Аллергические заболевания у детей

Аллергология

Тэги: 

 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, в эфире программа «Точка приложения», и с вами ее ведущие Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. Сегодня мы будем говорить об аллергии у детей, гость нашей программы Точилкина Юлия Владимировна – врач-педиатр, аллерголог Детской городской клинической больницы святого Владимира. Какие аллергические заболевания наиболее часто встречаются в детском возрасте?

Юлия Точилкина:

В детском возрасте масса аллергических заболеваний встречается, и в первую очередь хотелось бы сказать, что начинается все с атопического дерматита в самом раннем возрасте, с нуля, и дальше присоединяются с возрастом другие аллергические заболевания, такие как аллергический ринит, поллиноз и бронхиальная астма. Я сейчас вкратце описала атопический марш, то есть начинается все с кожных проявлений, это атопический дерматит, который проявляется на белки коровьего молока, на яйца, и где-то к году начинают проявляться аллергические риниты как реакция на цветение, эпидермис животных, домашнюю пыль. И к четырем годам начинает проявляться бронхиальная астма в виде обструкции, в первую очередь это все заметно при ОРЗ, то есть это обструктивные бронхиты на фоне ОРЗ.

Юлия Каленичина:

Все так мрачно? Ведь не у каждого ребенка такая этапность?

Юлия Точилкина:

Не у каждого, конечно, аллергическая реакция может закончиться на каком-то определенном этапе, то есть у кого-то это все легкими проявлениями атопического дерматита заканчивается, даже бывает и к полугоду заканчивается, у кого-то в год, у кого-то в полтора. Но ошибка очень многих врачей, когда говорят, что атопический дерматит закончится у вас в таком-то возрасте, перерастете. Не факт, что это можно перерасти, надеяться, конечно, надо всегда на лучшее, но в любом случае надо объяснять, что у каждого все индивидуально, и не надо всегда пугать родителей, что у вас атопический дерматит, скорее всего, у вас разовьется к четырем годам или к семи бронхиальная астма. Это далеко не так, может быть, все остановится на атопическом дерматите, у кого-то закончится на аллергическом рините.

Оксана Михайлова:

То есть хэппи энд возможен.

Юлия Каленичина:

И в то же время не стоит запускать ситуацию: подумаешь, у кого нет атопического дерматита.

Юлия Точилкина:

Равнодушно к этому относиться нельзя, надо искать причину, стараться исключать аллерген, и исключать до конца его тоже нельзя, надо тренировать иммунную систему. Если это не очень сильная реакция, а маленькие проявления в локтевых сгибах, на щечках, если это не переходит в трещины, наоборот, надо периодически даже ребеночку аллергены в питание добавлять, чтобы тренировать иммунную систему, периодически провокацию делать, для того чтобы организм к этому аллергену привыкал, и это как раз может дать шанс не развиться более серьезной аллергии в последующем.

Оксана Михайлова:

Я хотела спросить про сезонные заболевания, когда начинается опыление, то есть аллергия на пыльцу растений. Как и где можно узнать график пыления, какие жалобы бывают у детей на пыление и чем можно помочь?

Юлия Точилкина:

Поллиноз – это и есть сезонная аллергия, или сенная лихорадка еще это называется, это заболевание полиморфное, оно может проявляться как аллергический ринит, может быть аллергический конъюнктивит, может быть и то, и другое, а может быть еще и бронхиальная астма, и у некоторых детей это бывает в виде крапивницы, то есть проявления поллиноза могут быть различными. Самое главное, что они связаны с сезонным цветением, и в разные периоды цветут разные растения. Самое раннее цветение – это цветение деревьев, из деревьев первой цветет ольха. Далее идут луговые травы, начинают в конце мая, заканчивают в конце июля, потом цветут сорные травы, с конца июля и заканчивают цвести в конце сентября.

Оксана Михайлова:

Где такой график можно получить, он составляется каждый год?

Юлия Точилкина:

График приблизительно одинаковый, естественно, сдвигаются границы в зависимости от того, как рано наступила весна, от температуры воздуха, а так приблизительно в одно и то же время. Самое элементарное – этот график можно найти в интернете, есть приложение в телефоне, можно установить, одно из них Пыльца Сlub, и там можно отслеживать сколько процентов пыления.  И самое распространенное – это риноконъюнктивальные симптомы, это слезотечение, чихание, зуд в глазах, заложенность носа, это самые яркие проявления поллиноза, как только потеплело, зацвело.

Юлия Каленичина:

Цветения как такового мы можем не видеть.

Юлия Точилкина:

У некоторых очень выраженное проявление, симптомы могут появиться раньше, чем в нашем регионе начало цвести. Это связано в первую очередь с тем, что ветром заносит из ближайших регионов.

Оксана Михайлова:

Фактически с конца февраля мы уезжаем в аллергию.

Юлия Каленичина:

Ну не на весь же спектр, просто знать, что береза с конца марта по такое-то время.

Юлия Точилкина:

У всех по-разному. Есть такие пациенты, у которых аллергия начиная с конца февраля и заканчивая концом сентября, но таких мало.

Оксана Михайлова:

А как помочь?

Юлия Точилкина:

В первую очередь экстренная помощь, ведь когда первый раз случается, никто не знает, что это такое, некоторые думают, что просто заболели. Экстренная помощь – это антигистаминные препараты.

Юлия Каленичина:

Сначала обратиться к педиатру.

Юлия Точилкина:

Конечно, и если это случилось в период цветения, и если в семье есть аллергики, в первую очередь надо бить тревогу, что, возможно, это аллергия и идти к аллергологу, потому что думать, что вдруг это ОРВИ в мае месяце… Надо заподозрить аллергическую реакцию. Если в семье ни у кого такого не было, обычно у  людей вызывает сомнения.

Юлия Каленичина:

Это все-таки бестемпературные реакции.

Юлия Точилкина:

Если выяснилось, что все-таки похоже на аллергическую реакцию, начинать принимать антигистаминные препараты, местные стероиды, назальные стероиды, антигистаминные препараты местного применения – в глаза, в нос.

Юлия Каленичина:

Все это назначит педиатр и аллерголог.

Юлия Точилкина:

Эти все препараты может назначить и педиатр, поэтому необязательно надо сразу идти к аллергологу, стараться попасть нужно, но в первую очередь показаться любому врачу.

Юлия Каленичина:

Какое-то элементарное обследование можно провести в поликлинике?

Юлия Точилкина:

В острый период можно провести элементарное обследование, посмотреть общий анализ крови на наличие эозинофилии, но не всегда это бывает информативно, говорят: у вас эозинофилов нет, значит у вас нет аллергии. На самом деле это неправда, потому что эозинофилы в момент воспаления могут находиться в очаге воспаления, то есть в слизистой полости носа, в слизистой глаз, в бронхах, поэтому в периферической крови мы можем просто эозинофилов не увидеть, а вне обострения они могут быть очень высокими.

Также мы можем посмотреть общий иммуноглобулин Е, это уже кровь из вены, опять-таки, это не специфический анализ, мы можем как увидеть, так и не увидеть их. Если мы видим, что общий IgE повышен, практически однозначно можем говорить, что аллергия у ребенка присутствует. Если общий IgE в норме, не факт, что этого нет, потому что есть IgE опосредованная аллергическая реакция и IgE неопосредованная аллергическая реакция.

Оксана Михайлова:

Поясню: IgE – это имуноглобулин Е.

Юлия Точилкина:

Если это IgE опосредованная аллергическая реакция, то тогда однозначно, а если IgE неопосредованная, здесь с диагностикой намного сложнее, то есть в острый период мы можем даже сдать кровь на специфический иммуноглобулин Е, это непосредственно на пыльцу березы, ольхи, тимофеевку и так далее, но получив результат, мы можем увидеть, что вообще все отрицательно. Но это не факт, что нет аллергии, а если мы видим, что непосредственно в сезон пыления есть реакция, мы ждем, когда настанет ремиссия, пройдет пыльца, и тогда мы можем провести кожные скарификационные пробы. Если мы проведем кожные скарификационные пробы вне обострения (что можно делать только вне обострения) и увидим реакцию, то однозначно аллергия есть.

Оксана Михайлова:

Кожные скарификационные пробы – это что значит?

Юлия Точилкина:

Кожные скарификационные пробы проводятся на коже, ставится капелька аллергена, слегка царапают.

Оксана Михайлова:

А это не больно?

Юлия Точилкина:,  Нет, скорее щекотно, может пощипать немножко, и делается обязательно вне обострения, чтобы не вызвать усиление реакции. Есть реакции от одного крестика до четырех, чем более выраженная реакция, тем сильнее симптоматические проявления.

Оксана Михайлова:

Это все делается в рамках ОМС?

Юлия Точилкина:

Есть разные варианты.

Юлия Каленичина:

Давайте поговорим о специфических методах лечения поллиноза.

Юлия Точилкина:

Существует один специфический метод лечения поллиноза, это аллерген-специфическая иммунотерапия, АСИТ. Заключается АСИТ в некоторой провокации организма микродозами аллергена, что вызывает привыкание организма к данному аллергену, то есть у нас появляются защитные антитела иммуноглобулина G, которые защищают иммунную систему, практически как прививка, только здесь мы вводим постепенно, увеличивая дозу. Есть несколько способов, есть сублингвальная, то есть подъязычные капли или таблетки, есть парентеральная в виде инъекций.

Оксана Михайлова:

В чем разница?

Юлия Точилкина:

На мой взгляд, подкожное введение лучше, я замечаю сейчас, что меньше побочных эффектов, переносится легче и эффект больше.

Оксана Михайлова:

Иными словами, АСИТ – это просто приучаем организм жить с этой аллергической реакцией.

Юлия Точилкина:

Да, но делается АСИТ от трех до пяти лет, то есть это не за один курс, в осенне-зимний период, в этот период дети не должны никакие аллергены получать извне, то есть ничего кушать аллергенного, провокаций не должно быть, потому что некоторые оранжевые, красные продукты, этот пигмент вызывает дополнительный выброс гистамина, и если у ребенка и так сейчас напряженное состояние, идет постоянный выброс гистамина на фоне АСИТ, и давать нельзя никакие продукты, которые провоцируют дополнительный выброс. Делать АСИТ можно только осенью и зимой, ни в коем случае не делать в период обострения. И на фоне полного здоровья, то есть у ребенка не должно быть никаких выраженных атопических дерматитов.

Юлия Каленичина:

С какого возраста?

Юлия Точилкина:

С 5 лет.

Оксана Михайлова:

Только детям делают или и во взрослом возрасте?

Юлия Точилкина:

Во взрослом тоже делают, до 65 лет.

Юлия Каленичина:

У меня животрепещущий вопрос – это круглогодичные аллергические риниты, их количество растет. Вроде ничего уже не пылит, а нос все время заложен, и это не аденоиды.

Юлия Точилкина:

Круглогодичный аллергический ринит – это очень частая проблема в наше время, тут причин может быть масса. В первую очередь это сами аллергены, помимо цветения аллергия бывает на бытовые аллергены, эпидермальные аллергены – аллергия на животных, были даже такие случаи, когда приходили дети, у них выявлялась аллергия даже на перхоть лошади, и мама говорит: «Так мы же никогда не контактируем с лошадьми». Неважно, если есть аллергическая реакция хоть на лошадь, хоть на кролика, с которыми ребенок контактировал, на тараканов тоже бывает, суть в том, что аллергия сама по себе изолированно очень редко бывает, то есть только на цветение или на кролика. Чаще всего есть еще масса за ним, то есть аллерген может быть не один, а за ним еще кучка аллергенов. И плюс провоцирующие факторы, любое ОРЗ. У нас от круглогодичных аллергических ринитов кто больше страдает? Дети в возрасте от 3 до 7 лет, которые часто болеют ОРЗ, детсадовские дети в основном, у них пока что в силу анатомо-физиологических особенностей детского возраста много лимфоидной ткани в подслизистом пространстве, это до 5-7 лет, у них бывают аденоиды, то есть они могут быть первой степени, но все равно они отекают, даже аденоиды бывают на фоне аллергического ринита. И все это накладывается, а болеют чаще всего они в холодный сезон года, начиная с сентября-октября и заканчивая апрелем, а дальше цветение начинается, вот как раз аллергические риниты, то есть спровоцировать могут не только аллергены, но и плюс еще ОРЗ.

Оксана Михайлова:

Что такое гипоаллергенный быт? Я так понимаю, в перчатках ходить, в бахилах, постоянно с тряпкой?

Юлия Точилкина:

Настолько серьезно подходить к делу не надо, тоже была у меня масса случаев, когда мама говорит: «Я уже два раза в день влажную уборку провожу». Так делать не надо, даже нельзя, гипоаллергенный быт – это снизить количество мягких игрушек, то есть пылесборников, ограничить тяжелые шторы, ковры, убрать цветы с подоконников, книги лучше всего за стекло. Влажная уборка два раза в неделю, ребенок в какой-то степени должен контактировать с пылью, это будет естественный метод АСИТ, если он будет периодически контактировать и сам убираться, это приводит к тому, что ребенок будет привыкать к этому аллергену, совсем изолировать не надо.

Юлия Каленичина:

А в плане животных?

Юлия Точилкина:

Тут зависит от того, есть ли аллергия на животных. Я лично не сторонник того, чтобы исключать животных, если аллергии на животных у ребенка никогда не было и не проявлялась, а если реакция есть, то лучше не заводить.

Юлия Каленичина:

Может быть такое, что пробы отрицательные, а в реальности аллергия есть?

Юлия Точилкина:

Естественно. Мы говорили уже по поводу IgE опосредованные и IgE неопосредованные аллергические реакции, надо узнать, каким методом проводилось исследование у ребенка, если проводилось путем изучения специфических IgE, то тогда тут надо еще кожные пробы посмотреть.

Оксана Михайлова:

А если животные уже есть, и появилась аллергия, от животного отказываться?

Юлия Точилкина:

Редко такое бывает, чаще всего или животное появилось только что, или просто так совпало. Как правило, то животное, с которым ребенок жил долгое время, он уже настолько привык к этому животному, что на этот аллерген вряд ли будет реагировать.

Оксана Михайлова:

Что такое гипоаллергенное питание?

Юлия Точилкина:

Гипоаллергенное питание может быть как специфическое, так и неспецифическое. Специфическое гипоаллергенное питание – это если конкретно выявленный аллерген провоцирует реакцию, особенно при атопическом дерматите, то есть молоко вызывает аллергию – молоко убрали или снизили потребление. И есть неспецифическая гипоаллергенная диета, которая применяется при крапивнице, при других любых аллергических заболеваниях, то есть в острый период мы исключаем все, что провоцирует выброс гистамина, все гистаминолибераторы, это красные и оранжевые продукты природного происхождения – помидоры, морковь в сыром виде, красные яблоки, цитрусовые, сахар, всевозможные сладости, все это неспецифическая гипоаллергенная диета. И есть еще специфическая гипоаллергенная диета, это для детей с поллинозом, с аллергическим ринитом. В период цветения не давать детям яблоки, персики, черешню, вишню, то есть все, что перекрестное с цветением деревьев. Кстати, перекрестную аллергию также можно в интернете найти, что с деревьями перекрестно, что с травами перекрестно.

Оксана Михайлова:

Есть распространенное мнение, что если этот продукт подвергнуть термической обработке – компот сварить или яблоко запечь, то аллерген убивается.

Юлия Точилкина:

Есть в этом доля правды и нет. На самом деле аллергены есть термолабильные и термостабильные, есть некоторые методы диагностики, при которых можно посмотреть какой конкретно аллерген вызывает аллергию у данного человека. Если это термолабильные, то при термообработке аллерген теряет свои свойства, и уже продукт будет не аллергенный, а если аллерген термостабильный, вызывает аллергическую реакцию, то там даже после того, как продукт прошел термообработку, все равно будет аллергия.

Например, в молоке есть альфа-лактальбумин, бета-лактоглобулин, казеин, это все разные аллергены, и они разные по своей структуре. Есть молекулярные методы диагностики, можно это все выявить, так же, как и в яйце несколько разных аллергенов.

Юлия Каленичина:

Давайте поговорим о самом грозном аллергическом заболевании – бронхиальной астме. Как поставить диагноз, в каком возрасте ставится такой диагноз, какие методы обследования?

Юлия Точилкина:

Бронхиальная астма сейчас у детей все молодеет и молодеет, довольно рано мы уже ставим этот диагноз. Поставить диагноз бронхиальная астма можно по трем критериям. Диагноз чисто клинический, можно не сдавать никаких анализов, то есть основные три критерия, по которым ставится диагноз, это от трех эпизодов бронхообструкций за год, наличие атопии у ребенка – это любое аллергическое заболевание в анамнезе, то есть были атопические дерматиты, аллергические риниты, на цветение была реакция, и третий критерий – это наличие аллергического заболевания у кого-то в семье, в первую очередь из родителей, особенно если это бронхиальная астма. Поставить диагноз можно в любом возрасте, все зависит от того, как протекает заболевание. Если у ребенка ежемесячно обструкции и подтвержденный аллерген, сделали анализ аллергии, выявлено, то лучше как можно раньше диагностировать диагноз. Это пугает родителей, мы тоже всегда боимся, я понимаю любого врача, который ставит этот диагноз, потому что с моего приема со слезами мамы уходили, но надо им объяснить доступно, что не страшно слово бронхиальная астма в карточке, а страшно само заболевание, что оно есть, и если мы его не поставим, мы не будем его лечить, и получается, он не будет получать адекватную терапию, через 5 лет мы можем ждать более тяжелого течения. Когда это объясняешь, они начинают понимать, поэтому если это есть, надо бояться самого состояния и лечить, этим заниматься, а не ждать, когда это все утяжелится.

Юлия Каленичина:

Симптомы бронхиальной астмы.

Юлия Точилкина:

Основными симптомами бронхиальной астмы является кашель, чаще всего это влажный, малопродуктивный, как будто там мокрота есть, мокрота ходит, хлюпает, а откашлять ребенок не может. Кашель может быть до слез, до рвоты, могут быть слышны дистанционные хрипы, свист слышен при кашле, как правило, ребенок начинает задыхаться, ему трудно сделать выдох, он принимает вынужденное положение, опирается на кроватку руками, полусидя спит.

Оксана Михайлова:

Как лечить бронхиальную астму? Что такое базисная терапия, как долго нужно ее проводить? И Вы говорите, что через 5 лет можно получить более тяжелое заболевание бронхиальной астмы, и бронхиальная астма, если поставлен диагноз, это на всю жизнь или через какое-то время можно выйти в ремиссию и перестать принимать лекарства?

Юлия Точилкина:

К сожалению, бронхиальная астма – это хроническое наследственное заболевание, снимается крайне редко, в какой-то степени это неизлечимое заболевание. Можно достичь стойкой ремиссии, какими путями? Как раз базисной терапией, это терапия, которая применяется вне обострения длительный период, как поставили диагноз, назначили лечение. Основным принципом терапии бронхиальной астмы является противовоспалительная терапия, на данный момент единственный препарат, который используется, это ингаляционный глюкокортикостероид. У нас все боятся гормонов, поэтому я хочу оговориться, что у ингаляционных глюкокортикостероидов высокая биодоступность местная и низкая биодоступность системная, в результате чего у нас есть и возможность эффективно лечить бронхиальную астму, и в то же время мы имеем мало побочек.

Оксана Михайлова:

То есть степень помощи гораздо выше, нежели тот вред, который теоретически может принести.

Юлия Точилкина:

Терапия назначается, когда только-только поставлен диагноз, не менее, чем на три месяца, то есть первый курс терапии должен быть три месяца, для того чтобы максимально сильно убрать.

Оксана Михайлова:

Не в обострении, а именно в спокойном состоянии.

Юлия Точилкина:

В обострении мы прибегаем уже к другим препаратам, мы переходим на ингаляции небулайзером, там уже лечение приступа. Терапия бронхиальной астмы делится на два вида терапии – это терапия приступа и базисная терапия. Основная терапия – это базисная, а терапия приступа – это всевозможные препараты, ингаляционные глюкокортикостероиды, бронхолитики, системные глюкокортикостероиды, антигистаминные иногда препараты подключаем, то есть мы набрасываемся на человека с кучей всяких препаратов, мы должны купировать приступ. А основная наша терапия – базисная, без этой терапии мы не достигнем стойкой ремиссии, чтобы хотя бы какое-то время ребенок пожил без препаратов. Да, можно достичь стойкой ремиссии, и несколько лет можно без препаратов жить, и может быть даже всю оставшуюся жизнь, кому как повезет, но главное самим не отменять, любой препарат отменяется постепенно под контролем врача, ничего скрывать от врача нельзя и надо все-таки выполнять терапию, потому что некоторые могут сказать, что они принимают, а на самом деле немножечко халтурят.

Юлия Каленичина:

У нас тут есть прибор пикфлоуметр, расскажите, пожалуйста, для чего он существует и чем он помогает.

Юлия Точилкина:

Пикфлоуметр – это аппаратик, который должен быть у каждого астматика дома, он представляет из себя обычный пластиковый механический прибор, сложности в нем никакой нет абсолютно, он измеряет пиковую скорость выдоха. Для чего нам это нужно? По пиковой скорости выдоха мы можем определить, есть ли предпосылки к приступу или нет, применять это можно в любом возрасте, начиная с 5-6 лет.

Как им пользоваться? Надо набрать как можно больше воздуха в легкие и просто резко выдохнуть в него максимально резко, там не надо долго выдыхать. Это индивидуальный прибор, делается исследование каждое утро и вечер до приема препаратов. Как правило, все препараты базисной терапии назначаются два раза в день – утром и вечером. До приема препаратов делается глубокий вдох и резкий выдох, раза три сделали, лучший результат записали, записываем просто цифрами или рисуем график.

Юлия Каленичина:

Теперь поговорим о таком современном замечательном приборе, как небулайзер.

Юлия Точилкина:

Небулайзер – это универсальный прибор, его можно использовать как для терапии приступа, так и для базисной терапии у маленьких детей. Я вам хочу сейчас продемонстрировать, как пользоваться небулайзером. Он подключается к сети переменного тока, сам компрессор, и соединительной трубкой он соединен с распылителем.

Оксана Михайлова:

Бывают же детские паровозики, еще что-то.

Юлия Точилкина:

Паровозик тоже компрессорный, а так существуют мембранные, компрессорные и ультразвуковые. При бронхиальной астме, так как мы используем гормоны, ультразвуковые ни в коем случае нельзя, потому что они разрушают гормон, лучше всего использовать компрессорный небулайзер.

Юлия Каленичина:

Мембранный маленький, его можно в дорогу брать.

Юлия Точилкина:

В распылитель добавляем необходимое количество препарата, дальше включаем компрессор, и ребеночек дышит через маску, пойдет пар. Масочка максимально прижимается к лицу так, чтобы и нос, и рот были за пределами маски, и ребенок дышит в течение 10-15 минут, пока не испарится препарат. Ни в коем случае нельзя убирать небулайзер, пока еще препарат не испарился, иначе нужную дозу ребенок не получит.

Юлия Каленичина:

Маленьким детям обязательно маску надо использовать, потому что бывает в виде тубуса?

Юлия Точилкина:

До 5 лет лучше использовать маску, потому что через мундштук не все дети дышат, они начинают дышать носом, половина улетает в воздух, поэтому лучше использовать у малышей маску, у более старшего поколения мундштук.

Юлия Каленичина:

А если получилась такая ситуация, что ребенку тяжело дышать, небулайзера нет рядом, как можно помочь подручными средствами, если есть спрей?

Юлия Точилкина:

Случился приступ, можно добежать до аптеки, купить какой-то ингалятор, есть сальбутамол, то есть бронхолитики. Баллончиком вдохнуть маленькому ребенку очень сложно, объяснить ребенку, особенно когда у него приступ, что надо скоординировать вдох и нажать, сложно. Поэтому есть такой аппарат спейсер, он тоже используется как с маской, так и без, это для детей постарше, для взрослых, а для малышей лучше через маску.

Юлия Каленичина:

По сути, это просто резервуар, куда попадает лекарство.

Юлия Точилкина:

Мы подсоединяем баллончик к спейсеру, распыляем, создается облака аэрозоля в спейсере, и ребенок дышит. Сейчас я вам продемонстрировала заводской спейсер, а если такого нет, можно подобную вещь сделать из подручных средств. Например, обычная пластиковая бутылка, можно дно обрезать, пластырем обклеить, чтобы не поранился ребенок, поднести к лицу дно бутылки и распылить аэрозоль в горлышко, ребенок дышит через бутылку. Еще стаканчик пластиковый, в дне стаканчика можно сделать отверстие, так же вставляем баллончик и стаканчик подносим к лицу ребенка.

Юлия Каленичина:

Главное, чтобы был резервуар, через который ребенок, сделав несколько вдохов, сможет эту дозу получить.

Юлия Точилкина:

И еще один способ, лист бумаги, сделали кулечек, обрезали с двух концов ровненько и пластырем заклеили, чтобы не порезаться и чтобы было удобно, с узкого конца вставляем баллончик, а широкой стороной подносим к лицу ребенка, и все то же самое, распыляем, и ребенок дышит.

Оксана Михайлова:

Когда выставляется диагноз бронхиальная астма, образ жизни семьи должен меняться. Детей нужно развивать, поход в цирк, зоопарк, котокафе, просто в гости с ночевкой, а там киски, мышки, рыбки, теперь что, вообще не выходить из дома или с собой возить аптечку?

Юлия Точилкина:

По поводу аптечки в какой-то степени это чистая правда, то есть ребенок с бронхиальной астмой обязан при себе иметь скоропомощной препарат, то есть бронхолитин быстрого действия, он должен быть у него всегда в кармане, это во-первых. Антигистаминные препараты тоже всегда должны быть в кармане. Если появилась необходимость поехать в гости, вся семья едет, ребенка не с кем оставить, там есть животное, а у ребенка на него аллергия, обязательно заранее дать антигистаминные препараты, но по возможности лучше не контактировать.

Юлия Каленичина:

Если цирк, то на самом верхнем ряду.

Юлия Точилкина:

Не всегда это спасает, и у меня было очень много ситуаций, когда родители приходили: «Ну вы же знаете. – А мы думали вдруг…»

Юлия Каленичина:

Зоопарк на открытом воздухе.

Юлия Точилкина:

Все минимизировать. В том случае, если у ребенка не выявлялась аллергия на животных, он как и все остальные дети может посещать.

Юлия Каленичина:

Если в молодой семье у кого-то есть бронхиальная астма, давайте возьмем женщину, как во время беременности ей себя вести, стоит ли прекращать базисную терапию либо наоборот, ее нужно обязательно продолжать, как вообще построить свою жизнь во время беременности, чтобы минимизировать риски проблем у ребенка?

Юлия Точилкина:

Во время беременности самое основное – это чтобы у женщины протекала эта беременность хорошо, нам нужно, чтобы плод был здоровый. Поэтому ни в коем случае базисную терапию не отменять, если она будет отменять базисную терапию, это спровоцирует, скорее всего, учащение приступов, учащение приступов – это дополнительная гипоксия для плода, потому что у астматиков все равно гипоксия плода бывает, и дополнительно создавать риск не стоит. Поэтому базисную терапию мы не отменяем, системная биодоступность минимальная, вред ребенку будет не настолько большой, насколько будет вред, если будет гипоксия.

Оксана Михайлова:

Бронхиальная астма не является противопоказанием для беременности и рождения здоровых детей.

Юлия Точилкина:

Конечно, надо понимать, что это наследственное заболевание, бояться всего не надо, накручивать себя заранее не надо, с доктором надо общаться. Но когда ребенок уже рождается, следить за его здоровьем, не бояться диагноза, если что.

Юлия Каленичина:

Грудное вскармливание приветствуется?

Юлия Точилкина:

Естественно.

Юлия Каленичина:

По поводу вакцинации, календарь вакцинации у детей с бронхиальной астмой меняется?

Юлия Точилкина:

У них индивидуальный график, никакого медотвода у них нет, в период ремиссии вакцинация возможна, если это поллиноз, исключается период цветения, желательно прививать таких детей осенью-зимой и вне ОРЗ. У детей с поллинозом самый сложный график вакцинации.

Оксана Михайлова:

Тем не менее можно подстраиваться.

Юлия Точилкина:

Можно, только искать вне обострения.

Юлия Каленичина:

В плане бронхиальной астмы тоже вакцинируемся на фоне базисной терапии.

Юлия Точилкина:

На фоне базисной терапии вне обострения, после приступа хотя бы недели две выдержать надо.

Оксана Михайлова:

В нашей замечательной больнице святого Владимира как попасть к Вам, есть у нас профильные отделения? И в каком случае госпитализация?

Юлия Точилкина:

На консультацию к нам в КДО можно попасть или по направлению из поликлиники, или на платной основе.

Оксана Михайлова:

Родители берут обычное 57 направление в детской поликлинике в КДО святого Владимира, звонить на телефон колл-центра, записываться на прием, все в рамках ОМС.

Юлия Точилкина:

Дальше в зависимости от диагноза и необходимости госпитализируем или нет. Госпитализируем в плановом порядке, если нам нужно обследование, можно провести обследование в амбулаторном порядке, я обычно даю список обследований, родители собирают анализы и ко мне возвращаются с результатами. Отделение пульмонологическое, куда мы кладем для подтверждения бронхиальной астмы и других аллергических заболеваний.

Юлия Каленичина:

И в периоды обострений.

Оксана Михайлова:

Всю информацию можно найти на сайте нашей больницы святого Владимира. Спасибо большое, надеюсь, мы вам были полезны.