Готовим ножки к лету!

Ортопедия

Тэги: 

 

Анастасия Плещева:

Здравствуйте, дорогие друзья, с вами программа «Гормоны под прицелом» и ее ведущая Плещева Анастасия – врач-эндокринолог, диетолог. За окошком уже весна, совсем скоро мы оденем летнюю обувь, и хочется сегодня поговорить с моим экспертом о красоте наших ног, с чего начать, как подготовить ножки к лету. У меня сегодня в студии Чеканов Андрей Сергеевич врач травматолог-ортопед.

Андрей Чеканов:

Немножко расскажу о себе. Я травматолог-ортопед, в настоящее время являюсь руководителем направления травматологии и ортопедии в клинике реабилитации Proдвижение и также в Центре таргетной терапии являюсь главным врачом.

Анастасия Плещева:

Почему Вы стали врачом и почему занимаетесь именно травматологией и ортопедией?

Андрей Чеканов:

Наследственность, мой дедушка был военным врачом, занимался встречей космонавтов после приземления, то есть первый осмотр космонавта после приземления делал он в течение достаточно длительного времени, Чеканов Анатолий Иосифович, полковник медицинской службы. Поэтому у меня стоял выбор стать инженером, как многие мои родственники, либо врачом, я выбрал врачебную стезю. Изначально я хотел быть кардиохирургом, потом какое-то время хотел быть урологом, но во время практики в Раменской районной больнице я познакомился с отделением травматологии и ортопедии и понял, что именно это меня привлекает больше всего.

Анастасия Плещева:

Почему именно нижние конечности?

Андрей Чеканов:

Каждый студент медицинского вуза потихонечку влюбляется в специальность, с чем знакомится, в то и влюбляется. Потом, когда эта влюбленность отступает, наступает настоящая любовь, так произошло с травматологией и ортопедией. Нижние конечности ничем не отличаются от верхних, просто в данный момент чаще работаю с ними.

Анастасия Плещева:

Сейчас люди иногда не знают, к кому пойти, есть подиатр, подолог, и это разные специализации, разные люди, иногда даже без высшего медицинского образования, и человек в растерянности не понимает, куда же со своими ножками ему пойти. Объясните разницу между подологом и специалистом, которым являетесь Вы.

Андрей Чеканов:

Стопами занимается огромное количество специальностей, но есть ключевые моменты. Подологи – это люди со средним медицинским образованием, которые занимаются медицинским маникюром и всем, что это сопровождает. Их сфера – это обработка стоп от мозолей, натоптышей, коррекция вросших ногтей с помощью современных титановых пластин и прочие направления. Подиатр – это врач, который занимается стопами, но чаще всего это первоначально травматолог-ортопед, который сузил свою специальность и сконцентрировался именно на стопах.

Стопами также занимаются дерматологи, потому что грибок, болезни кожи никто не отменял. Занимаются сосудистые хирурги, занимаются хирурги, которые работают в кабинетах диабетической стопы. Травматологи-ортопеды чаще всего занимаются патологией стопы с точки зрения костной системы и какими-то вмешательствами либо на консервативном уровне попытаться замедлить, либо на оперативном попытаться воссоздать правильную биомеханику. Также мануальные терапевты работают со стопой, и даже немножко остеопаты.

Анастасия Плещева:

Чем конкретно занимаетесь Вы?

Андрей Чеканов:

В течение 10 лет я работал в Московском областном научно-исследовательском клиническом институте имени Владимирского, занимался оперативной деятельностью, оперировал стопы на базе МОНИКИ и на базе районов Московской области, это Луховицкий, Коломенский, Воскресенский, Егорьевский, Зарайский, выезжал на эти базы и занимался оперативной деятельностью. Два года назад по причине перехода на организаторскую работу от оперативной деятельности я отошел, в настоящее время занимаюсь консервативным лечением в том числе стоп. Это прежде всего изготовление ортопедических стелек, консервативное лечение таких патологий, как пяточная шпора.

Анастасия Плещева:

С чего начать, кто должен обращать внимание и нужно ли дожидаться каких-то беспокойств в области стоп, для того чтобы наконец-то дойти до специалиста и задуматься о профилактике дальнейших нарушений, возможно, сделать себе стельки? Стельки всем нужны?

Андрей Чеканов:

С одной стороны, стельки нужны всем, с другой стороны, стельки нужны не всем, нужно грамотно подходить к этому вопросу. Я всегда работаю в команде, это отвечая на вопрос, когда надо обратить внимание, с дерматологами и подологами. Поэтому если каждый из нас возьмет свою стопу и внимательнее поизучает, наверное, у каждого будет какой-то стартовый сигнал о том, что что-то пошло не так.

На что следует обратить внимание? Это вросшие ногти, гипертрофированные валики вокруг ногтей.

Анастасия Плещева:

А гипертрофированные валики – это не генетика?

Андрей Чеканов:

Может быть, генетика и влияет какую-то роль, но современные возможности позволяют бороться с радикальными проявлениями этой генетики. Обратите внимание на трещины, они в пяточной области часто бывают, на отклонение пальцев, всеми любимый вальгус и прочие признаки плоскостопия. Внимательно рассмотрите свою стопу, я думаю, каждый что-то интересное и новое для себя увидит.

Анастасия Плещева:

Когда ее надо начинать рассматривать?

Андрей Чеканов:

До конца нашего эфира остается минут 40, так что минут через 45 уже можно начинать рассматривать.

Анастасия Плещева:

И не только свои, но и стопы близких и даже детей.

Андрей Чеканов:

Стопы детей обычно рассматривает детский ортопед, соблюдая визиты диспансеризации, как для детей расписаны по возрасту. В этом плане за детей мы чаще всего спокойны, грамотный детский ортопед вовремя не только обнаружит патологию, но и убережет родителей от гипердиагностики, агрессивного маркетинга по отношению к детской обуви и позволит ребенку расти и развиваться правильно, сформировать свои стопы ко взрослому возрасту, как это и положено, либо вмешаться и что-то попытаться откорректировать.

Анастасия Плещева:

Это действительно маркетинговая история, обувь, которая сейчас обязательно с этими стельками, и нужно понимать, что ты делаешь. Возможно, нужно своему ребенку дать больше ходить без этой обуви по разной поверхности, нежели носить специальные стелечки конкретного производителя.

Андрей Чеканов:

Вы как мама очень правильно сделали акцент. Действительно, ребенок, когда ходит даже по дому, встречается с огромным количеством поверхностей – ковер, пол, плитка, диван, стол. И одевая дома ребенка в обувь, он встречается только с внутренней стороной подошвы, со стелькой, если она есть, и это не позволяет формироваться стопе правильно, насколько это нужно. Но я всегда работаю в команде с детскими ортопедами и считаю, что детьми должны заниматься именно специализированные детские ортопеды, мастер на все руки – это хорошо, но современная медицинская наука позволяет более узко и более квалифицированно оказывать помощь.

Анастасия Плещева:

А что касается мамы с папой, бабушек, дедушек, они тоже должны ходить без тапочек дома?

Андрей Чеканов:

Тут мы подходим к моменту, какой должна быть обувь, и один из основных критериев – обувь должна быть фиксирована к ноге, тапочек, которые к ноге не фиксируются, надо избегать.

Анастасия Плещева:

Я не очень представляю тапочки, которые фиксируются к ноге. Сразу вспоминаю бабушку, у нее были такие страшненькие тапочки, которые внутри войлоком выстелены, и они были закрытые, а сейчас я даже таких тапочек не вижу в продаже.

Андрей Чеканов:

Такие тапочки продаются в интернете, но история с войлоком, например, валенки, не была лишена ортопедической идеологии. В валенках протаптывался войлок по форме стопы и выполнял определенную разгрузочную функцию, как и стелька.

Возвращаясь к бабушкиным тапочкам, там есть задник, который можно одеть, это уже большой плюс. Стопа работает за счет мышц и сухожилий, которые прикрепляются к костям, сами по себе кости просто находятся в стопе, движение выполняется за счет мышц и сухожилий. Одевая на стопу тапочек или один из моих любимых предметов – сланцы, если ботинок не фиксирован к ноге, то вся биомеханика стопы направлена не на правильную ходьбу, а для того чтобы этот ботинок на ноге удержать. Мы, сами того не замечая, поднимаем первый палец кверху, чтобы он лучше цеплялся, и на длительных дистанциях возникает перегрузка тех мышц, которые не должны работать или должны работать по-другому при ходьбе. Дома тогда лучше ходить босиком либо в фиксированной обуви.

Анастасия Плещева:

Я некоторое время назад наконец-то сделала себе стельки, хотя задумывалась об этом давно, я поговорила с очень большим количеством людей, которые находятся вокруг меня. И как оказалось, у знакомых целые специальные дорожки выложены дома, ковриков куча. Что мы может еще делать дома, для того чтобы профилактировать историю нарушения свода стопы, кроме тапочек, которые мы уже выбросили и купили хорошие тапочки либо вообще от них отказались?

Андрей Чеканов:

Прежде всего это гимнастика для стоп. Существуют специальные упражнения, их несложно найти в интернете, и это не секретные упражнения, которые изобрел тайный учитель, который только на дорогущем приеме покажет, как отводить первый палец, хотя есть некоторые патологии, когда это крайне важно. Секрет любой гимнастики – это ее регулярность, нам нужно делать хотя бы 5-10 минут в день, когда вы проснулись.

Следует помогать своим стопам в плане борьбы с отеками, следить за венами. Если есть венозная недостаточность, понятно, что это провоцирует отеки, но при этом мы не забываем, что у любого человека ближе к вечеру нижние конечности отекают, поэтому обратите внимание на носок, не передавливает ли резинка вашу голень.

Массаж стоп – обладает ли он лечебным эффектом? Чаще всего нет, но он обладает тонизирующим эффектом, расслабляющим, и это борьба с отеками. Поэтому возвращаясь к коврикам, это хорошо, полезно, улучшает чувствительность стоп, помогает бороться с отеками, но для лечения плоскостопия нет доказательной базы эффективности этих мероприятий. Но при этом они скорее полезны, чем вредны.

Анастасия Плещева:

С сегодняшнего дня все делаем упражнения для стоп, смотрим в интернете и главное регулярно. Сейчас это очень актуальная история, и кто только не дает рекомендации по занятиям. И модная тема постуральная гимнастика, крапивку делать в области голени, это тоже разгрузит стопу, может снять отечность? Во всех фитнесах эта история.

Андрей Чеканов:

Фитнес-индустрия к медицине не имеет прямого отношения, но многие мероприятия лучше, чем не делать ничего. Но сказать об их чудодейственном эффекте может преподаватель йоги, тут я недостаточно компетентен.

Анастасия Плещева:

На каждом углу есть магазины, в которые можно прийти и взять себе стельки, которые вашему организму подходят. Возможно это либо все-таки нужно прийти на прием к доктору и индивидуально под себя сделать эти стельки? Насколько я понимаю, в этих магазинах тоже иногда работают врачи, и даже стоят приборчики для измерения нарушений. Как лучше поступить, потому что люди не знают, мы не приучены к этому, так же, как и посещения психолога, наша страна не знает, что делать со стопами и с головой?

Андрей Чеканов:

Хорошая аналогия, как психологические проблемы люди пытаются решать сами, так и проблемы со стопами. Мы подкладываем себе газетку под стельку, которая есть в ботинке, выравниваем разницу, пытаемся компенсировать относительную разница укорочения нижних конечностей, хотя это укорочение связано с разным наклоном пяточных костей на левой и на правой конечности.

Все стельки можно разделить на две большие группы, это индивидуальные стельки и заводские формованные. Очень часто говорят: «Я купил себе заводские формованные, и мне стало лучше». Но я всегда привожу один простой пример. Какой у вас размер обуви?

Анастасия Плещева:

37 сейчас, а до родов был 35.

Андрей Чеканов:

Возьмем 10 человек с размером обуви 37. Если мы измерим длину пальцев, у всех она будет разная, и заводская стелька сделана усредненной. Есть вероятность, что эта усредненность вы и есть, особенно если у вас нет грубых патологий, деформаций. Вы возьмете эту стельку, и она будет осуществлять определенный эффект. Есть вероятность, что у вас очень короткие или очень длинные пальцы, и эта стелька только добавит боли и страданий, при том, что многие люди действительно будут эту стельку носить через боль, у нас такая психология, что боль очищает, оздоровляет, что лечение должно сопровождаться болью. Я стараюсь этого избегать, система стелек, в которой я работаю, имеет совсем другую идеологию, что стелька должна максимально мягко контактировать со стопой, для того чтобы рецепторы стопы максимально точно считывали информацию и через головной мозг мышцы и сухожилия получали наиболее точную команду, как нужно себя вести. Та стелька, которую делаем мы, индивидуальна, и это пассивный тренажер для мышц голени.

Анастасия Плещева:

Что можно с помощью этого пассивного тренажера еще получить в бонус? Одели стельки, занялись стопами, какие-то еще бонусы получит человек?

Андрей Чеканов:

Бонус можно получить, потому что мы знаем, что опорно-двигательный аппарат – это единая система, при боли в коленном суставе происходит щажение этого сустава и перегруз всех остальных. Так и со стопами, разгружая стопы, мы можем разгрузить колени, голеностопные, тазобедренные суставы, крестцово-подвздошное сочленение и позвоночник, в том числе те же самые грыжи, при болевом синдроме и любых проблемах с опорно-двигательным аппаратом как один из элементов лечения – ортопедические стельки. При этом если мы заговорим о доказательной медицине, то международные клинические рекомендации по лечению остеартроза, назовем это так, потому что сейчас добавляют остеоартрозы, остеоартриты, больше ревматологи на этом специализируются, мы отсюда возьмем тот кусочек, что стартовыми доказательными рекомендациями является изготовление индивидуальных ортезов стоп, стелек. Лечебная физкультура тоже туда входит.

Анастасия Плещева:

Сейчас я хочу обсудить вальгус, потому что это то, что волнует очень многих, есть вальгусная деформация первого пальца, есть свода стопы. Когда есть понимание, что стелька может улучшить историю, даже обезопасить человека от операции? Отдаляет она эти последствия или все равно рано или поздно нужно будет прооперироваться? Есть на сегодняшний день пациенты, которых стелька спасла от операции?

Андрей Чеканов:

Показания к операции достаточно четкие, это либо выраженный болевой синдром, который не купируется, либо косметический дефект.

Анастасия Плещева:

У некоторых понятия косметического дефекта разные. Как его определить, потому что мы к себе иногда очень критичны, и если что-то немножечко не так, нам уже не нравится и мы бежим на операцию, а иногда уже невозможно даже обувь одеть?

Андрей Чеканов:

Если брать суровую травматологию и ортопедию, то деформации, которые мешают носить обувь, выраженный болевой синдром. Сейчас кто-то посмотрит на свои ноги, увидит достаточно выраженную деформацию первого луча. Мы стопу разделяем на лучи, потому что хоть мы называем деформацией первого пальца, на самом деле это не палец деформирован, деформация идет в первом плюснефаланговом суставе. Он скажет, у меня ничего не болит, я прекрасно занимаюсь спортом, у меня стопа функциональна, я делаю каждый день гимнастику, мне что, оперироваться? Нет, конечно. Помимо рентгенологической, клинической картины есть функциональное состояние стопы, и если мышцы, связки, сухожилия в тонусе, все работает, то и ставить вопрос об операции не нужно. Поэтому грамотный травматолог-ортопед всегда с пациентом беседует, что мешает вам жить, что вы хотите улучшить, что мы можем сделать и какой получим клинический эффект. Если все эти вопросы наиболее обстоятельно проговорили до операции, то после операции будет счастливый пациент, а счастливый пациент – это залог счастливого хирурга, потому что если мы берем немножко медицинскую шутку, что у хирурга абдоминального все его хирургические ошибки на кладбище, а у хирурга-ортопеда эти пациенты за ним ходят и хромают.

Операция – это очень серьезный шаг, ее можно замедлить, избежать, но при этом бояться не надо. При четких показаниях, при наличии хирурга, который понимает, что он делает, для чего, современные технологии позволяют добиваться уникальных вещей и даже массово качественного эффекта. При этом надо не забывать, что если хирург восстанавливает оси на операции, это не значит, что все. Дальше вступают в работу реабилитологи и сам пациент, его приверженность лечению, закреплению результата, потому что если не будет работы с этой триадой – мышцы, сухожилия, связки, то есть вероятность рецидивов, потому что очень часто возникает вопрос, даете ли вы гарантию 100 процентов, что у меня это не повторится. Нет, 100 процентов гарантию никто не дает. Но при этом существуют определенные мероприятия, которые необходимо выполнить, которые позволяют добиваться очень хорошего результата.

Анастасия Плещева:

Расскажите самый запоминающийся для Вас клинический случай.

Андрей Чеканов:

Пациентов много. Первая группа, достаточно большая, это пациенты с диабетической стопой, с язвой, я занимаюсь этим, но в составе командного лечения, потому что ортопедическая стелька для таких пациентов позволяет снизить точечную нагрузку на этой незаживающей зоне, мы называем это диабетической язвой, снизить точечную нагрузку с этого участка, распределив его равномерно по всей стопе, и это является одной из патогенетических предпосылок к заживлению.

Таких пациентов у меня было достаточно много, были проблемы с заживлением, разгрузка с помощью специальной стельки вместе с перевязками, аутоплазмой, обогащенной тромбоцитами, позволила решить проблему. Тут командная работа и взаимодействие, потому что бывает, что и сахара не удается откорректировать именно из-за незаживающих ран. Это группа пациентов, у которых действительно выраженный эффект.

Если говорить про ортопедические болезни, есть такая болезнь Леддерхозе, аналог можно привести как контрактура Дюпюитрена на кисти. Это болезнь соединительной ткани, сухожилий. На руке это чаще всего выглядит, как скрюченные пальцы, каждый из нас в жизни сталкивался с пациентом, у которого такая проблема была, и когда этот рубец зреет, его оперируют, и достаточно эффективные результаты. На стопе эта патология встречается гораздо реже, операции делаются еще более реже. В Московском областном институте были пациенты с любой патологией, потому что Московская область – это огромная территория, сопоставимая с Францией. Такая пациентка у нас тоже была,

абсолютная неэффективность консервативного лечения. Оперативное лечение проводится у таких пациентов редко и не всегда имеет положительный результат, потому что в отличие от рук на ногах пациент ходит, и нагрузка на заживление, рецидивы. Мы как последнюю попытку консервативного лечения сделали ей в экспериментальном режиме, тогда мы только начинали работать с этой системой, сделали стельки, договорившись, что если и они не помогут, то мы ее оперируем. Пациентка через месяц на контрольном визите сказала, что она счастлива, у нее не болит, и это наша клиническая победа, которую не стыдно привести в пример. Были поражены обе стопы.

Анастасия Плещева:

Сколько она носила стельки, чтобы добиться результата?

Андрей Чеканов:

Через месяц мы уже оценили результат, но, возможно, она его почувствовала и раньше. Большое количество пациентов из спорта высоких достижений, существует специальный тип стелек, которые улучшают момент приземления. Самая большая нагрузка в большом теннисе, у них профессиональный износ специальной стельки для спорта гораздо больше, чем при всех других. И в спорте высоких достижений это позволяет в момент приземления более четко контролировать, не тратить энергию на баланс, соответственно, это скорость и мощность рывка.

Анастасия Плещева:

Мы поговорили, что может быть однозначно улучшение в области коленных, тазобедренных суставов, может улучшиться состояние позвоночника, и болевой синдром позвоночника может уйти. Но мы ничего не сказали про голову с шеей, лучше будет?

Андрей Чеканов:

Какой-то элемент разгрузки бывает, но прогнозировать и говорить о стельках как панацее не стоит.

Анастасия Плещева:

Это говорит о том, что Андрей Сергеевич явно пришел сюда не за маркетингом, а потому что знает то, что он делает. Мы готовимся к весне, лету, не все люди используют покрытие в зимний период, но в летний уж точно мы увидим каждую женщину с покрытием. Как Вы к этому относитесь? Оказывает ли знаменитый гель-лак, шеллак влияние на наши ножки?

Андрей Чеканов:

Хочу сделать реверанс в сторону подологов, то есть специалистов по медицинскому маникюру, кто занимается лечением вросших ногтей. Современное развитие этой проблемы и способов ее решения впечатляет, очень хорошие результаты, и призываю всех, у кого есть такая проблема, обязательно обратиться к хорошему специалисту и эту проблему решить с помощью титановых нитей, проблема решается достаточно просто, миниинвазивно, достаточно радикально. Как альтернатива хирургическое лечение вросшего ногтя, это по-прежнему актуально.

Что касается покрытия, я против гель-лаков, но это не только я против. При нанесении гель-лака происходит нарушение питания ногтя, нарушение дыхания ногтя, определенный обмен происходит, и это гель-покрытие в отличие от простого лака негативно сказывается в целом, это вызывает ониходистрофию, то есть нарушение ногтя.

На слайде мы видим синегнойную палочку, которая посетила ногтевую пластину, инфекция, которая была скрыта под гелевым покрытием. Скорее всего, при нанесении этого покрытия были нарушены правила асептики и антисептики.

Анастасия Плещева:

Что кроме синегнойки мы можем получить, потому что я используют шеллак, прекрасно понимаю все минусы, но при этом это так удобно, нанес и ходишь, пока не снимешь, а обыкновенный лак плохо держится?

Андрей Чеканов:

Ониходистрофия, то есть изменение формы, структуры ногтя, его красоты, это больше не травматологический вопрос, а либо к подологам, либо к дерматологам, но пользы от этого мало.

Анастасия Плещева:

Какие основные рекомендации Вы даете на первичном приеме, когда изготавливаете стельку?

Андрей Чеканов:

Я обычно даю бытовые рекомендации, потому что сказать на приеме женщине, что больше нельзя одевать каблуки категорически, это жестоко. Поэтому я всегда рассказываю историю, что женщины – это гладиаторы в битве за красоту, и мы, мужчины, не можем противостоять этой битве, поэтому женщине просто по дороге на битву и на обратной дороге нужно создать удобные для себя условия. Если вы имеете определенные проблемы ортопедического характера, пожалуйста, наденьте на 2-3 часа на прием, бал обувь, которая совсем не ортопедическая, просто вы до этого бала доберитесь в удобной обуви, после тоже в ней, дозируйте нагрузку. Будьте благоразумны, не нужно в миниатюрную туфельку пытаться вставить огромную ортопедическую стельку, передавливать, везде должна быть разумность.

Возвращаясь к лету, пляжу и сланцам. Многие спрашивают, как быть на пляже. У нас нет альтернативы сланцам, кроксам. Кроксы не всегда удобны, и если они с песком, то натрут ногу. Ходите в сланцах по пляжу, и не случайно же на каждом пляже есть фонтанчик, для того чтобы ноги омыть и переобуться в обувь, в те же кроссовочки, мокасины и уже идти в гору в них, а не так, что в этом фонтанчике мы помоем ноги, помоем сланцы, оденем их и пойдем вверх, пытаясь двумя пальцами удержать эту обувь. Очень много пациентов, у кого дебютируют проблемы со стопами именно после возвращения с курортов.

Анастасия Плещева:

Как правильно подготовиться к выбору обуви? Это то, чем сейчас занимаются очень многие, готовясь к весне, лету. Когда ее нужно выбирать – утром, вечером?

Андрей Чеканов:

Тут ответ очевиден – нужно ее выбирать в сезон скидок. Что касается ортопедических моментов, хотелось бы проговорить, что у обуви помимо критерия размер есть еще полнота ботинка. И очень часто мы, для того чтобы стопа помещалась комфортно, берем на размер больше, этого делать не надо. Ко мне пациент приходит и говорит: «Я к вам пришел сделать стельку, поэтому купил на два размера больше ботинки». Не надо этого делать. Если вы планируете носить ортопедические стельки, желательно, чтобы заводская стелька в этой обуви вынималась, это даст возможность сделать стельку толще.

Анастасия Плещева:

Когда я занялась этим вопросом, оказалось, что не так много обуви, особенно если мы говорим про туфли.

Андрей Чеканов:

Про туфли вообще очень сложно говорить с ортопедической точки зрения, это путь компромиссов, ортопеды идут на уступки, женщины тоже должны идти на уступки.

Анастасия Плещева:

Все-таки когда лучше идти выбирать обувь, когда нога уже отечная к вечеру либо с утра это делать и потом не вместиться?

Андрей Чеканов:

Надо оставлять небольшой запас, чтобы в течение дня не было так, что с утра нога в обуви гуляет, а вечером передавливает.

Анастасия Плещева:

Как выбрать этот размер, ведь разные производители? Может быть, делать заготовку дома, как детям обрисовывают ножку?

Анастасия Плещева:

Если у вас есть комфортная ортопедическая стелька, приходите в магазин и вставляете ее сразу при примерке. Даже без ортопедической стельки можно хорошо жить, если у вас нет проблем, если вы занимаетесь собой, своей стопой, живете в гармонии с внешним миром.

Анастасия Плещева:

Есть у Вас такие пациенты, которые пришли к Вам и говорят, что услышал, хочу стельку, а Вы говорите, что не нужно?

Андрей Чеканов:

Да, это были родители для детей.

Анастасия Плещева:

Но все-таки этот процент очень маленький, потому что мы не всегда покупаем качественную обувь, и Золушка иногда влезает совсем не в тот размер, и в разные периоды жизни наша стопа претерпевает серьезные изменения. Поэтому как профилактика стельки должны быть дома почти у каждого.

Андрей Чеканов:

Я надеюсь, что ортопедические стельки, но мы говорим про хорошие ортопедические стельки, а не купленные в переходе, войдут как одна из составляющих здорового образа жизни, то, что американцы называют recovery, после тяжелого дня дома проводить себе восстановительные мероприятия, у нас это будет гимнастика для стоп, и ношение стелек в течение дня.

Анастасия Плещева:

Через сколько Вы это видите как серьезную привычку людей вокруг? А Вы сами занимаетесь своими стопами?

Андрей Чеканов:

Да, я в течение 4 лет ношу стельки, у меня есть несколько пар для разной обуви, я постоянно их ношу, потому что у меня были проблемы, и когда я долго находился в операционной, были перегрузки стоп, и когда я впервые почувствовал, понял, что испытывают эти пациенты. Пяточные шпоры тоже отлично лечатся стельками. Не прикладывайте чистотел, не вредите кожным покровам, не вводите гормоны в эту область, лечитесь правильно, потому что стелька – это патогенетическая вещь.

Анастасия Плещева:

Это разгрузка стопы, которая приведет к хорошим результатам. Большое спасибо, до новых встреч.