Современная ортодонтия без ограничений

Стоматология

Тэги: 

 

Натэла Ломакина:

Добрый вечер, дорогие телезрители, наши друзья, коллеги, в эфире авторская программа «Философия улыбки» и с вами я, Ломакина Натэла. Сегодня мы поговорим об особенном направлении в стоматологии, это ортодонтия, которая у нас без ограничений, и в студии у меня замечательный эксперт, коллега, моя подруга Регина Мосейко. Расскажи о своих регалиях.

Регина Мосейко:

Я достаточно долго в профессии, 25 лет, я закончила Московский медицинский стоматологический институт, тогда он назывался так, теперь это Московский государственный медико-стоматологический университет, с красным дипломом, потом было ординатура на кафедре ортодонтии у Леонида Семеновича Персина. Дальше я работала на кафедре, потом стала работать ассистентом кафедры, преподавателем, преподавала ортодонтию, потом я защитила диссертацию, стала кандидатом медицинских наук, все это на кафедре, в общей сложности я проработала там 13 лет, но потом мне захотелось сольной карьеры, и я ушла из института, теперь работаю в прекрасных клиниках.

Натэла Ломакина:

Опыт имеет огромнейшее значение. Ортодонтия в переводе с греческого – это правильный, прямой зуб. И все, что касается неправильного, это все к вам. С какого возраста? Я знаю, что даже с младенчества мамы должны обращаться к ортодонту, если они заметили какую-нибудь аномалию у ребенка. Если, допустим, ребенок постоянно сосет палец, я считаю, уже надо идти к ортодонту.

Регина Мосейко:

Первая помощь всегда раньше оказывалась в роддомах, потому что как только ребенка рождался, акушер-гинеколог осматривал ребенка, и если видел, что у него короткая уздечка языка, то в советское время сразу в роддоме подрезали уздечку, чтобы ребенок мог есть, сосать грудь совершенно спокойно, чтобы развивалась нижняя челюсть, чтобы все было прекрасно. Я не знаю, как сейчас устроено родовспоможение в наших роддомах, но все чаще дети приходят на прием с короткими уздечками.

Мама должна обращать внимание как ребенок ест, как дышит, есть ли у него вредные привычки, как он разговаривает, как он спит, с открытым ртом, с закрытым ртом, сопит или не сопит, храпит, стискивает зубы, скрипит ли зубами, есть такие нюансы, которые потом отражаются на прикусе, и мама должна за этим смотреть.

Натэла Ломакина:

Со всеми аномалиями развития зубочелюстной системы нужно обращаться к нам, но не надо путать с деформациями, потому что когда есть деформация, это не ваш профиль.

Регина Мосейко:

Нарушение костных структур – это профиль детских хирургов, зубочелюстные деформации – это прерогатива хирургов, но все равно мы комбинированно всегда работаем, хирурги и ортодонты, когда оперируются расщелины, когда делаются заместительные операции, все равно подключаются ортодонты, потому что хирурги прооперировали, но ортодонты должны поддержать аппаратурно эти умелые хирургические манипуляции.

Натэла Ломакина:

Многие у нас путают слова ортодонт с ортопедом, обращаются за консультацией к ортопеду и понимают, что это абсолютно не то.

Регина Мосейко:

Или наоборот, приходит ко мне и рассказывает про коронки.

Натэла Ломакина:

Контингент поменялся, в мегаполисах особенно, этот контингент уже с младенчества вырос до взрослых людей, и какие сегодня альтернативы лечения в ортодонтии самые продвинутые?

Регина Мосейко:

Сегодня у нас в арсенале очень много методик аппаратурного лечения, много различных аппаратов, сочетаний. И наш контингент вырос по возрасту, то есть это теперь не только дети, раньше ортодонтия распространялась буквально до 14 лет, это была пластинка дуга Энгля, я имею в виду нашу страну, не Америку, где брекеты были сертифицированы в 1929 году прошлого столетия, а у нас брекеты появились только в 1990-м году прошлого столетия, поэтому мы в этом плане немножко отставали, но очень быстро все наверстали, и теперь мы очень широко лечим взрослых людей. И наш контингент 50 на 50 это дети и взрослые, те взрослые, которые в детстве не получили этого лечения или получили некачественное лечение, многие не знали.

Основная проблема нашей страны – профилактика, которая должна быть, но у нас этого нет. Поэтому теперь в нашем распоряжении все те же наши несъемные аппараты, и теперь у нас появились замечательные съемные аппараты, прозрачные, красивые, появились аппараты на костной опоре. В связи с развитием стоматологии в стране за последние 10 лет самое стремительное развитие получили имплантология и ортодонтия.

Натэла Ломакина:

Мы с тобой в аттестационной комиссии, и когда я спрашиваю у студентов в Первом меде кем вы хотите быть, 90 процентов говорят ортодонтами. И спрашиваешь – почему именно ортодонтами? Ортондоны живут лучше всех.

Регина Мосейко:

Большинство студентов и наших коллег считает, что это очень легкая специальность, они глубоко ошибаются.

Натэла Ломакина:

Я хочу этот миф развеять, что это очень тяжелый труд, что это очень ответственный труд, потому что в основном, исправляя аномалии, мы должны привести в порядок окклюзию, это асимметрия лица и так далее. Я хочу, чтобы ты объяснила разницу между брекетами и капами, и на что должны обращать внимание и пациенты, и доктора?

Регина Мосейко:

Последние 10 лет мы очень широко работаем капами, элайнерами мы их называем, для выравнивания, это прозрачные съемные аппараты, которые мы используем для выравнивания зубов. Раньше у нас в арсенале были брекеты наружные и внутренние, это считалось наиболее эстетично, теперь вместо внутренних брекетов, которые немного тяжеловатые для использования, мы широко используем элайнеры.

Натэла Ломакина:

Я знаю очень много докторов, которые отговаривают от элайнеров, я просто считаю, что это от неграмотности и от неправильной работы доктора, который говорит, что только брекетами можно исправить.

Регина Мосейко:

Согласна, когда я начала работать на внутренних брекетах, на лингвальных брекетах в 2001 году, то на слуху были врачи, которые отговаривали пациентов от внутренних брекетов, они рассказывали им сказки, что это все очень сложно, тяжело и это не работает, просто потому что они ими не работали. Элайнеры абсолютно работают, просто надо уметь ими работать.

Натэла Ломакина:

Там идет расчет, его может произвести только грамотный доктор, который понимает, как нужно двигать зубы.

Регина Мосейко:

Самое главное – это план лечения, который составляет врач, а не техник в далекой тропической стране, всю ответственность за движение зубов на себе несет врач, и врач об этом думает.

Натэла Ломакина:

Мы с тобой много сотрудничали, и с твоих слов знаю, что брекет-система работает, но когда закончится лечение, приблизительно знает пациент, и точно ли будет исправлена и приведена та функция, которая нужна в норме, или это приблизительный результат?

Регина Мосейко:

Результат не приблизительный, но в брекетах есть не то что предсказуемость, а с брекетами, может быть, врачам работать проще, потому что на каждом приеме ты понимаешь, что конкретно тебе нужно сейчас сделать в данной ситуации. Пришел пациент, ты видишь результат отработанной механики и можешь выбрать, как тебе действовать дальше, то есть ты ориентируешься на местности и производишь какие-то манипуляции, у тебя есть больший выбор.

Натэла Ломакина:

Ко мне приходил пациент, который 3 года ходил с брекетами, и я спрашивала, когда вы заканчиваете лечение, на что он говорил: еще не знаю. Хотя я видела, что до этого ничего не меняется и результат один и тот же. Я попросила пойти на консультацию к другому доктору, потому что здесь нужно поменять мнение, иногда оно бывает ошибочным у доктора, и другое мнение всегда полезно.

Регина Мосейко:

Я считаю, что пациент, который собирается идти на ортодонтическое лечение, должен посетить как минимум трех ортодонтов и послушать их мнение, выбрать, какой доктор ему ближе, потому что с этим доктором он будет общаться полтора-два года.

Натэла Ломакина:

Как он поймет, какой доктор ему ближе?

Регина Мосейко:

Наверное, интуитивно. Грамотный доктор говорит понятным пациенту языком, никогда не будет скрывать, как именно и что он будет делать для пациента.

Натэла Ломакина:

При лечении капами идет 3D-моделирование, и пациент получает план лечения.

Регина Мосейко:

Брекеты и капы – это как аналоговый телефон и смартфон. Аналоговый телефон тоже звонит, хорошо звонит, но есть многие функции, которые для аналогового телефона недоступны. Элайнеры – это отображение нашего мира, который идет вперед, это тот цифровой мир, в который мы входим. Ортодонты оказались первыми, кто пошел в цифровой мир, сделал виртуальную модель лечения, и сейчас это полностью цифровой аппарат.

Натэла Ломакина:

Пациент знает, когда начнется лечение, когда закончится.

Регина Мосейко:

У него есть четкая модель перед глазами, он видит результат до и после в 3D, а потом он видит у себя это в полости рта, он информирован о каждом этапе.

Натэла Ломакина:

Пришел пациент, у него стоял ретейнер, это после брекет-системы, и потом доктор этот ретейнер снял, и зубки разошлись. Я объясняю, что вы должны с этим ретейнером жить, но почему-то очень многие доктора снимают их через 6 месяцев, я не знаю, почему это происходит. Пациенты, которые лечатся ортодонтически с брекетами, и им поставили ретейнеры, запомните, пожалуйста, эти ретейнеры на всю жизнь, потому что если их сняли, то зубы придут в исходное положение в большинстве случаев.

Регина Мосейко:

Не в исходное, но они будут не такими ровными, как на тот момент, когда вы закончили лечение. Конечно, они будут не такими, мы же снашиваемся.

Натэла Ломакина:

При этом обязательно удаление восьмерок, зубов мудрости, потому что зубы мудрости бывают разной формы.

Регина Мосейко:

Практически у 95 процентов ортодонтических пациентов зубы мудрости удалены, потому что мы хотим обезопасить себя от рецидива аномалии, мы хотим спокойно перемещать зубы, иметь возможность для перемещения зубов, и это просто некомплектные зубы, которые остались от мартышек в полости рта.

Натэла Ломакина:

Человек не станет менее мудрым, если их удалить. Бывают сверхкомплектные зубы, ретенированные зубы.

Регина Мосейко:

Бывают еще молочные зубы, которые задержались, и нет зачатка, очень часто бывает адентия зубов.

Натэла Ломакина:

В этих случаях если к любому доктору попал пациент, маленький или взрослый, на рентгеновском снимке это может быть понятно, потому что когда идет полная диагностика, и ты смотришь, то сразу понятно, к какому специалисту нужно определять. При этом, когда взрослые попадают, без ортодонта тоже невозможно, долгое отсутствие зубов приводит к деформации, и вы очень часто исправляете эту проблему.

Регина Мосейко:

Перед тем, как поставить импланты, сделать красивые коронки, очень часто взрослые люди отправляются к ортодонту, для того чтобы создать место для имплантов и для красивых коронок.

Натэла Ломакина:

Потому что у нас зубы двигаются, они двигаются в любую сторону, сверху вниз, снизу вверх, вбок, и двигаются, заполняя промежутки, потому что любой промежуток не терпит пустоты. И сегодня великолепные работы делаете с миниимплантами, с минивинтами.

Регина Мосейко:

На сегодняшний день ортодонт – это доктор, который работает в комплексе, потому что сейчас мы хотим для наших пациентов комплексного подхода, стоматология сейчас немножко другая. Раньше можно было прийти в зубной кабинет, вылечить один кариес, удалить один зуб и уйти благополучно лет на 15, потом обратно прийти и удалить уже три зуба. В нашем детстве было так, если во рту зубы есть, уже прекрасно, и неважно какие они, кривые или еще какие-то. Сейчас немножко другой подход, пациентам осуществляется комплексный подход. Ортодонт работает в команде, он не может работать один, без грамотного терапевта, без грамотного ортопеда, без грамотного хирурга мы не можем работать. Мы не должны делать все, мы должны делать часть своей работы, часть того плана, который наметили пациенту, и мы командой его осуществляем.

Натэла Ломакина:

Пациент должен уйти абсолютно здоровым.

Регина Мосейко:

Человек должен восстановить свое здоровье, это не только эстетика, это и функция, и просто здоровье зубов.

Натэла Ломакина:

Мало того, сейчас прикусов очень много встречается.

Регина Мосейко:

Потому что зубочелюстные аномалии суммируются.

Натэла Ломакина:

И к нам приходят с глубоким перекрытием, перекрестного прикуса очень много. Что происходит?

Регина Мосейко:

Это просчет в акушерстве, незачет в ведении беременности, в ведении родов, очень много неправильных предлежаний плода, очень много другого родовспоможения, не обычного, а кесарева.

Натэла Ломакина:

Очень много аномалий уже с рождения ребенка. Искусственное вскармливание приводит к тому, что нижняя челюсть не устает настолько, насколько нужно, не получает должного развития, соски, пальцы, суженая челюсть, это неправильное дыхание, при этом недополучение кислорода для нашего мозга.

Регина Мосейко:

Некоторые дети участвуют в спортивных кружках, они занимаются спортом, и они всю жизнь на вторых местах, потому что они дышат ртом, они просто физически не могут занять первое место. У нас очень много аппаратов для реабилитации детей с врожденными аномалиями. Допустим, синдром Дауна, есть специальные аппаратики, которые заставляют этих детей держать язык внутри за зубами, рот закрытым, есть специальные аппаратики с шариками, чтобы можно было язычком его крутить, и язык был бы за зубами, и тем самым ребенок закрыл бы рот, у него правильный дыхательный цикл осуществлялся бы, и кровь бы насыщалась кислородом, и тогда он будет более социально реабилитирован, врачам будет легче с ним работать, и родителям с ним будет легче.

То же самое у детей, у которых аденоиды. Кстати, изменился и подход ЛОР-врачей, раньше аденоиды всем удалялись, это операция не очень приятная и для врача, и для ребенка, и для родителей, но аденоиды удалялись, и ребенок правильно дышал, спал с закрытым ртом, и прикус развивался. Сейчас ЛОРы (может, им не очень приятно этим заниматься) капают капельками, еще чем-то, то есть стараются вылечить паллиативным путем, но ребенок развивается с неправильным дыханием. Родители пожалели его и не сделали эту операцию, но зато они обрекают его на многолетнее ортодонтическое лечение.

Натэла Ломакина:

Если у пациента элементарная аллергия, то они подсаживаются на эти капельки, и потом, когда посылаешь их к ЛОРу и говоришь, что вы не можете пожизненно пользоваться каплями для носа и улучшать свое дыхание, нужно с ортодонтом начинать работать либо обратиться к ЛОРу, который вас избавит от этого. Но они думают, что так и должно быть.

Регина Мосейко:

Ортодонтия – такая специальность, которая с детства должна пациентов наблюдать, и какие-то моменты, которые мы можем устранить в детстве, могут потом привести к здоровью, более легким путем можно быстро скорректировать, что-то поправить, удалить аденоиды, сделать лечебную физкультуру, или повезти ребенка вовремя к остеопату, кинезиологу, который поправит шейные позвонки, и не будет развиваться ужасная костная асимметрия, все выправится и саморегулируется, есть же такая чудесная вещь саморегуляция.

Натэла Ломакина:

Наш организм саморегулирует все, и если у нас не работает одна рука или одна половина, то вторая половина берет на себя двойную функцию, при этом замещается дисбаланс. Золотое сечение создано не просто так, это природа, все должна работать в гармонии, в комплексе. Если мы жуем на оной стороне, то вторая сторона атрофируется, это элементарно. Если мы дышим только ртом, то все остальное тоже будет атрофироваться.

Пойдем по рекомендациям, на что должны обращать внимание родители, взрослые, и какой звоночек, что должны понимать мамы, и звоночек, что должны понимать взрослые, что нужно обратиться к ортодонту?

Регина Мосейко:

Если мы не говорим о вскармливании, если было грудное вскармливание, оно было хорошее, не вызвало опасений, этот тот самый первый этап, когда подрезается уздечка, у ребенка все нормально. Дальше мама должна обратить внимание на то, как он начал говорить, дефект речи – это показатель короткой уздечки языка или какого-то дисбаланса в полости рта, и тогда должен подключиться обязательно логопед, а грамотный логопед должен сказать, по крайней мере должен увидеть, есть ли какое-то нарушение прикуса у ребенка.

Натэла Ломакина:

Мне кажется, даже по прикусу молочных зубов родители могут определить.

Регина Мосейко:

Если у родителей есть какие-то подозрения и есть сотрудничество с логопедом, то не лишним будет показать ребенка ортодонту в возрасте 3,5 лет хотя бы на осмотр, потому что понятно, что в 3,5 года мы не будем ничем лечить ребенка. Можно первое посещение назначить на 5,5-6 лет, когда начинает меняться прикус, и тогда можно очень активно и хорошо поработать.

Натэла Ломакина:

Нужно еще отметить, что родители, которые не следят за гигиеной, у ребенка многочисленный кариес, и преждевременное удаление молочного зуба ведет к последующей деформации, и самое главное, все должно быть на своих местах, каждый зуб должен быть на своем месте. Дети 14-16 лет, резко вытянулись, пошли в рост, у них идет нехватка кальция, и очень много детей с гипоплазией эмали я вижу в этом возрасте, нехватка витамина D3 происходит.

Регина Мосейко:

Эта нехватка, видимо, была у них тогда, когда закладывались зубы, а сейчас, когда они своей эстетикой занялись, пришли к врачу.

Натэла Ломакина:

Я всегда говорю, что противопоказано ставить брекеты.

Регина Мосейко:

Эмаль хрупкая, гипоплазия, для этого как раз есть прекрасные элайнеры, которые уменьшают нагрузку на эмаль, дозируют нагрузку на эмаль.

Натэла Ломакина:

При этом они носятся 22 часа в сутки, но мы их снимаем на время еды, и гигиена совсем другая.

Регина Мосейко:

Мы тоже снимаем элайнеры и прекрасно чистим зубы, как обычно, просто гигиена у нас у всех, к сожалению, разная, но все-таки ортодонтические пациенты к гигиене приучаются. Когда они с какими-то конструкциями на зубах, эти конструкции стоят денег, то либо они сами дисциплинируются, либо родители дисциплинируют, чтобы не возвращаться к этому вопросу второй раз. Поэтому приходится учиться, есть много всего, множество приспособлений себе покупают, и уже эксперты в зубных пастах, щетках, ершиках, ирригаторах.

Натэла Ломакина:

Эмаль у детей не бывает белой, и у очень многих детей пошла тенденция пользоваться отбеливающими пастами. Я хочу предупредить, что это вызывает большую проблему для эмали, чувствительность повышается, потому что это абразивные пасты.

Регина Мосейко:

Они хотят иметь белые зубы, как в Инстаграме.

Натэла Ломакина:

Реклама играет свою роль, интернет свою, соцсети свою. В некоторых случаях это очень вредит здоровью.

Регина Мосейко:

Есть определенные правила, мы стараемся отбеливать после 18 лет.

Натэла Ломакина:

Профессиональное отбеливание имеет совсем другую тенденцию, а то, что сегодня пытаются делать, что намазал, и зубы становятся белыми, это катастрофа, никогда не делайте так, я вас умоляю. Если вы увидели в рекламе или за 3 секунды вам показали, что этот зуб становится белым, это полное разрушение эмали, чувствительность, проблемы. Дальше у нас идут взрослые с кривыми зубами, им никогда никто не сказал, что это можно исправить.

Регина Мосейко:

Есть взрослые, которых родители не приводили к ортодонтам, некоторые не знали, некоторых приводили, но они эти пластинки не носили, выплевывали, и родители не настаивали. Разные причины, по которым взрослые люди приходят к ортодонту уже в сознательном возрасте, но, как правило, они хотят эстетику, красивую улыбку. И мужчины хотят, это раньше было процентов 80 женщин, 20 мужчин, сейчас 50 на 50.

Натэла Ломакина:

Когда пациент приходит к доктору и отправляется на снимки, то обязательно должно быть ТРГ.

Регина Мосейко:

Есть компьютерная томография, поэтому мы не делаем уже ТРГ, мы можем сделать отдельно ортопантомограмму, но в основном это компьютерная томография, есть у нас такой инструмент, который дает нам сразу возможность посмотреть и костную ткань, и зачатки зубов, и какие-то образования, и размеры челюстей, и как расположена нижняя челюсть в пространстве черепа, как наклонены зубы, то есть это тот инструмент, который на сегодняшний день дает нам максимальное количество информации.

Натэла Ломакина:

Любой ортодонт должен уметь работать с КТ.

Регина Мосейко:

Расположение суставных головок, формы суставных головок, шейные позвонки, все что угодно можно посмотреть на компьютерной томографии.

Натэла Ломакина:

Когда мы приводим пациенту результат будущего лечения и говорим, что у него могут уйти головные боли, если с суставом проблемы, то это сохранит его здоровье на всю оставшуюся жизнь, по крайней мере не ухудшит. Если это новый прикус, при этом к этому новому прикусу пациент не готов, в некоторых моментах бывает для него неожиданно, мы знаем, что есть специальная ночная капа, пациент носит ее 6 месяцев после лечения.

Регина Мосейко:

Ретейнеры носятся 8 месяцев, каждую ночь они надевают эти капы.

Натэла Ломакина:

Что отличается от пожизненных ретейнеров при брекетах.

Регина Мосейко:

Это тоже можно сказать пожизненно, но более лайтовый вариант, потому что они носят сначала каждую ночь, потом носят два раза в неделю, и потом они все равно оставляют раз в неделю. А кто-то говорит, что я так привык к этим ночным капам, и я ничего не имею против, ношу каждую ночь, мне нравится.

Натэла Ломакина:

Пациенты нам говорили, как они без кап будут ходить.

Регина Мосейко:

Мне сегодня тоже пациентка сказала: нет-нет, я хочу ночные капы, я привыкла к ним, ничего не имею против, я с ними прижилась, я знаю, как за ними ухаживать, уже научилась, мне все нравится.

Натэла Ломакина:

Какие рекомендации докторам, которые только начинают, от опытного доктора?

Регина Мосейко:

Читайте книги. Я по-хорошему завидую тем молодым докторам, которые сейчас входят в нашу специальность, у них есть колоссальные возможности учиться у кого угодно, где угодно, не берем пандемию, что мы сейчас ограничены немножко в перемещениях. Они имеют возможность поехать в любую ординатуру, они могут получить любой курс любого профессора в любом университете мира, это потрясающе, мы в свое время такой возможности не имели, мы собирали те крошки, вырывали друг у друга книги, какие-то статьи. Когда у нас появились все курсы, начались конгрессы, к нам начали приезжать зарубежные профессора, у которых мы учились, мы с такой жадностью их поглощали, каждые два месяца мы ходили на обучение, то есть мы не успевали работать и относить эти деньги на учебу, это был просто марафон.

Натэла Ломакина:

Я бы посоветовала докторам, которые только начинают работать, приучаться к командной работе, потому что это основной момент.

Регина Мосейко:

Ортодонт не должен работать один, и ортодонт должен быть очень хорошим диагностом и клиницистом, нельзя смотреть только на кривой зуб и видеть кривой зуб, надо видеть пародонт, надо видеть кариес.

Натэла Ломакина:

Перед тем, как поставить любой ортодонтический аппарат, пациент должен пройти полностью санацию полости рта.

Регина Мосейко:

Это обязательно, мы не должны двигать зубы с кариесом.

Натэла Ломакина:

И очень важно, чтобы лечение было качественным, это основная манипуляция, чтобы ничего не повредить своим лечением.

Регина Мосейко:

Обязательно профессиональная гигиена раз в 6 месяцев, а если с брекетами, то хотя бы раз в 3 месяца. Перед тем, как устанавливаются брекеты, обязательно профессиональная гигиена, обязательно санация полости рта, обязательно удаление зубов мудрости, хотя бы консультация с хирургом по поводу удаления зубов мудрости. Для взрослых пациентов это еще обязательная консультация с ортопедом, который будет заканчивать комплексное лечение, потому что для взрослого пациента все равно любое ортодонтическое вмешательство будет заканчиваться каким-то ортопедическим восстановлением, чтобы добиться окончательно правильной окклюзии, плотных контактов зубов. Если пациент уже достаточно взрослый, зубы стерты, то последним доктором, который будет восстанавливать всю красоту и функцию, это будет ортопед.

Натэла Ломакина:

Какие часто ошибки были допущены у докторов?

Регина Мосейко:

Ошибки в диагностике, когда мы пытаемся лечить то, что лечить мы не можем. Есть пациенты, которые 3 года ходят с брекетами, как говорит итальянский профессор, когда мы приходим в клинику, у нас у каждого есть списки пациентов, которых мы уже не можем видеть, они ходят к нам по 5 лет, по 4 года мы уже поженились на этих пациентах, потому что когда-то мы ошиблись в диагностике. Есть случаи, которые не может вылечить один ортодонт, он должен лечить это с хирургом, это ортогнатическая хирургия, а мы пытаемся это вытянуть брекетами, таких пациентов мы будем лечить и 5 лет, и 6 лет, и мы все равно ничего не сможем сделать. Пациенты иногда в шоке, когда слышат, что их невозможно вылечить брекетами или какими-то любыми ортодонтическими аппаратами, а возможно только комбинированно лечить.

Натэла Ломакина:

То есть мы можем сказать, что если у вас затянулось лечение, то нужно обратиться на консультацию к другому доктору, чтобы правильно произвести диагностику. Самое основное – это диагностика.

Регина Мосейко:

Я думаю, это во всей медицине, диагностика и постановка правильного диагноза, и тогда мы можем понимать наши методики, что можно придумать, что можно подобрать для лучшего и наиболее легкого пути лечения. Я не имею в виду, что самый легкий путь – вам ничего не надо, у вас все хорошо. Просто я всегда стараюсь не накручивать. Все в природе течет по наименьшим путям сопротивления, только там, где сложности, это значит, что-то неправильно пошло, а все правильное легкое.

Натэла Ломакина:

Все самое сложное заключается в простоте.

Регина Мосейко:

Самый легкий путь, самый простой путь он самый правильный. Поэтому я всегда стараюсь начинать с меньших затрат, а потом уже, если вдруг не получается, тогда добавляется какая-то аппаратура. В современных реалиях самое оптимальное аппаратурное сочетание – это аппараты на костной опоре плюсы элайнеры, это просто идеально.

Натэла Ломакина:

Это должны знать и пациенты, что есть такая возможность, пациенты должны быть информированы об этом. Очень много информации у нас берут из интернета, почитали где-то, что-то услышали и потом решили сделать. На самом деле любому пациенту повезло, если он нашел своего доктора, это основное, что должно быть, и любому доктору повезло, если он учился у хорошего доктора, потому что правильные навыки и правильное направление любого доктора приводит только к успеху. Если доктор одиночка, тогда малорезультативный способ будет оправдан, ортодонт никогда не должен быть одиночкой. Элементарные вещи, которые должны мы выполнять: ходите на профилактику, на диагностику, осмотры, найдите хотя бы полчаса в вашей жизни, чтобы попасть к стоматологу, чтобы он заранее определил, какие у вас проблемы. Если вы нашли своего доктора, вы счастливчик, если не нашли, тогда спросите у своих друзей, наверняка у них есть проверенные доктора. Если вам нужен совет, не всегда, я считаю, обращаясь к друзьям, советы бывают хорошие, потому что у некоторых бывает горький опыт, и они почему-то отговаривают от того, что для другого человека будет правильным.

Регина Мосейко:

Я бы еще посоветовала изменить свое мышление в пользу себя, надо любить себя, надо думать о хорошем качестве своей жизни. Это не только красивые вещи и красивая прическа, но это и красивая улыбка, здоровая улыбка, которая меняет жизнь. У меня есть примеры, когда люди меняются, у них меняется характер, меняется жизнь, потому что они обретают красивую улыбку своей мечты.

Натэла Ломакина:

По сегодняшним технологиям, которые существуют, мы говорим всем пациентам: делайте КТ, чтобы доктор работал по КТ, во многих клиниках стоят сканеры, которые уже отсканировали пациента и не нужно снимать слепочки, и грамотный доктор все лечение спланировал и показал пациенту, что было до и что будет после. При этом можно обсудить с пациентом в этот период, пока мы не начали лечение.

Регина Мосейко:

Пока элайнеры не изготовлены, пока мы не начали активное лечение, мы можем обсуждать с пациентом положение зубов, расположение каких-то элементов, конечный результат, всевозможные варианты. Можно сделать несколько планов лечения с удалением зубов, без удаления зубов, с постановкой имплантов, с закрытием места, все возможно, это компьютер, это цифры.

Натэла Ломакина:

Новые технологии облегчают работу доктора, они экономят время и доктора, и пациента, и уже предвидение окончательного результата дает положительный результат и настрой пациента.

Регина Мосейко:

Что очень важно в этом виртуальном плане лечения? Я работаю в клинике, где делается очень серьезная суставная диагностика, и результаты этой диагностики куда применить? Как это с брекетами связать? Здесь аналог, а здесь цифра, как это связать? Очень сложно, а цифру с цифрой связать очень легко.

Натэла Ломакина:

И самое главное – это результат. Спасибо огромное, дорогие друзья, берегите себя, улыбайтесь, будьте красивыми, счастливыми и самое главное – найдите своего стоматолога. До следующей встречи.