Медицинский маркетинг

Организация здравоохранения

Тэги: 

 

Алексей Гребнев:

Друзья, канал Мediametrics, передача «Управление медицинской организацией», я ее ведущий Гребнев Алексей, и сегодня у нас в гостях Луиза Автандилян, основатель стоматологической студии «Смайл Студия». Не первый раз мы с Вами собираемся в этой студии, в проекте «Долголетие в бизнесе» мы говорили о Вашей успешной популярности как врача-блогера, и сегодня аудитория в Instagram еще подросла за эти полтора года, мы с Вами встречались в январе 2020 года. Что изменилось с этого момента, кроме того, что Вы стали мамой?

Луиза Автандилян:

Это самое потрясающее, что со мной произошло. Изменилось представление о работе, ведении бизнеса, что было полтора года назад, что сейчас, это колоссальная разница. И мне понравилось, что Вы назвали меня врачом-блогером, но я больше себя чувствую врачом, чем блогером. Так же веду Instagram, так же общаюсь с блогерами, так же с ними сотрудничаю и пытаюсь делать определенную рекламу, придумываю каждый раз что-то новое, чтобы нашим пациентам это нравилось.

Алексей Гребнев:

Наша аудитория тоже на месте не стоит, вокруг все развивается, и одно из направлений, которые мы сделали с каналом Мediametrics, поменяли программу, сделали «Управление медицинской организацией», и если в первой мы говорили о Вас, то здесь мне хотелось бы поговорить о команде, юридических моментах, которые есть в Вашей клинике, как Вы в этом участвуете, на что как руководитель обращаете внимание, о маркетинге, это то, что мы заявили как основная задача, и мы поговорим о Вашем делегировании, к которому Вы сегодня подходите с учетом того, что много времени занимают новые проекты и семья. Сколько времени в медицинской организации Вы уделяете именно направлению управлять?

Луиза Автандилян:

Это большая часть моего времени, потому что если ты владеешь бизнесом и ты не управляешь этим бизнесом, не интересуешься тем, что внутри происходит, то это заведомо немножко проигрышный вариант, потому что очень много подводных камней с теми же сотрудниками, которые очень спокойненько могут все перетянуть на себя, я имею в виду, когда уводят пациентов или же могут выполнять работу не так.

У меня родился ребенок, но это не значит, что я перестала уделять работе внимание, там я провожу каждый день, просто каждые три часа езжу домой, и я считаю, что все равно нужно управлять и управлять правильно клиникой, всегда держать все в своих руках, общаться с пациентами. Прием я веду немножечко меньше сейчас, чем раньше, чисто физически у меня не получается, но я выбрала для себя управленческий момент, это мне подходит сейчас намного больше, чем принимать пациентов.

Алексей Гребнев:

В управленческой команде кто, кроме Вас, постоянно работает?

Луиза Автандилян:

У меня есть помощница, моя управляющая, и есть еще одна девочка, тоже как помощница, которая мне помогает параллельно с Instagram, с пациентами и с нашими врачами, потому что без управляющей было бы достаточно сложно, все-таки мне нужно делегировать свои дела и позволить человеку проявить себя, посмотреть, могу ли я обучать управлению, потому что раньше этим всем занималась я.

Алексей Гребнев:

Те, кто занимается медицинским бизнесом, знают, что у нас самое сложное регулирование, и здесь вопрос юридических договоров, ковидных паспортов, которые мы ведем на клинику, на каждого пациента, ИДСы, которые постоянно надо проверять, это функция главврача или управляющей?

Луиза Автандилян:

Это функция и управляющей, и главного врача, и докторов, которые должны уделять этому особое внимание, потому что сейчас большое количество пациентов, я никого не хочу обидеть, но пациентов, которые целенаправленно приезжают в клинику, для того чтобы в будущем отсудить хорошую сумму денег. И нужно быть ко всему готовой, то есть должен быть правильный договор, который защитит вас и пациента от вас, это тоже немаловажно, защитит вашего доктора, это все индивидуально, добровольное согласие, это ведение определенной документации, про ковид я вообще молчу, потому что там очень много нюансов.

Кстати, по Вашей рекомендации я очень долго наблюдала за Черкашениным, он порекомендовал свою команду, я с ними поработала, и я в восторге, они молодцы. Я также им порекомендовала несколько других студий, с которыми они тоже поработали, и считаю, что документально ты всегда должен себя защитить от всего. Но все равно есть очень много нюансов, которые каждый раз узнаешь и удивляешься тому, на какие ухищрения могут идти пациенты.

Алексей Гребнев:

Открыв образовательную программу по управлению медицинской организацией, где у нас читает еще один новый спикер медицинской среды, это Инна Михайловна, которая сделала целую рабочую тетрадь на 68 листов, где только чек-листы, и это все объясняется в течение всего дня на том курсе, на котором Вы являетесь экспертом, который пройдет в конце мая. С юридической точки зрения нам все понятно, мы будем продолжать соответствовать всем тем требованиям, которые нам дают. А что происходит с маркетингом, как изменилось Ваше отношение? Я смотрю, что Вы открыли одну из платформ TikTok, но TikTok сильно отличается по просмотрам от Instagram.

Луиза Автандилян:

Я считаю, что Tik ok это не то что детская, это несерьезная платформа для ведения бизнеса на сегодняшний день, это будет популярно через год-полтора, когда эти детки подрастут и начнут тратить на себя свои деньги. Я прямо так говорю, потому что для чего мы ведем Instagram и TikTok. Я сотрудничаю со многими тиктокерами, но какое направление я выбрала: тиктокеры рекламируют меня в Instagram, и я считаю, что TikTok хорошая платформа, но она хорошая, для того чтобы развиваться музыканту, но не стоматологии. Ты экспертный человек, ведешь свой экспертный блог в TikTok, но это все равно не так работает, как в Instagram. Тиктокеры переходят и перекидывают свою аудиторию из TikТok в Instagram. Все-таки сами тиктокеры зарабатывают именно на Instagram, не в TikTok.

Алексей Гребнев:

Клиника находится на Дубровке, рядом с тобой на Дубровке всем известный тиктокер, который влетел на все таблоиды первых каналов, уже знаком со всеми нашими знаменитостями, его приглашают, он не переодевается в костюмы, он что продает у себя по 500 рублей, халяву слева, халява справа, то и везет. Те ребята из TikTok, которые покупают дешевый продукт, готовы на сегодняшний день потреблять качество в стоматологии?

Луиза Автандилян:

В основном это маленькие дети, я знаю, про кого ты говоришь, я ни разу там не была, но мне рассказала девочка, которая там была, и она в шоке от того, что там творится, там даже нет примерочной. Но цены очень низкие, то есть если рядом с ним на той же Дубровке люди продают за бешеные деньги те же вещи, он продает намного дешевле.

Алексей Гребнев:

Но мы сейчас не про ценообразование, а про человека, который повел за собой массы.

Луиза Автандилян:

Я объясню, к чему веду. У него есть продажи, их много, он сделал большие скидки и продает продукт, стал достаточно известным. Все равно это хорошо, что он это сделал, то есть у него тот продукт, который он может продавать очень дешево. У нас немножечко другой продукт, это медицина, эстетика, лечение. Те дети или те люди, которые идут за 500 рублей купить себе джинсы, не будут готовы потратить миллион рублей на свой рот. Поэтому то, что он стал известным, это классно, но что дальше? Может быть, он сделает какой-то другой бизнес, и цены будут уже совсем другие, но на него уже подписаны люди, которые хотят купить за 500 рублей эти штаны или кроссовки.

Алексей Гребнев:

Он ведь зарабатывает сам как блогер, мы говорим про маркетинг.

Луиза Автандилян:

В TikTok на самом деле цены не такие высокие, ведь реклама у тиктокера стоит 15000 рублей, пост, а у хорошего блогера в Instagram реклама стоит очень дорого, это может быть 200, 300 тысяч рублей.

Алексей Гребнев:

Вы продолжаете инвестировать?

Луиза Автандилян:

В Instagram обязательно.

Алексей Гребнев:

«Смайл Студия» Луизы Автандилян удалось сделать достаточно интересный, качественный продукт, когда она уже не просит своих пациентов, которые к ней приходят, зачекиниться и рассказать о том, кого они выбрали как своего лечащего врача, какое место, это все видно каждый день в Instagram, порядка 10-20 человека обязательно делают репосты. Как это удалось, ведь это самое ценное?

Луиза Автандилян:

Мне приятно, что пациенты приходят, им нравится локация, им нравится само помещение, аура, им нравится пить кофе, чай, им нравится зайти в наш туалет, и там самое лучшее место для сторис, они себя чувствуют абсолютно свободно, они там закрыты, никто на них не смотрит. И мне нравится, я благодарна пациентам, что они приходят, отмечают нас, и мне совсем не жалко репостнуть их к себе на страничку, таким образом я понимаю, что им тоже нравится это внимание, ничего страшного в этом нет. Ведь очень часто бывает, когда блогерам-миллионникам жалко репостнуть обычного человека, который отметил их страничку, а мне не жалко, потому что это пациенты, которым я всегда рада. И как мы этого добились? Им просто нравится это место, им хочется быть там и им хочется быть частью этой клиники.

Алексей Гребнев:

Это и есть тот медицинский маркетинг, который идет. Если раньше мы рекомендовали другу, подружке: я рекомендую тебе этого специалиста, то сегодня за нас это делает такая живая книга жалоб и предложений.

Луиза Автандилян:

Так много людей нас отмечают, я не могу всех подряд репостить, потому что у меня все сторис просто будут репосты наших пациентов. Я всегда выбираю выборочно, чтобы никого не обидеть, очень часто даже пациенты пишут: «А почему вы не репостнули меня?» Я стараюсь это делать, написали – обязательно сделаю. И я считаю, что это хорошая реклама, у каждого нашего пациента есть подписчики, и неважно сколько их, 100 человек, 1000 или один человек. Даже если два человека от нашего пациента увидят, что он находится в нашей клинике, скорее всего, они тоже захотят приехать к нам, и это лучше всего работает, лучше сайтов с отзывами.

Мне часто говорят: «Почему вы не работаете над отзывами? Я даже знаю людей, которых нанимают, чтобы писали негативные отзывы». Мне становится смешно, потому что редко люди ориентируются на отзывы. Если я выбираю клинику или доктора, я не буду ориентироваться на отзывы в интернете, в Google и Яндексе, потому что я знаю, что это все покупается, а живые отзывы от пациентов в Instagram, от обычных людей купить невозможно.

Алексей Гребнев:

Самое главное, что ты сама такая же. Я прекрасно знаю, что твоя клиника оснащена, у тебя есть три направления: стоматология, эстетическая медицина, полный косметологический блок с аппаратными методиками, и у тебя есть сопутствующие направления – наращивание ресниц, ногти, мейк-ап.

Луиза Автандилян:

Это больше для меня тема.

Алексей Гребнев:

Потому что тебя все время куда-то зовут, и надо выехать готовой, не тратить время.

Луиза Автандилян:

У меня нет времени пойти сделать в другом вместе маникюр, и этот маникюрный стол меня просто спасает.

Алексей Гребнев:

Ты создала этот комплекс, и этот комплекс оснащен оборудованием, и никто из торгующих компаний, даже мировых известных, не пришел и не сказал: давайте мы будем вам платить, а вы будете рекламировать.

Луиза Автандилян:

На самом деле есть. Сейчас очень много оборудования, которое стоит в моей клинике, просто я делаю определенную рекламу, и люди не понимают, что я сделала рекламу. Ведь я тоже продаю свои посты в Instagram, я тоже делаю рекламу, я не только веду бизнес-стоматологию, но еще активно продаю рекламу, ничего плохого в этом нет, и я делаю ее настолько скрытно, что даже никто не понимает, что я сделала рекламу.

Алексей Гребнев:

Это и есть то, с чего зарабатывает блогер. А сколько стоит пост? Может быть, кто-то уже задумался о том, чтобы прийти с интересным сканером и предложить стоматологии что-то самое современное?

Луиза Автандилян:

Я сделаю скидку, не буду говорить стоимость.

Алексей Гребнев:

Я понимать, что это явно не 20 тысяч рублей.

Луиза Автандилян:

Конечно, не 20 тысяч рублей, а свыше 200 тысяч.

Алексей Гребнев:

Для того чтобы создать хороший ролик, сколько нужно людей привлечь?

Луиза Автандилян:

Чтобы сделать качественный минутный ролик, я трачу много времени и много денег. В тот день ко мне обратился человек, который спросил меня, есть ли хороший оператор, качественные монтажеры, и когда я выставила ценник, люди немножко удивились.

Алексей Гребнев:

Все знают, что пригласив в клинику фотографа, это 5 тысяч час, пригласив в клинику оператора, это порядка 15 тысяч.

Луиза Автандилян:

Оператор у меня стоит 17 тысяч, плюс монтаж, плюс режиссер, который рядом со мной, плюс качественный свет, и один съемочный день мне может обходиться тысяч в 100.

Алексей Гребнев:

Это без учета того, что в кадре кроме тебя появляется известный человек, понятный интернету.

Луиза Автандилян:

Но я стараюсь всегда с блогерами сотрудничать исключительно на бартерных условиях, это очень важно, а ведь мало клиник этим пользуется. Я вообще никогда не люблю платить блогерам, это грубо будет сказано с моей стороны, но это правда, и они все знают об этом, даже когда мне пишут: «У нас реклама стоит столько, мы хотели бы сделать процедуру». Нет, я хочу дружить и сотрудничать по бартеру, то есть если я предоставляю качественную, дорогую услугу, то я хочу получить также рекламу. Зачем мне за это платить, если я могу предоставить, люди для этого и обращаются в клинику, виниры сейчас, как оказалось, нужны всем.

Алексей Гребнев:

Сколько известных блогеров носит вашу работу?

Луиза Автандилян:

Очень много. У меня сейчас около 300 человек, с которыми я работаю, которые стабильно каждую неделю выставляют рекламу, и она не заканчивается.

Алексей Гребнев:

Это люди, которые приходят к тебе в клинику. Они платят?

Луиза Автандилян:

Бывает, что платят со скидками, я делаю процедуры, на эту скидку мы делаем рекламу. Бывают совсем крупные блогеры, которые не оплачивают, и я им делаю по бартеру рекламу.

Алексей Гребнев:

И у них пост стоит от 200 тысяч?

Луиза Автандилян:

Не всегда, когда пост стоит 200 тысяч рублей, эта реклама может отбиться, то есть лучше всегда сотрудничать с блогером долгосрочно, заключить определенный контракт на полгода, и каждые две недели мелкие сторисы выставлять. Необязательно брать пост, я не люблю брать, потому что пост чаще всего не работает вообще, на пост мало кто внимания обращает, а вот мелкие сторисы раз в неделю, раз в две недели, человек уже начинает привыкать к тому, что блогер доверяет этой клинике. Ведь обратите внимание, все мои блогеры по несколько лет ходят к нам в клинику.

Алексей Гребнев:

Блогеров, которых я видел у тебя на дне рождения в 2020 году, я еще не знал, но потом я их увидел на подмостках в первую очередь уже медийно, они все сегодня пришли в телевизор, то есть их стали звать для рейтингов. Телевизор начал забирать активность на себя, вставлять их в передачи, спрашивать их мнение, они стали амбассадорами своего мнения.

Луиза Автандилян:

Была программа у Максима Галкина, там была Лариса Долина и тиктокерша.

Алексей Гребнев:

Если это была постановочная история, это неинтересно, а если у нее реально нет никаких знаний, она тиктокер, девочка из Ростовской области, у которой не самая благополучная семья, и ее поселили в дом тиктокеров. Мне это напоминает 1980-е годы, зарождение «Ласкового мая», когда детей из детдома начинают эксплуатировать.

Луиза Автандилян:

На самом деле так и есть. Есть определенные умные люди, с образованием, которые могут влиять на массы, но есть люди, которые в своей жизни не то что ничего не добились, а у них нет элементарного образования, некоторые даже школу не закончили. Что они могут донести до масс?

Алексей Гребнев:

В той передаче ты мне сказала, что лучше всего заходит развлекательный контент на грани, когда на грани фальши начинаете заводить людей.

Луиза Автандилян:

Сейчас немножко перебор и у тиктокеров, и у блогеров с определенными моментами, потому что я немножко начала даже разочаровываться в их поведении, и я все-таки за сотрудничество с серьезными блогерами и с людьми, которые знают себе цену в этом плане. Я тесно сотрудничала с очень многими, даже их имена называть не буду, но это очень популярные тиктокеры, и их реклама не работает. Я не знаю, с чем это связано, и это был не один, не два дня, это во-первых. Во-вторых, они вообще не выполняют свои обязанности, то есть они могут прийти, сделать определенные процедуры и просто исчезнуть и не брать трубки, пока ты через менеджеров их не найдешь. Поэтому я сотрудничаю с достаточно серьезными блогерами, которые знают: взял, сделал, отработал. Сейчас я даже подала в суд на несколько тиктокеров и буду отсуживать у них деньги.

Алексей Гребнев:

Помню ситуацию, ты на девятом месяце беременности принимаешь решение выйти в TikTok и в тот момент за короткий промежуток времени снимаешь порядка 20 роликов. Все ролики уже вышли?

Луиза Автандилян:

Не все ролики еще вышли, но когда я начала заниматься TikTok, буквально за неделю-полторы набрала почти 40 тысяч подписчиков, это хорошо. И я сейчас активно стала опять заниматься TikTok, буквально в ближайшие дни я опять буду все это выпускать, и я думаю, что нормально подниму именно сам TikTok, развлекательный контент.

Алексей Гребнев:

Есть ли там искусственный интеллект, который загоняет дальше в просмотры твоего видео? Работает ли там ссылочная масса?

Луиза Автандилян:

Ничего такого нет, чтобы делать переходы, нет сторис, которые ты можешь снимать, как в Instagram, там в основном немножечко развлекательный и научный контент, когда люди объясняют, что и для чего, залипательный, то есть когда ты смотришь TikTok, ты просто залипаешь. Иногда у меня тоже такое бывает, может пройти час, я не понимаю, как он прошел, я смотрю TikTok: Луиза, ты же умный человек, зачем ты это делаешь.

Алексей Гребнев:

Смена 15-секундных роликов затягивает.

Луиза Автандилян:

Но я пока не рекомендую тем, кто хочет развиваться и работать с блогерами, связываться с TikTok, потому что надо сначала поднимать Instagram, потом TikTok. Все, кто в TikTok, Бабич, Милохин, ушли в Instagram и на Instagram начали зарабатывать деньги.

Алексей Гребнев:

А Карина Кросс?

Луиза Автандилян:

Карина Кросс тоже, но она изначально была из Instagram.

Алексей Гребнев:

Ты с ней дружишь?

Луиза Автандилян:

Нет, я с ней не дружу, с ней ни разу не общалась, но ничего плохого про нее не слышала.

Алексей Гребнев:

Она тоже сделала свой косметический бренд, она наоборот, идет в бьюти-сетку, которая позволяет предложить уже за собой что-то. Понятное дело, что ей помогли, подсказали, это бизнес совместный.

Луиза Автандилян:

Давайте мы не будем забывать о том, что все блогеры, которые начинают свои бизнесы бьюти-индустрии, это не они придумали, а также онлайн-школы, вы думаете, это они придумали? Конечно, нет, это продюсеры, которые вместе с ними работают, которые хорошо это продвигают, а им нужен просто их Instagram, для того чтобы это продать, и все. То есть они уже лицо, и прекрасно, когда ты можешь быть лицом какой-то компании и продавать определенную продукцию достаточно быстро. Есть такая девочка Митрошина, она молодец, сделала онлайн-курсы и продает просто на миллионы.

Алексей Гребнев:

Ты же тоже сделала онлайн-курс, у тебя был медицинский маркетинг.

Луиза Автандилян:

Да, отбила, сейчас я буду заниматься немножечко другими делами. Это все, конечно, круто, но в тот момент я узнала, что беременна, и мне было не очень интересно этим заниматься. Нужно другое направление взять и на широкую аудиторию делать курсы и гайды, для того чтобы это продавать.

Алексей Гребнев:

Краткосрочные бизнес-марафоны. В Instagram появился проект про девочек из маникюра, сделали его две девочки из Санкт-Петербурга, вначале годовой абонемент был 6000 рублей, сегодня мини-курсы уже стоят по 35 тысяч. Девчонки пересели на классные машины, они реально заработали, у них достаточно качественный продукт идет по рынку, и это еще раз подтверждает, что люди, проходя по их стопам, не делают ошибок.

Луиза Автандилян:

Поэтому я сейчас буду делать курсы, как работать с блогерами правильно.

Алексей Гребнев:

Я думаю, что на нашем курсе мы это обсудим, потому что направление по медицинскому маркетингу у нас вошло со второго потока, и мы делаем на это большой акцент, потому что был запрос. Все хотят юридическую безопасность, все хотят экономическую стабильность, и здесь вопрос к цифрам. На какой точке надо сказать себе стоп, сколько можно инвестировать в рекламу и когда нужно остановиться?

Луиза Автандилян:

Ты должен постоянно инвестировать в рекламу, не так, что месяц инвестировал, а потом дал стоп, вы должны постоянно инвестировать в себя, в свою рекламу, в свой имидж, в свою клинику и блогеров. Думать о том, что сегодня все классно, остановлюсь-ка я и не буду это делать, завтра все будет так же классно, нельзя, потому что сейчас рынок каждый день меняется. Иногда я задыхаюсь, потому что не успеваю, и мне все время кажется, что я что-то упущу, я хочу быть постоянно в центре того, что происходит, чтобы инвестировать.

Алексей Гребнев:

Ты такая зажигалка, честно говоря, я сегодня думал, что опять три камеры приедут вокруг тебя.

Луиза Автандилян:

Я очень часто выступаю, и камеры действительно всегда со мной, и я стараюсь всегда все выкладывать в Instagram, для того чтобы люди и пациенты видели, чем мы занимаемся, ведь это и есть часть блогерского контента.

Алексей Гребнев:

Это не столько блогерское, на самом деле это экспертное мнение, которое важно. Если от тебя за долгий промежуток времени не отписались люди, они тебя смотрят, то они разделяют то, что ты говоришь, они не ставят под сомнение твои слова. И когда ты рассматривала сотрудничество с нашим курсом «Управление медицинской организацией», мы приглашали тебя экспертом, ты тоже смотрела на программа, потому что тебе интересно работать с равными и сильными продуктами.

Луиза Автандилян:

Мне интересно послушать, что вы скажете и как управлять, я никогда не против учиться, ведь все то, что я делаю, я много изучала, много где смотрела, спрашивала, мне всегда было интересно, и мне никто не помогал в этом плане. Я часто слышу, когда говорят: «Ой, у нее такая команда маркетологов». Нет у меня никого, это все делаю я, и мне интересно всегда развиваться и что-то новое узнавать, и то, что вы создали такую школу, такие курсы, это на самом деле очень круто, потому что очень много стоматологов и владельцев бизнеса, которые не знают, как себя продать, как себя продвигать. Сейчас продать намного сложнее, чем что-то купить.

Алексей Гребнев:

Знаешь, какой самый интересный блог, который нравится всем без исключения? Психология управления и работа с персоналом, потому что большое количество конфликтов. Понятное дело, юридический компонент мы слушаем, потому что нам надо соответствовать, мы медицина, а экономика у каждого разная. Кто-то получил эти деньги, кто-то взял кредитные, это разные истории, по-разному окупается, а вот психология управления всем нужна, потому что это больная точка, и ты сегодня уже даже в студии произнесла, что в твоем коллективе есть все-таки врачи, которые смотрят на сторону.

Луиза Автандилян:

Мне кажется, что везде такие есть, просто у меня есть определенные условия: вы будете работать здесь и нигде больше. Если вы хотите работать в другом месте, пожалуйста, идите туда.

Алексей Гребнев:

Вспомни себя, молодого специалиста, тебе было везде неинтересно.

Луиза Автандилян:

Да, мне было везде неинтересно, но я вызываю в них интерес, я позволяю зарабатывать деньги.

Алексей Гребнев:

На той передаче ты сказала так, что ты даешь им стабильность, чтобы у них не было желания думать, и работать с утра до вечера они будут у тебя.

Луиза Автандилян:

Даже в свои выходные дни я могу им позвонить и сказать: «У тебя через два часа пациент, ты должен приехать. Можешь или нет? Если нет, тогда звоню другому доктору». Если он не откажет, хотя это его выходной день, я уже пересмотрю отношение.

Алексей Гребнев:

Какая у тебя загрузка кресла? 60, 70, 80 процентов?

Луиза Автандилян:

Загрузка у меня 100 процентов.

Алексей Гребнев:

Это с учетом технических перерывов.

Луиза Автандилян:

Учитывая ковид, все переболеют и все делают прививки.

Алексей Гребнев:

Получается, что на сегодняшний день ты загружена на 100 процентов, и если взять твои экономические показатели, то в 2021 году они больше, чем в 2020.

Луиза Автандилян:

Мы же растем. Часто бывает, когда ко мне обращаются владельцы стоматологии, мне очень много ребята пишут в Instagram, даже стоматологи, которые закончили, ассистенты, которые хотят работать, и владельцы бизнесов, которые спрашивают: подскажи, как это сделать, как развивать этот бизнес, как вести его, как сделать так, чтобы не прогореть? Просто надо работать.

Алексей Гребнев:

Если взять сегодняшний день, у тебя был утренний прием, и сейчас ты поедешь на вечерний прием.

Луиза Автандилян:

Конечно, ведь у меня ребенок маленький, и иногда, когда мне говорят: «Вы, наверное, будете сидеть в декретном отпуске». Да какой декретный отпуск? Я родила ребенка и через две недели уже вышла на работу, потому что я понимаю, что от меня много что зависит, не то, что у меня нет управляющих, которые это все будут делать, все это есть, но просто я в этом заинтересована. Зачем мне оставлять свой бизнес, пусть работает? Нет, так нельзя делать, и даже если у меня будет 5 клиник, я все равно буду во всех 5 клиниках участвовать.

Алексей Гребнев:

Погружение в ежедневную деятельность каждого специалиста или все-таки это контроль и отчеты?

Луиза Автандилян:

У меня есть группы в WhatsApp вот со своими докторами, у меня есть отчеты каждый день от них, у меня есть отчеты от управляющих, у меня есть отчеты от моих администраторов каждый раз, я получаю отчеты каждый день. У нас есть обсуждения между докторами, что мы сделали, как мы сделали, как мы примем пациента, у нас такая команда, я горжусь своими докторами, своей командой, потому что они очень понимающие и все схватывают на лету, может быть, со временем мое обучение на них повлияло, не знаю.

Алексей Гребнев:

Пока это только WhatsApp, даже не Telegram.

Луиза Автандилян:

Нам Тelegram не нужен, для того чтобы создавать группы и общаться, а на Тelegram-каналы я подписана, общаюсь всегда очень бурно, сейчас блогеры в основном любят общаться через Тelegram.

Алексей Гребнев:

Почему?

Луиза Автандилян:

Не знаю, может, это защищенный канал считается, что защищает, тоже непонятно.

Алексей Гребнев:

Как ты говорила, ты ребенок, родившийся в век кока-колы, и поэтому для тебя первоначально пришел WhatsApp, он и остался, аську уже никто не помнит, мы пришли в Instagram и TikTok и не хотим уходить, вот твоя позиция.

Луиза Автандилян:

В TikTok мы уходим, делаем контент, я уверена, что все будет хорошо, там можно вырасти очень быстро. Я сижу в Клабхаосе, общаюсь, это тоже достаточно интересно, но немножечко напоминает рынок, где все разговаривают, непонятно что говорят, лишь бы просто сказать, высказывают свое мнение, а там разговаривают те люди, которым хочется высказаться, но негде это сделать.

Алексей Гребнев:

Кроме того, что медицинская организация должна иметь сайт по тем стандартам, как она его должна иметь, и выкладывать туда всю медицинскую информацию, ты как-то уделяешь внимание СЕО-продвижению сайта?

Луиза Автандилян:

Нет. У меня есть сайт, который в легкой стадии поддерживается, но я практически не уделяю СЕО-продвижению, для меня таргетинг, реклама блогеров, ведение Instagram, коллаборации с блогерами. И часто хожу на мероприятия, это все больше привлекает пациентов. Сейчас пациенты практически не уделяют внимания тому, чтобы зайти, пробить стоматологию. Есть определенные платформы, которые со мной хотят сотрудничать, например, зум, они очень долго хотели и потом очень сильно мне навредили, я никак не смогла выйти на них.

Алексей Гребнев:

Могла бы ты сегодня вырастить медицинского преемника, начнем с доктора?

Луиза Автандилян:

Почему нет?

Алексей Гребнев:

Они у тебя все работают на уровне хорошо, потому что ты за них отвечаешь своим личным брендом и брендом клиник, тут мы не сомневаемся, что ты их выбираешь по определенным канонам. А именно которого ты пустишь в маркетинг, в визуализацию того, что они будут так же продвигать бренд клиники?

Луиза Автандилян:

Нет, конечно, и не то, что я единоличница или эгоистка, нет, просто когда ты растишь человека и хочешь, чтобы он продвигал твой бизнес, в конечном итоге он уйдет в другое место.

Алексей Гребнев:

Давай посмотрим с другой стороны. Мы с тобой обсудили, что он может стать амбассадором медицинской крупной компании, с которой ты сотрудничаешь, и, посещая конгрессы, выставки, будет обучать твоих же специалистов, и они как горячие пирожки будут.

Луиза Автандилян:

Только если подписывается контракт на 10 лет, что никуда не уйдет, а если уйдет, то заплатит большую сумму денег, только так, потому что сейчас, все со мной согласятся, очень сложно доверять. Все ушлые, сегодня это так, а завтра это будет совсем по-другому, и они тебе скажут: «А что ты вообще сделала?»

Алексей Гребнев:

Насколько часто ты показываешь им свои сложности, не то, что все классно, здорово, красиво, и ты с улыбкой идешь по клинике, ведь в клинике очень много вопросов, от которых иногда волос седеет.

Луиза Автандилян:

Я практически не посвящаю их ни в свою жизнь, ни в свои сложности, как я оплачивают аренду или выплачиваю зарплату, и я практически никогда не посвящаю их в эти дела, просто если они обращаются с определенной просьбой, могу сказать: «Не сегодня, не сейчас, как придет время, я скажу».

Алексей Гребнев:

Фактически у тебя нет этого элемента, когда ты рассказываешь о том, как развивается бизнес, что это тоже большие затраты.

Луиза Автандилян:

Они прекрасно это знают, они же не глупые, все с высшим образованием, они прекрасно знают, где они работают и что это все стоит достаточно дорого. Некоторые из них, скорее всего, интересовались, сколько стоит реклама у блогера, они прекрасно знают, что это не 2 копейки, что оборудование нельзя ломать, потому что будут расплачиваться в какой-то мере, то есть ко всему нужно относиться очень серьезно. Я могу смеяться в своем Instagram, снимать смешные ролики, но при этом я достаточно жесткий руководитель, и я думаю, что они меня все уважают, не боятся, а уважают, они со мной дружат. Я их не впускаю в свою жизнь, но они видят, что это все сложно дается. И когда они спрашивают о чем-то, то никогда не наглеют.

Алексей Гребнев:

Какая сегодня средняя нагрузка в день на клинику человек?

Луиза Автандилян:

Я не могу это сейчас сказать, но достаточно. У нас запись на два месяца вперед, люди ждут, люди готовы ждать наших докторов, у некоторых на четыре месяца вперед запись идет. Но есть такой момент в других клиниках, например, когда звонишь, можно записаться только через два месяца на прием, это мне тоже не нравится. У нас всегда есть один свободный кабинет в день для некоторых пациентов, которые звонят и хотят срочно попасть на прием, мы выделяем это время, я оставляю несколько окошечек специально для этого, и это очень правильно. Если мне приперло сегодня, я не буду ждать два месяца, я пойду в другое место.

Алексей Гребнев:

Сегодня прошел эфир с Луизой Автандилян, канал Мediametrics, передача «Управление медицинской организацией».

Луиза Автандилян:

Я желаю всем хорошего настроения, не бойтесь развиваться, не бойтесь добиваться и не бойтесь экспериментировать.