Гипертония

Кардиология

 

Гусейн Фараджов:

Добрый день, в эфире программа «О здоровье и не только с доктором Фараджовым». Мы сегодня будем говорить о проблеме, которая всем известна, все знают о высоком давлении, но много моментов, когда это состояние недооцененное или же неправильный подход лично пациента или врачей к гипертонии. И я очень рад, что последний эфир в этом году мы делаем с нашим постоянным экспертом, с которым общаться одно удовольствие, это Алексей Владимирович Жито, врач-терапевт, кардиолог, эндокринолог, кандидат медицинских наук, заместитель главного врача клиники Мпрофико на Земляном валу. Что это за состояние повышенного давления и когда это называется уже заболеванием гипертоническая болезнь?

Алексей Жито:

Абсолютно верно, что Вы сомневаетесь в этих терминах, и многие врачи сомневаются в них, постоянно меняются критерии. Если мы посмотрим за последние 10-15 лет международные рекомендации, российские, периодически меняется планка уровня артериального давления. Более того, для каждой категории пациентов, для больных болезнью почек, сахарным диабетом разные критерии по уровню артериального давления, то есть мы пока не выработали четкой позиции относительно того, какое давление должно быть у того или иного человека, все зависит от возраста, от сопутствующих факторов. Поэтому мы не можем ответить на вопрос болезнь это или состояние.

Почему гипертоническая болезнь, потому что она приводит к осложнениям – инсульты, инфаркты, преждевременная смерть, и которая легко предотвратима. Гипертоническая болезнь ответственна за огромнейшее количество предотвратимых смертей, на самом деле количество их тоже невозможно посчитать, потому что инсульты, инфаркты имеют полиэтиологическую структуру, сахарный диабет, ожирение в них вносит вклад, и инфекция, в том числе новая коронавирусная, поэтому трудно сказать, но безусловно дополнительный вклад у гипертонической болезни есть.

Гусейн Фараджов:

Я являюсь урологом, пациенту просто измеряешь на приеме давление, у него повышенное, это можно понять, что я в белом халате, он волнуется. Просишь делать дневник артериального давления, и человек сам удивляется, что у него имеется высокое давление. Вот это состояние часто встречается, когда человек не чувствует давления?

Алексей Жито:

Очень часто. Вы затронули интересную тему белого халата, пациент приходит, говорит, что он всегда меряет давление, у него оно хорошее, а приходит к врачу – давление повышенное. Действительно такой страх, стресс может повышать давление, это уже в любом случае звоночек, то есть если человек полностью здоров, никакого синдрома белого халата быть не должно, потому что сосуды обладают эластичностью. Например, человек понервничал, симпатическая нервная система активировалась, сердечный выброс повысился, то есть объем нагнетаемой крови, но сосуды должны расшириться, и в результате давление должно стать нейтральным, таким же, как и было.

Отвечая на вторую часть вопроса, я всегда привожу историю своего пациента с давлением 250/130 мм ртутного столба, который пришел ко мне на прием совершенно по другому вопросу, у него была варикозная болезнь нижних конечностей и нужна была консультация терапевта. Измерил ему давление, говорю – 250. Он говорит, что вообще не чувствует давления. Не надо этому радоваться и говорить, что я не чувствую давление, значит это не болезнь, значит это просто состояние, мое родное давление. Нет, ни в коем случае, это болезнь, просто наши сосуды, наши рецепторы в головном мозге перестраиваются, человек – уникальное существо, адаптация колоссальная, и как только у нас планка давления повышается, наши рецепторы к этому приспосабливаются, медленно, постепенно. И наоборот, нужно радоваться, когда человек с давлением 160 говорит: «У меня дико раскалывается голова, болит затылок, меня тошнит», – это значит, что у него это редкое состояние, и это пока не пришло в норму. А если человек не чувствует давление 180, однозначно это уже просто не в первый раз, это значит, что для него это уже стало нормой, которая не норма, то есть индивидуально так случилось, что его сосуды выработали такую стратегию поддерживать вот это давление, и они его поддерживают, и когда мы снижаем давление, ему плохо. Когда мы снижаем уровень давления, нормализуем, 130, 140, он говорит: «Что-то, доктор, мне хуже», – то есть давление лучше по показателям, а состояние хуже. Потому что дезадаптация полная, это болезнь, которую нужно лечить.

Гусейн Фараджов:

По поводу нормы часто приходится слышать – это мое нормальное давление. Я видел, что давление 150/100, норма ли это?

Алексей Жито:

Это не норма, нормальное офисное давление в среднем до 140/90, офисное – это артериальное давление, которое измеряется на приеме у врача, 140 и 90, правильно так говорить, – это тот порог, выше которого мы говорим уже о гипертонии в случае, если измеряется на приеме у врача. Дома чуть ниже планка, 130 и 80, дома считается, что человек более расслабленный, более спокойный, он не с дороги, соответственно, там цифры ниже.

Опять же, много вопросов возникает относительно измерения артериального давления. Если вы захотите правильно измерить артериальное давление и скажете пациенту: «А вы правильно измеряете, уважаемый пациент?» – тут вопрос в том, что существует огромный список: нужно сидеть ровно, ногу не запрокидывать на колено, нельзя курить, пить кофе, чай в течение трех часов и так далее по списку, включая не волноваться, не разговаривать с врачом какое-то время, измерить 3 раза, а не однократно, взять среднее. Естественно, это в практике мы соблюдать не можем, это невозможно, и даже если мы это не соблюдаем, но видим, что у пациента давление высокое, это уже проблема, то есть у здорового человека давление всегда должно быть хорошим. Офисное давление, давление на приеме у врача, офисное – от английского слова medical office, поликлиника, больница, должно быть меньше 140 и 90, дома меньше, 130 и 80-85. Для некоторых групп пациентов, для пациентов с сердечной недостаточностью, с болезнью почек, диабетом другие цифры, ниже, потому что у них органы страдают, и перфузия нужна менее активная.

Гусейн Фараджов:

Мы же можем рекомендовать вести дневник артериального давления для себя, здесь какие правила? Важно ли, чтобы он утром, не вставая с постели, измерял?

Алексей Жито:

В целом мы все эти правила проговариваем, что не пить 3 часа, не принимать утром таблетки. Ни в коем случае мы в практике это не реализуем, потому что это нереально, то есть мы не можем сказать пациенту: не пейте таблетки, давайте посмотрим на чистом фоне. В плане эксперимента такое возможно, но в практике такого нет. И повторюсь, что всегда у любого человека давление должно быть плюс-минус константы, то есть не должно сильно подниматься, как и сильно опускаться.

Пациенты спрашивают – до еды или после еды мерить? Неважно. Конечно, когда мы покушали, особенно если плотный прием пищи, то сосуды расширяются в желудке, пищеводе, печени, поджелудочной, селезенке, других органах, в брюшной полости все сосуды расширены, и остальные сосуды, в том числе плечевая артерия, несколько сужены, то есть там давление будет ниже после еды. Но все равно значимо это не должно отражаться на состоянии человека, и наоборот, если после еды давление сильно падает, что тоже вполне возможно, то мы должны пациентов проверять на артериальную гипотонию, искать причины, такое часто бывает. Может быть, слышали, особенно от женщин, бывают такие случаи, когда падают в обморок после того, как поели. Например, поели плотно, резко встали и упали в обморок, потому что вся кровь пошла на переваривание, плюс человек долго сидел, еще в ногах осталась, до головного мозга не доходит.

Поэтому рекомендации такие, что ведем дневник, кому показано, то есть у кого мы подозреваем гипертоническую болезнь. Два раза в день наши пациенты измеряют давление, утром и вечером, в любое время, до приема препаратов, после, желательно как раз чередовать. И я своим пациентам даю особенный дневничок, там есть графа «Примечание», то есть когда это было сделано, вдруг какая-то была ситуация, например, после бани, а после бани давление, как правило, падает, потому что сосуды расширяются, возможны парадоксальные реакции, и у кого-то наоборот, из-за стресса в бане, если он пересидел, поднимется, но обычно давление снижается. И они в этом дневничке помечают – после приема таблеток, каких таблеток, может быть, уролог назначил какие-то расслабляющие таблетки для мочевого пузыря, предстательной железы, которые влияют на давление. Поэтому это важно указывать.

Гусейн Фараджов:

Первый вывод мы делаем, что нет понятия нормального повышенного давления, любое повышенное давление повод, для того чтобы обратиться к врачу, чтобы вы разобрались что и как. У меня в семье разговор был, все наши родители непослушные, когда давление: «Ну и что, иногда повышается». Я говорю, что вы мне пример приводите, что тот-то вдруг умер, инсульт, а он не вдруг умер, скорее всего, у него было высокое давление, проблемы с сосудами, с холестерином, и в какой-то момент он умер. Это вы так увидели, а он болел, то есть профилактически обращаться к врачу и следить хотя бы за уровнем давления – это очень важно, ведь согласитесь, давление может говорить о других проблем.

Алексей Жито:

Те же самые почечные проблемы, то есть если существуют вторичные причины гипертонии, есть первичная, по-другому возрастная, та гипертония, которая, к сожалению, всех нас ждет рано или поздно, просто у кого-то начнется в 50 лет, у кого-то в 60, у кого-то в 110, просто человек не доживает до 110 и не знает, что у него была гипертония. Наши сосуды – это уникальный орган, то есть это не трубки, как думают пациенты, по которым кровь перемещается, а это орган, который живет постоянной жизнью, он не просто расширяется, а еще саморегулируется, тонус поддерживает, там есть гормональные рецепторы, есть клетки, которые выделяют гормоны ауто-, паракринного действия, которые действуют на совсем рядом лежащие ткани. Смысл такой, что со временем эта трубка, этот орган становится более ригидным, потому что холестерин откладывается (один из факторов риска гипертонии – повышенный холестерин), он отложился в сосудах, и сосуды потеряли свою пластичность, они стали жесткими, это такой термин, жесткость сосудов. На погоду пациенты реагируют, что мы называем метеозависимость, это невозможность сосудов адаптироваться относительно изменяющихся условий, то есть сосуду бы надо расшириться, а он не может, а внутри крови просто больше становится из-за сердечного выброса, и когда в замкнутом пространстве объем жидкости повышается, конечно, давление повышается. А в молодости такой метеозависимости нет, она возникла после чего-то.

Поэтому и курильщики чаще страдают гипертонией, потому что курение приводит к воспалению внутренней стенки сосудов, даже если не возникает, как мы говорим про взрослых, жесткости сосудов, возникает паралич сосудов, то есть нет возможности двигаться, и как только курение бросается, месяц, два, три проходит, пациенты говорят: «Голова стала меньше болеть», – именно потому что снизилось среднее давление. Мы же не каждую минуту меряем давление, мы не можем его померять после того, как начальник позвонил или стрессовый разговор в семье, каждую секунду мы просто физически не можем проконтролировать, и какие-то подъемы давления возможны, то есть это очень важно. Сосуд – это целый орган, сосудистая система, дерматологи нам всегда говорят, что кожа – это самый большой орган, а мы, кардиологи, спорим, что если посчитать все капилляры, их протяженность, их общую площадь поверхности, то не кожа самый большой орган.

Гусейн Фараджов:

Вы начали говорить про курение, давайте этот вопрос продолжим. Как часто виновато в гипертонии курение?

Алексей Жито:

Для меня и для моих пациентов курение – это больной вопрос, я каждый раз всегда всех спрашиваю про курение, каждый раз говорю, что не надо курить, мы должны бросать курить. Есть совершенно ответственные пациенты, которые всегда слушают, говорят: «Доктор, я не готов, но буду постепенно», – и они снижают, такой подход мы имеем. Есть часть пациентов, которые говорят: «Доктор, мы 40-45 лет курили, больше, чем вам лет, поэтому мы не бросим никогда, я все понимаю, у меня мама умерла от инсульта, всю жизнь курила, папа от рака легких, я все прекрасно понимаю». Это уже зависимость, и это болезнь. Существуют у нас варианты с продукцией пониженного риска, в том числе бездымный табак, там нет дымов, смол, которые приводят к повреждению организма настолько сильно, никотин есть, и действительно этот спазм сосудов все равно возможен, но онкогенного, канцерогенного эффекта и настолько выраженного вазоспастического негативного эффекта нет, то есть эта продукция называется пониженного риска, риски снижаются, это лучше, чем пациенту сказать: «Ну ладно, не хотите бросать курить – не надо, курите дальше». Конечно, индивидуальный подход.

Золотой стандарт – это всегда бросаем курить, полностью отказывается от любого способа доставки никотина, но увы, иногда мы понимаем, что это невозможно. И Вы спросили в каком проценте случаев – затрудняюсь ответить, у курильщиков все ухудшается на фоне курения, этот вазоспазм, который есть у молодых людей, никотин блокирует некоторые рецепторы, нет возможности поддерживать нормальный тонус сосудов, а с возрастом он повышает воспаление сосудистой стенки, возникает эндотелит, в результате которого усиленно откладывается холестерин, и уже сосуды становятся морфологически измененные. Если вначале функционально они обратимы, то чем больше человек курит, стаж курильщика больше, тем больше у него структурных изменений сосудов, и они уже становятся необратимыми.

Гусейн Фараджов:

Вы еще и эндокринолог, какие эндокринологические причины есть и при каких заболеваниях гипертония, потому что об этом реже говорят, чем при заболеваниях сердца?

Алексей Жито:

Все наслышаны, что бывают вторичные гипертонии, проверь почки обязательно, мы посылаем к нефрологам, к урологам, все это проверяем. Есть такие причины, как стеноз почечных артерий, он больше сосудистый на самом деле, но если мы вспоминаем про эндокринологию, самый большой фактор риска гипертонической болезни – это ожирение. С каждым килограммом массы тела повышается давление, и все из-за сосудов. Есть околососудистая клетчатка у каждого сосуда, вплоть до капилляров, рядом находится жировая ткань, выстилку делает для этого сосуда, и эта жировая ткань не просто там лежит, она тоже выделяет гормональные аутокринные, паракринные факторы, которые действуют на сосуды, и сосуд тоже не может нормально функционировать, то есть физически такой эффект есть.

Активируется симпатическая нервная система у пациентов с избыточной массой тела, и ожирение – это один из основных факторов риска гипертонической болезни. Любой пациент с гипертонией и имеющий любую избыточную массу тела, даже небольшую, скажет: «Доктор, мне было 60 лет, 10 кг лишних, но это немного». Вот если он эти 10 кг сбросит, давление сразу упадет на 1-2 миллиметра от каждого килограмма. С нашими пациентами я нахожу общий язык очень просто – мы все знаем про неприязнь таблеток, особенно для гипертоников, я мотивирую следующим образом: похудеете – будет возможность на один препарат меньше пить. Действительно, так работает со многими, говорят: «Вообще-то не 3 препарата буду пить, а 2, есть смысл похудеть». До определенной степени тонус сосудов может регулироваться, у нас и ангиогенез проходит на уровне капилляров, на уровне микроциркуляторного русла, которое и ответственно за наибольшую резистентность, поэтому может быть даже, что и в пожилом возрасте некоторое обновление сосудистого русла возможно, и возможно улучшение функции даже после того, как человек похудеет.

Гусейн Фараджов:

Минус килограмм – минус одна таблетка.

Алексей Жито:

Диабет в основном через ожирение, и диабет 1 типа даже у худых тоже приводит к гипертонии, потому что инсулинорезистентность у 2 типа диабета приводит к спазму сосудов, к нарушению тонуса, а при диабете 1 типа постоянно повышенный уровень сахара в крови, это вызывает глюкозотоксичность. Избыточное содержание глюкозы повышает уровень оксидативного стресса, уровень воспаления, воспаление притягивает тромбоциты, происходит вплоть до микротромбоза на определенном уровне, и отложение холестерина, отсюда бляшки. Те бляшки, которые находятся в устье сонных артерий, приводят напрямую к повышению давления, поэтому это очень важно.

Не забываем про интересный фактор, что мочевая кислота – Ваша урологическая тема, наша эндокринологическая, терапевтическая и ревматологическая, гиперурикемия, подагра, повышенное содержание мочевой кислоты, сопровождается точно так же эндотелиальной дисфункцией. Влияет не только, как многие пациенты думают, подагра, это и уратная нефропатия, почки страдают, что может вызывать гипертонию, и напрямую сосуды повреждаются.

Болезни щитовидной железы могут приводить к гипертонии, в первую очередь это болезни, сопровождающиеся избыточной функцией щитовидной железы, гиперфункция, тиреотоксикоз, потому что увеличивается в первую очередь минутный объем, повышается количество рецепторов к катехоламину, к адреналину, норадреналину, и сердце начинает очень сильно сокращаться и часто, тахикардия у этих пациентов, и огромное количество – тиреотоксическое сердце – крови выбрасывается в сосуд, и хоть даже сосуд может растянутся, но все равно до какой-то определенной степени, крови выбрасывается дикое количество, и давление все равно повышается.

Мы не можем забыть такое состояние, как гиперфункция надпочечников, например, гиперальдостеронизм, гиперкортицизм – это состояние, которое характеризуется тем, что в надпочечниках избыточно вырабатывается, редко бывает синхронно, какой-то из этих гормонов, и что важно, гиперальдостеронизм –настолько частое заболевание, вроде редкое, синдром Конна, не на слуху у многих врачей, даже у кардиологов, что те пациенты, которым мы подбираем 3-4 таблетки, и они не идут на этих таблетках, надо 5-6-ю добавлять, вот у них можно подозревать. И это большая проблема для нас, потому что чтобы его доказать, нужно все препараты отменить, а мы не можем отменить 4-5 препаратов, потому что человек свалится в гипертонический криз, и мы не можем предпринять какие-то меры. Тут нам помогают антагонисты минералкортикоидных рецепторов, определенная группа, которая спасает при подозрении на синдром Конна. Эндокринологических причин очень много, все пациенты с гипертонией, особенно с устойчивой резистентной и в молодом возрасте, 25-летние, 30-летние, должны обращаться еще и к эндокринологу, то есть не только их лечит терапевт или кардиолог, а еще и эндокринолог.

Гусейн Фараджов:

Я надеюсь, что люди еще раз задумаются о том, что это непростая тема. У меня буквально недавно один из моих родственников ночью дал криз, и утром они мне звонят и говорят: такая ситуация, он утром пошел в аптеку, в аптеке ему дали таблетку. Я понимаю, что это какой-то альфа-адреноблокатор, и я просто не мог подобрать даже слов. Первое, что надо было – срочно к врачу, к кардиологу, разобраться с причинами. Вы перечислили эндокринологию, ожирение, и это не полный список всего остального, поэтому это еще раз должно побудить к тому, что первым делом обратиться и разобраться в причинах этого заболевания.

Алексей Жито:

Дифференциально-диагностический поиск, всегда начинаем с терапевта, он всегда говорит: нужно исключить такую-то причину. Неправильный подход – сразу начать с таблетки без поиска причин.

Гусейн Фараджов:

Кто должен вести пациента с гипертонией – терапевт или кардиолог?

Алексей Жито:

Или эндокринолог, или уролог и нефролог. Всегда начинаем с терапевта, то есть терапевт заподозрит что-то, есть очень редкие случаи, в моей практике такие были, буквально единичные, симптомом гипертонии были воспалительные реакции, то есть в организме было хроническое воспаление и мочевого пузыря, и миндалин, и хроническое воспаление тоже вызывает вазоспазм, то есть воспаление распространяется и на сосудистую стенку. Поэтому при постановке диагноза, когда уже диагноз установлен, пациент должен отнестись с пониманием к временным затратам, моральным затратам, финансовым, что мы должны найти причину и разобраться с ней раз и навсегда, чтобы человек понимал, и врач понимал, как лечить, что лечить, вслепую, повторюсь, это неправильно.

Кардиолог – это специалист с более глубокой экспертизой в отношении самых частых кардиологических причин, мы помним, что все осложнения гипертонии – это инсульты, инфаркты, артериальные тромбозы, все это кардиологические последствия, их предотвращает в первую очередь кардиолог. Эндокринолог нужен, Вы услышали, какое количество огромное разных заболеваний приводит к тому, что возникает у пациентов гипертония, те же самые пациенты не с ожирением, а с избыточной массой тела тоже эндокринологические пациенты, и тоже можно очень хорошо помочь терапевту, то есть должна быть команда врачей. Мы не забываем про офтальмолога, глазное дно повреждается, то есть это не в поисках причины, а в поисках осложнений. Мы не забываем про поиск со стороны почек, то есть смотрим, нет ли несимметричного развития почек, бывает так, особенно в немолодом возрасте, что есть стеноз почечной артерии, ее просвет сужается, и одна почка атрофируется. Если мы видим выраженную асимметрию, это должно наводить нас тоже на определенные мысли.

Для женщин, особенно в околоменопаузальный период, это гинеколог, потому что резкая перестройка гормонального фона сопровождается тем, что возникают пиковые повышения артериального давления, и часто это может быть симптомом начинающейся менопаузы, именно повышение давления, то есть если женщина говорит, что у меня всегда было прекрасное низкое давление, и вдруг 130-140, для нее это считается много, опять же, индивидуально повышенное, то есть высокого нормального нет, а вот нормально высокое возможно. Если человек всю жизнь жил в гипотонии 90/60 и вдруг у него давление 130, он приходит к врачу, говорит, у меня высокое давление, а врач отмахивается – ну какое 130, что там лечить, не совсем так, надо расспросить. Если было 90, тут в полтора раза повышение, конечно, это уже гипертонический криз, это сопровождается головной болью, поэтому гинеколог тоже должен смотреть таких пациентов.

Это врачи ультразвуковой диагностики, которые диагностируют эти изменения сосудов, есть новые способы оценки сосудистого русла, жесткости стенок сосудов, поэтому очень много разных способов и разных врачей должны быть заинтересованы в лечении болезни. Не забываем про неврологов, помним про инсульты, то есть это целая команда.

Алексей Жито:

Вашим пациентам уже повезло, доктор Жито – терапевт, кардиолог, эндокринолог. Я когда вопрос задал, понял, что должен доктор Жито лечить. Перед тем, как мы перейдем к лечению, хотел бы, чтобы Вы рассказали, как оказывать первую помощь при кризе, человек может оказаться на даче или там, где нет врача, сейчас скорые могут долго ехать. Что должно быть дома в аптечке у пациентов?

Алексей Жито:

Разберем тот случай, когда у пациента вообще ничего нет, на даче переработали на солнце, кстати, инсульты так и случаются, бывают же пациенты, которые уезжают на выходные, два дня можно сделать перерыв в таблетках, ничего страшного, и просто не берут таблетки на дачу. У меня были такие пациенты, у которых инсульт случался на даче, когда они просто перерабатывали и при этом не пили таблеток. Пиковое повышение давления, повреждение стенки сосуда, и инсульт, кровоизлияние.

Как помочь себе при повышении давления, где нет никаких препаратов? Первое – успокоиться, как только мы свою симпатическую нервную систему немножко уберем и включим парасимпатическую, сосуды расслабятся, мы можем закрыть глаза, подумать о чем-то хорошем, вспомните отпуск, море, это очень хорошо помогает в плане снижения тонуса симпатической нервной системы. Второе – в помещении открыть окна, чтобы было адекватное поступление воздуха. Третье –сесть, причем сесть желательно на какую-то высокую поверхность и свесить ноги, для того чтобы вся кровь ушла в ноги, вся кровь уйдет в ноги, сократится объем циркулирующей крови, и в результате давление упадет, причем иногда очень сильно. И дополнительный способ – теплая вода, то есть попросить кого-то, чтобы нагрели воду, тазик с водой и ноги окунуть в эту очень теплую воду, не горячую, естественно, ни в коем случае до ожога не доводить. Сосуды расширяются, и вся кровь уходит в эти расширенные сосуды. Это скорая помощь без таблеток, немедикаментозная, очень хорошо работает, пока скорая доезжает, все пациенты, кто это делает, скорая уже констатирует, что давление почти нормальное и можно его даже не снижать.

Другой вариант чуть лучше, если пациенты имеют таблетки, если он уже научен или если ему врач прописал. Когда у нас есть на приеме пациент с гипертонией, мы должны предвидеть и предвосхитить эту ситуацию и пациенту сказать, что еще помимо этих таблеток имейте про запас препараты скорой помощи, и отдельно их выписать. Самые частые препараты – это препараты группы ингибиторов ангиотензинпревращающего фермента короткодействующие, которые кладутся под язык, этот препарат самый распространенный, у нас в России достаточно давно, при необходимости человек просто помещает его под язык, и давление моментально снижается, буквально за 20-30 минут. И второй препарат центрального действия, он полностью убирает тонус симпатической нервной системы, и в результате у пациента хорошо снижается давление. Есть препараты скорой помощи, пациенты должны о них знать, они не рецептурные, и в аптеках фармацевты тоже дают соответствующую информацию, но врач должен заранее предвидеть, и пациент должен заранее спросить, что делать, если такая-то ситуация. В идеальном мире врач должен прописать, что делать при давлении 180, что при 160, а что при 150, например, просто подождать и лечь, вот эти немедикаментозные, которые мы обсудили, применить.

И еще один идеальный случай, если у пациента есть врач, которому он может позвонить и который может его успокоить, с одной стороны, поработать психологом, а с другой стороны, сказать, какой препарат принять. Если случилось так, что вы не приняли свой препарат и поэтому давление повысилось, то есть просто пропустили, то скорейшим образом принять свой препарат и половинную дозу от препарата скорой помощи назначить помимо немедикаментозных, то есть немедикаментозные, в том числе расслабление всегда используются.

Гусейн Фараджов:

Мы еще раз убеждаемся в том, что все эти моменты надо со своим лечащим врачом заранее обговорить.

Алексей Жито:

Иногда бывает, что у врача поликлиники за 12 минут просто нет возможности, поэтому это ни в коем случае не вина врача, но задача пациента – найти время, найти врача, чтобы вам все это объяснили, разжевали, как поступать, контактный телефон, может быть, взять. Опять же, когда звонишь в скорую помощь, там тоже могут подсказать определенную информацию перед тем, как едет бригада, всегда подскажут, расспросят.

Гусейн Фараджов:

Какие существуют новые препараты, новые методы лечения гипертонической болезни?

Алексей Жито:

У нас уже очень хорошее лечение гипертонической болезни, новому всегда есть место, но препаратов у нас очень много, более 6 классов различных препаратов. Смысл такой, что на всех уровнях они действуют, то есть они действуют на центральном уровне, они блокируют симпатический тонус, когда на фоне стресса повышается давление, они блокируют сосудистый гипертонус, они расширяют сосуды, обладают сосудорасширяющим действием, мочегонные препараты, которые практически не влияют на стенки сосуда, но зато способствуют уменьшению объема жидкости внутри, объем циркулирующей крови. Это действующие на почки препараты, многие препараты, которые расширяют сосуды напрямую, и есть препараты еще диабетического уровня, которые мы использовали раньше для пациентов с сахарным диабетом, теперь мы их в кардиологии начинаем активно использовать, которые улучшают функцию сосуда. Это уникальнейшие препараты, новые, которые не просто расширяют сосуд, а улучшают саму его функцию, то есть он сам может расширяться, когда ему надо, то есть они не вызывают гипотонию, когда избыток, сосуд начинает жить своей жизнью, которой он раньше жил, то есть они его омолаживают. И меняются подходы, мы всегда говорим про диету, ограничивающую соль, мы должны уменьшить соль, похудеть, уменьшить уровень холестерина, трансжиров, потому что улучшим состояние сосудов.

Гусейн Фараджов:

И лечение пожизненное, постоянное?

Алексей Жито:

В основном да, если человек не взялся за ум и не бросил курить, не занялся спортом, не похудел на 40 кг, когда уже ничего лечить не надо, он сам все вылечил, то да. Если человек ничего не меняет, мы должны понимать, что гипертония – это прогрессирующее заболевание, хроническое, и если мы назначили терапию, может случиться так, что через год она перестанет работать, надо будет еще один препарат докинуть, потому что это хроническое, медленно прогрессирующее заболевание.

Гусейн Фараджов:

Спасибо Вам огромное, это последний эфир в этом году, но я очень надеюсь, что в новом году мы будем встречаться и будем делать интересные эфиры.

Алексей Жито:

Спасибо большое за предоставленную возможность, я тоже хочу быть Вашим частым гостем и приносить пользу для наших слушателей. И всем желаю в грядущем году счастья, здоровья, пожалуйста, обращайтесь к врачам, не забывайте про свое здоровье, пересматриваем свои ценности, здоровье – это номер один, здоровье ваше и ваших близких, обращайтесь к врачам и будьте всегда здоровы.

 

С чего начинается наркотическая зависимость?   Получается, в систему проходит одна статья из миллиона?   Как делается ориентальная блефаропластика? Какие существуют показания для проведения данной пластической операции?   Какие причины приводят к возникновению атеросклероза и стенозу сонных артерий?   Как проходит прием у стоматолога?   Как происходит взаимодействие пациентов с избыточным весом и психолога?   Сезонная стоматология – весна-лето. Почему актуальна эта тема?   Что из себя представляет лимфатическая система, и для чего она нужна нашему организму?   Палочка Коха есть у всех в организме?   Полезен ли зеленый кофе?   После удаления матки возрастает риск рака молочной и щитовидной желез?   Какие симптомы имеет рак прямой кишки?   В вашей практике были случаи раздела эмбрионов?   Какие генетические заболевания могут привести к развитию аневризмы?   Протезы изготавливаются под индивидуальное строение кости?   В каких случаях нужно убирать металлоконструкцию после хирургического лечения переломов?   Какие способы диагностики применяются при подозрении на аритмию? Что нужно для того, чтобы поставить верный диагноз?   Предусматривает ли телемедицина возможность анонимного обращения пациента?   Вы рекомендуете раз в полгода сдавать липидный профиль, смотреть уровень холестерина?   Какие три основных совета можно дать для развития медицинского бизнеса?