Стационар кратковременного пребывания ГКБ им. С.И. Спасокукоцкого

Организация здравоохранения

Тэги: 

 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, в эфире программа «Точка приложения», с вами ее ведущие Оксана Михайлова и Юлия Каленичина, и сегодня мы будем говорить о стационаре кратковременного пребывания ГКБ имени С.И. Спасокукоцкого. Гость нашей программы – Садченко Антон Владимирович, заведующий стационаром кратковременного пребывания городской клинической больницы Спасокукоцкого, кандидат медицинских наук, врач-уролог. Расскажите о своем отделении, чем вы занимаетесь?

Антон Садченко:

Стационар кратковременного пребывания – это такое подразделение любой большой городской московской больницы, то есть круглосуточного стационара, которое предназначено для того, чтобы выполнить малые операции, в частности у нас операции урологические, и выписать пациента в тот же день.

Юлия Каленичина:

Получается один койко-день, необходимая операция проведена, пациент идет долечиваться в домашних условиях.

Антон Садченко:

Это пилотный проект Департамента здравоохранения, который был организован еще в 2016 году, в этом году нам исполняется уже 6 лет. Этот пилотный проект зарекомендовал себя с положительной стороны, очень много пациентов знают о нас, все врачи амбулаторного звена знают, и у нас уже достаточно большой поток пациентов.

Оксана Михайлова:

С какими патологиями к вам обращаются и какие операции можно выполнить за один день?

Антон Садченко:

Список операций и патологий достаточно большой. Мы занимаемся урологическими проблемами в настоящее время, к нам обращаются пациенты с фимозом на обрезание крайней плоти, или операцию циркумцизию, у кого действительно есть к этому медицинские показания, а не просто желание сделать, это пациенты с водянками, кистами яичек, эти операции также могут быть выполнены в условиях кратковременного, или можно даже назвать дневного урологического стационара. Это пациенты с варикоцеле, на этом чуть попозже остановимся, потому что существуют разные методики оперативного лечения, но это достаточно большой поток пациентов.

Оксана Михайлова:

Получается чисто мужское отделение.

Антон Садченко:

Нет, не только, в условиях стационара теоретически и практически можно выполнять операции при недержании мочи, а именно ставить синтетические петли и выполнять инъекции ботулотоксина в мочевой пузырь, этим мы сейчас очень активно занимаемся.

Оксана Михайлова:

Ботулотоксин используется при недержании мочи?

Антон Садченко:

Существует несколько видов недержания мочи, есть императивное недержание мочи, есть стрессовое недержание мочи, и императивное недержание мочи лечится препаратами, есть таблетированные препараты первой, второй линии, и когда они не помогают в определенных случаях, то третья линия терапии – это введение ботулотоксина в стенку мочевого пузыря, в стенку детрузора, для того чтобы расслабить и улучшить качество жизни пациента.

Оксана Михайлова:

Это все делается в рамках ОМС или платная история?

Антон Садченко:

Это программа ОМС, все пациенты, которые к нам обращаются, оперируются по программе ОМС. Они обращаются к нам с направлением из поликлиники, их осматривает наш специалист уролог, который непосредственно работает в отделение.

Юлия Каленичина:

На простате какие-то манипуляции вы делаете?

Антон Садченко:

Самая частая манипуляция на простате – это биопсия простаты, которая выполняется в наших условиях. Я выполнил более 12000 биопсий, и с 2016-го года мы это делаем в условиях СКП, в стационаре кратковременного пребывания.

Юлия Каленичина:

Это с диагностической целью?

Антон Садченко:

Диагностическая биопсия простаты.

Оксана Михайлова:

Понятно, что один день и потом дома, свой диван, свой туалет, это прекрасно. А какие еще весомые плюсы СКП?

Антон Садченко:

Начнем с того, что это быстро.

Оксана Михайлова:

Но это качественно? Ведь не всегда быстро – это хорошо.

Антон Садченко:

Пациенты осматриваются нашими специалистами, назначается сразу день операции, меньше ходьбы, меньше посещений врачей, сразу пациент приходит на госпитализацию. Это качественно, наших специалистов немного, и они выполняют эту рутинную, непростую, но качественную работу, у них накоплен огромный опыт операций, тысячи операций, поэтому операции выполняются качественно. С другой стороны, мы знаем и понимаем, что пациент уйдет сегодня домой, и качество операции от этого должно только увеличиться, потому что мы не должны позволить себе, чтобы были какие-то осложнения, особенно в домашних условиях.

Юлия Каленичина:

Пациент к вам приходит уже подготовленным, он должен собрать все анализы, предварительно какой-то список ему составляете?

Антон Садченко:

Безусловно, пациент приходит в назначенный день уже подготовленный. Ему выдается подробная памятка как готовиться, куда приходить, что с собой брать, какие анализы, какие документы, вплоть до того, что рекомендуем взять тапочки, халатик, все что нужно.

Юлия Каленичина:

То есть к вам приходят конкретно на операцию. А дальше что, прошла операция, у пациента будет какая-то койка, чтобы отдохнуть после операции?

Антон Садченко:

Пациент приходит к нам условно к 8-9 утра, его осматривает еще раз врач отделения, просматривает анализы, есть или нет противопоказаний, если нет противопоказаний, он госпитализируется, через 20 минут он уже находится на кровати, еще через 10-15 минут он уже направляется в операционную. Выполняется операция, после чего пациент находится под наблюдением – 2, 3, 4 часа по необходимости, кому сколько нужно – под наблюдением квалифицированных медицинских сестер, врачей. Если нужны

дополнительные назначения, рекомендации, все это выполняется, и убедившись, что с пациентом все в порядке, не возникло никаких осложнений и нет кровотечения, нет болевого синдрома, с подробными рекомендациями, с телефоном доктора пациент, желательно в сопровождении родственников, отправляется домой.

Оксана Михайлова:

А если все-таки Вам что-то не нравится, что делаете с таким пациентом?

Антон Садченко:

Если вдруг что-то пошло не так или возникли осложнения во время операции, или пациент понимает, что дома он не сможет справиться, то есть возможность перевода пациента в круглосуточное отделение под наблюдение. Но изначально условные минусы – нет ночного наблюдения, но мы ведем тщательный отбор пациентов, то есть пациенты с осложнениями, с сопутствующими заболеваниями, одинокие пациенты, которые не могут себя обеспечить, мы изначально их стараемся не класть к нам, чтобы не было проблем.

Оксана Михайлова:

Не каждому такая честь выпадет, жесткий отбор.

Антон Садченко:

Пациенты все больше узнают о нашем отделении, и поликлиники, амбулаторное звено дают информацию, особенно молодые с удовольствием идут к нам.

Юлия Каленичина:

Дальше пациент выписывается и наблюдается амбулаторно или к вам же приходит на прием?

Антон Садченко:

Мы стараемся наблюдать за пациентом вплоть до заживления раны, до снятия швов, на следующий день все пациенты обязательно приглашаются к нам на перевязку. Оперирующий хирург оценивает состояние раны, оценивает состояние органов, насколько все проходит успешно. Если все в порядке, пациента обучаем самостоятельно делать перевязки, это не сложно, не страшно, выдаем подробную инструкцию, и если кто-то хочет, может каждый день к нам приходить на перевязку.

Оксана Михайлова:

Люди должны понимать, что на следующий день все равно надо будет приезжать, в общественном транспорте будет сложно сделать.

Антон Садченко:

Теоретически пациенты могут обратиться в ближайшую поликлинику, для того чтобы выполнить перевязки, но мы понимаем, что эти процедуры несложные, потому что наши операции все минимальные, малоинвазивные, но это не значит, что они неважные.

Юлия Каленичина:

Пациенты испытывают какое-то стеснение, обращаясь к вам?

Антон Садченко:

К урологу пациенты не все приходят без стеснения, тем не менее пациенты уже знают, к кому приходят, и выраженного стеснения мы не наблюдаем, это единичные случаи.

Оксана Михайлова:

Когда прижало, уже бежишь за спасением.

Антон Садченко:

Большинство наших пациентов – это мужчины, и многие приходят с женами, кто-то с детьми.

Юлия Каленичина:

У вас доктора в основном мужчины?

Антон Садченко:

В основном мужчины, но есть и женщины.

Юлия Каленичина:

В стационаре человек проводит один койко-день.

Антон Садченко:

Основная наша помощь – это оперативное лечение, но это вовсе не значит, что мы расстаемся с пациентом, еще раз повторю, мы ведем пациента вплоть до заживления раны, до избавления от заболевания, если это возможно. Допустим, если у пациента аденома, выполнили биопсию, и мы ведем до нормализации состояния.

Юлия Каленичина:

Вы выполнили биопсию, Вам что-то не понравилось, и Вы уже его кладете в стационар и дальше оперируете либо лечите.

Антон Садченко:

Повторная госпитализация уже в круглосуточный стационар по необходимости.

Юлия Каленичина:

Сколько в среднем человек должен пробыть на больничном после такой малоинвазивной операции?

Антон Садченко:

Если пациенту требуется больничный лист, мы выдаем открытый больничный лист, который он продлевает в поликлинике по месту жительства, обычно 7-10 дней вполне достаточно для любого нашего заболевания, чтобы восстановиться, и пациент может приступить к своим повседневным обязанностям.

Юлия Каленичина:

Наверное, столько же он мог бы провести в стационаре, если бы он был госпитализирован.

Антон Садченко:

Обычно 4-6 дней они проводят в стационаре после операции, а так он в домашних условиях. Считается, что заживление в домашних условиях происходит быстрее, чем в стационаре.

Оксана Михайлова:

Работают сейчас на удаленке, в любом случае в больнице это делать сложно, особенно если это молодые, надо семью содержать, финансовая составляющая очень важна. Вы говорили про предстательную железу, чем она важна, что это такое и почему такое большое количество рака предстательной железы, аденом, простатита?

Антон Садченко:

Простата – это непарный, андрогензависимый орган мужчин, располагается под мочевым пузырем и окружает простатический отдел уретры. С возрастом простата может увеличиваться, и это называется аденома, разрастание паруретральных тканей приводит к тому, что простата увеличивается в размерах, и это называется аденома простаты, гиперплазия простаты.

Оксана Михайлова:

Почему она начинает разрастаться?

Антон Садченко:

Многофакторное заболевание, остается не до конца изученным механизм этого разрастания, но мы знаем, что практически все мужчины с возрастом сталкиваются с этим, у кого-то это возникает в 40-50 лет, у кого-то в 70, у кого-то в 80, но есть данные, что в 80-90 лет у 88% процентов мужчин имеется гиперплазия простаты. Термин аденома простаты практически не используется, а используется термин гиперплазия простаты.

Юлия Каленичина:

Может быть, это физиологический процесс, если это у всех происходит, просто возрастной?

Оксана Михайлова:

Разрослась она, и начинается проблема с мочеиспусканием?

Антон Садченко:

Она может сдавливать мочеиспускательный канал, может давить на мочевой пузырь, она меняет качество мочеиспускания, мочеиспускание становится затрудненным, частым, у всех эти симптомы не связаны с объемом, то есть нет тесной связи между объемом простаты и симптомами. У кого-то она может быть немножко увеличена, но симптомы выражены, у кого-то в 5-6 раз больше нормальных значений, а нормальные значения – это 20-25 кубических сантиметров или миллилитров, а пациент не чувствует ничего.

Оксана Михайлова:

Это связано только с мочеиспусканием или с половой функцией тоже?

Антон Садченко:

Считается, что половая функция из-за увеличения объемов простаты не страдает. Если она очень увеличивается, она может сдавливать сосудисто-нервный пучки, но это крайние случаи. Но ее увеличение связывают с дисбалансом мужских половых гормонов – тестостерона, его эфиров, и также женского гормона эстрогена, их соотношение с возрастом меняется, это один из факторов.

Юлия Каленичина:

Хронические воспалительные заболевания простаты могут как-то сказываться на этом процессе?

Антон Садченко:

Исследования по этому вопросу проводятся, но пока еще однозначных данных не получено.

Юлия Каленичина:

Что является основными признаками – желание помочиться, но не получается?

Антон Садченко:

Это может быть не совсем начальный признак. Затрудненное мочеиспускание, учащенное мочеиспускание, ночное мочеиспускание.

Оксана Михайлова:

Говорят, что если мужчина встает ночью в туалет 2-3 раза, это уже патология.

Антон Садченко:

Это уже повод сходить к урологу на обследование. Почему мы об этом говорим, почему рекомендуем всем мужчинам как минимум с 50 лет ходить к урологу, а если есть генетическая предрасположенность, то можно и раньше, с 45 лет, потому что помимо гиперплазии простаты, которая развивается, мы отмечаем увеличение количества случаев рака простаты. Может быть, это связано с улучшенной диагностикой, но тем не менее количество случаев растет.

Юлия Каленичина:

Тогда давайте поговорим о симптомах рака простаты. Как можно заподозрить, или это случайно выявляется?

Антон Садченко:

Специфических симптомов рака простаты не существует, они такие же, как при гиперплазии простаты, они могут быть похожими на хронический простатит, их вообще может не быть.

Юлия Каленичина:

То есть мужчина и не подозревает, он думает, что все как было, так и есть, ничего не происходит, мочиться получается, а там может быть рак. Как часто надо обращаться к урологу?

Антон Садченко:

Есть такой анализ крови на ПСА – простат-специфический антиген, это онкомаркер, показатель крови, который показывает состояние простаты. Если он повышается, нужно обследоваться, значит в простате что-то не в порядке. Это может быть гиперплазия простаты, хронический простатит, но это может быть и рак простаты, поэтому все мужчины, если нет никаких предрасполагающих факторов, с 50 лет раз в год идут к урологу, если даже ничего не беспокоит. Если за этот год появляются какие-то новые симптомы, усиливаются жалобы, то нужно идти и раньше, не дожидаясь года.

Юлия Каленичина:

Какие факторы риска могут быть для возникновения рака предстательной железы?

Антон Садченко:

Начнем с того, что этиология, патогенез остаются малоизученными, к сожалению, не все мы еще знаем, и знаем, что факторами риска является раса, то есть афроамериканцы болеют чаще, чем белые американцы, китайцы болеют меньше всего, которые живут в Китае. Это может быть связано с генетической предрасположенностью, с особенностями питания, очень много исследований проводилось и проводится, которые изучают особенности питания в тех или иных странах и величиной выявления рака простаты.

Оксана Михайлова:

А что ж с нашими мужчинами?

Антон Садченко:

Считается, если в семье по отцовской линии дядя, отец, дедушка болели раком простаты, то вероятность заболеть раком простаты увеличивается. Если несколько человек болели, то вероятность еще выше. Возраст имеет значение, в 90 лет рак простаты как клинически значимый, так и клинически не значимый выявляется у большинства пациентов при биопсии, они даже об этом и не знают.

Юлия Каленичина:

Если есть отягощенный семейный анамнез, с какого возраста и как часто нужно обращаться?

Антон Садченко:

Согласно клиническим рекомендациям этим пациентам необходимо обращаться с 45 лет, для того чтобы сдавать ПСА и контролировать.

Юлия Каленичина:

Тоже раз в год достаточно?

Антон Садченко:

Да, раз в год.

Оксана Михайлова:

Что включает в себя комплекс мероприятий по ранней диагностике, это только ПСА?

Антон Садченко:

Давайте немножечко поговорим еще по особенностям питания, проводилось много исследований, есть некоторые интересные моменты – чрезмерное употребление алкоголя, а также полное отсутствие его употребления увеличивает рак простаты.

Оксана Михайлова:

То есть у полных трезвенников и алкоголиков беда. А неужели сигареты обойдете? Играет роль курит или не курит человек?

Антон Садченко:

Не отвечу на этот вопрос, это еще изучается. Мы достоверно знаем, что курение вызывает рак мочевого пузыря. Молочные продукты незначительно могут увеличивать риск выявления рака простаты. Мясо белое и красное – пока убедительных данных, что оно увеличивает вероятность заболеть раком простаты, нет, однако здесь очень сильно влияет метод приготовления, жареное мясо может увеличивать. Витамин D, низкие концентрации и высокие концентрации тоже увеличивают вероятность заболеть раком простаты.

Юлия Каленичина:

Активность половой жизни может как-то влиять?

Антон Садченко:

Количество эякуляций может влиять, более 21 эякуляции в месяц, это при регулярной половой жизни, уменьшает вероятность выявления рака простаты по сравнению с 3-4. У нас есть некоторые пациенты, которые получают тестостерон как заместительную гормональную терапию, у которых не хватает своего тестостерона. Считалось и считается, что рак простаты – это андрогензависимое заболевание, но терапия тестостероном не приводит к увеличению заболеваемости раком простаты, то есть заместительная гормональная терапия, которая показана пациентам, не приводит к увеличению рака.

Юлия Каленичина:

Есть люди, которые вообще воздерживаются от секса, им угрожает большая вероятность развития рака простаты?

Антон Садченко:

Этот вопрос мало изучен.

Оксана Михайлова:

Какие методы диагностики?

Антон Садченко:

Если даже пациента ничего не беспокоит, то он должен пойти сдать ПСА с 50 лет, при предрасположенности с 45 лет, и в зависимости от исходного уровня ПСА уролог должен его наблюдать. Чтобы наши пациенты не забывали про уролога, мы все-таки рекомендуем сдавать анализ раз в год. Высоко ответственные пациенты, у которых ПСА на низком уровне, могут это делать через 2 года, через 4 года при условии, что они обязательно к нам придут.

У тех пациентов, у которых ПСА выше определенных значений, должны ежегодно делать этот анализ. Помимо анализа крови на ПСА обязательно уролог выполняет всем пациентам пальцевое ректальное исследование, то есть щупает простату. К сожалению, какой бы уролог не был, какой бы палец не был, не всегда он может выявить на ранней стадии, то есть мы можем нащупать со второй, третьей стадией заболевания. Мы хотели бы видеть, чтобы у нас не было пациентов со второй, с третьей стадией, а все были бы на первой – лучше, конечно, чтобы вообще не было, – чтобы можно было вылечить. Невозможно это сделать пальцем, есть МРТ-исследование, которое нам тоже помогает, МРТ с контрастным усилением, МРТ малого таза. В большинстве случаев, если какой-то выраженный и явный, значимый процесс, это можно увидеть на МРТ, плюс МРТ нам потом помогает в проведении биопсии, и при необходимости операция проводится.

Юлия Каленичина:

УЗИ проводится?

Антон Садченко:

ТРУЗИ, трансректальное ультразвуковое исследование, оно менее информативное, чем МРТ. Могу рассказать про более современную методику, это гистосканирование простаты, это специальный компьютер, который соединен с трансректальным ультразвуком, сканируется простата, информация передается на компьютер, и компьютер на основе анализа отраженного ультразвука от простаты оценивает плотность простаты, и сравнивая с миллионами введенных до этого данных показывает нам в 3D-режиме, где в простате располагаются наиболее подозрительные на рак очаги. Это нужно, для того чтобы оценить состояние простаты, понять есть там или нет – с определенной долей достоверности – заболевание, объем локализации. И самое важное, мы уже с 2019 года выполняем все биопсии с использованием гистосканирования, то есть в момент биопсии мы стреляем не вслепую, иголочка тоненькая, а простата по сравнению с иголкой большая.

Юлия Каленичина:

Через промежность?

Антон Садченко:, Нет, через прямую кишку. Гистосканинг показывает нам то место, куда нам нужно стрельнуть, чтобы взять наиболее информативные кусочки, то есть выполняется таргетная, или прицельная биопсия, когда нам оборудование помогает нацелиться. У нас это в больнице есть.

Юлия Каленичина:

Это под наркозом делается?

Антон Садченко:

Эти процедуры не требуют общего наркоза, выполняется местная анестезия. Мы владеем специальной методикой инфильтрационной проводниковой анестезии, после проведения обезболивания процедура протекает абсолютно благоприятно.

Оксана Михайлова:

Что вы отключаете и каким методом?

Антон Садченко:

Только простату.

Оксана Михайлова:

Куда делаете укол?

Антон Садченко:

Специальной иголкой за простату вводится препарат. Человек находится в сознании, разговаривает, шутит, в это время выполняется процедура.

ВИДЕО

Антон Садченко:

Добрый день, меня зовут Садченко Антон Владимирович, я являюсь заведующим стационаром кратковременного пребывания больницы имени Сергея Ивановича Спасокукоцкого. В течение 6 лет мы работаем, выполняем биопсии простаты, хотя биопсии простаты выполняю уже более 10 лет, за время работы выполнил более 12000 биопсий. И меня часто спрашивают пациенты и их жены: «А как вы можете попасть в нужную точку во время биопсии?» А я им отвечаю, что раньше биопсию выполняли под контролем пальца, попадали или нет – никто не знал, потом придумали ТРУЗИ – это трансректальный ультразвук, и биопсия стала намного точнее, но все равно мы знаем, что точность ее не 100 процентов. Последнее время в клиническую практику внедрен новый аппарат, новый метод визуализации простаты гистосканинг. С 2019 года мы работаем на этом аппарате и выполнили уже более 4000 биопсий.

Что такое гистосканинг – это специальная компьютерная технология, которая позволяет на основании отражения сфокусированного ультразвука показать, где в простате находятся наиболее подозрительные участки. Вам представлен один из примеров гитосканирования. Выполнив трансректальный ультразвук, информация передается на специальный компьютер, компьютер моделирует простату в 3D-режиме и показывает наиболее подозрительные на рак участки, они выделяются красным цветом, и участки с наибольшим размером для нас считаются подозрительными. И как в морском бое мы ставим цель, во время биопсии компьютер показывает, как направить иголочку именно в эти участки, чтобы биопсия имела наибольшую информативность.

Процедура выполняется в стационаре кратковременного пребывания, пациент располагается в комфортных условиях, ложится на кушетку, после чего выполняется трансректальное ультразвуковое исследование, вводится тоненький датчик, осматривается простата, и информация передается на специальный компьютер, который обрабатывает информацию и показывает нам простату в 3D-режиме в реальном времени, после чего выполняется анестезия – выполняется укол за простату, и процедура становится безболезненной. Выставив необходимые точки для выполнения биопсии, выполняется пункция тончайшей иголочкой автоматическим биопсийный пистолетом. Занимает это все 15-20 минут, после проведения процедуры пациент отправляется или в палату, где находится 1-2 часа под наблюдением медсестры, врача, многие пациенты идут домой, потому что перенесли эту биопсию абсолютно безболезненно и чувствуют себя удовлетворительно.

Юлия Каленичина:

Расскажите о таких заболеваниях, которые приводят к мужскому бесплодию, ведь это очень важно в наше время, не только женское бесплодие, раньше во всем винили женщин, сейчас картина несколько поменялась.

Антон Садченко:

В СКП мы выполняем не одни биопсии простаты, еще массу других операций и лечение других заболеваний. За последний год мы в СКП внедрили новые операции, это микрохирургические операции, которые выполняются при мужском бесплодии. Одна из операций, которая выполняется при варикоцеле, варикоцеле – это расширение вен семенного канатика, встречается примерно у 15-20% всех мужчин. Идем по улице, и у каждого 6-7 человека есть варикоцеле, но многие об этом даже не знают.

Юлия Каленичина:

Значит ли это, что пропустили в детстве варикоцеле?

Антон Садченко:

Оно могло быть с детства, могло развиться позже, но наличие варикоцеле абсолютно не значит, что это операция. Варикоцеле – это фактор, который может влиять на бесплодие, но это необязательно, у мужчин, которые имеют нормальную детородную функцию, варикоцеле встречается в 10-15% случаях, у мужчин с мужским фактором бесплодия варикоцеле встречается в 40% случаев.

Оксана Михайлова:

Как можно заполучить это расширение вен, если в детстве все было нормально?

Антон Садченко:

Например, физическая нагрузка, но вообще считается, что это недостаточность соединительной ткани, генетическая предрасположенность существует, и вены постепенно расширяются, не только вены семенного канатика, например, вены ног, геморроидальные вены, все это имеет одни и те же факторы.

Варикоцеле в основном развивается с левой стороны из-за особенностей строения, и вена слева впадает в почечную вену, где и без того очень выраженный кровоток, и получается, что клапанная система перестает работать, и кровь по вене начинает течь в другую сторону, чем это должно быть в норме. Отсюда нарушается кровоснабжение, и яичко может ухудшать свою деятельность. Пациентам с бесплодием, у кого есть варикоцеле, показано оперативное лечение, чтобы устранить этот фактор и увеличить вероятность самостоятельного зачатия.

Оксана Михайлова:

То есть яичко не умирает, и если мы убираем варикоцеле, все это может восстановиться.

Юлия Каленичина:

Это отражается на сперматогенезе или же сами сперматозоиды вялые, неактивные становятся?

Оксана Михайлова:

Качество или количество?

Антон Садченко:

Может уменьшаться количество сперматозоидов, но в первую очередь уменьшается подвижность, это является основным фактором. Оперативное лечение при варикоцеле в большинстве случаев устраняет этот фактор и улучшает показатель спермограммы.

Оксана Михайлова:

То есть это обратимый процесс?

Антон Садченко:

В большинстве случаев, но не всегда. За более чем 100 лет разработано порядка 100 и более операций. Почему так много? Не все являются эффективными, многие имеют много рецидивов, побочных действий, в настоящее время используется только несколько видов оперативного лечения, это чаще всего подпаховая перевязка из минимального разреза и лапароскопическое клипирование вен семенного канатика. В СКП мы можем выполнять как те, так и другие операции, но в большинстве случаев мы выполняем микрохирургические операции, подпаховую перевязку вен семенного канатика. Все, что можем сделать, перевязать эти расширенные вены, чтобы не было обратного кровотока.  Со временем развиваются коллатерали, которые дополнительно заберут на себя эти функции. Человеческий организм таков, что он может восстанавливать свои функции.

Оксана Михайлова:

Перевязали вены, и все это дело восстанавливается сразу или через какое-то время?

Антон Садченко:

Считается, что оптимальный срок восстановления после таких операций 6-9 месяцев, если за это время не произошло восстановление, то ожидать позже сложно.

Юлия Каленичина:

Если жена не забеременела через 6-9 месяцев…

Антон Садченко:

Восстановление качества сперматозоидов, но это не значит, что сразу наступит зачатие, на бесплодие дается срок год при регулярной половой жизни и отсутствии каких-то методов предохранения.

Не все операции одинаковые, мы используем самые современные методики, мы выполняем операцию Мармара, операцию Гольдштейна, эти операции мы выполняем только с применением операционного микроскопа, то есть это самая современная методика, выполняется из минимального разреза 2-2,5 сантиметра, и под микроскопом каждую  мельчайшую ветку, которая может быть толщиной с волос, мы находим и должны перевязать. Самое важное – рядом с этими венами, а порой вены оплетают артерию, а может быть не одну, а две, лимфатические протоки, и выполняется специальная микрохирургическая техника, важно выделить каждую артерию, сохранить, а вену перевязать, только тогда операция будет считаться правильно выполненной, и можно надеяться на успех.

Оксана Михайлова:

Это пилотные проекты, и Вы говорите, что знают в поликлиниках. Есть обратная связь с пациентами?

Антон Садченко:

Многие пациенты остаются благодарны, довольны нашей работой, они оставляют отзывы на сайте больницы, на сайте Минздрава, они восхищаются, удивляются тому фактору, что они все приходят и говорят: «Я ожидал, что будет хуже». Подходит супруга пациента: «Он боится, сделайте получше. – Да мы и не собирались делать плохо». Пациент выходит довольный, улыбается, и жена не верит, что уже все кончилось, то есть оставляют отзывы, можно почитать на сайтах.

Оксана Михайлова:

Мне интересна разница между обычным урологическим отделением и СКП, что они отмечают, почему СКП, чем больше всего довольны?

Антон Садченко:

Что выполняется быстро оперативное лечение, что пациенты в тот же день идут домой, комфорт.

Юлия Каленичина:

Как к вам попасть?

Антон Садченко:

У нас есть несколько путей, стандартный путь ОМС – уролог в поликлинике дает направление в наш стационар, звонят или через сайт записываются к нам на прием, специалисты регистратуры знают, каких пациентов к нам записать, у нас небольшая очередь по сравнению с другими специалистами, врачи СКП осматривают пациента и назначают день госпитализации. Второй путь – через канал платных медицинских услуг, также можно посмотреть на сайте и записаться.

Оксана Михайлова:

«Москва – столица здоровья» работает или только с москвичами работаете?

Антон Садченко:

Пилотный проект рассчитан только для москвичей.

Оксана Михайлова:

На сайте больницы Спасокукоцкого вся информация есть. Спасибо большое, было очень интересно, мы надеемся, что были вам полезны.