Приёмное отделение больницы

Хирургия

Тэги: 

 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, в эфире программа «Точка приложения» и с вами мы, ее ведущие, Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. Сегодня мы будем говорить об устройстве детского приемного отделения стационара, и гость нашей программы Сахаров Александр Николаевич, заведующий приемным отделением Детской городской клинической больницы святого Владимира, врач детский хирург. Давайте сразу же поговорим, каким должно быть современное приемное отделение.

Александр Сахаров:

Приемное отделение, мировой стандарт – это так называемый open air, то есть когда идет не пациент к врачу, а врач к пациенту. Но в реалиях детских стационаров мы не можем уйти полностью от боксированной системы, так как нам необходимо исключать инфекционную составляющую при поступлении ребенка в стационар. При этом мы добились того, что ребенку в боксе могут сразу выполняться различные исследования, как лабораторные исследования: анализ крови, анализ мочи, биохимия крови. Мы добились того, что ультразвуковая диагностика проводится теперь в условиях приемного отделения, несколько лет назад этой системы еще не было, мы внедрили ее, и теперь это все проходит в рамках приемного отделения, и при необходимости аппарат ультразвук вместе со специалистом будет доставлен в тот бокс, в котором находится ребенок и кому необходимо выполнять данное исследование. В проектах мы хотим добавить, и уже в процессе, блок лучевой диагностики, который будет в составе приемного отделения, так как это позволит нам уменьшить временные рамки по диагностике пациентов, а это крайне важно для нас, в максимально короткие сроки понять, что с ребенком происходит, какая дальнейшая тактика, иногда счет идет на секунды, минуты.

Оксана Михайлова:

В вашем приемном отделении не так давно закончили делать ремонт. Что входит в состав приемного отделения?

Александр Сахаров:

В состав приемного отделения входит служба операторов, это сотрудники, которые заносят данные при поступлении пациента, первичную документацию оформляют, для того чтобы в дальнейшем мог работать доктор, медсестра приемного отделения, выполняя какие-то назначения, сделанные врачом, и любая диагностика. Мы ведем электронную историю болезни, которая была внедрена, в системе ЕМИАС, это касаемо операторской службы. Также в приемное отделение входят два хирургических поста и на данном этапе один травматологический пост, но будет два травматологических поста, то есть одновременно принимают несколько специалистов по одному профилю. Это сделано, для того чтобы максимально минимизировать сроки осмотров пациентов, чтобы в очереди меньше сидели, потому как очень важно, когда дети только поступают, и родители не могут до конца понять, что с их ребенком, они  хотят максимально быстро получить информацию и оказать помощь. Также в структуру приемного отделения входит лабораторная диагностика, ультразвуковая диагностика, на данном этапе пока так.

Оксана Михайлова:

Осмотр специалистов, берут анализы, делается ультразвук, приглашаются по необходимости любые специалисты, какие есть в нашей больнице, и в перспективе рентген.

Александр Сахаров:

Приходят специалисты, кто необходим на данном этапе, потому что у нас бывает, что дети заходят, это может быть не только хирургическая патология, нам надо исключить еще инфекционный процесс. Ребенок заходит с болями в животе, но при этом симптоматика говорит  о том, что здесь может быть не только вопрос по острохирургической патологии, но также и вопросы педиатрические, в данном случае мы приглашаем к себе педиатра на осмотр. Если это лицевая травма, то смежные специалисты, ЛОР-врачи. Если у нас есть подозрение на повреждение носа, делаются контрольные снимки, приглашается ЛОР-врач для осмотра пациента в условиях нашего приемного отделения, опять же возвращаясь к стратегии, что идет врач к пациенту, а не пациент к врачу. Челюстно-лицевые хирурги в структуре приемного отделения, по данным заболеваниям у нас челюстно-лицевой хирург дежурит круглосуточно, и оказывается помощью сразу.

Юлия Каленичина:

Ребенок заболел, и родители предполагают, что потребуется госпитализация. Что же делать – вызывать скорую, хватать ребенка и бежать самим, как поступает пациент в приемное отделение?

Александр Сахаров:

Есть несколько каналов госпитализации, про каждый по отдельности расскажу. Оптимальнее всего вызвать бригаду скорой помощи на дом, если есть какие-то жалобы у ребенка, что-то его беспокоит, и родители не могут понять, то лучше всего вызвать бригаду скорой помощи, которая проведет первичную диагностику и примет решение нужна ли дальнейшая госпитализация в стационар или не нужна.

Почему это наиболее предпочтительный для нас вариант, так как стационары все равно имеют свои профили, и бывает так, что если родители самостоятельно обращаются в стационар, то там может не быть данного профиля. Допустим, к нам приходит ребенок с сахарным диабетом, но профильный стационар в Морозовской больнице, там есть отделение эндокринологии. И если бы родители вызвали на дом скорую помощь, то скорая помощь бы их повезла в тот стационар,  который необходим, а здесь теряется время, то есть обращаются к нам, оникакое-то время проводят у нас, мы проводим диагностику, принимаем решение о том, что ребенку необходимо госпитализироваться в профильный стационар, и далее уже запускается процесс по госпитализации по профилю, в другой стационар надо будет ребенка доставить, это занимает время, для ребенка это значимо удлиняет сроки госпитализации, а если ситуация острая, это очень важно.

Юлия Каленичина:

Медицинский работник скорой помощи может оказать какую-то первичную помощь.

Александр Сахаров:

Врач скорой помощи может оказывать помощь на дому, осмотреть ребенка, и если нет поводов для беспокойства, то ребенок остается дома, передается актив в поликлинику, и в этом случае ребенок не госпитализируется, так спокойнее родителям, так спокойнее ребенку, потому что в любом случае для маленького пациента это среда не его обитания, ему страшно, ему больно. Бывает, что ребенок госпитализируется без родителей, он не понимает, что с ним происходит, и это очень волнительный момент.

Также у нас есть канал госпитализации, когда ребенок направляется из поликлиники, сообщается на скорую помощь, что данный ребенок направляется из поликлиники, ему выдается направление, оно дублируется в электронной системе учета пациентов, мы также видим в своей системе, что ребенок едет к нам. Но они самостоятельно доезжают до нас без вызова скорой помощи, то есть ребенок осмотрен врачом в поликлинике, он получает направление на руки, данная информация есть у скорой помощи, есть у нас, и ребенок поступает уже в приемное отделение. Здесь тоже исключен момент, что ребенок пойдет не по профилю в стационар.

И остается самотек, это значит, что родители с ребенком самостоятельно обращаются в больницу. Это тоже способ госпитализации, потому что могут быть различные ситуации, рядом с нами парк Сокольники, достаточно часто дети поступают оттуда, любая скелетная травма может быть, ребенок упал, скатился с горки и врезался, или последнее веяние – электросамокаты, это отдельная наша боль, то есть это средства передвижения, которые не слышны, но при этом скорость приличная, как правило, на них едет взрослый человек, и на пути его встречается ребенок. Даже с учетом того, что ребенка держат за руку, бывает, что он от нас побежал что-то интересное посмотреть, парковая зона, и такие ситуации могут происходить.

Оксана Михайлова:

Поэтому в данном случае родители берут ребенка в охапку и в больницу. Есть такие разговоры, что самотеком больница не принимает.

Александр Сахаров:

Нет, это абсолютно не соответствует действительности, дети принимаются по всем каналам госпитализации, включая самотек, любое обращение пациента не будет оставлено без внимания, при любом обращении будет оказана помощь, ребенок будет осмотрен и будет принято решение врачом приемного отделения о дальнейшей тактике, либо вы можете идти домой, если нужно, наблюдение по месту жительства, мы передаем актив в поликлинику, поликлиника по месту прикрепления, где ребенок наблюдается, получает информацию о том, что был у нас установлен диагноз и к какому специалисту ребенку нужно обратиться, мы даем свои рекомендации и ребенка отпускаем домой, так как он не требует госпитализации.

Юлия Каленичина:

А если люди проезжали мимо и что-то случилось, плохо стало, потерял сознание, могут они обратиться, а они иногородние?

Александр Сахаров:

Безусловно, экстренная помощь оказывается иногородним, иностранцам, то есть любое обращение, любая проблема со здоровьем, в нашем случае это детский возраст, до 18 лет, мы принимаем детей, никаких ограничительных мер с нашей стороны нет.

Юлия Каленичина:

Если требуются какие-то назначения, то приемное отделение может сделать это назначение, если ребенок не госпитализируется.

Александр Сахаров:

Все рекомендации даются, для москвичей, если ребенок проходит амбулаторно, в системе ЕМИАС появляется потом информация, медицинское заключение, которое формируется из осмотра и данных обследования ребенка, это уже готовое медицинское заключение, которое могут увидеть и родители, и врачи в поликлиниках. И на руки родителям дается бумажный вариант, в котором указаны рекомендации, что необходимо приобрести, для того чтобы начать лечение в амбулаторных условиях, то есть на дому, не находясь в стационаре.

Оксана Михайлова:

Разные ли это вещи – плановая и экстренная госпитализация, все в одно приемное отделение идут?

Александр Сахаров:

Это разные вещи, в нашем случае мы разделили потоки. Связано это с тем, что идет достаточно большой поток поступлений по экстренным показаниям, с острой болью, он значимо увеличился за последние несколько лет, и более того, у нас всегда есть риски в плане того, что дети, которые поступают по экстренным показаниям,  никак не обследованы. Дети, которые поступают планово, идут на плановое оперативное лечение или с педиатрической проблемой, это дети полностью обследованные на догоспитальном этапе в условиях либо поликлиники, либо в условиях стационара, у нас есть перечень анализов, которые дети сдают. И не перемешивать потоки, это первое, второе – чтобы не было очередей из детей, кто по экстренным показаниям идет, кто по плановым, мы разделили потоки, потому что если мы ребенка оформляем на плановую госпитализацию, это может занимать 20-30 минут, мы понимаем, что жизнеугрожающего состояния у данного ребенка нет, и мы не можем допустить того, чтобы дети, у которых мы не исключили острую патологию, ожидали такой период времени.

Юлия Каленичина:

Наверняка нередкая ситуация, когда родители отказываются от предложенной госпитализации. Понятно, что если жизнеугрожающая ситуация, тут даже речи быть не может, а если надо бы полежать, надо бы пообследоваться, и родители принимают волевое решение – нет, мы не хотим, мы будем делать это все амбулаторно. Как грамотно поступить здесь медикам, как грамотно поступить родителям?

Александр Сахаров:

Я бы рекомендовал слушать то, что говорят медики, не брать на себя ответственность, потому что я очень часто слышу от родителей: «Мы все понимаем, мы берем на себя ответственность». Но объективно невозможно родителю даже за полчаса рассказать все возможные варианты, когда говорят: «Зачем вы нас пугаете, говорите о возможном летальном исходе». Но мы не пугаем, то есть если ребенок с острой хирургической патологией окажется вместо стационара дома, это жизнеугрожающее состояние. Лучше все-таки прислушиваться к тому, что говорят врачи приемного отделения.

Я прекрасно понимаю родителей, что это свой маленький ребенок, что очень хочется его взять с собой, обнять, прижать, погладить и сказать, что все хорошо, мы пошли домой, не хочется его отдавать и не знать, что там происходит, переживать по этому поводу. Но тем не менее на первое место должны выходить не эмоции, а главное для нас помочь ребенку и не навредить. И когда родители отказываются, мы максимально стараемся уговорить оставить ребенка в стационаре, но родители всегда принимают решение, они берут на себя ответственность, и мы не просто отправляем ребенка домой с родителями, мы пишем рекомендации, стараемся максимально обследовать его в условиях приемного отделения, то есть попробуем максимально исключить. Но если все-таки нам необходима дальнейшая диагностика в динамике и родители отказываются, то пишем в рекомендациях. И мы всегда говорим о том, что нет такого момента, что если вы сейчас отказались и ушли домой, то мы вас не примем. Мы всегда говорим о том, что если что-то хотя бы вам не нравится в поведении, в состоянии ребенка, ребенок часто не может сформулировать, что его беспокоит, но любой родитель видит, как ребенок себя ведет, это изменение в поведении, капризность или как тряпочка лежит, то есть любые моменты, мы всегда готовы принять повторно, хоть через час, хоть через два, то есть в любом случае приезжайте. Мы переживаем за таких детей, которые уходят от нас под отказ.

И есть еще второй момент, когда это действительно жизнеугрожающее состояние, когда может быть реанимационный больной, есть показание к госпитализации в реанимационное отделение, они крайне редки, но бывали такие случаи, когда шел отказ родителей, то здесь мы говорим родителям, что у нас уже выбора нет, законодательно тогда будем поднимать вопрос о передаче данных на опеку. У нас есть юридическая служба в больнице, мы передаем туда, и она рассматривает эти вопросы.

Юлия Каленичина:

Вы сказали, что при плановой госпитализации примерно 20-30 минут, а при экстренной сколько занимает времени, для того чтобы принять больного, сделать все обследования и определить, операционная палата или нет?

Александр Сахаров:

Есть такое понятие золотой час, то есть в течение золотого часа мы максимально принимаем ребенка, его осматривает врач, проводится первичная диагностика, принимается какое-то решение. Здесь очень плавающий момент, потому как это может зависеть от количества поступающих детей в стационар, могут одновременно приезжать до 10 скорых, то есть когда идет такой поток, то мы при всем нашем желании не сможем в первые 5 минут принять всех детей. У нас варьируется даже от дней недели, самые загруженные – это понедельник, вторник. Среда, четверг, пятница более-менее разгружены, суббота тоже, и начиная с воскресенья опять идет возрастание потока поступлений. Стандарт – это нахождение не более двух часов в условиях приемного отделения.

Юлия Каленичина:

Это со всем максимальным обследованием, специалистами.

Александр Сахаров:

Безусловно, мы пытаемся не в два часа вложиться, мы пытаемся вложиться в максимально короткие сроки. У нас есть отделение хирургии новорожденных, и новорожденные, которые поступают из  роддомов, идут в первую очередь, потому что они совсем маленькие, нам надо максимально быстро обследовать, есть своя специфика, и эти дети идут вне очереди, и также реанимационные дети идут вне очереди.

Оксана Михайлова:

Тут еще зависит от сезонности, количества скорых, которые могут привезти одновременно. Вопрос от родителей – в каких случаях ребенок госпитализируется с родителями?

Александр Сахаров:

По законодательству родители имеют право госпитализироваться с ребенком в детский стационар. До 4 лет мы обязаны обеспечить родителей дополнительным спальным местом, питанием. Когда ребенок старше, то здесь уже идет по согласованию, то есть если необходим уход за ребенком, это ранний послеоперационный период, мы понимаем, что нужно ухаживать за ребенком, или это дети-инвалиды, которые также к нам поступают, и нужен постоянный уход за ребенком, то родители госпитализируются. Но я призываю всех родителей, когда все-таки дети старшие, не ложиться вместе с детьми по одной простой причине. Мы не вредничаем, у нас есть вопросы о септике и антисептике, и когда заходят родители в отделение, они же не обследованы, тот же ПЦР, есть моменты, когда мы обследуем родителей при той же плановой госпитализации, у нас возрастают риски присоединения инфекций у детей, которые находятся в отделении. Я понимаю, что все хотят быть рядом со своим ребенком, но при этом я всегда говорю: подумайте, вы хотите быть с ребенком, но если мы заносим инфекцию, а рядом лежит ребенок после операции.

Оксана Михайлова:

После 4 лет, если ребенок госпитализируется по показаниям, родителей мы тоже обеспечиваем едой и всем остальным, это уже совершенно другая история.

Юлия Каленичина:

Хотелось бы про медиков поговорить, которые у вас работают, потому что это круговорот, целый день на ногах. С какими трудностями сталкиваются сотрудники приемного отделения?

Александр Сахаров:

У нас очень сплоченный коллектив, молодой коллектив, но уже достаточно опытный, и трудности мы преодолеваем стойко. Основные трудности больше эмоционального характера, потому как приемное отделение – это как в театре, с чего начинается театр – с вешалки, больница начинается с приемного отделения. И в момент поступления ребенка очень часто родители на взводе, эмоционально окрашено все это происходит. Мы прекрасно это понимаем, но проблема в том, когда действительно большое поступление, много детей, много родителей, каждый родитель хочет, чтобы быстрее осмотрели его ребенка, и мы понимаем, что они думают о своем и их не так заботит состояние других детей. Бывает так, что вместо того, чтобы заниматься пациентами, у нас уходит время на разъяснение родителям о том, что подождите, пожалуйста, сейчас мы вас примем. Все остальное – это рабочие моменты, которые мы решаем, в любой работе есть рабочие вопросы.

Оксана Михайлова:

По этому вопросу можно просто пожелать взаимоуважения. А какие претензии наиболее часто предъявляют родители?

Александр Сахаров:

Мы действительно не пьем чай, у нас просто на это нет времени, как правило, кружка наливается утром и дай Бог к ней подойдем в 4-5 вечера. Я понимаю, что для родителей, которые не видят структурности всей работы, когда доктор зашел к одному пациенту, другому пациенту, сам пошел на ультразвук, то есть ему важно увидеть самому, когда дополнительные вопросы возникают, или он побежал с ребенком в реанимацию, если тяжелый ребенок поступает. Я прекрасно понимаю, что родители этого не видят, но тут начинаются фразы: вы отдыхаете, спите, чай пьете. У нас работа круглосуточная, если бы даже и была возможность и желание, то мы не можем себе этого позволить, потому что поступление идет круглые сутки, не останавливаемся, и это тяжеленная работа, врач приемного отделения, это и огромная ответственность врача приемного отделения, потому что он первично принимает решение о дальнейшей госпитализации.

Оксана Михайлова:

Мне нравится история со стаканчиками, почему нет стаканчиков у кулера в приемном отделении.

Александр Сахаров:

Этот вопрос ежедневный. Мы создаем комфортную среду в приемном отделении, мы сделали коридор ожиданий, там есть и телевизор, и usb-розетки для телефона. Со стаканчиками всегда интересная история, потому что каждый день к нам подходят и говорят: «У вас же кулер стоит, вы что, не можете стаканчиками нас обеспечить?» Но это даже не самый худший вариант, потому что родители хотя бы подошли и спросили, а бывает, что родители просто достают свой стаканчик или свою бутылку, наливают воду и даю ребенку попить.

Стаканчики отсутствуют по причине того, что если у ребенка острая хирургическая патология и ребенку будет необходима госпитализация и в последующем оперативное лечение, то если ребенок попил, поел, то мы перенесли операцию на

несколько часов, это крайне важно для нас. И еще раз повторюсь, если родитель подходит, это не самый для нас худший вариант, мы объяснили, что пожалуйста, потерпите, мы сейчас обследуем, и если вопросы будут сняты, если нет острой хирурги, мы дадим вам стаканчик, вы нальете воды, и ребенок попьет, за 15-20 минут обезвоживания не происходит. И у меня просьба ко всем, кто поступит к нам или в любой другой стационар с любой хирургической патологией, дождаться врача и спросить, что можно, что нельзя, это крайне важно.

Юлия Каленичина:

Поскольку экстренно люди собираются очень быстро, как снег на голову случилась беда, какие документы необходимо родителям быстро подготовить к приезду скорой помощи для госпитализации?

Александр Сахаров:

Вопрос достаточно актуальный, потому что очень часто по приезду у родителей либо части документов нет, либо вообще без документов. Мы и в этом случае принимаем детей, но для оформления документации в приоритете, когда пакет документов с собой есть. Он достаточно небольшой – хотя бы паспорт ребенка, если ему старше 14 лет, если нет, то паспорт родителя, свидетельство о рождении, страховой полис и по возможности СНИЛС, если есть.

Я призываю всех родителей, у нас ежедневная ситуация, когда  обращаются и говорят, что у нас нет с собой документов, на будущее, вы хотя бы сфотографируйте, чтобы был номер в телефоне, пакет документов проще сохранить, все пользуются сейчас гаджетами, создать папку в телефоне документы на ребенка, документы на меня, и тогда этот вопрос отпадет, потому что нам нужен номер, нам не нужна сама бумага, то есть если она есть, хорошо, но если нет, мы по номеру найдем в системе поступающего ребенка, это нам значимо упростит оформление документации, на это же тоже уходит время. Если у нас все документы есть, оформление происходит быстрее, в более оперативном режиме, если их нет, это немножко больше занимает времени, но когда это на круг 24 часа, мы понимаем, что это время можно было бы сократить.

Юлия Каленичина:

Для взрослого, который ложится по уходу за ребенком, в нашей нынешней реальности нужен QR-код?

Александр Сахаров:

Это в идеале. Если это не плановая госпитализация, поступление идет совместное, если будет QR-код – замечательно. Но если ребенок ложится и у родителя нет QR-кода, проводится ПЦР-диагностика на титр антител, проверяется как ребенок, так и родитель.

Оксана Михайлова:

Какую сумочку еще нужно с собой собрать? Полотенчики, чашку, ложку, вилку, туалетную бумагу?

Александр Сахаров:

Это все есть теперь. Тарелкой, чашкой, ложкой, постельным бельем мы обеспечим. А средства личной гигиены – безусловно.

Оксана Михайлова:

Плюшевые игрушки в хирургическое отделение?

Александр Сахаров:

Запретить мы не можем, но для меня как хирурга игрушка – это пылесборник.

Юлия Каленичина:

Особенно если инфекционное отделение, эту игрушку потом просто выбросить.

Александр Сахаров:

Конечно. А так предметы личной гигиены с собой взять, одежда должна быть просторной, удобной, для того чтобы снять, одеть, особенно если ребенок поступает с какой-то травмой, если будут перевязки, и если мы даем ребенку обтягивающий костюм, очень красивый, но обтягивающий, для нас это вызывает очень большие проблемы. Поэтому одежда должна быть удобной, просторной.

Юлия Каленичина:

Если с какой-то небольшой травмой поступает ребенок, ударился пальчиком, прищемил, вы в приемном отделении можете оказать помощь, наложить гипс и ребенка уже отпустить домой, чтобы он долечился в травмпункте, у педиатра. Какие минимум процедуры или медицинские воздействия вы можете сделать и отпустить ребенка, не госпитализируя?

Александр Сахаров:

То, что возможно оказать на первичном этапе в приемном отделении, это делается. Если неосложненные переломы, то проводится репозиция, накладываются гипсовые лангеты при травмах, если это какие-то раны, включая челюстно-лицевую, как я говорил, челюстно-лицевые хирурги теперь у нас в структуре приемного отделения принимают круглосуточно, то есть данные манипуляции, это хирургическая обработка, ушивание ран, а если не нужно проводить глубокую ревизию, если мы понимаем, что это незначительное повреждение, все это выполняется в условиях приемного отделения, все условия для этого созданы. И ребенок потом с рекомендациями отправляется в поликлинику, всегда передается актив, потому что различные реакции могут быть у ребенка, и если это наличие ран, с собой нет сертификата прививок, у нас есть те прививки, которые необходимо делать, мы вакцинируем, но потом необходимо наблюдение, та же противостолбнячная вакцина, то есть ребенок должен наблюдаться.

Юлия Каленичина:

Важно, чтобы родители понимали, что обращение в больницу – это не всегда госпитализация, это может быть оказание помощи.

Александр Сахаров:

Есть такое мнение у родителей, что не поедем, нас положат.

Оксана Михайлова:

Больница – это не тюрьма, и насильно держать никто не будет.

Александр Сахаров:

Тоже частый вопрос у родителей в приемном отделении – а сколько нас продержат? Я всегда разъясняю, что у нас нет задачи держать вас какое-то энное количество дней, если ребенок в удовлетворительном состоянии, стационарная помощь не требуется, то ребенок выписывается на долечивание домой, мы не будем передерживать ребенка.

Оксана Михайлова:

Как осуществляется плановая госпитализация в пандемию?

Александр Сахаров:

Плановая госпитализация продолжается, те потоки, которые были в доковидные времена, снижены, это связано с тем, что часть коек у нас перепрофилировано под ОРЗ, мы увеличили сроки плановой госпитализации, но тем не менее плановая помощь должна быть оказана ребенку. У родителей возможность записаться через наш сайт, они могут пройти диагностику и в поликлинических рамках, и они могут пройти первичную диагностику, я имею в виду сбор анализов в условиях нашего стационара, в течение одного дня все происходит, то есть они проходят полностью все обследования, которые необходимы перед плановой госпитализацией, и потом мы смотрим результаты анализов, назначаем дату госпитализации.

Оксана Михайлова:

То есть плановая госпитализация в нашей больнице продолжается, несколько сдвинуты сроки, потому что часть отделений перепрофилированы в условиях того, что сейчас происходит.

Юлия Каленичина:

Ситуации бывают разные, ребенок ложится на этапные операции, время подходит, родитель должен побеспокоиться, посмотреть на сайте, связаться.

Александр Сахаров:

Все доступно в интернете. Зачастую вопрос – куда нам обратиться? Я всегда говорю, пожалуйста, наш сайт, в интернете можно написать ДГКБ святого Владимира, заходите, там есть вкладка «плановая госпитализация».

Оксана Михайлова:

В социальных сетях на личной странице больницы всегда большое количество вопросов, и всегда все отвечают, есть все телефоны, есть почта, то есть все вопросы решаемы, со всеми связываются.

Александр Сахаров:

Да, просто надо позвонить или написать, мы всегда рады ответить, помочь.

Юлия Каленичина:

Мне кажется, что мы осветили максимально все нюансы, если вдруг у наших слушателей будут еще вопросы, пожалуйста, пишите, и Александр Николаевич любезно ответит.

Оксана Михайлова:

Спасибо большое, до новых встреч, будьте здоровы.