Каменная аптека vs интернет-аптека

Фармакология

Тэги: 

 

Олег Гончаров:

Друзья, коллеги, единомышленники, и снова здравствуйте. Канал Mediametrics, программа «ФармаЛогия», и тема нашего сегодняшнего эфира – каменная аптека против интернет-аптеки, или каменная аптека vs интернет-аптека. И у нас сегодня удивительные гости, долгожданные гости лично для меня. Алексей Пушкин – собственник аптечной сети «Аптека 24 – Дежурная аптека», и Денис Вязников – генеральный директор коммуникационного агентства RX CODE. У меня есть реальная надежда, что каждый из вас займет определенную позицию. Так как Алексей представитель классических каменных аптек, московских, с историей, с традицией, то я надеюсь, что он будет защищать их позицию. Денис, от Вас ожидаю, что Вы немножко более прогрессивный, коммуникационное агентство, больше трендов, тенденций знаете и будете защищать позицию интернет-аптек. И начнем с того, почему нашему горячо любимому покупателю E-com, который зарождается, все-таки удобен и какие критерии выбора через этот канал превалируют?

Денис Вязников:

На сегодняшний момент, если оценивать потребителя, то потребитель делится на три сегмента: люди, которые используют только аптеку; люди, которые используют и онлайн, и офлайн-форматы; люди, которые используют в основном онлайн. Очевидно, что людей, которые используют только аптеку, большинство, это ни для кого не секрет. И рынки, которые достаточно активно развиваются в сегменте E-commerce, за рамками нашей родины все равно имеют офлайн-форматы. Что касается онлайн-формата, биканальное потребление, то есть когда человек пользуется и там, и там, это порядка 9 процентов людей. Один из основных форматов почему выбирают онлайн, самое первое – потому что дешевле. У меня есть даже статистика, по опросам потребителей 73 процента из тех, кто за последние 3 месяца покупал в онлайне, выбирают, потому что более низкие цены. 28 процентов делают это потому, что это еще и больший выбор. 24 процента отмечают, что им просто это удобно, 23 процента – экономия времени, и для меня несколько странный параметр, но 11 процентов – потому что это безопасно.

Алексей Пушкин:

Сейчас, наверное, в связи с ковидом, ограничиваешь посещение общественных мест.

Олег Гончаров:

У нас с Вами, Денис, был эфир, Вы делились статистикой, которую в свое время делала компания Яндекс. Первое место всегда, и это уже неинтересно, это низкая цена, некие факторы выбора онлайн-канала покупателями, а на втором месте с небольшим отрывом у них было зафиксирована возможность сравнить, то есть выбрать из различных вариантов. Это сохранилось или нет?

Денис Вязников:

Я сейчас апеллирую к исследованию, которое проводилось в 2021 году, поскольку разные форматы исследований, вопросы, на которые отвечают потребители. Просто потенциально сама возможность выбора входит не только в ассортиментную возможность сравнивания по ценам внутри онлайна.

Олег Гончаров:

Вы к какой категории относитесь?

Денис Вязников:

Я покупаю и в офлайне, и в онлайне.

Алексей Пушкин:

Я только в аптеках покупаю, никогда не покупал в интернет-аптеке. У меня нет никаких предубеждений, просто не складывалось. Все лекарства, которые мне нужны, нужны мне здесь и сейчас, и вообще нравится покупать все самостоятельно. Очень многие думают, что покупая в интернете, они делают выбор сами, никто не задумывается, что выбор за них уже давно сделан, и в том же интернете на картинках они видят все равно то, что им хотят продать, то есть здесь вопрос свободы выбора немножко искажен.

Олег Гончаров:

Но все-таки если говорить про каменные аптеки или интернет-аптеки, какие есть различия и в чем выигрышная позиция каменных аптек?

Алексей Пушкин:

Начну с самого начала. Слово «каменная аптека» для меня – это как раз интернет-аптека, потому что она каменная, без души, а у нас аптека как раз с душой, туда люди приходят, они имеют возможность пообщаться, аптека живая. Поэтому предлагаю все-таки термин поменять: просто аптека и интернет-площадка, давайте так называть.

Преимущество традиционных аптек заключается в том, что ты приходишь в аптеку, там стоит живой человек, профессиональный фармацевт или провизор, который может дать тебе консультацию, то есть не только продать препарат, который тебе назначил врач, а часто сейчас люди занимаются самолечением, и они могут прийти уже с каким-то готовым решением, и фармацевт или провизор хотя бы предостережет от неправильного выбора. Для меня это самое большое преимущество. Но разумеется, это то, что купить можно здесь и сейчас. И выбор, который тебе предоставляет интернет, если не брать даже аптеки, любую сферу возьми, кроме продуктов, там они уже очень хорошо научились все делать, то ничего нет, то есть все, что тебе нужно, как правило, нужно ждать и не один день. Поэтому это основное преимущество, которое можно описать, кроме эмоций, которые люди испытывают, потому что даже наш формат аптек таков, что люди приходят туда купить и косметику, и витамины, то есть это не негативные уже покупки. Люди приходят с хорошим настроением, хотят пообщаться, получить удовольствие от самого процесса.

Олег Гончаров:

То есть один из критериев – это быстрота удовлетворения потребности. Если у меня болит голова, я не буду заказывать в интернете и ждать, пока либо мне привезут, либо в пункт выдачи, я спущусь и куплю это в ближайшей аптеке. И немаловажный еще фактор – это наличие специалиста, который может дать развернутую консультацию. Денис, Вы бывший доктор, хотя бывших докторов не бывает, действительно консультация сейчас важна в аптеке и покупатель этого ждет?

Денис Вязников:

Консультация провизора, безусловно, всегда важна. Недавно в Сочи как раз была полемика по этому поводу, почему дисконтирована сущность работника первого стола, потому что во многом рынок и СМИ позиционируют его, скорее, как продавца, кассира, говорящую голову, но не как человека с высшим медицинским образованием, который несет социальную ответственность. Мы-то знаем, что на самом деле сами провизоры считают себя медицинскими работниками и стараются людям помогать. Поэтому в рамках этого консультация провизора является неотъемлемой частью нашего рынка, и профессиональная консультация, которая помогает человеку во многом, даже не в принятии решения по поводу какое лекарство покупать, а получить консультацию, как его правильно применять, есть ли ограничения по совместимости с другими лекарствами.

Тут другой вопрос возникает – может ли интернет-аптека в каком-то смысле использовать такой же ресурс. Я немножко из плоскости фармы больше в диджитал, сегодня под понятием общения во многом подразумевается уже не общение face to face, когда вы общаетесь с человеком лицом к лицу. Есть общение в мессенджерах, и это тоже мы считаем общением, у нас есть общение через электронную почту, по телефону. И таким образом когда мы с вами говорим о том, что аптека обладает (раз уж мне сказали занять позицию некоего противостояния) ресурсом вот этой коммуникации, я не беру душу, о которой Алексей говорил, надо сказать, что этот ресурс может быть перенесен в интернет с точки зрения коммуникации с человеком. И если это будет сделано, то это будет одним из правильных прорывов.

Олег Гончаров:

То есть интернет-аптека в принципе может уничтожить это различие. С одной стороны, перенести профессиональное консультирование в диджитал, а с другой стороны, быстрота удовлетворения потребностей, они тоже не стоят на месте, мы наблюдаем, как сейчас развивается скорость реакции.

Денис Вязников:

Давайте говорить объективно. Алексей правильно отметил, у традиционной аптеки есть свой покупатель, и количество аптек и их расположение таково, что даже ждать 40 минут-час порой бессмысленно, потому что у тебя просто есть рядом аптека, ты зашел и удовлетворил свой спрос на традиционный ассортимент лекарственных средств или БАДов, изделий медназначений здесь и сейчас. А там ты все равно будешь вынужден ждать какое-то время, и чем шире твой ассортимент, тем больше это ожидание.

Олег Гончаров:

Широкий ассортимент, часто это называют ключевым фактором успеха традиционной аптеки. В текущих рыночных условиях, когда и дистрибьюторы немножко меняют свою политику, а то и множко, широкий ассортимент – это реально ключевой фактор успеха или это рисковая затея для традиционной аптеки?

Алексей Пушкин:

Я думаю, более рисковая. Широкий ассортимент – дело хорошее, но им надо хорошо управлять, мало кто это умеет. От широты ассортимента многие сети у нас как раз и попали в долговые ямы. Поэтому нет, ответ такой.

Олег Гончаров:

Получается, широта ассортимента это то, чем интернет-аптеки могут выгодно отличаться от традиционных.

Алексей Пушкин:

Это же псевдоширота, таким же образом ты можешь прийти в аптеку и тот препарат, которого нет здесь и сейчас, заказать, он придет завтра. У нас человек может сегодня заказать товар, он уже ночью в аптеке, и утром, идя на работу, он уже препарат получит, не каждая интернет-аптека себе такое позволит.

Олег Гончаров:

Сейчас на рынке появилось очень много партнеров, как они себя позиционируют, это Аpteka.ru, Здравсити, и существуют некие убеждения, что именно эти партнеры способны генерить дополнительный трафик в аптеку. Так ли это и работаете ли вы с ними?

Алексей Пушкин:

Глобально мы не работаем. Мы к Аpteka.ru подключили одну аптеку, там совершенно политические вопросы, связанные с локацией самой аптеки (Аpteka.ru рядом с нашей аптекой), мы их руками их же пытаемся победить, есть возможность посмотреть, что здесь и сейчас с этим происходит. Да, есть какой-то трафик людей, которые покупают те лекарства, за которыми они пришли в своей продуктовой корзинке, допродать им ничего практически невозможно. Нужен ли этот трафик – я считаю, что нет. Приносит ли он деньги – я как не считал, деньгами это не назову, потому что та комиссия, которую платит Аpteka.ru, это порядка 5-6 процентов, даже 6 не выходит, 5,5. От этого отнимаем эквайринг, потому что все люди, заказавшие товар в интернете, покупают обязательно с оплатой картой, вычитаем налоги, которые мы платим, и ничего не остается, только куча пробитых чеков, куча возвратов, потраченное время, то есть выхлопа от этого нет никакого.

Олег Гончаров:

Денис, как Вы считаете, эти партнеры или интернет-площадки способны сгенерить дополнительный трафик в традиционную аптеку?

Денис Вязников:

Они трафик-то генерят, просто вопрос ценности этого трафика. Мы имеем историю традиционной аптеки в виде ПВЗ, по сути, аптека играет роль пункта выдачи заказов. И сейчас идет у нас ситуация, когда ПВЗ – это место, где один человек, куча заказов, и все происходит быстро (Аmazon, Wildberries), либо это в виде традиционного магазина, в данном случае аптеки, где есть куча сопутствующих операций, которые должны произойти, для того чтобы товар был отпущен.

Трафик они генерят, другой вопрос, что победой будет случай только тогда, когда это будет взаимовыгодно с точки зрения использования аптеки как ПЗВ для интернет-провайдеров в данном случае, я даже не могу это интернет-аптекой назвать, скорее, интернет-провайдер с точки зрения генерения трафика. Если это получится, тогда будут все в плюсе, все будут счастливы внутри этого.

Олег Гончаров:

Сейчас появилось очень много всевозможных решений, это и интернет-аптеки, и агрегаторы, и маркетплейсы, уже звучит новое для нас и интригующее понятие, как экосистема. Какие там различия, кого выбирать аптеке в качестве партнера и как не остаться без собственных клиентов?

Денис Вязников:

Без собственных клиентов аптека, которая имеет свой поток людей, которые приходят туда, для того чтобы удовлетворить быстрый спрос, которые требуют беседы, коммуникации, не останется.

Алексей Пушкин:

Хорошая аптека без клиентов не останется.

Денис Вязников:

Что касается различий, я думаю, что для всех различия на рынке очевидны. Если говорить о классический интернет-аптеке, то это заказ и доставка, если мы говорим об агрегации, даже Аpteka.ru – это интернет-аптека или это интернет-площадка по продаже лекарственных средств?

Алексей Пушкин:

Для клиентов это интернет-аптека.

Денис Вязников:

Суть заключается в том, что основной оборот у площадки происходит за счет трафика в другие аптеки, за счет использования других аптек в качестве ПВЗ. Это в каком-то смысле интернет-площадка, на которой происходит формирование заказов, а вот выдача уже происходит в разных аптеках. Минусы такого подхода мы уже услышали.

Что касается маркетплейсов, это площадка, где каждая аптека, каждая сеть потенциально может сохранить свое позиционирование на рынке и использовать просто как витрину со своим ценообразованием, со своим подходом. В этом отношении больше вопрос к Алексею, наверное, это более выгодная модель с точки зрения бизнеса.

Экосистема – это действительно один из элементов эволюционного развития, какого-то будущего. Это вхождение аптечных сетей, в том числе с их онлайн-площадками в существующие экосистемы. Ключевым фактором экосистемы является формирование общего трафика за счет разных сервисов и услуг, и использование систем лояльности внутри экосистемы, для того чтобы трафик направлялся в один из сервисов экосистемы. Классический пример Сбербанк, совершая покупки где-то, заказывая такси, ты имеешь скидки либо накопление бонусов, эти бонусы внутри системы ты можешь зачитывать равно как денежные средства. Соответственно, тебя держат внутри системы, для того чтобы ты пользовался именно этими услугами. Когда есть большой игрок, у которого есть большой объем существующего трафика, такую же экосистему строит МТС, Яндекс, это глобальные игроки, у которых десятки миллионов пользователей, и когда этих людей замыкают внутри определенной экосистемы, наверное, в этом есть выгода. И если внутри экосистемы все построено профессионально правильно с точки зрения доходности каждого из сервисов, что не всегда так, то есть зачастую эти экосистемы строят так, чтобы формировать как можно больший трафик, но при этом какой-то из сервисов может быть убыточный, и экосистема идет на это. И тут вопрос в какой ситуации внутри этой экосистемы может оказаться аптека, будет ли она прибыльной или планово убыточный, и кому это нужно.

Олег Гончаров:

Алексей, Вы уже ощущаете давление Сбер Еаптеки на московском рынке?

Алексей Пушкин:

Скорее, нет, в Москве не чувствуется. И Москва большая, и у нас своеобразный формат. Я думаю, что это ощущается среди тех аптек, которые являются дискаунтерами, потому что это бьет как раз туда. У нас ключевой фактор успеха – это все-таки сервис, поэтому по нам это должно ударить в самую последнюю очередь.

Олег Гончаров:

Денис, Ваш основной клиент – это производители. Они на кого ставят, на традиционный формат или все-таки уже с интересом наблюдают и готовы всячески содействовать развитию диджитал направления интернет-аптек?

Денис Вязников:

Вообще болезненный вопрос для рынка. Не знаю, все ли знают объем инвестиций фармпроизводителей в аптечные сети, на секундочку это больше 55 миллиардов рублей в год, и это в традиционные сети. При таких инвестициях всегда встает ключевым камнем преткновения исполнение тех контрактов, которые за эти деньги заключаются. Раз такие деньги инвестируются, а это уже равно или больше чем инвестиции в рекламу на конечного потребителя, наверное, фарма делает выбор в эту сторону, и неминуемо год от года эта статья расходов внутри фармкомпаний растет.

Другой вопрос, что сейчас темпы роста этого меньше, чем были раньше, и связано это зачастую с тем, что те инвестиции, которые оказывались, не всегда работают, и фармкомпании уже часто отказываются от контрактов даже с крупными, ключевыми игроками на рынке, но тем не менее считая контракт экономически неэффективным и невыгодным, отказываются от его заключения. И это все чаще звучит на рынке, это значит, что движение в этом направлении, в традиционном формате заключается в усилении прозрачности и исполнительской дисциплины со стороны аптечных сетей.

Что касается онлайна, то это одно из самых быстрорастущих направлений в фармкомпаниях, все больше компаний, у которых в топ-50 практически все уже имеют менеджеров по E-commerce, то есть людей, которые работают с площадками, а это уже инвестиция – наем людей, коммуникации. Все больше компаний ведут переговоры, но переговоры пока с онлайн-площадками в большинстве случаев (я не беру тех людей, которые прекрасно в этом разбираются, такие тоже есть на рынке) это переговоры как с аптечной сетью, соответственно, онлайн-площадка, дайте мне скидку, дайте мне объем, вот и договорились, мой товар там появился.

Следующий этап развития рынка, он уже начинается, он уже идет, будет заключаться в том, чтобы на онлайн-площадке заниматься правильным продвижением лекарственных средств, так же, как это делается в традиционной аптеке. На самом деле, ничем особо не отличается, так же можно делать подсказки в корзине, возвращать человека, если он не совершил покупку, подсовывать ему замену, то есть все технологии, которые уже давно отработаны в офлайне, в традиционном сервисе, они возможны.

Олег Гончаров:

Но в онлайне они имеют другую возможность, и человек, когда зашел, может потратить гораздо больше времени на изучение того или иного предложения, на изучение того или иного продукта, то есть стратегически производителю выгоднее развивать онлайн, потому что он становится ближе потребителю.

Денис Вязников:

Естественно, это стратегически важно еще и за счет того, что в этом случае он может купить инвентарь, и он управляет взаимоотношениями с потребителем. В этом отношении да, потому что если я куплю опцию в аптечной сети по допродаже, то никак нельзя проверить, осуществляется эта допродажа или нет, кроме как пускать тайного покупателя…

Алексей Пушкин:

Есть способы, просто кажется, что в интернете они более доступны и понятны…

Денис Вязников:

И более прозрачны.

Алексей Пушкин:

Я думаю, что это иллюзия, на самом деле и в аптечной сети все это четко можно понять, потому что люди договариваются о конкретных вещах.

Олег Гончаров:

Но когда мы рассматриваем эти инструменты, все равно в традиционной аптечной сети это идет через голову или восприятие продукта непосредственно специалиста, через человека, все равно возможно искажение. Когда мы говорим об онлайн-истории, тогда производители получают абсолютно чистую управляемую информацию.

Алексей Пушкин:

Информация, которую он берет из компьютера, которую сделал человек.

Олег Гончаров:

Но сделал производитель, а не специалист. У нас уже запущены проекты по электронному рецепту. Если это реализуется, то это же маленький шажок в сторону страхового лекарственного обеспечения. Если это случится, уйдет ли вся рецептура и вся сложная ОТС-продукция в онлайн, потому что влиять будут на выбор уже страховые компании?

Алексей Пушкин:

Большая доля все-таки уйдет.

Денис Вязников:

С точки зрения места приобретения человеку будет так же удобно либо там, либо там. Вопрос, что останется в аптеке с точки зрения традиционного формата как канала коммуникации. Мы понимаем, что любое лекарство, назначенное врачом, имеет фармакотерапевтическую цепочку, что может быть вместе с ним, это будет равно применимо к офлайну и к онлайну за счет технологии в онлайне, за счет человека в офлайне.

Алексей Пушкин:

Здесь я услышал вопрос немножко по-другому, что просто как административный ресурс, если страховая компания может выбрать себе того поставщика этих медикаментов, который ему удобен, например, Сбер Еаптеку, а не традиционную аптеку.

Денис Вязников:

Лекарственное обеспечение не подразумевает выбор, а подразумевает компенсацию за покупку лекарственных средств, тем более электронный рецепт, и вопрос как это направление будет развиваться. Сейчас несколько игроков на рынке, которые делают попытки в создании электронного рецепта. Недавно было выступление генерального директора нижегородской областной фармации, что они создали государственный электронный рецепт, саму технологию, и он ратовал за то, что должна быть в любом случае государственная история с точки зрения потока данных и управления, для того чтобы все остальные игроки могли к этому свободно подключаться и не надо было на этом играть, любая сеть, любой игрок может подключиться к этой части. А вот дополнительные сервисы в виде подсказок, напоминаний тоже могли через IP подключиться к этому ресурсу, но сам поток данных и информация по электронному рецепту должны быть государственными.

Может быть, это правильно, может быть, неправильно, не готов сейчас на эту тему рассуждать. Всегда, когда есть частный капитал, технологии развиваются быстрее и лучше, но с точки зрения потока данных и создания единых условий для всех игроков государство выглядит предпочтительнее, если оно будет давать к этому доступ.

Но дальше за электронным рецептом встает вопрос чем мы будем управлять. Если в этом электронном рецепте будет ИМН по отношению к рецептурному препарату, как это должно быть по законодательству, тогда равно применимо под этот ИМН рекомендовать традиционной аптеке целый набор решений, так же, как и в онлайн-аптеке. Все остальные вопросы с точки зрения ассортимента, возможностей, получения товара остаются почти равными. Единственное, что станет плюсом, что в этом случае, наверное, онлайн-игроки с большей легкостью смогут торговать рецептурными препаратами и перетечет еще какая-то часть клиентов.

Олег Гончаров:

Рынок постоянно трансформируется, и все время, особенно на аптечном рынке какие-то страшилки присутствуют. Когда появился формат аптечного дискаунтера, все прогнозировали, что они завоюют весь рынок, и все остальные просто умрут. Сейчас появились интернет-аптеки, и как вы уже заметили, как раз под удар попали аптеки-дискаунтеры. Приведет ли сейчас бурное развитие онлайна, диджитал технологий к тому, что формат аптеки-дискаунтера просто сойдет на нет?

Алексей Пушкин:

У нас же не было нормальных дискаунтеров. Стандартный дискаунтер – это немецкая сеть Lidl, вот это дискаунтер. У нас таких сетей не было. И если этот формат действительно интересный и его развивать в таком виде, то, возможно, он станет нормальным. А то, что происходит сейчас, это просто псевдодискаунтеры, наверное, они пострадают в большей степени.

Олег Гончаров:

Денис, кто в этом победит?

Денис Вязников:

В любом столкновении победит диджитал в том плане, что темпы развития диджитал будут быстрее до определенной степени, чем темпы развития традиционного формата, и это очевидно, мы это видим не на примере фармы, а на примере других рынков. Это нормально, растут другие поколения, у них другой взгляд, и если нашему поколению надо было потрогать джинсы, и не одни, выбрать наощупь и на вид, то эти люди спокойно заказывают джинсы в интернете, тут же надели, понравилось, не понравилось – сдали.

Алексей Пушкин:

Вот это самая большая проблема человечества сейчас, что все уходит в интернет, это еще одна причина, почему я очень сильно против.

Олег Гончаров:

Несмотря на то, что Вы, Алексей, апологет традиционного формата аптек, Вы успешно развиваете его уже не один десяток лет на рынке, но все-таки сейчас на рынке много конкурентов, много форматов, и у каждого своя стратегия. Чья модель пока выглядит более эффективной или была более долгосрочной?

Алексей Пушкин:

Хорошая живая аптека, которой управляют команды профессионалов. Конечно, она выглядит надежнее для всей цепочки. Я человек с экономическим образованием и могу сказать, что мы постоянно этот экономический фактор почему-то проглатываем. Сегодня даже в разговоре очень много звучало: вот это преимущество можно реализовать в интернет-аптеке – конечно, можно, и это можно. Но это должно привести к удорожанию, то есть не может интернет-аптека предоставлять все сервисы, быть удобной, доставка за 5 минут, сейчас за 40 минут кто-то доставку обещает, ну как это все реализовать?

Кстати, интересная штука – доставка, сейчас с пандемией всплеск доставки, курьеров не найдешь, водителей не найдешь, начинается уже такая проблема. А как искать? За это надо платить больше, платишь больше – значит у тебя все эти преимущества уходят. Что со временем должно произойти – что в интернете покупать будет и удобно, и аудитории там будет больше, но там будет дороже, чем в традиционной аптеке, но традиционных аптек станет намного меньше, чем сейчас, но мне кажется, такое количество аптек и не нужно.

Денис Вязников:

Идеальным игроком будет аптечная сеть, которая имеет и тот, и другой формат, которая и в том, и в другом формате умеет применять правильные технологии. Я сейчас не беру поток покупателей, постоянную базу, давайте говорить объективно, у крупных игроков и у средних доля бизнеса, связанного с прибылью, с производителями и контрактами, высока и значима. Поэтому тот, кто может этим правильно управлять и быть прозрачным по отношению к рынку, настраивая сервисы как в офлайне, так и в онлайне, такой игрок будет предпочтительным для рынка и будет побеждать. Будут ли расти те, которые только в онлайне, да, конечно, но опять же вопрос – как сохранить формат традиционной аптеки. Все-таки сохранить формат традиционной аптеки без развития в диджитал в какой-то момент станет нереальным. Просто поменяется поколение, пока поколение есть, которое этим живет. Ведь ключевой задачей для традиционной аптеки в онлайне будет создание там своего образа, своего бренда, своих ценностей и умение этими ценностями там управлять, для того чтобы привлекать к себе трафик, как минимум близлежащий трафик и через него работать как в традиционном формате, так и в онлайне.

Олег Гончаров:

Вы сказали про маркетинговое взаимодействие с производителями, но выборы случились, а у нас же есть законопроект, который уже принят в первом чтении, и высока вероятность, что его сейчас доведут до финальной точки. И он гласит о том, что аптечные сети лишатся этой возможности, либо она будет сконцентрирована в районе 5 процентов. Где тогда искать эти ресурсы?

Денис Вязников:

Вот там, в районе 5 процентов и надо будет искать.

Олег Гончаров:

То есть это все равно много?

Денис Вязников:

Нет, в районе 5 процентов, просто и 10, и 15 тоже где-то около 5. Но давайте говорить прямо, если это значимая часть, если игроки будут заинтересованы, они будут формировать новые форматы взаимодействия, которые не будут попадать под структуру этого законодательства. Это вопрос больше не к нам, а к рынку, потому что такие прецеденты с точки зрения работы в FMCG рынке есть, что-нибудь придумают.

Олег Гончаров:

Алексей, какие рекомендации можете дать нашим слушателям, таким же собственникам, управленцам, специалистам, работающим в аптеках?

Алексей Пушкин:

Ничего не бойтесь, ходите в аптеки, потому что традиционные аптеки жили испокон веков и жить будут. И на наш век хватит, и на много веков. Бурное развитие интернета идет, и оно должно к чему-то привести, дай Бог, чтобы не к концу всего привело. Уже вижу хорошие тенденции, у меня дети пошли с 1 сентября в новую школу, и там уже на продленке телефонами пользоваться нельзя, то есть у них уже игры, другие вещи, и они лучше становятся. Только сентябрь начался, а у детей уже другой блеск в глазах, потому что я летом наблюдал, как дети общаются между собой. Мы очень много сейчас ездили, общались с друзьями, сидят взрослые люди, которые привыкли общаться, для кого живое общение очень важно, и сидят дети, которые просто сидят тупо в телефонах, гаджетах, интернете, это одна тема, и мне она не то что не близка, очень печально для меня все это. Я бы всем советовал поменьше интернета, поменьше телефонов, побольше ходите в магазины, не надо покупать все через интернет, ходите, общайтесь, получайте от этого удовольствие.

Олег Гончаров:

Спасибо большое. Уважаемые друзья, время нашего эфира подошло к концу, спасибо большое за то, что пришли сегодня к нам, спасибо и вам, уважаемые зрители и слушатели, всего вам доброго, до новых встреч.