простые случаи и на своевременное выявление каких-то проблем, а уже детальные исследования – это дело более квалифицированной помощи, и чаще всего это происходит в консультативно-диагностических центрах, в которых сегодня (как у нас в Боткинской больнице) практически весь спектр возможных аппаратов присутствует, и даже не в единичных экземплярах.

Оксана Михайлова:

Есть ли группы риска? Мы выяснили, это возраст 40+. А еще?

Александр Самойленко:

Сетчатка – это часть глаза, а глаз – это часть организма, и любые сопутствующие заболевания могут влиять на состояние сетчатки в той или иной степени. Чаще всего это заболевания глаз, высокая близорукость, проблемы с сердцем, эндокринной системой, диабет, гипертоническая болезнь, вредные привычки, то же самое курение. По статистике ВОЗ, есть такая проблема, как возрастная макулодистрофия или центральная дистрофия сетчатки. Вероятность развития проблем с центральной зоной сетчатки у курящих пациентов в 200 раз выше, чем у некурящих. Любые отклонения организма в целом могут влиять и способствовать развитию каких-то проблем.

Юлия Каленичина:

Расскажите, пожалуйста, какие проблемы с сетчаткой могут быть у людей молодого возраста и в связи с чем они могут возникать? Может быть, травмы могут провоцировать?

Александр Самойленко:

Чаще всего мы встречаемся с проблемами периферической дистрофии сетчатки, проблемами с крайними периферическими отделами сетчатки, есть центральная зона, есть периферическая зона. И чаще всего у молодых  людей мы находим именно проблемы измененной структуры ткани сетчатки на периферических отделах, что связано либо с высокой близорукостью, когда глаз большой, длинный, растянуты и стенки глаза в том числе, оболочки глаза, в том числе и сетчатка. На растянутых тканях кровоснабжение ухудшается и могут развиваться явления дистрофии, дегенерации, появляются больные зоны, и в этих дистрофических зонах могут появляться какие-то тяжи, которые тянут сетчатку, могут ее порвать, что приведет к разрыву и как следствие к отслойке сетчатки. Вот это та проблема, с которой мы сталкиваемся чаще всего.

Травмы могут привести, но это не так часто. Диабет, воспалительные заболевания, ревматизм – все это приводит к проблемам, в том числе и с сетчаткой.

Оксана Михайлова:

Бывает такое состояние, когда мушки перед глазами. Это может быть связано с проблемой сетчатки?

Александр Самойленко:

По-разному их описывают пациенты: в виде ниток, жучков, червячков, абсолютно разные описания, но суть сводится всегда к тому, что это проявление иногда проблем, иногда нормальных изменений стекловидного тела. Внутри глаз заполнен гелеобразной субстанцией, которая называется стекловидное тело, в котором могут со временем образовываться некие измененные непрозрачные зоны, которые мы можем ощущать в виде точек, мушек. Могут они появиться и в достаточно раннем возрасте, но чаще с возрастом, когда структуры ткани меняются, и их появляется несколько больше. Эти мушки могут быть как проявлением естественных изменений, так и неким предвестником проблем.

Если мушки появились неожиданно в большом количестве, то вероятно, что это некие проблемы, в том числе и с сетчаткой. Это может быть следствием  кровоизлияний, кровотечений, эти мушки могут свидетельствовать о воспалительном процессе внутри глаза, а могут свидетельствовать о том, что  произошли проблемы, в том числе и на периферии сетчатки, произошел разрыв,  небольшое кровотечение.

Юлия Каленичина:

Если они появились внезапно и большое количество, то нужно немедленно обратиться к врачу.

Александр Самойленко:

Да, это уже повод для беспокойства, задуматься, где находится ваш лечащий доктор.

Юлия Каленичина:

Можно ли как-то поддержать сетчатку глаза, чтобы она всегда находилась в хорошем состоянии, допустим, витамины, капельки поддерживающие?

Александр Самойленко:

Наша фармакология не стоит на месте, каждый год появляются новые витаминные комплексы, новые препараты, которые должны поддержать, улучшить функцию, но мне кажется, роль этих препаратов несколько преувеличена, и надеяться, что прием этих таблеток спасет и обеспечит вам стопроцентное зрение до глубокой старости неправильно. В большей степени имеет смысл рассчитывать на себя, на поддержание своего организма в хорошем состоянии, и здоровый образ жизни нужно поставить на первое место. Ни одна таблетка не поможет так, как возможность поддержать организм с раннего детства и до глубокой старости в хорошем состоянии.

Оксана Михайлова:

Из этого делаем вывод, что морковка и черника – это здорово, это вкусно и даже полезно, но лучше видеть от этого не будешь.

Александр Самойленко:

Вероятно, будет лучше работать кишечник, но для того чтобы съесть дозу препаратов мезаксантинов, зеаксантинов, которые там содержатся, каротиноидов, которые содержатся в морковке, чтобы действующую дозу получить, нужно съедать как минимум ведро ежедневно. И концентрация в этих таблетках достаточно высокая и не сравнима с теми возможностями, что мы можем употреблять в течение дня.

Оксана Михайлова:

Какое лечение сетчатки, это операция?

Александр Самойленко:

 В зависимости какие проблемы. Если произошла отслойка сетчатки, то единственный метод и возможность что-то сделать – это  операция. История развития хирургического лечения отслойки сетчатки уже достаточно давняя, но в последнее десятилетие произошел некий прорыв в возможностях лечения, и те технологические возможности, которые появились сейчас, это новые аппараты с большими возможностями, с большими скоростями, очень тонкие, деликатные входы, это революция, которая произошла буквально на наших глазах. И на сегодня возможности по лечению сетчатки очень хорошие, и если ситуация с отслойкой сетчатки не запущена, то в большинстве случаев удается восстановить зрение, восстановить качество зрения и вернуть человека в строй.

Юлия Каленичина:

В среднем как долго длится операция и под какой анестезией она проходит?

Александр Самойленко:

В зависимости от стадии процесса отслойки сетчатки, от степени выраженности, от объема, от тех изменений, которые произошли, пока сетчатка была отслоена, выбирается и метод лечения. Есть методы более щадящие, есть методы достаточно объемные, такие как витрэктомия – это основная методика, которая имеет самые широкие возможности по лечению, это тот метод, когда хирург заходит с помощью очень тонких и деликатных инструментов внутрь глаза, удаляет измененное стекловидное тело, которое  является причиной отслойки сетчатки, потому что в этом стекловидном теле образовались тяжи, которые потянули сетчатку, порвали ее и вызвали отслойку. Операция проходит внутри глаза, можно сказать эндоскопическая операция, поскольку мы смотрим внутри глаза с помощью специальных микроскопов, с помощью специальных приспособлений, и входим во внутренний мир глаза, пытаемся его восстановить, удаляем те причины, которые привели к отслойке сетчатки. И в зависимости от тяжести состояния операция может длиться и час, и два, может и до трех часов идти.

Юлия Каленичина:

Под общей анестезией? 

Александр Самойленко:

Все зависит от возможностей, от предпочтений хирурга, но основная часть таких операций выполняется под интубационным наркозом, можно делать и под местной анестезией, многие учреждения, в том числе и в нашей городской сети, выполняют их под местной анестезией, когда ожидается, что операция будет не больше часа-полутора.

Юлия Каленичина:

Пациенту же нужно тоже участвовать в этом, смотреть в определенное место, не двинуть глазом.

Александр Самойленко:

Конечно, от пациента тоже требуется участие. Я своим пациентам всегда пытаюсь донести, что операция – это не только моя работа, а это наше коллективное творение, каждый участвует по-своему.

Оксана Михайлова:

А нельзя усыпить, чтобы я не видела, не слышала? Заснул и проснулся уже с новым глазом? Или нельзя, чтобы были закрыты глаза?

Александр Самойленко:

В ситуации, когда предполагается, что операция будет идти достаточно долго, больше часа, в Боткинской больнице в основном пациентов интубируем, и пациент проводит во сне эту частью своей жизни. Я сейчас пришел на эфир из операционной, 3 операции по отслойке сетчатки были сделаны, все они проходили под интубационным наркозом, было удобно и мне, и пациенту.

Юлия Каленичина:

Как долго пациент проводит после операции какие-то процедуры, и как долго проходит реабилитация после операции?

Александр Самойленко:

Возможности на сегодня по лечению отслойки сетчатки очень широкие, и те методы, которые существуют, предполагают достаточно быстрый период реабилитации, и стандартная схема лечения: пациент поступает, его готовят к операции, на следующий день операция и на следующий день из стационара пациент выписывается, то есть 3 дня.

И мне очень приятно, что подавляющая часть наших пациентов лечится по такому графику. Это предполагает, что значимых проблем, которые могли бы задержать пациента в нашем стационаре, не возникает.

Юлия Каленичина:

Лечение проходит в рамках ОМС?

Александр Самойленко:

Возможности для бесплатного лечения у нас есть, и операция витрэктомия – высокотехнологичная помощь, и она проходит в рамках федеральных квот высокотехнологичной помощи. Система отработана, это проходит необременительно для пациента, нужно просто принести некоторые документы, а уже всю техническую часть выполняют наши сотрудники.

Оксана Михайлова:

То есть пациент не бегает сам и не выбивает, он обращается к вам, приносит пакет документов, а дальше уже больница сама решает эти вопросы.

Александр Самойленко:

Именно так все и происходит. Единственное, что иногда оформление документов занимает лишний день-два, но все равно это не приводит к значимым задержкам.

Оксана Михайлова:

И это бесплатно в результате получается?

Александр Самойленко:

Да, все происходит в рамках государственных гарантий и в рамках бесплатной медицинской помощи.

Оксана Михайлова:

Если человек работоспособный, все нормально прошло, через сколько он может выйти на работу и в чем заключается охранительный режим?  Можно ли за компьютером сидеть, поднимать тяжести?

Александр Самойленко:

В большинстве случаев период реабилитации достаточно быстрый, конечно, есть воспалительные реакции, изменения, которые требуют больничного листа, но зачастую не больше недели – дней 10, и это тот период, когда глаз успевает прийти в то состояние, когда человек может выйти на работу, когда каких-то проблем, неприятных ощущений, которые могли бы помешать выполнять свои трудовые задачи, нет.

Юлия Каленичина:

После выписки пациент наблюдается у поликлинического офтальмолога?

Александр Самойленко:

Текущие осмотры в районной поликлинике проводятся, но мы за свою работу отвечаем, и нам интересно помочь и наблюдать за пациентом, и многие пациенты приходят к нам в отделение, чтобы посмотреть, что-то назначить, что-то исправить.

Юлия Каленичина:

Ограничения какие? Можно ли спортом заниматься, в тренажерный зал ходить, в бассейне плавать?

Александр Самойленко:

Серьезные операции, очень деликатные, очень тонкие, требуют неких ограничений. И после таких операций активные занятия спортом, экстремальные нагрузки в виде бани, нагревов, плавания, прыжков с парашютом все-таки лучше исключить, поскольку резкие сотрясения, перепады сосудистого тонуса могут спровоцировать нежелательные последствия, и рекомендации по длительности этих ограничений зависят от каждого конкретного случая, но чаще всего от месяца до трех. Конечно, 3 месяца не всем и не всегда, но в среднем месяц себя ограничивать.

Оксана Михайлова:

А повторно может это возникнуть?

Александр Самойленко:

Да, к сожалению, эта проблема бывает в силу того, что не до конца изучены причины возникновения отслойки сетчатки, непонятно почему образуются тяжи, непонятно почему образуются зоны дистрофии, дегенерации периферических отделов сетчатки. Есть теории, есть предположения, есть метод лечения, но все-таки этот вопрос еще не до конца изучен. И бывают ситуации, когда выполнен второй этап операции, пациент уже осмотрен, и доктор доволен результатом, пациент вернул зрение, но через какое-то время проблемы опять начинают возникать, и рецидив отслойки сетчатки бывает. Но сейчас эта проблема не такая частая, как было еще 15-20 лет назад, и частота рецидивов по нашему отделению не превышает 10 процентов в той или иной степени.

Чаще всего рецидивы отслойки сетчатки возникают у тяжелых пациентов, когда операция была проведена на поздних стадиях процесса, и во многом вероятность развития рецидива зависит от того, когда была сделана операция. Если это первые, вторые, десятые сутки от начала заболевания, то практически в 100 процентах случаев проблема решается без каких-то последствий. Если это уже поздние строки, а зачастую к нам приходят пациенты и через два, и через три месяца, и тогда вероятность проблем гораздо выше. Нужно отметить, что ждать, когда все само пройдет, что проблема рассосется сама по себе, не стоит. При первых признаках отслойки сетчатки лучше обратиться к доктору.

Юлия Каленичина:

Какие первые признаки, кроме такого обилия мошек, могут быть?

Александр Самойленко:

Первые признаки – это летающие мошки, большое их количество, или они внезапно появились, вспышки, полетели звезды, появилась завеса. И очередность этих симптомов соблюдается достаточно часто.

Появились вспышки – это говорит о том, что появились тяжи, которые тянут сетчатку, раздражают ее и, возможно, уже рвут, и на месте этих натяжений образуются отверстия, образуется разрыв, через который затекает жидкость под сетчатку, вызывая ее отслоение. Сетчатку потянули, ее что-то раздражает – появились вспышки; появился разрыв, жидкость начала затекать под сетчатку – появилось темное поле. Может быть, оно не совсем заметно, может быть, не в интенсивной окраске, не бросается сразу в глаза, его сразу не видно, но по мере того, как сетчатка отслаивается, как объем отслойки сетчатки увеличивается, темное поле начинает все больше и больше захватывать видимый мир, который мы ощущаем. И при первых признаках надо бежать к доктору, чтобы вовремя оценить.

Юлия Каленичина:

Давайте перейдем к дистрофиям. В связи с чем возникают периферические дистрофии сетчатки?

Александр Самойленко:

Периферические дистрофии сетчатки – это те проблемы, которые возникают на крайних отделах сетчатки, это, скорее всего, проблемы нарушения кровоснабжения, но опять, до конца никто не знает, почему появились, чаще всего считают, что большой глаз, он растянут, кровоток ухудшен, и ткань сетчатки меняется и образуются вот такие зоны. Такие же проблемы идут и в центральной зоне сетчатки, что называется центральной дистрофией сетчатки, или центральной дегенерацией сетчатки. Зачастую эти проблемы возникают с возрастом, и поэтому еще другое название – возрастная макулярная дистрофия. Это все названия одного и того же, как раз та проблема, которая затрагивает ту зону сетчатки, которая отвечает за максимально четкое и острое зрение, зона макулы, та зона, которая дает нам возможность читать, писать, различать цвета, это очень маленькая зона, но очень чувствительная ко всякого рода нарушениям.

Юлия Каленичина:

Причины такие же?

Александр Самойленко:

Причины примерно одинаковые, что касаясь периферических отделов, что центральных, только проблемы центральной зоны сразу бросаются глаза, и это сразу приводит к ухудшению возможностей человека, становится не четко видно, появляется искажение, невозможность прочесть мелкий шрифт, и эти проблемы могут нарастать и развиваться.

Оксана Михайлова:

А без операции можно обойтись?

Александр Самойленко:

К сожалению, не все проблемы с сетчаткой возможно вылечить с помощью операции. Хирургия – это та область медицины, которая позволяет добиться результата достаточно быстро и эффективно. Но не все проблемы с сетчаткой можно вылечить. И центральная дистрофия сетчатки — это та проблема, которая отчасти лечится с помощью хирургии, но не все, к сожалению, и какие-то проблемы вылечить либо невозможно вообще, либо возможно затормозить развитие процесса.

Оксана Михайлова:

То есть лечение хирургическое, но если запущенная форма, то это что-то просто поддерживающее.

Александр Самойленко:

Поддерживающее, либо в последнее время начали использовать ингибиторы ангиогенеза, это относительно новое течение в глазной практике, когда дистрофические изменения проявляются в виде отека сетчатки, и это в значительной степени снижает возможности глаза в плане зрения. И эти препараты сделали некую революцию, дали возможность лечить то, что многие годы было недоступно.

Юлия Каленичина:

Это препараты местного действия или таблетированные, инъекционные?

Александр Самойленко:

Нет, это все дело будущего, пока эти препараты вводятся в глаз с помощью инъекции.

Юлия Каленичина:

Болезненно, но эффективно.

Александр Самойленко:

Если и болезненно, то совсем чуть-чуть, секундные неприятные ощущения, и квалификация доктора позволяет сделать эту процедуру достаточно комфортной.

Оксана Михайлова:

Это доктор делает?

Александр Самойленко:

Да, это инъекция внутри глаза, это врачебная манипуляция, хоть, может, технически не сложна, но очень ответственная. Глаз сам по себе небольшой, и сделать укол непросто.

Юлия Каленичина:

Что нужно знать пациенту, которому поставлен диагноз возрастная макулярная дистрофия? Несколько советов.

Александр Самойленко:

В зависимости от формы этого заболевания строится тактика. Если отечная форма, когда периодически возникает отек, то нужно наблюдаться доктором почаще, регулярный осмотр раз в два, три, четыре месяца позволяет контролировать ситуацию с влажной формой центральной дистрофии сетчатки, вовремя отслеживать возникновение этого отека и вовремя назначать лечение в виде инъекции. Сухая форма, макулодистрофия, развивается медленно, не приводит к каким-то последствиям. Да, проблемы есть, тихонечко развивается, сетчатка постепенно страдает, зрение ухудшается, но это не та проблема, которая может привести к фатальным последствиям, все-таки надо понимать, какой формы заболевания и в зависимости от этого уже строить свои отношения с лечащим врачом.

Оксана Михайлова:

Что такое ОКТ-исследование?

Александр Самойленко:

Оптическая когерентная томография, это исследование, которое позволило нам изучить структуру, анатомию сетчатки, выявить проблемы, которые могут возникать в самой ткани сетчатки, потому что глазом мы что-то видим, а томограф позволяет разделить сетчатку на слои и каждый слой изучить.

Юлия Каленичина:

Это уже объективный метод исследования, фактически компьютерная томография.

Александр Самойленко:

По сути, компьютерная томография, и он тоже произвел революцию в плане диагностики и в плане лечения, позволил понять откуда идет отек сетчатки, как он возникает, как распространяется, и это исследование сейчас становится уже базовым. К сожалению, не все районные поликлиники оснащены такими аппаратами, но в диагностических центрах практически у всех есть.

Оксана Михайлова:

У вас есть?

Александр Самойленко:

У нас их несколько. В Боткинской больнице есть офтальмологический корпус, в котором есть большое диагностическое отделение, там стоят аппараты разной степени чувствительности в зависимости от тех ситуаций, которые можно выявить, и хирургические отделения тоже оснащены этими аппаратами. Оснащение Боткинской больницы и хирургического корпуса сейчас лучшее в стране.

Оксана Михайлова:

Дальше мы плавно перейдет к тому, как к вам попасть, чтобы пациент понимал, куда ему можно обратиться, как выбрать направление. Несколько слов о вашем отделении, что еще вы там делаете, чтобы люди понимали, с чем к вам можно обращаться.

Александр Самойленко:

Я руковожу витреоретинальным отделением Боткинской больницы, это отделение специализируется на заболеваниях сетчатки. Конечно, не только заболевания сетчатки в отделении лечим, но и другие глазные проблемы у нас успешно решаются, но все-таки наша специализация, наша специфика – проблемы с сетчаткой: отслойка сетчатки, дистрофии сетчатки, дегенерации, проблемы с диабетом глаза, это тоже целая отдельная область глазной хирургии. И все эти проблемы достаточно успешно решаются в отделении. Те возможности, которые появились в последнее время, аппараты, расходные материалы, которые мы используем, это все очень дорого и до последнего не все было доступно, но в рамках федеральной помощи все это есть и в тех объемах, которые нужны и даже больше.

Юлия Каленичина:

Как все-таки попасть к вам?

Александр Самойленко:

Путь госпитализации, путь обследования везде един. Департамент здравоохранения города Москвы, это направление из районной поликлиники, из первичного звена, доктор-офтальмолог определяет действительно ли нужна эта консультация, нужно ли более тонкое и деликатное обследование, нежели можно сделать в районной поликлинике, и запись по направлению, дальше обследование.

Оксана Михайлова:

Стандартное 57-е направление, телефоны для записи в консультативно-диагностическое отделение наверняка есть на сайте вашей больницы. Пациент записывается, и дальше уже доктор решает, какие обследования нужны. Если в первичном звене не все прошли обследования, то у вас пациент может их допройти в рамках ОМС. Это для москвичей, а если не москвич, но гражданин Российской Федерации? Иностранцы – это платно однозначно. А если Подмосковье?

Александр Самойленко:

Разные объемы помощи. Разделены на высокотехнологичную помощь и помощь, которая оказывается в рамках обязательного медицинского страхования. И в рамках обязательного медицинского страхования пациенты приезжают со всей страны. Для высокотехнологичной помощи есть территориальное отделение.

Оксана Михайлова:

У вас в больнице работает программа «Москва – столица здоровья» для иногородних граждан? Может пациент из Новосибирска попасть к вам?

Александр Самойленко:

Я точно не владею этой информацией, но на сайте нашей больницы это все есть. Но основная часть наших пациентов в рамках высокотехнологичной помощи – это москвичи.

Оксана Михайлова:

Мне кажется, Боткинская больница не может не работать в этой программе, так что напоминаем нашим зрителям: в интернете вы находите программу «Москва – столица здоровья», заполняете там анкету, отвечаете на все вопросы, на которые надо ответить, и через какое-то время из стационара вам придет вызов. В любом случае с вами свяжутся и вы получите консультацию. Какие советы по профилактике, как сохранить зрение максимально долго?

Александр Самойленко:

Безусловно, это регулярные осмотры специалиста и при обнаружении каких-то проблем может быть частота этих осмотров и будет выше, чем раз в 3 года, но если есть сопутствующие проблемы, это нужно делать чаще, раз в полгода, и это залог того, что проблема будет вовремя выявлена и вовремя вылечена. И здоровый образ жизни.

Оксана Михайлова:

Наследственно может быть? Если отслойка сетчатки была у родителей, то детям надо к этому повнимательнее относиться или это чисто приобретенная ситуация?

Александр Самойленко:

Большая часть глазных заболеваний передается по наследству или предрасположенность к этим проблемам. Будут ли развиваться эти проблемы – это уже другой вопрос.

Оксана Михайлова:

То есть профилактика заключается в том, что а) вести здоровый образ жизни, б) регулярно показываться доктору, выявить, если есть предрасположенность.

Юлия Каленичина:

И самое главное не терпеть, если возникли острые проблемы, нужно немедленно обратиться.

Александр Самойленко:

Не терпеть, более внимательно к себе относиться и немножко больше полюбить себя, чем обычно.

Оксана Михайлова:

В Боткинской больнице вам помогут.

Юлия Каленичина:

Спасибо, Александр Игоревич, надеемся, что были полезны нашим слушателям, нашим зрителям, до новых встреч, будьте здоровы.