Импортозамещение в стоматологии

Стоматология

Тэги: 

 

Натэла Ломакина:

Добрый вечер, дорогие друзья, авторская программа «Философия улыбки» и с вами я, Ломакина Натэла. Сегодня очень актуальная тема – что будет со стоматологией, импотозамещением, и как мы будем дальше работать, потому что сегодняшняя ситуация нам сулит всем сплотиться, и мы сейчас все подробно расскажем с нашим экспертом, моим любимым доктором Юрой Калининым. Сегодня ровно год, как мы с тобой открыли этот канал, и я хотела бы так же с тобой его провести, потому что самое актуальное как практикующий доктор ты нам сегодня донесешь. Начнем с регалий, как обычно.

Юрий Калинин:

За год мы уже познакомились, я врач-стоматолог, у нас клиника, также у меня много степеней, российских и зарубежных, зарубежные теперь тоже ограничены для озвучивания, но тем не менее мы делаем то, что мы делаем, лечим сложные клинические случаи, читаем лекции, учим врачей, лечим наших пациентов, и самое главное и актуальное на данный момент – это то, как мы это будем делать через месяц, два, три, потому что все резко изменилось. Год назад, когда мы с тобой начинали эти эфиры, думали, что ковид самое страшное, а оказалось, что есть вещи гораздо более сложные.

Натэла Ломакина:

Что поменялось для доктора и что для врача при входе в клинику?

Юрий Калинин:

С самого начала это встреча наших клиентов, организация клиники не изменилась, поскольку за последнее время было создано много качественного программного обеспечения нашими российскими производителями, поэтому организация, товароучет, то есть со стороны внутренней кухни сильно не поменялось, поскольку они наши, они удобные, комфортные, мы их любим, мы к ним привыкли, администраторы тоже умеют этим пользоваться, поэтому здесь все более-менее хорошо. Дальше, проходя в кабинет, и когда клиент записывается на какую-то процедуру, уже есть сложности.

Начнем с самого простого, с организации самого кабинета, то есть оборудование. Сейчас открывать клинику я бы никому не советовал, это самое сложное, потому что нет оборудования, оборудование только то, что осталось до момента наложения санкций или оно катастрофически подорожало, как минимум 100-200 процентов, или только наши друзья-китайцы, которые на данный момент поставляют к нам оборудование, мягко скажем, не самое надежное и не самого высокого качества. Конечно, все привыкли к качественному оборудованию из Германии, Америки, Европы.

Натэла Ломакина:

Может быть, оборудование из Китая было мало востребовано на тот момент и сейчас запросы будут другие, потому что когда я была в Китае, китайцы говорили: все самое лучшее у нас внутри, для китайцев.

Юрий Калинин:

Мы все знаем, и не только в стоматологии, что Китай может быть разным. Вопрос, что они нам поставляют на данный момент, это дешевый сегмент, очевидно, что у них есть и премиум-сегмент, но он не поставляется, возможно, что с течением ближайшего времени что-то изменится, и мы увидим здесь совершенно другой продукт. Но пока мы видим то, что видим, и обсуждаем сегодня то, что в реальности мы можем получить, увидеть, использовать. Дальше инструменты, инструменты хирургические, терапевтические есть, единственная проблема с логистикой, но мы понимаем, что все привязано к валюте, и наши производители научились делать более-менее неплохие инструменты для хирургии, для ортопедии, есть хорошие продукты из Южной Кореи для хирургии, есть хорошие продукты из Пакистана, то есть те страны, которые не наложили на нас санкции, то есть не европейские, производят очень качественные товары, и ими тоже пользуются многие клиники, поэтому большой проблемы с наличием каких-то инструментов мы не увидим.

Натэла Ломакина:

У нас хирургия – это наличие инструментов, а что тогда с имплантацией, косточками, мембранами?

Юрий Калинин:

Самый тяжелый удар по стоматологии – это имплантация. Имплантаты подражали от 110 процентов в закупке для клиники, есть разные, но меньше 110 я не видел за европейские, американские имплантаты. Второй момент, логистические маршруты поменялись, наличие товара стало меньше, сроки доставки стали дольше, и мы понимаем, что это все отразится и на стоимости, и на сроках исполнения. Поэтому это все будем закладывать, мы понимаем, что зарплаты не растут, а цены растут, и поэтому мы стараемся минимально поднимать стоимость услуги, но все клиники обязаны будут, чтобы выживать дальше, поднимать стоимость услуг на какое-то количество процентов.

Что касается костнозамещающих материалов, последние несколько лет только начали появляться качественные российские аналоги материалов, аллогенная кость, которую мы недавно попробовали, хорошая кость, результаты очень понравились, потому что разница колоссальная. Мы увидели, как швейцарский материал, который очень популярен, у всех стоматологов является практически эталоном качества костнозамещающего материала, подорожал ровно в три раза, и мы прекрасно понимаем, что использование данного материала даже при повышении стоимости услуги крайне слабо рентабельно. Мы смотрим на аналоги, видим, что есть хорошее исследование наших препаратов. Опять же, не только ксено для наших пациентов, ксеноматериал – это материал не человека, это искусственный материал, также есть алломатериал – это материал человека, и есть различные миксы, полностью синтетические материалы, материал крупный рогатый скот, смысл в производстве, локализации и качестве самого продукта. Последние два-три года они были прорывными в костнозамещающем подходе, и мы имеем очень хорошие результаты, будем надеяться, что эти компании будут развиваться дальше, и мы будем уже спокойно получать. Конечно, цены тоже поднимутся, но мы будем получать  качественный продукт, изготовленный на нашем рынке.

Натэла Ломакина:

Любой качественный продукт – это все-таки отдаленный результат. Поэтому мы надеемся, что три года мы используем хороший результат и надеемся, что дальше поддержим отечественного производителя, и качество останется таким же.

Юрий Калинин:

Что касается самих имплантатов, которые подорожали минимум в два раза. У нас на рынке есть 3-4 достаточно известных российских имплантата, что же у них с качеством. Из того, что мы видели у пациентов, отдаленные результаты, дизайн, и зная строение имплантата, дизайн имплантата, поверхность, стоимость, сегмент, качество производства, зазоры, которые они допускают, мы можем предполагать, что эти имплантаты эконом, эконом + сегмент, то есть достаточно дешевые имплантаты, аналог некоторых израильских имплантатов, но мы пока не видим, чтобы они были хотя бы бизнес-сегмента, и мы не говорим о премиум-сегменте. По факту, мы имеем неплохие аналоги в эконом-сегменте, которые могут заместить израильский продукт. Да, есть, но мы надеемся, что со временем будут компании, которые вырастут выше, но для этого уже нужно совсем другое производство, которое нужно отстраивать, которого в России на данный момент нет.

Натэла Ломакина:

Любой имплантат – это обязательно медицинская деталь, каково покрытие,  отдаленные результаты и исследования, которые проводила эта компания.

Юрий Калинин:

На данный момент имплантат – это самый сложный продукт, который может быть выпущен на производстве в разделе стоматологии, если мы говорим о продукте, изготовленном механическим путем, то есть мы не говорим о косточке, потому что разная обработка, кислотная, механическая, потом все это пескоструится, много этапов проходит этот кусочек титана, который потом вживляется в кость, поэтому это сложно, дорого и требует большого количества научной работы, которая исследуется и потом уже подтверждает результаты.

Натэла Ломакина:

Я в этом случае хочу порекомендовать нашим друзьям, что настал тот момент, когда надо зубы беречь, и не доводите до того, чтобы пришлось ставить имплантант, поэтому будем следить за собой, самое главное, с чего мы начинаем, пусть это будет позицией номер один, что каждые шесть месяцев профосмотр и профилактика, и мы постараемся сохранить максимально ваши зубы.

Юрий Калинин:

Я хотел остановиться на профилактике. Я знаю, что есть неплохие реминерализующие препараты, которые снижают чувствительность. Расскажи нашим прекрасным пациентам и врачам, которые привыкли знать одну швейцарском компанию, которая производит все, что производится в нашей стране, в соседних странах, которые не под санкциями, потому что там тоже есть весьма интересные препараты, которыми пользуются мои доктора, что есть на рынке интересного.

Натэла Ломакина:

Мы не называем препараты, но это идет имплантация эмали. Очень хороший препарат, я им пользуюсь, сами представители компании ко мне пришли, это было очень много лет назад, принесли этот препарат попробовать. У них есть жидкость и еще вторая жидкость – жидкий кальций. И честно говоря, когда они мне рассказывали, что она закрывает дентинные канальцы, даже для детей, если пятно в стадии кариес, это тоже убирается, для взрослых тоже незаменимый препарат, потому что мы в прошлый раз обсуждали, что чувствительность зубов – это проблема 75 процентов населения, и очень тяжело с этим бороться. Но как я понимаю, бороться с этим никто не хочет, опять внешний вид – отбеливающие пасты и так далее.

Препарат работает идеально, буквально три раза его сделаешь – чувствительность проходит на все 100 процентов, и еще мы используем этот препарат, чтобы не было постчувствительности зубов, если было препарирование под виниры, это очень важно, чтобы у человека под коронками, винирами ничего не болело, мы работаем с живыми зубами. Мало того, что должна быть правильная технология обтачивания повышающим наконечником, обильная вода, но еще мы должны знать, что обязательно нужно обрабатывать. И сегодня профилактика – это не только убрать налет и камни. Мы можем понять какой зуб поражен кариесом, иногда он закрыт налетом, мы можем понять какие проблемы у человека со здоровьем, потому что стоматология – это уже не та профессия, где мы локально смотрим на проблему, мы должны смотреть на все, начиная от внешнего вида, внутри неба, снимок КТ делаем, чтобы у нас был достоверный обзор в 3D, и чтобы мы не ошиблись ни в диагнозе, ни в дифференциальной диагностике. Когда пациент приходит сегодня на чистку, это абсолютно безболезненная процедура, она очень приятная, надеюсь, что порошки останутся, мы практически чистим пудрой, но это все тоже идет из-за границы, я надеюсь, компании нас обеспечат хотя бы профилактическими материалами.

Меня поразил хаос людей, когда начали закрываться некоторые магазины, когда люди побежали туда скупать все, начиная от мебели и заканчивая одеждой в диком количестве. Честно говоря, я не увидела, чтобы кто-то так побежал на профилактику зубов, на чистку, ну почему одежда или мебель должны быть важнее, чем здоровье. Мне кажется, сегодня ценнее здоровья ничего нет, и чем раньше мы обратим на это внимание, тем меньше денег будет стоить лечение, потому что нельзя работать в этой жизни, чтобы потом эти деньги тратить на лечение, нужно за собой следить, это элементарно. Я пытаюсь донести эту культуру до нашего населения, чтобы оно вернулось к этому, потому что на этом этапе мы определяем проблемы всего организма, это целостность. Когда поврежден один орган, то он по цепочке за собой ведет повреждение других, но если мы восстановили хоть один, тогда уже по цепочке начинает восстанавливаться все. Просто нужно поменять мышление и концепцию лечения многих докторов.

Юрий Калинин:

К сожалению, мы до сих пор понимаем, что у нас медицина и стоматология не входят на данный момент в перечень тех базовых необходимостей, которые для себя каждый человек отмечает, то есть у нас Макдональдс входит в базовые необходимости, когда в последний день выстраивается очередь 10 км, но медицина не входит. Но с другой стороны, анализируя ситуацию, клиенты понимают, что цены повышаются, и мы видим увеличение притока клиентов, не только у меня, я поспрашивал у нескольких моих друзей, которые владеют клиниками, у всех есть на данный момент небольшой прирост пациентов.

Натэла Ломакина:

В основном на имплантацию.

Юрий Калинин:

Первым делом идет вопрос, конечно, экономии, а не мысль о том, что будет потом, как это все сохранить, вопрос как сделать так, чтобы деньги не сгорели. Это тоже хорошо, потому что раньше и об этом не думали. Мы вспоминаем кризисы, которые были до этого, перед пандемией не особо-то у нас изъявляли желание пойти к доктору. Сейчас все меняется, народ начинает понимать, и это очень хорошо, думаю, не зря мы все это делаем, потому что люди слушают, люди понимают, они приходят, думают наперед, особенно молодежь сейчас достаточно внимательно относится к здоровью своих зубов. Мы хотим видеть, чтобы этот процент был намного выше, но мы имеем то, что имеем, и мы растим в сознании наших клиентов, наших слушателей тот момент, что медицина должна становиться одной из самых базовых потребностей любого человека, это очень важно.

Натэла Ломакина:

Если мы обращаем внимание на то, чтобы с очень ранних лет родители попытались бы привить любовь к стоматологу, потому что сейчас страха лечения абсолютно нет, есть люди, которые страдают фобиями, но и здесь у нас есть решение, где можно спокойно под седацией полечить пациента. Но если у нас тенденция до этого была, что частичная адентия, то есть частичное отсутствие зубов или полное отсутствие зубов встречается очень часто, я хочу просто сказать, как это сказывается на жизни самого человека. Человек становится закомплексованным, он не улыбается практически, и вся жизнь его, личная, рабочая, идет в неправильном русле. Есть способы даже не за большие деньги восстанавливать это все независимо от того, поменялось что-то в стране с этими санкциями или нет, в любом случае вариантов очень много. Мы можем поменять вашу жизнь к лучшему, пожалуйста, приходите на осмотр и следуйте тем рекомендациям, которые будет вам давать доктор.

Юрий Калинин:

На данный момент одна из самых сложных проблем, за что мы больше всего переживаем на данном этапе развития нашей медицины и стоматологии, это цифровые технологии, потому что мы работаем онлайн с зарубежными серверами, и эти отключения всего и вся, блокировки ухудшают качество, но на данный момент это влияет на время загрузки файлов туда-сюда. Мы очень переживаем, потому что все мы хотим быть на уровне мирового стандарта, мы даже стараемся его пережать, идем вместе с самыми продвинутыми клиниками мира, это сейчас будет очень сложно поддерживать, потому что мы видим, что сервера работают медленнее, доступы к ним работают медленнее. Мы очень надеемся на то, что компании-производители профессионального моделировочного и различного профессионального программного обеспечения не будут блокировать наши сервера и учетные записи, потому что это откинет нашу стоматологию далеко назад, потому что только мы получили, мы учим, как врачи должны с этим работать, как сокращать прием, как сокращать инвазивность операции, когда операция раньше была 8-9 часов, сейчас она идет 2-3 часа, это огромный прорыв, и технологии позволяют это обеспечить, и мы очень переживаем, что они могут как-то нас ограничить.

С другой стороны, мы понимаем, что также ограничивается возможность покупки этого оборудования по причине того, что сейчас они просто взлетают в цене в разы, они и так-то стоили недешево, теперь они стоят очень дорого. Мы уже встретились с тем, что некоторые американские компании блокируют поставки расходных материалов к 3D-принтерам,  мы не можем заказывать, работа некоторая встает, мы ищем аналоги. У нас есть аналог, в Мытищах очень хорошая компания находится, которая ведет хорошие разработки именно по смолам для 3D-принтера, продают даже в Европу и Азию. Ребята молодцы, мы очень рады, что такая компания существует и что она реально двигается вперед, она единственная, но когда она есть, это уже хорошо. Справятся ли они с объемом – здесь огромный вопрос, потому что мы прекрасно понимаем, что в компании не 150 человек, а я думаю, что там человек 10 работают, но будем надеяться, что они выдержат, мы будем им в этом помогать.

Натэла Ломакина:

Дай Бог удачи всем, кто старается заместить на сегодняшний день импортную продукцию и помочь не останавливаться нашим докторам в процессе, потому что цифра – это прорыв, это сокращение времени доктора и увеличение качества в лечении пациента, цифра – это то, что не может доктор и техник ручками сделать, цифра может подсказать. Поэтому и ход операции, и если это идет имплантация по шаблонам, сокращается время. И это исключает ошибку доктора.

Юрий Калинин:

Очень важен здесь еще момент визуализации будущей работы, то есть если мы говорим о технических особенностях, которые важны для врача, то когда мы говорим о визуализации, мы можем показать будущую улыбку, мы можем показать будущий вид, как все это будет выглядеть в полости рта, еще не начав ни одну работу. В таком случае наш клиент получает интересную визуализацию, что будет с ним потом, и это сильно морально влияет и мотивирует пациента провести лечение.

Натэла Ломакина:

Еще вызывает большое доверие к доктору, потому что в данном случае это особенный фактор, который колеблет пациента – идти к доктору или не идти. С одной стороны, мы понимаем, что мы должны найти любые способы, которые помогут нам в импортозамещении. Но что со слухами делать, потому что мне позвонила пациентка и сказала: «Что, анестезии не будет? Где-то уже сказали, что ее осталось на два месяца, что нам делать?» Это паника.

Юрий Калинин:

За это время мы видели совершенно разных клиентов из разных сфер, с разным настроением, с разными сложностями, абсолютно разные люди, разные личности, все люди индивидуальны, и все переживают данную ситуацию совершенно по-разному. Есть те, которые стараются на это не обращать внимания, есть те, которые стараются переехать из России, есть те, которые настолько нервничают, что паника у людей. Была ситуация, звонит мне пациентка, а у нас увеличились сроки доставки конструкций из фрезерных центров, поскольку сейчас большая нагрузка на фрезерный центр, и у них тоже не весь софт хорошо работает, начинает все это подтормаживать, и мы попросили пациентку перенести на несколько дней вперед нашу встречу, на что она была в панике, что, скорее всего, материалов нет, изготавливать конструкции не из чего, и она останется без тех конструкций, которые были запланированы. Плюс у нас еще в этот момент были проблемы с серверами, сайт клиники упал. Она сказала, что сайт исчез, вы его удалили, наверное, вы закрылись, хотя мы уже 20 с лишним лет работаем на одном месте, мы не закрылись. Такие моменты, когда клиенты накручивают себя, плюс еще какие-то обстоятельства вмешиваются, здесь очень важно врачу и всей команде клиники быть немножко психологами, потому что мы ситуацию изнутри видим, нужно успокоить клиентов.

Натэла Ломакина:

Технический сбой вызывает панику у пациентов.

Юрий Калинин:

Не чисто технический сбой, а технический сбой плюс то, что нам говорят по телевизору, плюс то, что говорят знакомые, все это в один ком смешивается, и получаются проблемы. Мы спокойно разъясняем, что все нормально, можно работать.

Натэла Ломакина:

То есть теперь наша вторая профессия – это психолог.

Юрий Калинин:

Она выходит сейчас местами на лидирующие позиции, потому что прием во время каких-то потрясений мы начинаем с того, что нужно успокоить клиента, с ним говорить, объяснить и уже дальше выстроить контакты, производить работу, это то, что сейчас называется во всем мире разговор от души к душе, то есть не пациент-доктор, а по душам поговорить, и тогда меняется отношение, появляется доверие.

Натэла Ломакина:

Если доктор умничка, он сделает из любого материала пломбу, если пролечить канал, мы дети Советского Союза, можем работать чем угодно, потому что мы распломбировывали такие зубы, которые за границей удаляли, а мы эти каналы перелечивали, восстанавливали, и все ходили с зубами, у нас не было проблем. Сейчас всем надо успокоиться, никакой паники. Мне кажется, если люди панически будут относиться к любому лечению, это скажется и на результате лечения.

Юрий Калинин:

Если подытожить весь разговор, который мы с тобой сегодня провели, я бы остановился на следующих моментах. Первое – мы начинаем жить в новой реальности, мы в этой реальности еще не жили, у нас уже было все, но вот таких потрясений не было, на 100 процентов никто не может предположить сколько это продлится, как все это будет выглядеть, когда весь процесс закончится, он чем-то же закончится, какие будут результаты. Но паниковать не нужно, потому что от паники лучше никому не станет, качество не изменится, поэтому надо успокоиться и просто посмотреть, как все это будет выглядеть через пару недель.

Второй момент, мы понимаем, что издержки, изменение курса валют, поскольку на данный момент мы сказали, что есть много альтернатив, клиники потихоньку будут эти альтернативы искать, внедрять, но на это нужно время, и мы должны понимать, что какая-то ценовая компенсация будет, издержки частично лягут и на наших клиентов. Цены поднимутся, не на 110 процентов, как материалы, мы будем это сдерживать максимально, насколько это возможно, дотаций от государства мы не получаем, компенсаций тоже, поэтому это бизнес, который просчитывается, и услуги подорожают. Но не переживайте, они не подорожают в два раза, в три раза, как всех пугают. На материалы будут цены немножко подниматься, но мы все будем привыкать жить в новой реальности, потому что цены везде поднимутся.

Натэла Ломакина:

Мы все привязаны к евро, цена евро увеличилась в два раза, и здесь уже каждая клиника где-то сама устанавливает сначала каникулы, не понимает цены, потом будет цены поднимать постепенно. Я думаю, вы так же в клинике будете делать, потому что это правильно, если сразу поднять, это скажется не только на пациентах.

Юрий Калинин:

Мы вызовем еще один шок и еще одно потрясение, еще одну панику. Конечно, мы за счет внутренних ресурсов будем проводить данную политику достаточно плавно, потому что мы уже ожидаем результатов, каждый день мониторим ситуацию, как все меняется в мире, в России, мы стараемся сгладить острые углы за счет внутренних резервов. Это второй момент по ценообразованию.

Третий момент, что качество услуг на данный момент – я хочу уверить наших пациентов – не изменится, хуже оно не станет, руки у специалистов не поменяются. Четвертый момент, который тоже нужно отметить, что сроки изготовления немного увеличатся, потому что вся логистическая ситуация с доставкой материалов, с какими-то дополнительными манипуляциями для изготовления, все логистические моменты немножко удлинят сроки доставки материалов. Раньше мы могли позволить и сказать, что нам нужно завтра, теперь мы не можем так позвонить, мы теперь прогнозируем все хотя бы на полмесяца вперед, потому что доставка тех же материалов, которые привозились завтра, теперь привозятся минимум через 10 дней, то есть логистическая цепочка сильно увеличивается.

Натэла Ломакина:

Пациенты должны просто с пониманием к этому относиться, потому что паника ни к чему хорошему никогда не приводила. Если во времена ковида, когда все было закрыто, мы были в изоляции, работали в ужасных условиях, потому что когда ты одеваешь защитный костюм, там дышать невозможно, доктор практически весь мокрый, эти стерильные костюмы не дышат. И тогда не упало качество, при этом успокаивали пациента и давали качественное лечение. У очень многих есть постковидные синдромы, которые вызвали большие фобии в людях, и эти фобии нужно постепенно убирать, это все излечимо, то есть эти фобии не остаются на всю жизнь. Мы это понимаем, пациенты тоже это должны принять и понять, что просто нужно подождать и переждать.

Юрий Калинин:

И пятый пункт, который является не менее важным, что мы стараемся идти в ногу с самыми передовыми клиниками. По этому вопросу, проанализировав нынешнюю ситуацию, некие сложности мы имеем, потому что нас отдаляют от технологий, которые есть, и они нам немножко их ограничивают, но мы все равно можем двигаться впереди планеты всей, это все реально, нам работы прибавилось, но пациенты, наши клиенты будут получать самую современную, самую технологичную помощь, которую можно оказать во всем мире, мы наравне сейчас это делаем. Я думаю, что ничего нам не помешает это делать и в ближайшем будущем.

Натэла Ломакина:

Может быть, сегодняшняя ситуация сделает людей добрее, понятливее, потому что нам всем нужна поддержка, пациенты тоже должны понимать, что хочу, чтобы завтра у меня это было срочно, организовать это за ночь никак не получится. И если мы какому-то пациенту в данный момент отказали в этой услуге, то не надо обижаться ни на доктора, ни на клинику, ни на весь мир, просто ситуация такая, ее нужно понимать.

Юрий Калинин:

Мы все эту ситуацию понимаем, и мы спокойно будем двигаться дальше. Самое важное в данный момент – это без паники, ничего сверхужасного не происходит, анестезия есть, материалы есть, все работает, находится в чуть более сложном состоянии, чем это было 20 дней назад, но тем не менее все на данный момент хорошо. Поэтому не переживайте, приходите, мы все работаем и ждем вас, готовы оказать самую современную помощь в стоматологии.

Натэла Ломакина:

Может быть, сейчас между клиниками и докторам будет взаимовыручка, потому что иногда может что-то у кого-то нет, позвонил другому доктору, и у него есть, тебя выручили. Здесь не должно быть конкурентной логики между докторами и клиниками, наоборот, я считаю, если каждый будет друг другу помогать, это будет очень хорошо.

Юрий Калинин:

Все мировые катаклизмы, которые были в нашей стране за последние 100 лет, русские люди такие, что они могут долго жаловаться, но если что-то происходит достаточно серьезное, это сплачивает народ, и неважно, клиники, бизнес, народ становится более единым, и он готов помогать друг другу, выручать, и сейчас не идет речь о конкуренции, а именно о взаимоподдержке.

Натэла Ломакина:

Многие люди потеряли работу, я думаю, что ни один нормальный доктор и клиника, если человек обратился с острой болью, не откажет, гуманность должна присутствовать на первом месте. И когда ты так помогаешь людям, тебе обязательно сверху воздастся, и впереди ты увидишь результаты своей благотворительной работы. Кроме того, что мы успокоили, что качество не упадет, мы здесь, мы на связи, готовы работать, просто сегодня ситуация такая, и эту ситуацию нужно воспринимать. Спасибо огромное, дай Бог здоровья всем, самое главное, чтобы у нас была возможность помочь любому человеку, который обратится за помощь. Будьте добрее, улыбайтесь, ведь улыбнуться ничего не стоит, но в этот момент, может быть, вы осчастливите рядом находящего с вами человека и озарите путь, кто в этом нуждается, будьте здоровы.