Гельминтозы у взрослых

Паразитология

Тэги: 

 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, в эфире программа «Точка приложения», и с вами мы, ее ведущие, Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. Тема сегодня интересная – гельминтозы. И говорить мы будем с Новиковой Кристиной Игоревной, врачом-инфекционистом инфекционной клинической больницы №1. Животрепещущая тема, потому что лето подходит к концу. Есть ли какая-то сезонность у этого заболевания?

Кристина Новикова:

Сезонности у гельминтоза нет, но наиболее часто регистрируются эти заболевания в весенне-летний и осенний период, потому что складываются наиболее благоприятные условия окружающей среды для прохождения жизненного цикла гельминта, и у нас больше шансов попасть в условия, которые так или иначе способствуют инфицированию: ягоды с куста, фрукты с рынка, дача, рыбалка.

Юлия Каленичина:

Что такое гельминтозы?

Кристина Новикова:

Гельминтозы – это наиболее распространенные у человека группы паразитарных заболеваний, которые вызываются паразитическими червями или гельминтами. И первое упоминание о гельминтозах, согласно историческим данным, относится к VI веку до нашей эры. В V веке до нашей эры Гиппократ в своих трудах достаточно подробно описал симптомокомплекс, характерный для аскаридоза, энтеробиоза и эхинококкоза. И именно он вводит термины helmins, что значит гельминт или паразитический червь, и askaris, то есть название рода, к которому относится возбудитель аскаридоза. На сегодняшний день известно около 400 видов паразитов, 250 из них могут вызывать заболевания у человека, и 70 из них зарегистрированы на территории нашей страны.

Оксана Михайлова:

Как же эти паразиты попадают в организм человека?

Кристина Новикова:

На путях инфицирования основана одна из классификаций гельминтозов, когда все гельминты подразделяются на геогельминтозы, биогельминтозы и контактные гельминтозы.

Геогельминты, к которым относится аскарида, это те паразиты, которые для своего жизненного цикла не требуют организм промежуточного хозяина, то есть половозрелая особь живет в кишечнике человека, выделяет яйца, и человек со своими испражнениями эти яйца выделяет в окружающую среду. Яйца, выделяющиеся из организма человека, не являются инвазивными, они не способны вызвать заболевание. Поэтому получается, что человек – это источник инфекции, но при непосредственном контакте с ним заразиться невозможно. Неинвазивное (незаразное) яйцо попадает в почву, и если оно оказывается в благоприятных условиях, а эти условия зависят от вида гельминта, то в течение некоторого времени, как правило, это несколько недель, формируется уже его инвазивная форма, или личинка. Именно почва, которая содержит эту инвазивную форму, либо любые элементы окружающей среды, которые инфицированы, загрязнены этой почвой, и являются непосредственным фактором передачи гельминта. При геогельминтозах основной путь инфицирования – это алиментарный: овощи, фрукты, зелень, руки, которые загрязнены почвой и которые не моются, вода и даже пыль, если она содержит эту почву.

Вторая группа – это биогельминты. Здесь жизненный цикл чуть сложнее, потому что для развития личинки из яйца необходим организм промежуточного хозяина. Чаще всего в роли промежуточных хозяев бывают рыбы, ракообразные, моллюски. К биогельминтам относится эхинококк, отряд цепней. Человек заражается при употреблении в пищу этого промежуточного хозяина, то есть это моллюски, термически необработанная рыба. Иногда личинки плавают в воде или оседают на поверхности водных растений, поэтому точно так же можно инфицироваться, купаясь в водоеме и заглатывая воду либо употребляя водоросли в той или иной форме.

И контактные гельминтозы, ярким представителем которых является острица, возбудитель энтеробиоза. Здесь чаще всего человек уже выделяет инвазивную, или заразную форму яйца, либо яйцо становится таковым через несколько часов после нахождения на поверхности кожи человека. Инфицирование происходит контактным путем либо при непосредственном контакте с больным человеком, либо при использовании общих бытовых предметов.

Оксана Михайлова:

Какое действие оказывают на организм человека гельминты?

Кристина Новикова:

Гельминты – это многоклеточные беспозвоночные животные, поэтому их взаимодействие с человеческим организмом, их патогенез гораздо сложнее и гораздо многообразнее, нежели патогенез микроорганизмов, то есть бактериальных и вирусных инфекций. Говоря о патогенезе гельминтов, хочется выделить несколько факторов патогенеза. Это механическое воздействие на ткани человеческого организма. Личинка мигрирует, и еще крючья, присоски, то есть факторы, которые способствуют фиксации гельминта в тканях человеческого организма, где развиваются воспалительные реакции.

Второй момент патогенеза, и, пожалуй, один из самых важных – это аллергизация организма за счет продуктов жизнедеятельности самого гельминта и аллергизация вследствие распада гельминтов.

Юлия Каленичина:

Их жизненный цикл заканчивается, они гибнут, и начинается процесс распада.

Кристина Новикова:

Распад может быть естественным и на фоне этиотропной терапии – это назначение препаратов, которые направлены на уничтожение гельминта. И из этого можно сделать очень важный вывод, что лечение гельминтов должно быть обязательно под наблюдением врача.

Фото показывает сложность строения гельминтов на примере аскариды. У нее есть практически все внутренние органы. Живой организм такой структуры вызывает достаточно сложные патологические реакции в человеческом организме, и достаточно непросто нашей иммунной системе с ним бороться.

Возвращаясь к аллергизации, аллергические реакции могут протекать как по типу аллергических реакций немедленного типа – анафилактический шок, отек Квинке, крапивница, так и по типу аллергических реакций замедленного типа, это чаще всего сопровождается образованием специфических воспалительных узелков во внутренних органах, чаще всего это соединительная ткань либо

ретикуло-эндотелиальная система, и узелки эти называются гранулемы.

Следующий механизм патогенеза – это воздействие на биоценоз кишечника, а биоценоз – это часть нашего иммунитета. При гельминтозах увеличивается доля патогенной и условно патогенной микрофлоры, увеличивается доля бактерий, которые способны сами по себе при определенной численности вызывать патологические процессы и снижать иммунитет.

Очень интересна способность некоторых гельминтов, в частности аскариды блокировать ферментативные системы человеческого организма. Аскарида выделяет вещества, которые нейтрализуют пепсин и трипсин, не нравятся они ей, они же могут ее уничтожить. Нарушаются естественные барьеры человеческого организма, мы становимся более восприимчивыми к бактериальным и вирусным инфекциям.

Юлия Каленичина:

Наверное, и по характеру более раздражительными, живет же внутри какая-то гадость.

Кристина Новикова:

Психогенное воздействие – очень важная проблема, наиболее часто это регистрируется у людей, которые имеют затяжные формы гельминтозов, и при аскариде, когда паразит выходит из ротовой полости, это достаточно серьезная психогенная стимуляция, всем страшно, и специалисты в этой области часто помогают.

Оксана Михайлова:

Если рядом с вами человек, который нервный, сильно дерганый, то мы можем предположить, что у него просто глисты.

Юлия Каленичина:

Если совершенно здоровый человек без всякой дополнительной стрессовой ситуации вдруг начинает тиками страдать или заикаться, бессонница мучает, зуд, есть смысл подумать.

Кристина Новикова:

Я думаю, что инфекционист или паразитолог не будет первичным звеном, к которому этот пациент обратится, это будет терапевт или педиатр. Но если после консультации невролога, психиатра, клинического психолога не будет выявлена подоплека неврологического или психического заболевания, то такие пациенты очень часто попадают на консультацию к инфекционисту.

Оксана Михайлова:

Проще пойти и сдать анализ.

Юлия Каленичина:

Не каждый анализ покажет проблему, бывают и специфические анализы. Вопрос, который волнует многих: грязные руки бывают у каждого, и бывает, что рука попала в рот, или что-то съел не совсем чистой рукой, или не совсем качественно помыл тот же самый фрукт. Каждый ли человек способен заболеть, у каждого ли, кто проглотил эти личинки, яйца, разовьется заболевание?

Кристина Новикова:

Не у каждого, это зависит во многом от количества паразита, которое попало в человеческий организм, и от наших естественных биологических факторов защиты: это и микрофлора ротовой полости, и кислотность желудка, состояние лимфоидного аппарата ротоглотки, те же трипсины и химотрипсины.

Юлия Каленичина:

Острые и хронические формы гельминтоза.

Кристина Новикова:

Острые и хронические фазы заболевания проявляются разными клиническими симптомами. Острая фаза – это первые 2-4 недели от начала заболевания, в редких случаях может растягиваться до 2 месяцев. Для этой фазы не характерны какие-либо специфические симптомы, чаще всего симптомокомплекс клинических проявлений не зависит от вида возбудителя, потому что в основе лежит аллергизация организма, и аллергенами являются антигены мигрирующей личинки гельминта.

Что мы будем видеть у таких пациентов? Высыпания того или иного характера, очень часто зудящие, рецидивирующие, локализованные либо генерализованные отеки, лимфаденопатия, гепатоспленомегалия, артралгический, миалгический синдром, то есть мышечно-суставные боли. Бывают органные поражение на этой стадии, но они носят аллергический характер, это аллергические миокардиты, менингоэнцефалиты, гепатиты, нефриты.

И следующая фаза – это уже хроническая фаза, и именно ее проявления зависят от вида возбудителя и от того, к какому органу он тропен. При кишечных гельминтозах это будут боли в животе, диспептические симптомы, расстройства стула. При гельминтозах, которые поражают печень и желчевыводящие пути, это будет либо явление гепатита, либо может быть даже клиническая картина механической желтухи. При заболеваниях, вызванных власоглавом, на первую роль могут выходить изменения в общем анализе крови, это анемия той или иной степени, потому что это гематофаг. Шистосомоз – это урологическая система.

Юлия Каленичина:

А шистосомозы у нас встречаются?

Кристина Новикова:

У нас не встречаются, это больше тропики.

Оксана Михайлова:

В России какие гельминтозы наиболее часто встречаются?

Кристина Новикова:

61 процент от всех регистрируемых гельминтозов приходится на энтеробиоз, enterobius vermicularis, или острица, контактный гельминтоз. Мало кто может похвастаться, что в детстве этим не страдал.

Юлия Каленичина:

А почему только в детстве?

Кристина Новикова:

Дети – наиболее уязвимая группа, но это не значит, что у взрослых это не регистрируется.

Оксана Михайлова:

Потому что в детстве все сидят на одном горшке, взрослые все-таки ходят порознь.

Кристина Новикова:

Дети – это та группа, которая наиболее часто пренебрегает принципами личной гигиены, пожалуй, это и лежит в основе. На фото острица, половозрелая особь, которая живет в слепой кишке и в аппендикулярном отростке. Не очень больших размерах достигает, самка 12 миллиметров, самец в два раза меньше. Не каждый родитель увидит, и не всегда в испражнениях они присутствуют, потому что очень хитрый гельминт. В ночное время, когда происходит естественное расслабление анального сфинктера, самочка выходит и в области перианальных складок откладывает яйца, после чего сама погибает. И эти яйца, находясь на коже перианальной области, где достаточно благоприятные условия, комфортные, из этих яиц образуется инвазивная форма. И если человек расчесывает эту зону, а кожный зуд является одним из самых распространенных симптомов при энтеробиозе, то яйца попадают на руки, под ногти, а с этих рук на любые предметы окружающей среды. Можно заразиться и при непосредственном контакте с больным человеком, и при использовании предметов окружающей среды, которые проконтактировали с больным человеком, то есть это и постельное белье, и нательное белье, и полотенца.

Юлия Каленичина:

Самоизлечиться от гельминтов возможно?

Кристина Новикова:

Может происходить естественная гибель возбудителя. Но в чем есть проблема у энтеробиоза? Это самоинфицирование, и самозаражение при энтеробиозе связано с тем, что яйца попадают на руки, под ногти, и если человек тянет руки в рот либо немытыми руками берет какие-то продукты питания, то эти яйца могут повторно попасть в организм, и круг начнется заново.

Юлия Каленичина:

Либо если он своими руками накормил сестренку, братишку, поэтому семью надо лечить целиком.

Кристина Новикова:

Обследовать, как минимум, надо всех, особенно детский контингент. На аскаридоз приходится второе место по распространенности в нашей стране. Это уже геогельминтоз, то есть человек – источник инфекции, который выделяет яйца, но эти яйца еще неинвазивные, то есть они не могут вызвать заболевание. Для этого яйцо должно попасть во внешнюю среду, в почву, и если там создаются благоприятные условия (температура 12-36 градусов), 2-3 недели, и яйцо становится инвазивным. Причем более низкие температуры яйца аскариды выдерживают даже легче, чем высокие температуры. Температура 50 градусов губительна для нее в течение нескольких секунд. И известно, что эти яйца могут даже перезимовывать и сохранять свою способность к инвазии.

Юлия Каленичина:

Значит ли это, что в Средней Азии нет аскарид?

Кристина Новикова:

Боюсь, что нет. Там бывают разные температуры. Через почву либо посредством любых объектов окружающей среды, которые этой почвой загрязнены, ягоды, овощи, зелень, клубника на грядке. И многие люди считают: эта же клубника выросла у меня в саду, зачем ее мыть. Однако же не только пестициды могут быть проблемой в данном случае.

Инвазивная форма аскариды через рот попадает в организм человека, и в тонкой кишке личинка линяет и через стенку тонкого кишечника проходит в кровеносное русло. С током крови она разносится в печень и легкие, это так называемая миграционная фаза в развитии аскаридоза, она длится в районе 2 недель. Попадая в легкие, она проходит через капиллярную мембрану и проникает в просвет самой альвеолы, то есть воздушного легочного пузырька. И через альвеолу снизу вверх она попадает в бронхиолы, бронхи и дальше дальше в ротовую полость, где она повторно заглатывается, попадает снова в тонкий кишечник, и там по истечении 4 недель из нее уже формируется половозрелая особь, которая способна откладывать яйца. С этого момента человек, больной аскаридозом, становится источником инфекции, то есть не сразу с момента инфицирования, а через 2,5-3 месяца, только когда образуется половозрелая форма.

Для начальной стадии аскаридоза, то есть для фазы миграции, характерны все те симптомы острой фазы, которые мы оговаривали в вопросе патогенеза, а уже для второй кишечной фазы это кишечные проявления той или иной степени выраженности.

Юлия Каленичина:

Пока личинка мигрирует по крови, человек не заразен, но сам он страдает, потому что она и в сердце попадает, и в печень, и в легкие, везде, где есть кровь, соответственно, по всему организму.

Кристина Новикова:

И аллергические органные поражения, которые мы перечисляли (миокардит, гепатит, пневмония), на этой фазе миграции могут развиваться.

Юлия Каленичина:

Эти страсти мы рассказывали, для того чтобы вы мыли руки, господа, потому что организм очень страдает. Что происходит на следующем этапе?

Кристина Новикова:

На следующем этапе половозрелая форма живет в тонком кишечнике, уже червь, который активно выделяет яйца, проходящие во внешнюю среду вместе с фекалиями. Она сама может покидать человеческий организм, приводя к психогенным стимуляциям, о которых мы говорили. Может вызывать различного рода диспепсии, то есть нерегулярный стул, тошноту, рвоту, боли в животе, вплоть до развития кишечной непроходимости, если крупного размера гельминты образуют клубок, который вызывает механическую кишечную непроходимость.

Юлия Каленичина:

Гельминтов много, и мы не успеем про всех рассказать, потому что цепни – это вообще отдельная история, а есть люди, которые любят есть термически необработанное мясо. И нельзя забывать, что цепень реально представляет угрозу жизни.

Кристина Новикова:

Описторхоз и клонорхоз, термически необработанная рыба – это действительно катастрофа.

Юлия Каленичина:

Все ли виды рыб заражены?

Кристина Новикова:

В основном речные рыбы.

Юлия Каленичина:

А если мы говорим о лососевых рыбах, которые сырыми применяются для приготовления роллов?

Кристина Новикова:

Описторхоз и клонорхоз – это все-таки речная рыба, это нестандартные способы ее приготовления. Лососевые к этой группе не относятся.

Юлия Каленичина:

В России очень любят вяленую рыбку, это речная. Красноперка, насколько я помню, очень активно участвует в процессе заражения.

Кристина Новикова:

Она действительно участвует в этом процессе. Зачастую пациенты забывают о том, что они вообще это ели, они просто не придают этому значения. И приходится очень много наводящих вопросов задавать, чтобы все-таки выяснить, что могло привести к этому, потому что эпиданамнез крайне важен, когда мы говорим о гельминтозах. Даже базируясь на собственном опыте, бывает, что пациент вспоминает о факте употребления этой рыбки через некоторое время от момента госпитализации, когда он уже акцентуирован на то, как важно вспомнить свою жизнь за несколько недель до того, как ты заболел, и эта логическая цепочка в голове проясняется.

Юлия Каленичина:

То есть провяленная, просоленная рыба все-таки может представлять опасность?

Кристина Новикова:

Абсолютно верное, соль не защищает, только термическая обработка.

Оксана Михайлова:

И алкоголь тоже.

Юлия Каленичина:

Есть некоторые национальные блюда, которые готовятся из сырой рыбы с употреблением уксуса. Может ли здесь произойти заражение?

Кристина Новикова:

Может произойти, это не стопроцентная защита. Мы должны помнить, что только высокая температура способна нас обезопасить от инфицирования. Холодное копчение тоже нет, только горячее. Поэтому позволяя себе подобные гастрономические вольности, как бы это жестоко не звучало, мы включаем себя в группу риска по возможности развития гельминтозов.

Юлия Каленичина:

Если вдруг человек что-то у себя заподозрил из того, что Вы перечислили (боли в животе либо странные необъяснимые симптомы, которых никогда не было), к кому обратиться, с чего начинать?

Кристина Новикова:

Первично звено – это всегда терапевт, и это наиболее логично, либо педиатр, если мы говорим о детях. И уже терапевт, базируясь на эпиданамнезе, я не устану повторять этого слова, потому что в инфекционных заболеваниях, в паразитологии правильно собранный эпиданамнез – это 40 процентов того, что ты правильно поставишь диагноз. Эпиданамнез – это узнать, в каких условиях живет человек, в каких работает, как питается, с кем общается, где отдыхает за некоторое время, при разных заболеваниях эти сроки разные, потому что есть понятие инкубационного периода, то есть время от того, как возбудитель попал в человеческий организм, до момента появления клинических симптомов. Мы должны весь жизненный путь этого человека отследить, и базируясь на этих вещах, на клинических проявлениях, терапевт должен понимать: если есть подозрение на то, что это может быть гельминтоз, лучше отправить пациента на консультацию к инфекционисту или к паразитологу, а доктор уже назначит все необходимое лабораторное обследование и поставит диагноз либо исключит свой диагноз, и пациент будет перенаправлен к нужному специалисту.

Оксана Михайлова:

Какие методы диагностики существуют?

Кристина Новикова:

Если мы говорим о методах лабораторной диагностики, то никто не отменял обычную лабораторную диагностику: это общий анализ крови и биохимический анализ крови. Наиболее типичные изменения в общем анализе крови при гельминтозах – это эозинофилия. Эозинофилы – это наши клеточки, которые первыми реагируют на появление гельминта. При некоторых заболеваниях, а также при длительном течении всех гельминтозов очень типично развитие анемии, то есть низкого гемоглобина той или иной степени выраженности. В биохимическом анализе крови мы часто можем видеть повышение печеночных ферментов, диспротеинемию, то есть нарушенное соотношение между разными фракциями белков человеческого организма.

Если говорить о специфической диагностике, то это микроскопическое и макроскопическое исследование биологических жидкостей. В качестве биологических жидкостей чаще всего выступает кал, кровь, моча, но также это может быть и желчь, и содержимое двенадцатиперстной кишки, это могут быть и биоптаты мышечной ткани, и биоптаты кожи. Это фрагмент, когда мы берем кусочек ткани и отправляем его на гистологическое исследование.

Серологические методы диагностики – это выявление антител, то есть специфических факторов, которые вырабатывает наша иммунная система в ответ на нахождение гельминтов в нашем организме. В чем минус серологии? В том, что это всегда реакции определенного срока заболевания, то есть на 1, 2, 3-й день вряд ли вы увидите достаточный титр антител, для того чтобы поставить диагноз, то есть это 7, 10, 14-й день. И инструментальная диагностика: УЗИ, эндоскопические методы, рентгенография, компьютерная томография.

Юлия Каленичина:

А что УЗИ покажет?

Кристина Новикова:

При эхинококкозе, самый яркий пример, альвеококкозе мы можем выявить определенные кистозные образования с уровнем жидкости. Ультразвуковые диагносты эхинококковые кисты не спутают с чем-то другим, если они один раз ее увидели, они говорят именно так. То же самое КТ, МРТ, когда мы говорим об эхинококкозе, описторхозе, легочных формах, печеночный сосальщик, легочный сосальщик. То есть инструментальные методы – это чаще всего тканевые формы.

Юлия Каленичина:

Серологические методы конкретно покажут, что есть гельминтоз?

Кристина Новикова:

Покажут конкретного возбудителя.

Юлия Каленичина:

Все лаборатории это делают?

Кристина Новикова:

Не все. Это Центр эпидемиологии и гигиены, есть Центр паразитологии при университете имени Сеченова, то есть не любое лечебное учреждение может себе позволить на своей собственной базе лабораторно диагностировать гельминтозы.

Оксана Михайлова:

Как от этой гадости можно вылечиться?

Кристина Новикова:

Существует этиотропная терапия, то есть препараты, которые воздействуют непосредственно на возбудителя. Существует несколько химических групп, мы не будем забивать головы наших слушателей этими сложными химическими названиями. Суть этих препаратов в том, что они блокируют те или иные ферменты, которые необходимы для синтеза жизненно важных элементов гельминта, тем самым это приводит к гибели гельминта. Я в самом начале своего повествования уже говорила о том, что при гибели гельминта образуется огромное количество факторов, которые являются аллергенами для человеческого организма, то есть они способны вызывать аллергические реакции. Поэтому повторюсь, проведение антигельминтной терапии должно происходить по назначению врача и под контролем врача, потому что можно выбрать неправильный препарат, неправильно рассчитать дозу и получить некий побочный эффект, и самый частый – это именно аллергическая реакция. Этиотропная терапия гельминтоза всегда должна происходить под защитным прикрытием противоаллергических препаратов. Наиболее распространенные – это антигистаминные препараты, но если лечение проходит в стационаре, то зачастую используются даже глюкокортикостероиды в малых дозах дробно.

Юлия Каленичина:

В стационаре только определенные виды.

Кристина Новикова:

Как раз тканевые формы чаще всего требуют стационарного лечения, потому что клинически тяжело протекают, и лечение достаточно непростое. Помимо этиотропной терапии таким пациентам требуется дезинтоксикационная терапия, то есть это капельницы с глюкозо-солевыми растворами, которые направлены на снижение концентрации тех токсинов, которые выделяет возбудитель. Зачастую это ферментные препараты, которые направлены на улучшение процессов пищеварения, это эубиотические препараты, которые направлены на восстановление нашего биоценоза, то есть симптоматическую терапию тоже никто не отменял.

Юлия Каленичина:

А есть ли народные методы, которые, понятно, не вылечили, а помогли бы? Может быть, что-то в питании посоветуете?

Кристина Новикова:

Диета при гельминтозах требуется.

Юлия Каленичина:

Что невкусно глистам?

Кристина Новикова:

Клетчатка, продукты, богатые животным и растительным белком, кисломолочные продукты очень полезны. А то, что вкусно нам, то вкусно и глистам: сладкое, сдобное, соленое, пряное. Это создает определенную среду, которая потворствует их росту, размножению и патогенности.

Оксана Михайлова:

Какие-то народные средства есть, чесночок или еще что-нибудь?

Кристина Новикова:

Чесночок никто не отменял.

Оксана Михайлова:

Куда? Потому что я знаю, что многие бабушки по старинке в попку запихивают чесночок.

Кристина Новикова:

Перорально. В попку не надо, потому что это будет ожог слизистой. Если мы говорим о народных средствах в контексте лечения травами, мы не являемся (инфекционисты по крайней мере) сторонниками фитотерапии, потому что это, во-первых, может не помочь, а во-вторых, это может вызвать серьезные последствия, в частности токсического характера.

Юлия Каленичина:

Не безобидные травки, лучше не рисковать и в книжки по народным советам не обращаться, можно навредить себе.

Кристина Новикова:

Не то, что не помочь, но и усугубить.

Юлия Каленичина:

Во многих тропических странах, где наибольшее количество возможных заражений, есть некоторые традиции в питании – это очень много специй, много перца особенно. Не обусловлено ли это профилактикой глистных инвазий?

Кристина Новикова:

Это является условной профилактикой глистных инвазий, но мы должны понимать, что люди, которые живут в этой стране, с подобной культурой питания, чаще всего живут там с рождения, то есть они адаптируются к этой системе питания. Мы себе такого позволить не можем, потому что подобные продукты не факт, что спрофилактируют инфицирование и развитие заболевания, но они явно приведут к каким-то нарушениям работы наших органов и систем, то есть чисто к функциональным нарушениям.

Юлия Каленичина:

Пару слов о профилактике.

Кристина Новикова:

В основе всего в первую очередь лежит понятие личной гигиены. Мы моем руки не только потому, что это защищает нас от COVID-19, это защищает нас от многих инфекционных и паразитарных заболеваний. Это индивидуальное использование предметов личной гигиены, использование исключительно качественной и проверенной воды для питья, приготовления продуктов питания и также для мытья посуды, потому что мы едим на этой посуде, об этом нельзя забывать. Тщательное мытье фруктов, овощей, зелени, использование термически обработанного мяса и рыбы.

И если мы говорим о профилактике гельминтозов на более глобальном уровне, то это санитарный контроль – жилые помещения, детские учреждения, предприятия общественного питания. Это контроль над группами людей, которые являются наиболее уязвимыми по отношению к возможности инфицирования гельминтозами, то есть это те, кто работают с животными, кто занимается фермерством, садоводством, охотники и рыболовы, дошкольные детские учреждения и предприятия общественного питания.

Оксана Михайлова:

И просто любители пива с рыбкой.

Юлия Каленичина:

Спасибо огромное, тема жутко неприятная, но было интересно. До новых встреч.