Онкодерматология

Дерматология

Тэги: 

 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, вновь в эфире программа «Точка приложения» и с вами мы, ее ведущие, Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. Сегодня у нас в гостях Миченко Анна Валентиновна – врач-дерматовенеролог Московского научно-практического центра дерматологии и косметологии. И говорить мы будем об онкодерматологии.

Анна Миченко:

Каждый год в мае месяце особое внимание придается ранней диагностике злокачественных опухолей кожи и меланоме кожи в первую очередь.

Юлия Каленичина:

Впереди лето, и очень актуально об этом поговорить, потому что все рванут на юг загорать. Я живу в Чертаново, там уже все берега прудов усыпаны обнаженными людьми с самого утра, все загорают. Сразу же поговорим, что такое родинки, что такое меланомы и почему мы такое внимание уделяем теме меланомы кожи.

Анна Миченко:

Президент Российской Федерации Владимир Путин особое внимание уделил проблеме онкологии и поставил определенные задачи по достижению более высоких показателей с точки зрения здоровья пациентов. И если говорить о кожной патологии, то дерматологические злокачественные опухоли, злокачественные опухоли кожи занимают год от года то второе, то третье место в структуре всех злокачественных опухолей. Они встречаются очень часто, и это одна из ключевых проблем, куда нужно направить наши усилия по ранней диагностике, по информированию населения, потому что мы можем очень хорошо выучить врачей, передать им все возможные знания, но если пациент не приходит на прием, то врач бессилен. Если пациент приходит на прием, когда уже процесс запущен, врачу остается уже не так много простора для создания благоприятного прогноза для пациента. Поэтому пациент должен понимать, в каких ситуациях он должен обратиться к врачу, когда уже пора показаться.

Юлия Каленичина:

Родинок море, на одной руке только штук 25-30, есть люди все в родинках, как за этим уследить?

Анна Миченко:

Вы упомянули очень хорошую цифру, потому что 20 родинок на коже двух рук –это тот критерий, по которому люди могут посмотреть на себя и определить, что они должны наблюдаться у дерматолога, хотя бы раз в год приходить и раздеваться, чтобы врач полностью, от головы до ног осмотрел весь кожный покров, приложил дерматоскоп ко всем новообразованиям на коже, которые имеются.

Юлия Каленичина:

Всякая ли родинка является новообразованием?

Анна Миченко:

Да, помимо родинок есть еще масса других новообразований, но мы не знаем людей, у которых родинок бы не было, поэтому большое внимание именно родинкам. Родинки возникают из пигментных клеток, синтезирующих пигмент меланин, эти клетки называются меланоциты, и меланоциты могут давать начало доброкачественным образованиями, родинкам, как мы их называем, в медицине невусом, а могут давать начало очень агрессивной опухоли кожи меланоме.

И почему мы особое внимание уделяем каждый месяц май каждого года этой опухоли? Она хоть и встречается не очень часто, составляет всего 5 процентов в структуре дерматологических злокачественных опухолей кожи, но она берет на себя 80 процентов летальных исходов от всех злокачественных опухолей кожи. Поэтому особое внимание уделяется ранней диагностики меланомы. И особое внимание уделяется ранней диагностике, потому что если мы выявляем ее на ранних стадиях, когда ее толщина составляет меньше 0,8 миллиметров, а еще лучше меньше половины миллиметра, она должна быть очень тоненькой, то прогноз с очень высокой степенью вероятности будет благоприятным для пациента, то есть будет достаточно простого иссечения, удаления этого образования, и это позволит закрыть вопрос на последующие годы, сохранить человеку жизнь, здоровье, сохранить его для семьи и близких.

Мы стараемся придираться к родинкам тогда, когда они еще не похожи на злокачественную опухоль, поэтому малейшая асимметрия или появление дополнительных цветов, я называю сейчас два критерия, которые могут использовать люди без медицинского образования, это два ключевых критерия: асимметрия, много цветов…

Юлия Каленичина:

То есть она была маленькая, кругленькая, и вдруг стала, как амеба.

Анна Миченко:

Да, или стала неравномерно окрашена, несимметричная за счет окраски, или несимметричная за счет неправильных очертаний, неровные очертания. Это тот простой прием, который можно использовать для пациентов без медицинского образования, который они могут взять на вооружение и уже сегодня осмотреть себя с головы до ног, а самое главное добраться до своих близких, заглянуть им на кожу спины, потому что мало кто знает, как выглядит собственная кожа спины.

Юлия Каленичина:

А мочалкой трут порой грубо.

Оксана Михайлова:

Что делать, если родинка травмировалась?

Анна Миченко:

Очень частый вопрос на приеме, и многие сейчас могут вспомнить у себя или у друзей эпизоды, когда родинка травмировалась, и обычно люди очень волнуются, прибегают на прием в страхе получить диагноз меланомы. Но тут нужно сразу дать несколько очень важных комментариев. Во-первых, если родинка травмировалась, ее нужно показать врачу, чтобы он взял дерматоскоп, приложил и оценил, что там помимо травмы имеется. Если вокруг царапины имеются структуры нормального невуса, нормальной родинки, то эта ситуация не требует обязательного иссечения, достаточно дождаться заживления, проконтролировать структуры, что все восстановилось и имеет вид доброкачественного образования. А если вдруг врач видит, что помимо травмы, расчеса или царапины есть признаки меланомы, потому что меланома хрупкая, она охотно травмируется, тактика ведения будет другой, потребуется удаление с гистологическим исследованием.

Юлия Каленичина:

Травма ведь может быть разная. Может быть, разбился стакан и порезал руку в том месте, где есть родинка, это один вариант травмы, а может быть на шее находится цепочка с такими острыми гранями, которые без конца эту родинку трут, или резинка от белья, которая все время травмирует, защемляет, зажимает, и эта родинка подвергается хронической травматизации.

Юлия Каленичина:

Подвергается хроническому механическому раздражению. Я хочу привести результаты исследований, которые были проведены нашими зарубежными коллегами, они провели метаанализ, то есть объединенный анализ всех исследований, которые оценивали меланому, возникшую в невусе, как часто

меланома возникает в невусе. И этот метаанализ показал, что в зоне ладоней, подошв, почему на них акцентируюсь – это зона повышенной механической нагрузки, на стопах мы ходим, в зоне ладоней и подошв ноль случаев ассоциации меланомы с невусами. Этот вывод позволяет нам аргументировать отсутствие необходимости удалять родинки, просто потому что они появляются на ладонях и подошвах.

Очень часто мамочки приходят с детишками, видят появление родинки на ладошке, говорят: «Как же так, он занимается спортом, подтягивается, турники, тренажеры. Не требуется ли удаление?» Не требуется удаление. Это первый аргумент в пользу того, что не требуется удалять родинки, которые раздражаются цепочками, лямочками и прочими предметами одежды с точки зрения медицинских показаний. С точки зрения эстетических показаний или физического комфорта человек может самостоятельно принять решение, хочет он жить с этой родинкой или хочет с ней расстаться. Но с точки зрения медицинских показаний оснований для этого нет, тем более, что роль травмы в провокации меланомы не доказана на сегодняшний день, и ни в одних клинических рекомендациях в перечне факторов риска развития меланомы травма не упоминается.

Если выступающие невусы располагаются в местах трения, в местах раздражения одеждой, то поводом для их удаления может быть только комфорт пациента, если пациенту это неприятно и он хочет с ней расстаться, то можно удалить, но нужно понимать, что при этом мы не занимаемся профилактикой меланомы, мы устраняем физический дискомфорт для пациента.

Юлия Каленичина:

Загар для родинок – это плохо, но тут же витамин D, все сейчас о нем говорят. Но немного позагорать можно в утренние и вечерние часы?

Анна Миченко:

Ультрафиолет хоть в больших, хоть небольших количествах все равно оставляет мутации. Наибольший риск мы получаем у пациента, если он обгорает, загорая в дневные часы. Но если человек имеет очевидные факторы риска развития меланомы в виде множественных родинок, даже загар в утренние часы ему нежелателен, здесь мы говорим о группе риска. Много ультрафиолета или немного ультрафиолета – он все равно остается ультрафиолетом, и суммарная доза ультрафиолета, полученного в течение жизни, уже во второй половине жизни приводит к развитию раннего фотостарения и новообразований кожи. Поэтому хочется призвать к аккуратности.

Ммы видим молодых людей, которые хотят выглядеть красиво, которые хотят загорать, иметь определенный цвет кожи, стесняются при первом, втором фототипе своей, как они говорят, мертвенной бледности, и понятно, что это для них эстетический дискомфорт.

Юлия Каленичина:

Азиаты, у которых кожа смугловатая, желтоватая, хотят иметь белую кожу.

Анна Миченко:

Мы всегда относимся критически к себе, но если есть потребность, мы видим, что пациент никак не расстанется со своим шоколадным загаром, мы можем порекомендовать ему обратиться к косметологам, которые могут использовать временные красящие, тонирующие средства для создания нужного цвета кожи хотя бы на какой-то определенный промежуток времени.

Оксана Михайлова:

Что такое автобронзант и чем это отличается от солярия?

Анна Миченко:

Наши пациенты очень хорошо знают о соляриях, они знают, что если пойдут в солярий, то получат шоколадный загар и будут выглядеть красиво, но доза ультрафиолета, которую человек получает в солярии, выше, чем доза ультрафиолета, которую человек получает, загорая на солнышке. И солярий – это первая причина меланомы у молодежи по разным исследованиям, то есть если обычно человек получает меланому в результате периодического воздействия ультрафиолета в течение всей жизни, и он получает ее в пожилом возрасте, то та молодежь, которая хочет иметь красивый цвет кожи и частенько заглядывает в солярий, получает ее гораздо раньше, это те случаи меланомы, которые возникают в возрасте от 20 до 30 лет. И автобронзанты – это средства, которые тонируют, они не стимулируют синтез пигмента, временно окрашивают кожу. Это наносится снаружи на кожу. Кожа предварительно подготавливается, очищается, скрабируется, чтобы цвет был равномерным, и при помощи спрея это средство с головы до ног может наноситься, и человек может великолепно выглядеть без вреда для здоровья.

Оксана Михайлова:

С этим можно мыться или нанес и не моешься? Насколько это стойко?

Анна Миченко:

С этим можно мыться, и некоторое количество дней, в зависимости процедуры, вам косметолог расскажет, как долго сохраняется этот эффект.

Юлия Каленичина:

Если у взрослого растет родинка, то надо напрячься конкретно. А если у ребенка растет родинка, ведь ребенок растет, и родинка тоже немножко видоизменяются в процессе роста? Стоит ли так переживать, если у ребенка растет родинка?

Анна Миченко:

Появление и рост родинок, подчеркнем, после 50-60 лет, не является нормой, и поэтому каждая новая родинка подлежит осмотру дерматолога. Если же мы видим ребенка, очень часто приходят мамочки с детишками, у которых появилась родинка, которая особенно быстро растет, отличается от всех остальных, может быть очень темной или наоборот, розовой, она волнует маму, потому что она прочитывает весь интернет, все про меланому и готова согласиться на любое удаление. Но тут нужно еще раз рассказать мамам о том, что меланома для детишек не свойственна, риск развития меланомы у детей крайне низок.

В 2018 году зарегистрировано в Российской Федерации в возрасте от 0 до 5 лет 5 случаев меланомы, от 5 до 10 лет 5 случаев меланомы, и от 10 до 15 тоже 5 случаев меланомы. Эта цифра весьма мала, поэтому вероятность меланомы у детишек крайне низка, и такая ситуация во всем мире, не только в Российской Федерации, меланома у детей встречается очень редко. Но зато у детишек встречаются очень часто невус Рида и невус Шпиц. Невус Рида – это очень темная родинка, она может расти быстрее, быть крупнее, чем другие.

Юлия Каленичина:

Это та, которая пушком покрыта?

Анна Миченко:

Она гладкая, пушком покрыты врожденные, а невусы Риды и невусы Шпица возникают не в первый год жизни, а позже, в 3, 5, 7 лет, и возникнув, они достигают своего размера, стабилизируются, существуют в этом размере определенные годы, а потом в 80 процентов случаев регрессируют, то есть рассасываются. И поэтому большинство этих ситуаций, когда мама прибежала на прием, потому что у ребенка растет что-то черное, страшное или что-то розовое, необычное, отличающееся от всего остального, то в подавляющем большинстве случаев врач может взять дерматоскоп, посмотреть, увидеть типичную картину невуса Рида, невуса Шпиц и отменить планирующуюся процедуру удаления, на которую мама уже готова.

Юлия Каленичина:

Но все равно маме надо поставить пятерку за ее внимание.

Анна Миченко:

И вызвать на прием ее уже лично, осмотреть, потому что мы тоже часто видим ситуации, когда родители волнуются за детей, они приводят своих детей, у которых есть множественные невусы, мы их осматриваем, подтверждаем, что все хорошо, но следующим этапом приглашаем родителей на осмотр, потому что факторы риска налицо. Мы все наши генетические предрасположенности наследуем от родителей, и в более старшем возрасте рисков больше, и оснований для осмотра и наблюдения у родителей может оказаться больше. Докторам рекомендую, если вы видите молодых людей с множественными невусами, факторами риска, обязательно нужно приглашать на осмотр их родителей.

Оксана Михайлова:

Вы уже рассказали, как можно отличить нормальную родинку от подозрительной. Это все или есть еще какие-то факторы?

Анна Миченко:

Детишки рождаются без невусов, за исключением врожденных. Как только родители начинают их показывать солнышку, появляются первые родинки, особенно активно они продолжают появляться в пубертате, и дальше в середине жизни часть этих родинок остается в виде плоских пигментных пятнышек, которые равномерно окрашены, круглые очертания, четкие границы, а часть родинок становится выпуклыми, выступающими. Они так же равномерно окрашены, имеют абсолютно четкие круглые очертания, четкие границы, и уже в пожилом возрасте плоские пигментные невусы рассасываются, а возвышающиеся невусы теряют пигмент, бледнеют и остаются в виде бледных папул с человеком на всю его оставшуюся жизнь. Так выглядят нормальные невусы, и если мы видим что-то отличающееся от описанной динамики, мы должны быть начеку.

Например, если у пожилого человека возникает вдруг новая, вроде бы симметричная, вроде бы красивая родинка, но после 50, после 60 лет в норме новых невусов мы видеть не должны. А если говорить о меланоме, мы видим на картинке запущенный случай и все признаки, A, B, C, D, E, это те клинические критерии диагностики меланомы, которые многие знаю. А – асимметрия, мы видим асимметрично окрашенное пятно с неправильными очертаниями, крупного размера. И если мы пациента спросим, как оно себя вело, мы услышим, что оно меняется. И в запущенном случае появился уже узловой компонент, это уже вертикальная фаза роста, которая говорит об ухудшении прогноза для пациента. В отличие от образований, которые были полностью равномерно окрашены, здесь мы видим радикальные отличия.

А теперь давайте посмотрим, как выглядит ранняя меланома. На картинке мы видим высыпания на коже шеи, по поводу которых пациентка и обратилась, то есть больше ее ничего не беспокоит. Это микробная экзема, но образование на коже плеча, которая пациентка не видела, она его никак не ощущала, и случайно была обнаружена ранняя меланома. Рассматривать себя нужно, даже если ничего не беспокоит.

Оксана Михайлова:

Меланома – это все-таки приговор?

Анна Миченко:

Меланома до недавнего времени была приговором, поэтому столько летальных исходов за ней и числится. Но в последние годы развитие онкологии достигло определенных высот, и производители лекарственных средств порадовали нас новыми открытиями, новыми препаратами. Уже несколько лет назад была присуждена Нобелевская премия за открытие иммунотерапии, механизмов, лежащих в основе применения иммунотерапевтических препаратов, которые радикально изменили прогноз для пациентов.

Юлия Каленичина:

Эти препараты доступны?

Анна Миченко:

Они доступны. Для борьбы с меланомой в настоящее время имеется таргетная терапия, различные препараты, и теперь еще и иммунотерапия. В Российской Федерации они доступны, и не один препарат, уже отечественные препараты создаются. Поэтому в настоящее время меланома – это не приговор, и мы, конечно, хотим выявлять меланому рано, когда она похожа на не очень идеальную родинку, а не когда это крупное образование с узловым компонентом. И сценарий для таких пациентов довольно оптимистичный, потому что образование удаляется, метастазов не обнаруживается, пациент наблюдается, но если где-то обнаруживается единичный очаг, то начинается системная терапия, которая показывает хороший результат.

Юлия Каленичина:

Где это лечение производится?

Анна Миченко:

Лечение назначает онколог. Мы выявляем подозрительное образование, при помощи дерматоскопии оцениваем есть ли риск или все спокойно, и те образования, которые вызывают у нас сомнения, вопросы, мы направляем к онкологам, где они удаляются, и патоморфолог уже устанавливает диагноз, подтверждает или отвергает.

Юлия Каленичина:

Чем опасна меланома? Родинка и родинка, искобенилась вся, выросла, стала некрасивая. А что дальше она творит в организме?

Анна Миченко:

Почему мы меланому не любим, потому что она охотно, быстро и рано распространяется по всему организму, и когда она имеет небольшой размер, уже могут быть у пациента множественные метастазы. У нас есть много поводов для оптимизма даже при обнаружении метастатической стадии, потому что есть позитивные примеры пациентов, которые полностью излечились от этой патологии, несмотря на множественные метастазы, и живут, продолжают растить детей.

Юлия Каленичина:

Одна знакомая дама задала вопрос: вдруг внезапно появились на радужке глаза множественные высыпания, как родинки, как рассыпало пигмент. Она не обращает на это внимание, просто рассказывает это, как что-то удивительное для себя. Это должно беспокоить?

Анна Миченко:

Обязательно нужно показаться офтальмологу, чтобы он провел исследование в щелевой лампе, оценил глазное дно, потому что меланома глаза встречается редко, но встречается. Бывают невусы радужки, и это тоже фактор риска, требующий наблюдения, но чтобы убедиться, что это не меланома, нужна консультация специалиста с более детальным обследованием, чтобы не пропустить метастатические отсевы.

Юлия Каленичина:

И у нее даже за радужку выходили.

Анна Миченко:

Такую ситуацию без внимания оставлять нельзя.

Оксана Михайлова:

Какие злокачественные опухоли кожи встречаются чаще всего?

Анна Миченко:

Меланома встречается редко, но она очень агрессивная, поэтому мы стремимся ее рано выявлять, но чаще всего мы видим тот вариант злокачественной опухоли кожи, который жизни не угрожает, называется базалиома.

Юлия Каленичина:

Она в любом возрасте возникает или больше у пожилых, потому что чаще пожилые люди встречаются?

Анна Миченко:

Как правило, пожилые люди на нашем приеме имеют такие образования, но и молодые не защищены. Есть описания в литературе даже диагностики базилиомы у детей в 8-летнем, 15-летнем возрасте. Поэтому всегда хочется пожелать, чтобы врачи пользовались дерматоскопом при диагностике новообразования, и пациенты искали специалистов с дерматоскопом, чтобы обследование было максимально полноценным.

Часто образованиее имеет розовый цвет, и кажется, что новая родинка появилась, но поверхность при этом не очень ровная или за счет того, что она мелкобугристая, волнистая, или за счет того, что на ней образуются точечные эрозии, желтенькие точечные корочки. Базилиома очень охотно образует эти точечные эрозии, она может локализоваться на голове, шее, на волосистой части головы, на лице, несколько реже на туловище, совсем редко на конечностях.

Юлия Каленичина:

Что за провокация, тоже солнышко?

Анна Миченко:

Дискуссии продолжаются, кто-то обвиняет ультрафиолет, кто-то считает виноватыми стволовые клетки волосяных фолликулов. Но здесь в отличие от меланомы нет прямой однозначной связи с ультрафиолетом. Локализация на открытых участках тела кажется хорошим аргументом в пользу того, что на открытых участках тела ультрафиолета вызывает мутации, провоцирует малигнизацию, озлокачествление клеток кожи, но этот вопрос пока дискутабелен.

Юлия Каленичина:

Базилиома дает метастазы?

Анна Миченко:

В 94-96 процентах случаев она не метастазирует, но ее обязательно все равно нужно удалять. Бывает несколько базилиом у человека, и их обязательно нужно удалять, потому что они непрерывно растут, и если оставить их без внимания, они будут продолжать расти до бесконечности, разрушая прилежащие ткани. Был описан случай, когда пациент отказался удалять базилиому, фотографировал себя в течение примерно 15 лет и буквально запечатлел исчезновение половины головы, очень яркая иллюстрация. Когда пациенты спрашивают: «А нужно ли удалять, а может быть пройдет, а может быть мы ее чем-нибудь помажем», – я рассказываю эту историю. Базалиома разрушает прилежащие ткани, это все равно злокачественное образование.

Следующий по частоте – это плоскоклеточный рак. В начальных стадиях он выглядит, как кератоакантома, он не отличим. Образуется достаточно плотный

внутрикожный узелочек, возвышается над кожей и в центре скопление роговых масс. Картина очень типичная, один раз посмотрите и никогда не забудете. И здесь также требуется лечение онкологом.

Юлия Каленичина:

Это операция, иссечение с подлежащими тканями, потом облучение?

Анна Миченко:

Первый этап всегда иссечение, дальнейшую программу уже определяет онколог.

Юлия Каленичина:

А если на ногте появилась пигментация?

Анна Миченко:

Пигментная полоса на ногте, если она возникает у взрослого, особенно пожилого человека, если она прогрессирует, то есть увеличивается ее ширина, интенсивность окраски, прилежащая кожа также пигментируется, все это очень подозрительно на меланому. Если же она появилась и существует стабильно, и ширина ее небольшая, меньше трети ширины ногтевой пластины, то удаление не требуется, и даже диагностическая биопсия не нужна, но требуется наблюдение. Обязательно нужно сфотографировать, замерить ширину полосы у основания и у края и оценивать ее в динамике раз в 3 месяца.

Оксана Михайлова:

Что такое паспорт кожи и кому он нужен?

Анна Миченко:

Это самый удобный способ наблюдения за родинками, в особенности, если их большое количество, и пациент сам не в состоянии их все запомните, какая как выглядит. Паспорт кожи – очень простая процедура, заключается в фотографировании всего кожного покрова и фиксации дерматоскопических изображений всех новообразований или большинства новообразований.

Паспорт кожи нужен в первую очередь тем, у кого имеются множественные новообразования, у кого родинки множественные, потому что это единственный способ подтвердить, зафиксировать, обнаружить новые образования. Мы говорили о метаанализе, в котором выявили, что 0 случаев ассоциации акральной меланомы с невусом, в том же метаанализе оказалось, что 70 процентов меланомы развиваются на чистой коже, то есть нам нужно фотографировать пациента целиком, чтобы подтвердить, что вот здесь не было образования, и оно появилось, оно является новым, потому что меланома на ранних этапах выглядит, как родинка.

Юлия Каленичина:

Сам паспорт как выглядит? Чтобы его сделать, это часов 5 надо.

Анна Миченко:

Зависит от количества образований у пациента. Если образований 200, можно, если очень постараться, зафиксировать их за 40 минут. 100 образований – полчаса.

Юлия Каленичина:

Это только платная процедура?

Анна Миченко:

Пока в нашем учреждении ОМС эту процедуру не покрывает, но консультация дерматолога ОМС покрывает.

Оксана Михайлова:

Какие образования кожи являются доброкачественными и надо их удалять или нет?

Анна Миченко:

Мы знаем такие доброкачественные образования, как себорейные кератомы, они свойственны для пожилого возраста, имеют вид шероховатых образований, дословно приклеенных к поверхности кожи. Они требуют удаления только тогда, когда этого хочет сам пациент либо если не появляются в очень большом количестве, и пациенту может потребоваться широкая программа обследований для исключения злокачественной опухоли внутренних органов, то есть это может быть симптомом злокачественной патологии внутренних органов, и эта ситуация называется синдром Лезера-Трела. Сами кератомы при этом удаления не требуют, но пациента нужно обследовать, чтобы не пропустить начинающуюся патологию внутренних органов. Они абсолютно не заразны, но вульгарные бородавки, которые многим знакомы, относятся к доброкачественным образованиям вирусной природы, и они требуют удаления, потому что являются источником инфекции для окружающих.

Юлия Каленичина:

А папилломы?

Анна Миченко:

Папилломы очень часто встречаются, требуют удаления, только когда этого желает пациент, но они врачу говорят о том, что у пациента может быть повышен сахар крови и есть ассоциация с метаболическим синдромом, предшественником злокачественных образований они не являются.

Оксана Михайлова:

Значит, можно их не удалять?

Анна Миченко:

Можно с ними спокойно жить.

Оксана Михайлова:

Что делается у вас и что входит в ОМС, понятно, что косметические дела – это платная история.

Анна Миченко:

В рамках ОМС в любой день в любое время года, не только в мае, можно прийти в Московский научно-практический центр дерматовенерологии и косметологии и пройти осмотр кожи с головы до ног с дерматоскопией, это то, что достаточно для скринингового обследования. Если же пациент имеет факторы риска – множественные образования либо меланомы в анамнезе, меланомы у родственников, мы рекомендуем использовать и паспорт кожи. В центре он пока проводится на платной основе, но это очень удобная процедура, которая позволяет при визитах раз в год надежно сопоставлять ситуацию и выявлять новые и меняющиеся образования, это основная наша задача при ранней диагностики меланомы кожи.

Оксана Михайлова:

Как к вам попасть? Направление нужно брать или просто захотели и приехали?

Анна Миченко:

Структура центра следующая. Есть 16 филиалов, расположенных в каждом округе города Москвы, в каждом филиале открыт кабинет профилактики злокачественных образований кожи, в котором работает дерматолог, прошедший дополнительное обучение дерматоскопии, и все дерматологи имеют дерматоскопы. С простейшими вопросами для скрининга, для плана обследования, с новыми непонятными образованиями можно обратиться в этот кабинет, и если уже дерматолог посчитает необходимым, он направит в центр неинвазивной диагностики кожи, это отдельное подразделение, где проводится паспортизация кожи.

Юлия Каленичина:

Спасибо большое, было очень интересно, надеюсь, мы были полезны, всего доброго.