Сердечные страдания

Кардиология

Тэги: 

 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, вновь с вами программа «Точка приложения» и ее ведущие Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. Сегодня мы будем говорить об одном из самых частых заболеваний – ишемической болезни сердца. И гость нашей программы Канторова Анна Юрьевна, врач-кардиолог, кандидат медицинских наук. Что такое ишемическая болезнь сердца и какие основные проявления этого заболевания?

Анна Канторова:

Ишемическая болезнь сердца – это несоответствие потребности нашего сердца в кислороде тому, что наше сердце может доставить по коронарным артериям, отсюда зачастую возникает болевой синдром. Коронарные артерии – это артерии, которые кровоснабжают саму мышцу сердца кровью, питательными веществами, кислородом. Это 3 наши основные артерии.

Оксана Михайлова:

Ишемическая болезнь сердца – это сердце мое хочет столько-то кислорода, а коронарные артерии дают меньше, чем положено, правильно?

Анна Канторова:

Перекачивается меньше. Наш организм может заявить, что с ним что-то не так, посредством боли, отсюда возникает боль за грудиной. Для пациента важны две основные формы – это острая форма ишемической болезни сердца, это то, что называется острый коронарный синдром, по-другому это инфаркт или нестабильная стенокардия, это то, что требует немедленной госпитализации, экстренного оказания помощи и обращения в больницу, даже в реанимацию. И вторая – это стабильная ишемическая болезнь сердца, в которой тоже есть несколько вариаций, это то, с чем человек живет, или тогда, когда это все начинается. Острый коронарный синдром – это острая форма и может как начаться, так и в любой момент дестабилизироваться стабильное течение ишемической болезни сердца.

Что такое сама по себе ИБС – это то, что чаще люди описывают, как боль в левой половине грудной клетки, достаточно интенсивная, давящая, колющая, режущая, иногда описывают ощущение кома за грудиной, иногда жжение. Если мы говорим о классическом течении самого приступа, то боль возникает после физической нагрузки или после выраженной психоэмоциональной нагрузки, зарождается с левой стороны грудной клетки или за грудиной, иногда отдает в нижнюю челюсть и в левую руку, иногда может отдавать под левую лопатку, может сопровождаться одышкой. Но у некоторых пациентов не возникает этих болевых синдромов, и при этом ишемия у них есть, сердцу не хватает питательных веществ, кислорода, и выявляется ишемическая болезнь безболевая, когда никаких классических болевых признаков не существует. Такая безболевая форма чаще всего встречается у диабетиков или пожилых людей. У диабетиков снижена чувствительность, у них даже иногда инфаркты протекают вообще без болей, они их переносят на ногах и замечают постфактум или уже попадая в больницу, и там выявляется, что это инфаркт.

Юлия Каленичина:

Еще какие-то могут быть симптомы, кроме боли?

Анна Канторова:

Одышка, чувство страха больше возникает во время приступа, то есть если человек не понимает, что это, отсюда возникает страх. А вот одышка – это как синоним стенокардии. То есть у некоторых не бывает боли за грудиной, но бывает выраженная одышка, не хватает воздуха, они не могут вдохнуть, именно на вдохе не хватает. Если мы говорим про бронхолегочные вещи, то там чаще всего тяжелый выдох, сердечное все-таки на вдохе, хочется вдохнуть полной грудью и не получается. Это все возникает на фоне стресса либо на фоне физической нагрузки, и в зависимости от того, насколько выражено, бывает несколько стадий, у кого-то это возникает при очень интенсивной нагрузке, за автобусом побежал, а кто-то встал с кровати и уже возникает приступ стенокардии. Любую ситуацию надо консультировать с врачом и рассматривать с позиции насколько это опасно в плане прогноза для жизни и дальнейшего течения этого заболевания.

Оксана Михайлова:

Как подтвердить ИБС, что это действительно ИБС, а не что-то другое?

Юлия Каленичина:

Очень часто люди жалуются: «Ах, как кольнуло, не могу сделать вдох, чуть пошевелился, вроде бы отпустило, наверное, что-то с сердцем».

Анна Канторова:

Когда что-то кольнуло, боль исчезла после того, как вы изменили положение тела или глубоко вдохнули, скорее всего, это межреберная невралгия, другими частыми причинами могут быть различные боли в желудке, печени, плеврит, и даже пневмония может давать боль. И для того чтобы подтвердить диагноз ИБС, что это ишемическая болезнь сердца, что боли в грудной клетке связаны с сердцем, необходимо обратиться к врачу.

Самое стандартное, что должен сделать врач, внимательно опросить, как протекает этот болевой приступ, заподозрить стенокардию можно при опросе, когда пациенты рассказывают типичную клинику, когда есть четкая связь с физической нагрузкой или эмоциональными моментами, когда это проходит после остановки, и врач уже может заподозрить. Дальше осматривают пациента, для того чтобы понять, есть ли какие-то факторы риска сердечно-сосудистых заболеваний. Очень много показателей, и одним из таких является семейный анамнез сосудистых заболеваний у близких членов семьи – мама, папа, братья, то есть наследственность имеет большое значение. Курение – очень важный фактор. Мужской пол – это тоже фактор риска для ишемической болезни сердца, или женщина в постменопаузе.

Дальше обязательно ЭКГ в покое. Мы должны понимать, что сейчас нет острого состояния, что приступ стенокардии прошел и уже нет ничего острого. Если мы подозреваем, что это стенокардия, нам ее надо доказать. Надо сделать провокационную пробу, так называемый тест с физической нагрузкой, это либо беговая дорожка, либо велосипед, бывает еще стресс-эхо. Просто тест с физической нагрузкой – это человека ставят на беговую дорожку, монитор и к пациенту подключены датчики. Там есть определенные показания и противопоказания. Например, пациентам, у которых есть проблемы с опорно-двигательным аппаратом, которые не могут ходить, есть разновидность стрессовой пробы, когда вставляется специальный электронный зонд и под действием электрического тока, невысокий разряд, раздражается определенный участок, сердце ускоряется и достигается определенная частота, и мы смотрим, возникает ишемическая динамика или нет.

Если мы говорим о классическом тесте с физической нагрузкой, то это беговая дорожка или велосипед, пациент должен достичь определенной частоты, которая соответствует определенному возрасту, она рассчитывается по формуле, и на высоте физической нагрузки и после нее, до 5 минут, смотрят, возникают ли ишемические изменения на ЭКГ.

Есть такая вещь, как стресс-эхо, когда помимо стандартной записи ЭКГ пациенту делается до начала физической активности, в момент возникновения болевых ощущений или на пике нагрузки и после делается УЗИ сердца, потому что по эхо, если возникает ишемия, мы видим, что одна стеночка начинает хуже сокращаться, и это сравнение до, в покое, и во время нагрузки, если какая-то одна из стеночек отстает, то даже можно предположить, какая из артерий с большей вероятностью будет поражена, то, что мы будем дальше утверждать на коронарографии.

Коронарография на данный момент является золотым стандартом диагностики поражения коронарных артерий. Правая коронарная артерия отходит одним стволом отдельно, и левая коронарная артерия отходит общим стволом и потом делится на переднюю нисходящую и на огибающие веточки, то есть у нас три артерии, но две из них отходят общим стволом. Вот эти три артерии являются основными.

Что такое коронарография? Делается прокол либо на запястье, либо в паху, бедренная артерия, вводится специальный тонкий катетер, подходит к артериям сердца, впрыскивается рентген-контрастное вещество.

Юлия Каленичина:

Это болезненная процедура?

Анна Канторова:

Нет, делается местная анестезия в месте прокола, дальше ничего не болезненно, пациент может ощущать, когда опрыскивают контраст, теплоту, немножко давящее чувство. Диаметр артерии на руке меньше, чем в паху, но в паху надо будет дольше давить и сутки быть с давящей повязкой, там свои неудобства. Сейчас если не очень тонкие артерии на руке, предпочитают радиальный доступ, меньше осложнений, раньше мобилизация пациента, и даже на амбулаторном этапе можно сделать коронарографию, если это радиальный доступ, то есть через руку.

Впрыскивается вещество и делается ряд рентгеновских снимков, и мы видим, как изнутри сосуды сердца заполняются кровью, смешанной с контрастным веществом. Если есть какой-то стеноз, бляшка, бляшка растет внутрь сосуда зачастую, и мы видим, что она, как песочные часы, сужает просвет, отсюда и возникают все наши неприятности, потому что через этот просвет, как в обычной трубе вода, ток крови не может проходить с той же скоростью и доставлять тот объем необходимых питательных веществ и кислорода, которые нужны сердцу, отсюда недостаток всего вышеперечисленного.

Если такие стенозы есть, мы можем оценить протяженность стеноза, сколько этих стенозов, где они находятся, и тогда мы уже говорим о том, что у пациента есть атеросклеротическое поражение. Мы можем посчитать процент, на сколько суживает эта бляшка. Значимым, в зависимости от артерии, значится от 50 процентов и выше, для ствола это 50 процентов и больше, для всех остальных артерий считается значимая бляшка 70 и больше процентов. Это очень обобщенно, бывают разные ситуации.

Есть такая ситуация, когда у пациента бляшка 55-60 процентов считается формально не значимой, а у пациента доказанная ишемия, и по эхо мы видим, и при физической нагрузке, и пациент рассказывает типичную клинику, тогда эта бляшка будет считаться значимой, нюансы есть, это решается в каждой отдельной ситуации. И бывает, что пациент рассказывает типичную клинику стенокардии, все болит, мы видим на тесте с физической нагрузкой типичную картину ишемии, делаем коронарографию – артерии чистые, бывает и такое. Скорее всего, это маленькая когорта пациентов, у которых есть синдром X или микрососудистый коронарный стеноз, то есть поражены маленькие артерии, более мелкие. К сожалению, стенты туда поставить нельзя, там только медикаментозное лечение.

Еще один из вариантов течения ишемической болезни сердца, там немножко другая клиника, вазоспастическая стенокардия. Чаще всего приступы развиваются ночью, пациент описывает, что днем он ходит, все нормально, любую нагрузку может выполнять, а ночью просыпается от болей в грудной клетке. Для таких пациентов очень информативен холтер, это суточный монитор ЭКГ, и в момент этих болей на ЭКГ не депрессия, а небольшое повышение сегмента ST, элевация. А в коронарных артериях в этот момент происходит спазм, то есть вазоспастическая стенокардия, дословно спазм сосуда. И у таких пациентов на коронарографии видят вроде как стеноз, то есть артерия выглядит, как песочные часы, но есть препараты, которые можно ввести во время самой коронарографии и через 5-10 минут посмотреть, если артерия расслабляется, значит это не бляшка, значит это истинный спазм сосуда, это вазоспастическая стенокардия. И таким пациентам надо медикаментозное лечение, стентирование у таких пациентов будет неэффективно, потому что артерия может спазмироваться в любом месте, а бывает, что таким пациентом иногда ставят стенты, принимая это за истинную бляшку. Поэтому опрос пациента и правильное обследование играют очень большую роль.

Юлия Каленичина:

Давайте тогда поговорим о методах лечения.

Анна Канторова:

Перво-наперво это медикаментозное лечение. На этапе обследования пациенту обязаны, если у пациента есть ишемическая болезнь сердца, сделать липидограмму, то есть определить уровень общего холестерина, триглицеридов, липидов низкой и высокой плотности. И всем пациентам будет показан прием статинов, даже если у пациента нормальный уровень общего холестерина, это не говорит о том, что у него липиды низкой плотности, а сейчас акцент сместился именно на липиды низкой плотности, а не на общий холестерин. Общий холестерин сейчас используется как скрининг. А если у пациента есть уже ишемическая болезнь сердца и стенокардия, это однозначное показание для назначения статинов, потому что эти пациенты сразу попадают в группу высокого риска развития сердечно-сосудистых осложнений, таких как инфаркт и инсульт. Статины же не только снижают холестерин, это общедоступное мнение, обывательское, у статинов огромное количество эффектов. И помимо того, что они снижают холестерин, еще стабилизируют бляшку в коронарных артериях, и не только в коронарных артериях. Сама бляшка сверху с покрышечкой, слой клеточек. Если эти клеточки изъязвляются, истончается эта покрышка, клеточки рвутся, на них легко прикрепляются частички крови, образуется тромб, потом этот тромб может целиком закрыть просвет сосуда либо может оторваться и куда-то улететь. Статины препятствует истончению этой покрышки бляшки.

Еще один из эффектов – противовоспалительное действие, помимо всего они подавляют дальнейшее прогрессирование атеросклероза, то есть образование бляшек. И это не все эффекты, это основные, которые важны для наших пациентов, чтобы настроить их на то, что статины нужно принимать. Если правильно подобрать дозу и все контролировать, препараты безопасны и эффективны, и принимаются они далеко не одно десятилетие. Поэтому этот миф, который у нас пропагандируется, что статины вредны, это неправильная точка зрения. Это один из базисных препаратов, а если уже человек перенес инфаркт или нестабильную стенокардию, он обязан принимать эти препараты пожизненно.

Для того, чтобы сердцу немножко полегче работалось, принимают бета-адреноблокаторы, опять же, если нет противопоказаний. Также применяется ацетилсалициловая кислота в дозе 75-100 мг в зависимости от формы, если есть непереносимость этой кислоты, принимается клопидогрел в дозе 75 мг. Применяются ингибиторы АПФ в определенных ситуациях, но все препараты применяются по показаниям, все это решает только кардиолог, никакого самолечения не должно быть, все препараты имеют свои побочные эффекты, но при правильном назначении они будут приносить пользу вашему сердцу.

Юлия Каленичина:

Вопрос, который интересует всех, – что такое чрескожное коронарное вмешательство со стентированием?

Анна Канторова:

Точно так же, как делается коронарография, через прокол вводится специальный проводничок, в котором находится стент, в сложенном состоянии это мелкоскопическая сетка-рабица на специальном шарике, баллончике. Она проходит стеноз, обязательно перекрывая начало и конец, что называется захватом. Потом под определенным давлением раздувается, потом этот баллончик сдувается, бляшка вдавливается в стенку, получается полностью проходимый просвет сосуда, изнутри получается металлический каркас сосуда. Вот это стентирование.

Юлия Каленичина:

То есть бляшку раздвинули, и она стала не опасной, она никак не может навредить.

Анна Канторова:

Есть два вида стентов. Эта сеточка бывает чистой металлической, а бывает покрыта антипролиферативным веществом, которое препятствует образованию неоинтимы, она должна образовываться постепенно, и вот это лекарство, постепенно высвобождаясь, замедляет пролиферацию, то есть образование этой неоинтимы, за счет этого она препятствует рестенозу, повторному сужению, но уже в стенте сосуда. Поэтому сейчас в большинстве применяются стенты с лекарственным покрытием.

Юлия Каленичина:

И надолго хватает этого лекарства?

Анна Канторова:

Все индивидуально. Но если у пациента не очень злокачественная форма атеросклероза, то у кого-то могут быть эти стенты и 5, и 10, и 20 лет стоять.

Юлия Каленичина:

Что потом с ними происходит?

Анна Канторова:

Иногда ставят стент в стент. Если поражение очень выраженное, многососудистое, когда поражены все сосуды и поражены диффузно, то есть не в одном месте, тогда уже делают коронарное шунтирование.

Стентирование имеет свои ограничения. Если поражены все три сосуда, если очень большая протяженности стеноза или стеноз находится в месте изгиба, то есть коронарные артерии не прямые, они изгибаются, или бывает, что стеноз в боковой веточке, то есть стент гнется, но он же не может встать 90 градусов, это физически невозможно, никакой металл не выдержит. Тогда мы говорим, что невозможно сделать стентирование, и пациенту как альтернатива предлагается аортокоронарное шунтирование.

Если стентирование выполняется под местной анестезией, то есть обезболивают место прокола, то операция аортокоронарного шунтирования – это обходной путь, анастомоз, шунт к левой коронарной артерии и к левой коронарной артерии, как будто проложили новые сосуды, новые питательные каналы. От аорты ниже в место поражения, где бляшки, вшивается новый шунт. Чаще используют левую маммарную артерию, это от аорты отходит одна из веточек, но она питает другую часть нашего организма, но они парные, левая и правая. Левую используют для того, чтобы зашунтировать ствол левой коронарной артерии, то есть бассейн, который питает ствол левой коронарной артерии, это передняя и огибающая, если возможно. Но чаще шунтируют переднюю нисходящую артерию, так и называется маммарный шунт к передней нисходящей артерии. Шунт из артерий живет, как правило, гораздо дольше, чем венозные шунты, а вот к остальным артериям берется вена с голени самого пациента, обрезается на те участки, которые необходимы, и подшивается. В голени есть вены поверхностные, глубокие, поэтому вполне возможно взять одну из вен, для того чтобы сделать шунт. Если нет очень выраженного варикоза, то, скорее всего, это не будет сказываться на качестве жизни вашей ноги, сердце будет доставлять гораздо больше проблем.

Аортокоронарное шунтирование – это уже полостная операция, которая делается на открытом сердце. В зависимости от того, сколько артерий, какая протяженность, объем операции, иногда делается без остановки сердца, иногда делается с остановкой сердца, это уже решает хирург, когда планирует объем операции. И это уже серьезная манипуляция, которая требует дальнейшей достаточно тяжелой реабилитации пациента. Аортокоронарное шунтирование считается поводом для постановки пациента на учет по инвалидности, потому что операция достаточно тяжелая.

Оксана Михайлова:

Это пожизненно или пациент реабилитируется?

Анна Канторова:

Это все равно операция на открытом сердце, по сути, инвалидность он имеет право получить, и инвалидность особо не снимают после операции по аортокоронарному шунтированию. Но если пациенту удается максимально хорошо и правильно реабилитироваться, то он будет жить своей обычной полноценной жизнью, для этого и делается эта операция, чтобы вернуть пациенту качество жизни.

Юлия Каленичина:

Но эти вены длительный период времени могут справляться?

Анна Канторова:

В принципе, да, потом в эти шунты можно поставить стенты, такое тоже делают.

Юлия Каленичина:

Стенты – это уже манипуляция более простая, каким образом она делается?

Анна Канторова:

Это тоже операция, которая делается в стационаре, но там меньше период реабилитации, пациент на следующий день или в этот день уже может вставать, если без всяких осложнений, делали через руку. Если все прошло штатно, то пациент может вставать в этот день, он абсолютно в сознании, уже активен, и каких-то ограничений для явной реабилитации, как после шунтирования, не требуется, через 3-4 дня пациента могут выписать уже домой, и дальше он будет принимать определенные препараты и следить за своим самочувствием, периодически наблюдаться у терапевта и кардиолога по месту жительства, проходить диспансеризацию.

Юлия Каленичина:

Действительно ли пациент во время этой операции либо сразу после операции начинает себя лучше чувствовать? Просто люди, которые перенесли, говорят, что сразу стало легче, совершенно иначе стало работать сердце.

Анна Канторова:

Действительно такое очень часто после стентирования, потому что убрали то, что мешало и сердцу, и становится лучше. Иногда бывает наоборот, потому что сердце привыкло в тяжелом режиме работать, когда поток крови идет. Есть такой синоним оглушение, и вроде пациенту кажется, что хуже стало, но он начинает ходить буквально на следующий день и понимает, что у него не возникает тех ощущений, которые у него были при прохождении 500 м, когда у него возникала боль, а тут нет. И тут он не задумывается, что прошел большую дистанцию, только спустя какое-то время: «А я же прошел, у меня все получилось, и мне не плохо».

Есть такой момент, как психоэмоциональное состояние пациента. Если пациент все время в миноре, то ему что ни сделай, все равно будет плохо, а если пациент настроен на то, что ему помогут, то некоторые готовы прямо с операционного стола: «У меня все хорошо. Зачем мне в реанимацию? Давайте я сам каталку повезу». Просто есть ранний послеоперационный период, когда пациентов наблюдают в палате интенсивной терапии, для того чтобы предупредить, если вдруг возникнут ближайшие возможные осложнения, хотя, как правило, процедура протекает очень хорошо, но нюансы есть у всех, осложнения могут быть при любой манипуляции, а это все-таки операция на сосудах сердца, как бы легко это ни звучало, это все равно приравнивается к операции.

Юлия Каленичина:

Давайте поговорим о профилактике ишемической болезни.

Анна Канторова:

Я говорила в начале про факторы риска, есть модифицированные и немодифицированные. Возраст, мужской пол, генетику мы никак не можем изменить, но курение можно изменить, снизить уровень холестерина, помимо приема статинов, придерживаясь диеты, можно увеличить свою активность, стабилизировать давление, снизить вес, увеличить физическую активность, это все факторы риска, которые будут отрицательно влиять, если их не убирать, не видоизменять, на течение ишемической болезни сердца. То есть если вам назначили таблетки и поставили диагноз ИБС, это не означает, что вы должны сложить ручки и сидеть и говорить: «Я принимаю таблетки, все хорошо». Нет, вы должны над собой работать, вы должны помогать врачу бороться с вашим заболеванием. И то, что я сейчас перечислила, является той профилактикой прогрессирования ишемической болезни сердца.

Но недостаточно просто принимать статины, вы должны добиться оптимального для вас уровня холестерина, который вам расскажет доктор. Если вы его не добиваетесь, то вместе с доктором вы подбираете дозу статинов, вы следите за своим питанием, пытаетесь снизить вес. Понятно, если человек имеет очень большую избыточную массу тела, он не сможет сделать за месяц, за 2, за 3, но никто и не говорит, что он должен ставить олимпийские рекорды, это даже вредно, но постепенно увеличивать физическую нагрузку, активность, менять рацион питания – это все вполне реально, если человек хочет помочь своему организму.

Во время этой эпидемии пациентам с ишемической болезнью сердца я бы рекомендовала прививаться от гриппа, и это та профилактика, которая необходима, потому что тяжелое течение гриппа может усугублять течение ишемической болезни сердца, любые респираторные заболевания могут способствовать этому.

Оксана Михайлова:

Какая помощь может быть оказана, если человеку стало плохо с сердцем? Как оценить срочность необходимости оказания экстренной помощи, и что каждый из нас должен носить в своей сумочке, для того чтобы помочь себе или ближнему? Нужен ли Нитроглицерин?

Анна Канторова:

Нитроглицерин – препарат достаточно серьезный. Есть таблетки и спреи, кому какая форма удобна. Нитроглицерин, если у вас действительно подтвержденный диагноз ишемической болезни сердца, то его носить с собой надо. Любому человеку, которому на улице стало плохо, не надо совать Нитроглицерин, потому что он является очень мощным вазодилататором, то есть расширяет все сосуды, и артерии, и вены, это провоцирует снижение артериального давления, вы можете человеку только навредить, если у него есть определенное заболевание. Поэтому если вы не уверены, то лучше не надо, каждому носить в сумочке Нитроглицерин точно не надо, а вот человеку, у которого есть диагноз ишемическая болезнь сердца, это было бы полезно.

Что касается скорой, если у пациента типичный приступ стенокардии, он знает, что пройдя 800 м в определенном темпе у него возникает боль, иногда наши пациенты принимают до физической нагрузки, если они знают, что предстоит тяжелый разговор, Нитроглицерин и профилактируют тем самым приступ стенокардии. Но если вы приняли одну таблетку Нитроглицерина, вторую таблетку, боль уже длится больше 15 минут, ближе к 20, и она не проходит, а может интенсивнее становиться, начинает куда-то отдавать, возникает одышка, пот, страх, я бы рекомендовала вызвать скорую помощь, потому что, возможно, это нестабильность, то есть уже предынфарктное состояние или инфаркт, и тут уже нужна именно врачебная помощь.

Если вы заметили, что раньше вы проходили 500 м и все было хорошо, а тут вы прошли 200 м, и возник приступ стенокардии, вы видите один, второй раз, то это повод обратиться к врачу, то есть изменилась дистанция, изменилось качество самого приступа, они участились, это все тоже повод обратиться к врачу, чтобы врач вас посмотрел. Возможно, требуется усиление терапии, если не показано хирургическое лечение, либо это основание для госпитализации в стационар, проведения коронарографии и решения вопроса о том, надо ли делать стентирование или надо делать шунтирование.

Оксана Михайлова:

Это когда человек знает о своем диагнозе. А если просто едешь в метро и человек схватился за сердце? На мой взгляд, в таких случаях надо вызвать скорую помощь, в лучшем случае покапать водичкой в лицо, но никакие таблетки не давать. Права я или нет?

Анна Канторова:

Вы правы в большей степени, потому что иногда болевой синдром связан не только с ишемией, могут быть и другие причины, и дав тот же самый Нитроглицерин, человеку можно навредить. Если у человека это возникло в первый раз, это однозначный повод вызывать скорую или экстренно обращаться к врачу, врач посмотрит, снимет кардиограмму, если есть какие-то изменения, врач тут же вызовет скорую, и пациент будет госпитализирован в больницу, закончится это инфарктом или стабильной стенокардией, это зависит от организма, от то объема помощи, который будет оказан, и как развивается само заболевание. Но если приступ загрудинной боли у вас возник первый раз, это основание для экстренного обращения за медицинской помощью.

Юлия Каленичина:

Если дома произошла неприятная ситуация, человеку стало плохо, появилась боль за грудиной, ничего не надо не предпринимать, вызвать скорую помощь?

Анна Канторова:

Да, чтобы скорая сделала ЭКГ, и дальше, если на ЭКГ нет никаких острых изменений и врач подозревает, что это, возможно, не стенокардия, они могут направить к врачу. Если врач подозревает, что это стенокардия, а впервые возникшая стенокардия – это боли, которые возникли от первого приступа через 2 недели, считается, что это нестабильная впервые возникшая стенокардия. Это уже то, что относится к острому коронарному синдрому, то требует немедленной врачебной помощи.

Юлия Каленичина:

То есть это только госпитализация?

Анна Канторова:

Пациента должны госпитализировать, но, к сожалению, бывают ситуации, когда пациенты сами отказываются, и скорая не имеет права госпитализировать. Если возникает повторный приступ в этот же день, то стоит обратиться в поликлинику, чтобы ему еще раз сняли ЭКГ, чтобы врач его еще раз осмотрел, но такая ситуация не очень правильная, потому что может возникнуть через какое-то время повторный приступ, и это может закончиться инфарктом. Поэтому я бы рекомендовала от таких госпитализаций, если скорая говорит, что это стенокардия и надо госпитализироваться, не отказываться.

Юлия Каленичина:

Физическая нагрузка тоже может провоцировать самый первый приступ?

Анна Канторова:

Иногда бывает физическая нагрузка, иногда бывает психоэмоциональная нагрузка, бывает и просто ни с чем не связано, пациент сидел на работе, что-то писал, печатал, разговаривал по телефону, и вдруг неожиданно заболело с левой стороны, покрылся холодным потом, такое тоже бывает. Когда бляшка становится уже значимой, то первый приступ может и не быть связан с физической нагрузкой, но чаще всего это все-таки провокация физической нагрузкой либо стрессом.

Юлия Каленичина:

Первый, второй, третий приступ стенокардии у человека, он может пройти сам по себе, и человек особо не обратил на это внимание, что-то защемило, попил водички, и все прошло.

Анна Канторова:

Обычно, когда возникает, пациент останавливается попить водички, отдышаться, перевести дыхание, постоять, приступ прошел, то есть прошла нагрузка, снизилась частота сердечных сокращений, сердцу стало полегче работать, ведь когда мы идем, требуется больший объем крови, питательных веществ, чтобы поддерживать организм в работе, но как только мы останавливаемся, потребность снижается, и сердцу становится проще. Пациент может не обратить на это внимание, тем более, если это не очень интенсивная боль, потому что у каждого свой болевой порог, кто-то будет кричать от боли, а кто-то скажет, чуть-чуть защемило, и я пошел дальше.

Юлия Каленичина:

Обязательно ли эта первая ласточка даст о себе знать в ближайшее время либо это может пройти и больше не тревожить?

Анна Канторова:

Бывает, что пациенты живут с этим несколько лет, не обращаясь к врачу, и попадают тогда, когда не может сделать 50 шагов по квартире.

Юлия Каленичина:

А может ли быть такое, что ежегодная диспансеризация выявит эту ситуацию?

Анна Канторова:

Бывают иногда такие вещи, что пациент прибежал на ЭКГ, пробежавшись по лестнице, улегся на кушетку, снимается ЭКГ и видят там ишемические изменения, и если медсестра это знает, однозначно вызывается врач в кабинет ЭКГ и вызывается скорая.

Юлия Каленичина:

Спасибо огромное. Надеюсь, мы были вам полезны. До новых встреч. Будьте здоровы.