Гериатрия в пандемию

Геронтология

Тэги: 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, вновь в эфире программа «Точка приложения» и с вами ее ведущие Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. И сегодня тема нашего эфира – гериатрия в пандемию. Гости нашей программы: главный врач Госпиталя для ветеранов войн №2, кандидат медицинских наук, доцент Вера Ростиславовна Шастина и заведующий кардиологическим отделением Госпиталя ветеранов войн №2, кандидат медицинских наук, доцент Сергей Николаевич Иванов. Как быть пожилому человеку в такое сложное время для всей страны, для всего мира, как пандемия, вопросы плановой госпитализации?

Вера Шастина:

Вопрос очень острый, и острый он не только для Москвы и для нашей страны, а для всего мира. В Женеве совсем недавно на 48-й сессии Совета ООН по правам человека независимый эксперт сказала о том, что пандемия резко ухудшила права пожилых людей, и практически, по ее словам, пандемия привела к дискриминации пожилых. Есть такой термин эйджизм, который говорит как раз о дискриминации по возрасту, когда людей упрекают в том, что они занимают койки, при том, что нужно вылечить молодых людей, среднего возраста. По мне так это совершенно неправильная позиция, я считаю, что пожилые люди обладают абсолютно равными правами с детьми, подростками, людьми среднего возраста, и не оказывать им плановую, в том числе и всю необходимую медицинскую помощь просто невозможно.

В Москве и в нашей стране такого отношения мы, во всяком случае, не наблюдаем, потому что наш Госпиталь №2 для ветеранов войн Департамента здравоохранения Москвы – очень пациентоориентированное учреждение, а наш основной контингент – это люди старшего возраста, старше 60, все ветераны и участники боевых действий, чернобыльцы. В этом году нам посчастливилось, хотя в прошлом году мы были задействованы в лечении больных с новой коронавирусной инфекцией, в этом году мы просто исполняли свои обязанности и в плановом режиме лечили пациентов, и в экстренном режиме лечили всех тех пациентов, которые нуждались в нашей помощи.

Ковид – это очень коварное заболевание, сложное, до конца не изученное, и вот опять новые сведения о новом штамме, новые мутации, все это очень нас настораживает, но при всем при этом никуда не делись те заболевания, которые всегда были, никуда не делся калькулезный холецистит, то есть воспаление желчного пузыря с наличием камней, и никуда не делись показания к его удалению как в плановом порядке, так и в экстренном. Никуда не подевались заболевания сердечно-сосудистой системы, они только усугубились с ковидом, но об этом лучше расскажет Сергей Николаевич, потому что в патогенезе ковида и тромбозы, и микротромбозы, вообще нарушения свертывающей системы крови. Поэтому наши пациенты перенесли, как и многие, ковид год назад и сейчас тоже нуждаются в нашей помощи.

Плановая помощь нами оказывается на основании тех направлений, которые мы получаем из поликлиник, на основании решений врачебно-отборочной комиссии, которая работает для нашего основного контингента, если это участник войны, то понятно, что мы его не будем отправлять в поликлинику, а он будет у нас госпитализирован, тем более, что они должны по закону проходить ежегодную углубленную диспансеризацию. Экстренная помощь у нас оказывается по каналу 103 по профилю гнойная хирургия 24 часа в сутки 7 дней в неделю и еще по ряду профилей, для этого мы и работаем, все наши 760 коек и плюс реанимационные койки, чтобы минимизировать осложнения, количество летальных исходов, чтобы плановая медицинская ситуация не перешла в экстренную, когда человека уже придется госпитализировать сразу в отделение реанимации и когда будет реальная угроза для его жизни.

Юлия Каленичина:

А в плане обращения к специалистам?

Вера Шастина:

Если мы говорим о первичной медико-санитарной помощи, амбулаторной помощи, то насколько я знаю, через ЕМИАС открыта запись к врачам поликлиник, можно посмотреть, на какую дату есть свободный интервал, к терапевту, скорее всего, в тот же день или на следующий день, к узким специалистам, возможно, придется подождать, но это реальная история. Сейчас не так уже остро стоит вопрос, в Москве во всяком случае совершенно нормально приспособились поликлиники и используют многие новые инновационные методики, телемедицину, для того чтобы пообщаться с пациентом онлайн, для того чтобы получить звонок от того же человека пожилого возраста, разъяснить ему что, как и почему, чем помочь. И это очень здорово, потому что ему не надо вставать, идти в поликлинику, и разрываются цепи общения, которые очень опасны с эпидемиологической точки зрения.

Пожилым людям пришлось тяжелее всех, потому что большая часть пожилых людей болеет, больше 60 процентов среди ковидных пациентов это люди пожилого возраста. Когда они попадают в больницы, они чаще оказываются в реанимации, просто потому что у них бывает целый букет хронических заболеваний, и они к 60-70, к 80- 90 годам накопили этот букет и переносят тяжелее. Я даже читала такие цифры, что свыше 70 процентов старше 65 лет в реанимационных отделениях, свыше 80 процентов старше 65 лет на ИВЛ, и прогнозы тоже хуже, чем у молодых и здоровых, молодые и здоровые в основном лечатся в амбулаторных условиях.

Оксана Михайлова:

У вас в госпитале создано целых 3 гериатрических отделения, чем отличаются эти пациенты от обычных пациентов, просто наличием букета заболеваний, или сам возраст имеет нюансы?

Вера Шастина:

Бывают молодые старые и старые старые. Беседуешь с некоторыми ветеранами войны, им за 90, глаза горят, память потрясающая, баллады цитируют наизусть, тут четверостишие бы вспомнить, то есть это люди, у которых особый какой-то генотип, их надо изучать, и их изучают. Некоторые люди к возрастному порогу 60 плюс приходят уже не в очень хорошем состоянии. Поэтому существует такая наука, совершенно волшебная, которая позволяет оценить физическое здоровье, психическое здоровье, функциональную мобильность и даже социально-экономические условия, в которых проживает этот человек, для того чтобы дать максимально полезные рекомендации, для того чтобы откорректировать медикаментозную терапию.

К этому возрасту человек идет к гастроэнтерологу, он назначает свои препараты, идет к кардиологу – назначают свои препараты, в итоге он получает целый список из 10-12-15 препаратов, полипрагмазия, и вообще непонятно, что не пить. У нас практически все врачи обучены плюс к основным специальностям по гериатрии, для того чтобы понимать, ведь не все то, что хорошо молодому человеку, человеку в среднем возрасте, хорошо для пожилого, надо уметь откорректировать эти медикаментозные назначения с тем, что первая заповедь врача – не навредить, а когда человек начинает пить вот этот кулек из лекарств, то бедная печень и здравствуй, все остальные осложнения.

Поэтому для того чтобы провести эту комплексную гериатрическую оценку, для того чтобы оценить возможные будущие риски у человека, и есть такая наука комплексная гериатрическая оценка, это очень сложная история, начинается она в поликлиниках, где работают гериатры, есть самые простые тесты, как «Возраст не помеха», мы оцениваем в целом состояние человека. У каждого пациента что-то выходит на первый план, и здесь работает междисциплинарная бригада, обязательно проконсультирует кардиолог, невролог, психиатр и даже медицинский психолог. Мало того, очень часто у таких людей бывает отсутствие стимулов к жизни, депрессия, жить не хочется, ничего не интересно.

Мы придумали совместно с ребятами, которые занимаются шлемами виртуальной реальности, для наших пациентов такую интересную историю, когда делаем тесты до и после того, как используются шлемы виртуальной реальности, они покоряют Эверест, рисуют красками, мелкая моторика, они путешествуют по миру, они побывали в Лувре. Сначала неприятие, а потом такой неподдельный интерес, то есть все методы в данной ситуации хороши, конечно, если нет очень серьезных изменений со стороны центральной нервной системы.

Гериатрическая история особенная, целый год практически у нас работает это отделение, в этом году не закрывались, это 3 отделения, всего 135 коек, и на этих койках мы находим иногда и проблемы, о которых человек не знал, и если его нужно оперировать, мы его выписываем, и он уже идет к врачам нужного профиля, это, возможно, и онкологические заболевания, у мужчин часто гиперплазия предстательной железы, что ухудшает качество жизни. Цель одна – улучшить качество жизни, продлить. Сейчас уже достаточно много 80-летних, Москва очень много сделала, для того чтобы войти в эту славную плеяду мегаполисов 80 плюс. К сожалению, нас немножко подрубила пандемия, я думаю, что если бы не пандемия, мы бы уже достигли определенной цели, но вопрос же не только сколько лет проживет этот человек.

Наши замечательные офтальмологи возвращают людям зрение, очень успешно оперируя, заменяя хрусталики, решая другие проблемы. У меня совсем недавно был такой пациент, занимается проблемами репрессированных у нас в городе, он говорит: «Боже мой, я наконец-то вижу, какая Вы, а я сейчас сделаю второй глаз, и вообще что со мной будет». Я говорю: «Не волнуйтесь, подлечим в нужном отделении».

Очень важно, чтобы человек был мобилен, чтобы мог ходить, и когда у нас люди лежат годами, а потом приходят к нам, и мы заменяем сустав, ставим эндопротез коленный, тазобедренный, и когда человек встает и понимает, что он может сам подойти к окну без посторонней помощи, это нереально важно. Сейчас в условиях пандемии некоторые люди говорят о том, ну что пожилые, у нас тут и молодые болеют, и дети, столько проблем. Мы считаем, что общество можно оценить по отношению к старикам и к детям, и даже больше к старикам, детей любят все.

Юлия Каленичина:

Я все время слушаю Вас с таким интересом, Вы так любите своих пациентов.

ВИДЕО

Всего на Земле сейчас живет более 700 миллионов человек старше 65 лет, поэтому помощь пожилым людям необходима. Гериатрия как раз эту помощь и оказывает, это частный раздел геронтологии, занимающийся изучением,

профилактикой и лечением болезней старческого возраста, некоторые заболевания часто наблюдаются именно у пожилых людей, например, болезнь Альцгеймера. В гериатрических отделениях проводится комплексная диагностика и выявляется старческая астения.

Марина Черняева: То есть каждый человеческий организм имеет свой функциональный резерв, и этот резерв с возрастом может истощатся. Поэтому очень важно для людей старше 60 лет определить, какой объем ресурсов у них остался и дальше разработать план ведения пациента и тактику сохранения этих функциональных резервов.

Врачи отделения проводят комплексную гериатрическую оценку, она включает в себя определение 4 важных пунктов.

Марина Черняева: В первую очередь это определение клинических признаков и симптомов, то есть заболевание, которое имеет пациент, может быть одно или несколько. Во вторую очередь это психоэмоциональная сфера человека, потому что это тоже одна из важных частей. Далее, врач-гериатр совместно с медсестрами определяет функциональную активность человека, которая включает в себя базовую и инструментальную. И четвертым доменом является определение социального статуса, потому что пожилые люди имеют разные условия проживания, и это также влияет на их здоровье.

Юлия Каленичина:

Стоит ли во времена ковида откладывать плановую госпитализацию или же вообще не стоит с этим заморачиваться и надо действовать?

Сергей Иванов:

Конечно же, не стоит, потому что как показал первый год пандемии, когда большинство наших больных поехали на дачи, когда многие из них боялись просто обращаться в поликлинику и вообще за медицинской помощью, оказалось, что те проблемы, которые накапливались, привели к ухудшению результатов у этих больных, потому что эти больные имеют множество заболеваний, и если не получают своевременно медицинскую помощь, несвоевременно получают коррекцию лечения, которое им необходимо, то эти проблемы только усиливаются, и больные или погибали, или поступали уже в стационар в достаточно тяжелом состоянии.

Ситуация сейчас никак не изменилась, поэтому если есть показания для плановой госпитализации, ничего бояться не надо, тем более, что на входе в стационарах на сегодняшний день делается все, чтобы обезопасить наших больных, нахождении в стационаре в плане ковида безопасно. Большинство больных поступает уже вакцинированные, те больные, которые не вакцинированы, берется ПЦР, они находятся в обсервации и только потом поступают в общие палаты.

Вера Шастина:

И вакцинируются у нас.

Сергей Иванов:

Понятно, что у пожилого больного достаточно много других заболеваний, он вот эти два, три, четыре дня находится под патронажем врачей после вакцинации, мало ли, какие-то осложнения, как правило, осложнений не бывает, но легкой, средней степени тяжести они бывают – повышение температуры, боль в плече, и он находится под контролем врача, больному и родственникам гораздо спокойнее. Поэтому надо госпитализироваться при наличии показаний, бояться не нужно стационара, это наоборот, благо.

Вера Шастина:

Тем более, что сейчас в Москве создан достаточный запас коек для ковидных больных, используются павильоны, построены редеры, дополнительные койки развернуты, прекрасное оснащенные, в этом плане Москва – это пример для всех регионов, и регионам надо не сидеть сложа руки, а максимально разворачивать коечный фонд, чтобы никто не пострадал, чтобы была возможность лечить и ковидных больных, при этом были все возможности для плановых пациентов, и я считаю, что Москва с этой задачей справилась просто на пять с плюсом. Департамент здравоохранения вернул в плановую сеть еще 3 тысячи коек, это больница Спасокукоцкого, Иноземцева, детский корпус Башляевой, то есть все понимают, насколько это важно, как я говорю всегда, не ковидом единым болеет человек.

ВИДЕО

Евгения Макарова: Если болит голова, повышается давление, болит спина, суставы, это значит, организм кричит о том, что у него какие-то проблемы, и мы можем оказывать помощь как и стационарным больным, так и амбулаторным больным. Чаще всего это заболевания суставов, пожилые люди часто страдают этой проблемой, полиостеоартрозы, остеохондрозы, грыжи дисков, гипертоническая болезнь, цереброваскулярная болезнь, много заболеваний.

Курс лечения состоит примерно из 10 процедур, на консультации перед началом физиотерапии пациент с врачом обсуждают все имеющиеся противопоказания, из основных это онкология, заболевания крови, аневризма сердца, сосудов головного мозга, острое лихорадочное состояние.

Евгения Макарова: Для посещения физиотерапевта необходимы следующие анализы: клинический анализ крови, общий анализ мочи, ЭКГ, для женщин желательно осмотр гинеколога. Если у пациента есть выписки из других стационаров за последний месяц, то это тоже будет хорошо. И с этими результатами уже прийти к физиотерапевту, и на основании жалоб, осмотра пациента мы здесь сами принимаем решение и начинаем лечить.

Следующие признаки указывают на то, что вам необходимо пройти курс. Длительное препровождение за компьютером, боль в спине и шее, стресс, напряжение, постоянное чувство усталости и частые головные боли. Физиотерапевты помогут укрепить иммунитет и даже скорректировать фигуру, стоит отметить, что во время пандемии к этому списку добавился еще один пункт – перенесенный ковид 19.

Евгения Макарова: Постковидная тема сейчас злободневная, часто пациенты обращаются с головными болями, со слабостью, с нарушениями сна, с тревожными состояниями, с болями в сердце, суставах, все это имеет место быть. И мы можем оказывать помощь, у нас очень хорошие наработки есть в схемах лечения постковидных больных, это водные процедуры, если нет противопоказаний, это массаж, дарсонвализация волосистой части головы, магнито-, лазеротерапия, все это мы используем в своих методах лечения.

Оксана Михайлова:

Говорят, что пациентам после ковида лучше проверить свое здоровье, так спокойнее будет. Можно это сделать в вашем госпитале?

Сергей Иванов:

Конечно, можно, и с постковидным синдромом мы впервые столкнулись в прошлом году, мы эту проблему очень активно обсуждали, у нас разработана программа постковидного восстановления, куда входит мультидисциплинарная бригада врачей, это и кардиолог, и врач-терапевт, и врач-эндокринолог, и врач-гастроэнтеролог, и психиатр.

Сейчас ситуация меняется еще в большей мере, потому что все больше и больше накапливается информации о постковидном синдроме, стали лучше понимать органы-мишени, которые поражаются после ковида. Причем степень тяжести ковида не отражает степень тяжести постковидного синдрома, то есть можно переболеть ковидом легко или средней степени тяжести, а постковидный синдром будет достаточно тяжелый.

Например, если говорить о кардиологии, мы уже накопили огромные результаты, практически у 90 процентов больных, которые перенесли ковид, поражается миокард, причем сначала мы думали, что это миокардит, но сейчас новые данные, что это поражение цитокинами, причем даже до конца не понимаем, как с этим бороться, и насколько эти повреждения будут сказываться на прогноз у этих больных. Поэтому любому больному, особенно если это больной пожилого возраста, если он перенес ковид в любой форме, лучше обратиться все-таки к врачам или стационар, Госпиталь ветеранов войн и нацелен на оказание помощи пожилым больным и участникам войны и боевых действий, поэтому эти больные должны обращаться, чтобы им провели комплексную оценку медицинских показателей и вовремя среагировали на те изменения, которые есть, это очень важно.

Юлия Каленичина:

Конечно, что в одном месте вы полностью пациента обследуете и даете ему рекомендации и старт в дальнейшую жизнь.

Сергей Иванов:

Мы не только рекомендации даем, а очень многие вещи корректируем, будучи в стационаре. Многие пожилые больные находятся в депрессивном состоянии.

Юлия Каленичина:

Депрессия – это же тоже одна из составляющих постковидного синдрома.

Сергей Иванов:

Очень часто встречаются, причем это может даже не соотносится с теми поражениями органов, которые есть, это минимальные поражения, а депрессия выступает на первый план, и она мешает жить. Качество жизни этих больных, которые находятся в депрессии, низкое, психиатры, психологи работают с этими больными, иногда нужна даже медикаментозная коррекция той депрессии, которое есть у постковидных больных, у нас это тоже есть, мы эту помощь оказываем.

Оксана Михайлова:

В скором времени у вас открывается новое эндоваскулярное отделение. Что это за отделение, чем вызвана такая необходимость и что там будут лечить?

Вера Шастина:

Это наша мечта. Департаменту здравоохранения Москвы огромная благодарность, С-дуга уже приехала, ангиограф уже практически смонтирован, это очень важная история и не только для сердечно-сосудистых заболеваний. Все считают, что ангиограф – это инфаркт миокарда, обнаружили закупорку в сосудах, стент поставили, инфаркт вылечили, вот это ангиограф. Это не только инфаркты миокарда, это не только инсульт, это любые органосберегающие операции.

Я уже говорила о том, что у нас по профилю гнойная хирургия, мы оказываем помощь круглосуточно 7 дней в неделю, привозят к нам тяжелых пациентов с диабетическим поражением ног, стопы, с гангренами, гнойно-септическими осложнениями, и приходится иногда ампутировать конечности, для того чтобы сохранить жизнь больному. Наличие такого отделения, эндоваскулярных хирургических методов лечения позволит в части случаев сохранить конечности, и я всегда говорю качество жизни, мы не боремся только за то, чтобы человек жил 100 лет лежа, в плохом состоянии, мы боремся за то, чтобы его качество жизни было хорошим. И на этом примере я вам показываю, для чего нам нужно это отделение.

Пандемия немножко отодвинула исполнение этой мечты всех врачей госпиталя, потому что еще в 2018 году Департамент нам согласовал эту историю, но потом пандемия, сложности, ремонтные работы, там достаточно большой блок получился, немножко отодвинула эту историю, но я очень надеюсь, что она у нас в следующем году обязательно состоится, и тогда у нас будет еще больше возможностей для оказания помощи нашим пациентам.

Юлия Каленичина:

Вопрос к Сергею Николаевичу, у вас увеличилось количество кардиологических коек, а каких пациентов сейчас больше, с какими проблемами в кардиологии и какие у вас возможности их лечения?

Сергей Иванов:

Госпиталь увеличил где-то процентов на 40 количество кардиологических коек, потому что востребованность этих коек очень высокая, и постковидные больные – это тоже пополнение в когорту больных с сердечно-сосудистыми проблемами. Если посмотреть по структуре заболеваемости на сегодняшний день, это в первую очередь больныес хронической сердечной недостаточностью, и к ней нужно относиться достаточно серьезно, можно целую передач посвятить проблеме хронической сердечной недостаточности.

У больного с хронической сердечной недостаточностью, который перенес ковид, как правило, происходит декомпенсация, ему требуется стационарное лечение, коррекция медикаментозной терапией. Это больные с хроническими аритмиями, опять мы возвращаемся в ковиду, но на сегодняшний день без ковида никуда, и у больных, которые перенесли ковид, даже у которых не было аритмии, появляется впервые возникшая аритмия, даже у молодых и без органических повреждений сердца, не говоря о больных пожилого возраста, у которых есть органически перенесенный инфаркт миокарда в анамнезе, то есть ковид, конечно, добавляет.

Поэтому востребованность кардиологических коек резко возросла, мы это увидели, и нам пришлось пойти по этому пути, что мы увеличили количество этих коек, и все они заняты на сегодняшний день, стопроцентная загрузка.

Вера Шастина:

Но в рамках существующего коечного фонда мы не увеличили общее количество коек в госпитале. У нас есть три неврологических отделения, и каждая койка нужна, но когда увидели, что все больше и больше таких пациентов, чтобы не допустить очереди, чтобы можно было своевременно положить и помочь, мы приняли такое решение, потому что работа администрации, главного врача заключается в том, чтобы посмотреть, какие вызовы времени и что-то перепланировать, выработать какую-то тактику.

Оксана Михайлова:

Рука на пульсе в прямом и переносном смысле.

Юлия Каленичина:

А миокардиты тоже есть?

Сергей Иванов:

Вначале мы думали, что это именно миокардиты, но на сегодняшний день все-таки нет, это цитокиновое поражения миокарда, и о миокардитах в чистом виде, как мы думали вначале, речь не идет. Миокардитов мало, а вот эти цитокиновые повреждения еще более сложны, потому что обратимость их достаточно сомнительная, насколько можно будет вернуть назад эти повреждения миокарда. Поэтому и сталкиваемся больше с прогрессированием хронической сердечной недостаточности, с аритмиями и впервые возникшими, и усилившимися на фоне перенесенного ковида, и этих больных становится все больше и больше.

Еще одна проблема, что больные вовремя не обращались за медицинской помощью, многие уехали на дачи, прятались от ковида, и многие еще оказались на дачах без медицинской помощи в плане лекарств, потому что они там сидели по несколько месяцев, это привело к декомпенсации. Эти больные сейчас возвращаются и им нужна плановая госпитализация, подбор терапии, коррекция терапии, это очень серьезная проблема, и она стоит не только в Москве и регионе, это вообще проблема мирового масштаба. Но в Москве это было очень заметно, потому что многие больные уехали на дачи и отсиживались там.

Оксана Михайлова:

Поскольку у вас кардиологическое отделение, сейчас перепады давления, погода меняется, и пожилые люди наверняка очень восприимчивы. До ковида они планово ложились, чтобы как-то поддержать себя, сейчас таким людям что делать, как можно им помочь, это же такая распространенная проблема, молодые мучаются головными болями, что уже говорить о пожилых.

Сергей Иванов:

Проблема метеозависимости – это всегда тот вопрос, который задают на любой конференция, всегда он обсуждается, есть ли метеозависимость или нет. На мой взгляд и работ, которые есть в плане кардиологии, артериальной гипертензии, конечно же, говорят о том, что да, наши больные метеозависимые, и с возрастом метеозависимость увеличивается. Всегда очень важно просто работать с больным таким образом, что какие-то рекомендации нужно давать им наперед, вот эта скоропомощная таблетка должна быть у них, и это должно быть обсуждено с лечащим врачом.

Больной в той ситуации, когда резкий перепад атмосферного давления, чаще всего на перепады атмосферного давления метеозависимые люди реагируют, знает, что нужно дополнительно в этой ситуации принять дополнительную таблетку, которую он обсудил уже с лечащим врачом. Если она не помогает, тогда необходимо вызывать скорую помощь, не бояться и не ждать. Кстати, знаете, в чем проблема инфаркта миокарда в Москве, у нас огромная инфарктная сеть, но наш пациент вызывает скорую через час в среднем, час десять. Если посмотреть на Европу, то там пациенту вызывают после возникновения боли в области сердца уже через 20 минут, а там есть золотые полчаса.

Терпеть не надо, и на школе пациента мы всегда рассказываем, как вести себя при перепадах и как вести при тех или иных симптомах, что касается болей в сердце, что касается сердечной недостаточности, набора веса. Всегда больной с хронической сердечной недостаточностью должен помнить, что если он набрал в течение недели 2 килограмма, это повод обратиться к врачу, что-то не так, необходимо проводить коррекцию, это значит, что вода стала задерживаться, и вовремя нужно обращаться к врачу, а не приходить, когда отеки уже до брюшной полости.

Оксана Михайлова:

До ковида они имели возможность обращаться, чтобы, условно, раз в полгода они у вас наблюдались. А сейчас это же сохраняется или с учетом ковида сложно с такими пациентами?

Сергей Иванов:

Этот год у нас в этом плане был очень благоприятным, мы остались в этом году в плановой медицинской помощи, и наши больные поступают, необязательно раз в полгода, все зависит от ситуации, потому что некоторым больным достаточно и раз в два года, здесь в зависимости от проблем, которые есть.

Юлия Каленичина:

Здесь телемедицина очень хорошая фишка.

Вера Шастина:

Мы хотели бы на нашей базе развивать, сейчас мы смотрим на опыт поликлиник, центр телемедицины, он потрясающий, там работают потрясающие наши коллеги, доктора, которые очень пациентоориентированы, и это веяние времени. Кстати говоря, пациенты наши очень страдали от того, что не могли общаться с родными и близкими, ведь родные и близкие боялись ездить к пожилым родственникам, боялись их заразить. И здесь спасибо огромное волонтерам, Департаменту соцзащиты, когда они создали целую сеть этих волонтеров, потому что как показали некоторые исследования, оказывается, для пожилых людей общение онлайн через экран с родными вызывает больше депрессии, чем просто не общение, они, видимо, уходят в свой мир, а тут у них тоска возникает, ведь им же очень хочется получить эту энергетику, обняться, поцеловать, прижать к себе внуков, правнуков, и вот этого они лишены. И на этом фоне, что он видит, а не может, хуже становилось.

Оксана Михайлова:

Есть же еще и православные волонтеры, храмовые, они у вас есть?

Вера Шастина:

Мы же абсолютно подчиняемся приказам Департамента, по этим приказам мы сократили до минимума какие-либо походы на территорию госпиталя. Мало того, у нас же есть свой внутренний приказ, где мы ограничиваем перемещения даже между отделениями, потому что мало ли, лучше перебдеть в этой ситуации.

Оксана Михайлова:

А как священника к пожилым людям пригласить?

Вера Шастина:

Тем не менее на нашей территории есть замечательный храм Георгия Победоносца, который был создан много лет назад, и он функционирует. Людям очень важно не только медикаментозное лечение, для них очень важно и духовное сопровождение, и сотрудники храма ПЦР-отрицательные, мы за этим следим, они вакцинированные, проходят службы с соблюдением соцдистанции, если необходимо, священник может подняться в отделение, послушать исповедь, совершить некие православные обряды, для наших это очень важно.

Наши пациенты всегда были ориентированы на то, что они в госпитале получат не только лечение, но и общение, какую-то культурную жизнь, мы же всегда устраивали замечательные концерты. Ко Дню Победы мы вышли из положения, когда вся эта ситуация закручивалась с ковидом, мы получили разрешение Мосфильма на прокат в нашем зале фильмов о войне, советских, исторических, у нас висели объявления – сегодня в 16 часов в масках с соблюдением соцдистанции. Люди приходили и смотрели эти фильмы. Мы продолжаем читать лекции по факторам риска развития тех или иных заболеваний, это и факторы риска развития диабета, и как себя обезопасить от того, другого, третьего, и про ковид, люди приходят, потому что это своего рода для них важная школа, и они верят, потому что читают лекции доктора, которым они доверяют, и они потом эти знания несут в массы. Сейчас у нас не работает на площадке госпиталя «Московское долголетие», как раньше, со скандинавской ходьбой, с арт-терапией, но я абсолютно уверена, что мы всех победим, у нас все это будет.

ВИДЕО

Пенсионеры порой остаются один на один с собой и своими переживаниями, и как следствие начинаются проблемы с душевным здоровьем. Врачи дают рекомендации, как этого можно избежать.

Светлана Исмаилова: Нужно читать, нужно заниматься какой-то творческой работой, нужно заниматься спортом, потому что физическая нагрузка также благотворно влияет на предотвращение и тормозит развитие всевозможных когнитивных нарушений, и активная социальная деятельность тоже очень важна. Кроме того, чтобы снизить риски заболевания деменцией, необходимо избегать интоксикации, алкоголь разрушает клетки головного мозга, а никотин сужает сосуды, что в итоге в старости также может привести к слабоумию.

Юлия Каленичина:

Хотелось бы спросить вашего совета для пожилых людей, и не только пожилых, как быть в условиях пандемии, как сохранить свое здоровье?

Сергей Иванов:

Важно прислушиваться к таким симптомам, и когда возникают какие-то проблемы, не бояться и обращаться за медицинской помощью, это очень важно, потому что не один ковид. И если посмотреть на структуру смертности, те же сердечно-сосудистые заболевания как были, так и остаются на первом месте. Поэтому очень важна своевременная медицинская помощь, приходите, обращайтесь к нам, для этого мы работаем и существует.

Юлия Каленичина:

Давайте скажем тогда, как попасть.

Вера Шастина:

Еще очень важно любить друг друга, в эти тяжелые времена, когда у всех на душе не очень весело, давайте поддерживать друг друга, не топить, а любить, помогать, и мы абсолютно открыты, мы понимаем, насколько сейчас тяжело людям, насколько они иногда боятся первых шагов, обратиться к врачу. Нам можно позвонить, у нас есть сайт, там есть все телефоны, Госпиталь для ветеранов войн №2 Департамента здравоохранения Москвы. В этом году благодаря Департаменту мы получили плюс к нашим прекрасным кадрам великолепное оборудование, несмотря на тяжелые времена, и поэтому мы сейчас являемся современным, многопрофильным, востребованным, почти 100 процентов заняты наши койки, медицинским учреждением города Москвы, в котором мы всегда рады всем нашим пациентам.

Оксана Михайлова:

Спасибо огромное, как всегда, было очень интересно и главное позитивно. До новых встреч.