Родильный дом ГКБ №29 им. Н.Э. Баумана

Гинекология

Тэги: 

 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, вновь в эфире программа «Точка приложения» и с вами ее ведущие Оксана Михайлова и Юлия Каленичина. Наш сегодняшний эфир из цикла «Моя медицина», и говорить мы будем о родильном доме Городской клинической больницы № 29 имени Баумана. Гость нашей программы Есипова Лариса Николаевна, заместитель главного врача по акушерству и гинекологии, заслуженный врач Российской Федерации.

ВИДЕО

Основной критерий выбора родильного дома безопасность мамы и малыша, и в родильном доме при ГКБ 29 сделали ставку именно на это. Наш роддом изначально создавался с учетом самых высоких мировых норм и стандартов, открыл новые страницы в полуторавековой истории больницы, открытие такого стационара было значимым событием для Москвы. На презентации родильного отделения присутствовали представители медицинской и политической элиты города, в том числе Юрий Михайлович Лужков. К настоящему времени родильный дом имеет множество подразделений, входит в состав многопрофильной больницы, оснащенной оборудованием экспертного класса, что позволяет оперативно привлечь лучших врачей и оказать помощь в самых сложных ситуациях силами высококлассных специалистов отделения гинекологии, хирургии, урологии, эндоваскулярной службы. Врачи готовы прийти на помощь круглосуточно, 7 дней в неделю и 365 дней в году. Родильный дом является клинической базой кафедры акушерства и гинекологии Российского университета дружбы народов. Заведующий кафедрой член корреспондент РАН, заслуженный деятель науки Российской Федерации Виктор Евсеевич Радзинский.

Для безопасности здоровья малышей с первых дней жизни работают как отделение детской реанимации, так и собственное отделение выхаживания недоношенных детей, что выводит результат качественной медицинской помощи новорожденному ребенку на принципиально новый уровень. Клиника является специализированной для ведения беременности и родов у больных сахарным диабетом, а также с другими экстрагенитальными патологиями. Организован и показывает превосходные результаты центр для женщин с эндокринной патологией, в котором пациентки проходят лечение и становятся мамами здоровых малышей.

В перинатальном центре реализованы высокотехнологичные и инновационные методы ведения беременных на всех этапах, биохимический скрининг, ультразвуковые исследования, а в отделении клинической и экспериментальной иммунологии есть возможность сделать иммунохимический тест. Действует стационар дневного пребывания, это отличная возможность оказания медицинской помощи без госпитализации в отделении патологии. Благодаря объединению с 12 женскими консультациями мы соблюдаем преемственность на всех этапах оказания помощи маме и младенцу. Наш роддом поддерживает естественные, мягкие роды, в индивидуальных боксах родильного отделения есть все необходимое для комфорта будущей мамы. В клинике возможные роды у женщин с рубцом на матке, партнерские, семейные, вертикальные, роды в воде. В послеродовом отделении маму с малышом ждет комфортная палата. Пребывание с ребенком исключительно совместное. Специалисты службы поддержки грудного вскармливания помогают наладить питание малыша в соответствии с принципами инициативы ВОЗ Юнисеф «Больница, доброжелательная к ребенку». Ежегодно у нас рождаются 1000 малышей, 1000 новых жизней приходят в мир с нашей помощью. Мы будем рады стать частью и вашей семейной истории.

Юлия Каленичина:

Лариса Николаевна, расскажите о своем родильном доме, какие основные позиции.

Лариса Есипова:

Родильный дом на 245 коек, построен в 1994 году, на сегодняшний день это самый молодой родильный дом в городе Москва. Родильный дом с большими традициями, он находится на территории многопрофильной больницы, не просто присоединенный к больнице, а на ее территории, поэтому он стал родильным центром, так как мы включаем в себя 12 женских консультаций, которые прикреплены к нам. Очень хороший, сильный гинекологический стационар, центр пренатальной диагностики при родильном доме, и самый большой родильный дом в Европе. Почему в Европе, потому что 11249 родов нет ни в одном родильном доме Европы, самое большое количество родов. В свое время я думала, что 6000-7000 каждый год это какой-то кошмар, я в 2013 году пришла работать в этот родильный дом, в котором даже не было 6000 родов, и мне было странно, потому что родильный дом, в котором я работала, небольшой, и в нем было 5000 родов, и здесь такой огромный, красивый, новый родильный дом, в которым даже 6000 родов не было. И с каждым годом мы достигли таких показателей, что родильный дом проводит каждый год 10000, а два последних это больше 11000 родов.

Это большой труд наших специалистов, слаженная работа наших врачей,  акушерок, реаниматологов, детских реаниматологов, детских врачей, детских сестер, а самое главное, что в нашей работе нам очень здорово помогают наши смежные специалисты. Родильный дом – это еще эндокринологический центр, единственный большой центр в Москве, в котором обследуются, лечатся и родоразрешаются пациенты с сахарным диабетом, с эндокринологической патологией. Здорово, что есть такой центр в Москве, сахарный диабет – это цунами 21 века, он растет, таких пациентов становится все больше, очень много пациентов с ожирением, и очень сложно проводить роды у таких пациентов, но наша команда справляется.

Юлия Каленичина:

Вы помогаете этим женщинам и забеременеть, и выносить, и родить.

Лариса Есипова:

У нас есть детский центр, в котором наблюдаются дальше наши пациенты, особенно пациенты от мам с сахарным диабетом, это особые пациенты для нас. В родильном доме есть все возможности подготовиться к родам, родить и дальше наблюдаться с малышом.

Юлия Каленичина:

Настоящий теплый, уютный дом. Как-то изменилась ваша работа во время ковида, какие есть сейчас особенности в родильном доме?

Лариса Есипова:

Родильный дом не работал на ковид, в Москве было 2 родильных дома, куда мы переправляли пациентов с ковидом. Но работа так была устроена, что мы практически не болели ковидом, потому что если соблюдать в той мере  санэпидрежим, а мы, акушеры-гинекологи, знакомы с санэпидрежимом как никто другой, поэтому в родильном доме сразу были введены ограничения, которые способствовали этому, был усилен санэпидрежим. Если мы могли палаты обрабатывать 2 раза, то мы 3, иногда даже 4 раза обрабатывали детские палаты, все места, особо значимые по санэпидрежиму. Мы усилили пропускной режим в родильный дом, сотрудники с утра и во время работы измеряли температуру. Конечно, масочный режим, масок не жалели, и сейчас продолжается масочный режим, даже несмотря на то, что есть небольшие послабления, мы все равно масочный режим соблюдаем.

Никаких особых распоряжений по ослаблению санэпидрежима пока не поступало, поэтому все соблюдаем, все пациенты, которые к нам поступают, сдают ПЦР-тест. Если поступают с партнером на роды, мы его рассматриваем, как нашего пациента, он тоже сдает ПЦР, приходит с анализом при поступлении в родильный дом. Стараемся соблюдать дистанцию, то есть пока все ограничения в родильном доме действуют.

Оксана Михайлова:

Меня всегда интересовал вопрос – когда нужно приезжать в роддом: когда отошли воды, когда потянуло поясницу или лучше лечь заранее, чтобы все это произошло под наблюдением специалистов или первых схватках?

Лариса Есипова:

Очень сложный вопрос для наших пациентов, и он с трудом решаемый. Когда приехать в роддом? Роды – это схватки, замечательно, когда роды начинаются со схваток, когда пациентка разбирается, что такое схватки, в повторные роды все знают уже, что такое схватки, а для первых родов всегда неожиданность. И очень часто пациенты с легкими предвестниками уже прискакали в родильный дом. Поэтому у меня ко всем просьба, что в родильный дом нужно приезжать с хорошими регулярными схватками. Мы это говорим онлайн в День открытых дверей, мы об этом говорим нашим пациентам.

Что такое схватки? Регулярные болезненные сокращения матки. Слово боль по-разному все воспринимают, у кого-то чуть-чуть кольнет, и уже все, умирает, а кто-то терпит боль. Надо боль чуть-чуть потерпеть, но это боль естественная, она из нашего организма исходит, она физиологическая, это не то, что насильственно, руку прижали, и очень больно. Я всегда пациентам говорю – вы эту боль старайтесь воспринимать так: слава Богу, началось наконец-то, 9 месяцев мы этого ждали. И если пациентка каждую такую боль проживает, она начинает с ней сродняться, роды идут очень хорошо, она не пугается, но если на первую схватку: «Ой, какой кошмар!», – то, конечно, такие пациентки приезжают уже в стрессе. А вы знаете, что антагонист нашему гормону окситоцин – это адреналин. Если только пациентка приезжает в стрессе, на взводе, роды идут не очень здорово. Поэтому нужно понять, что схватки каждые 4-5 минут, регулярные – нужно ехать в родильный дом.

Воды – это не роды, но тоже нужно ехать в родильный дом, потому что при излитии околоплодных вод может выпасть пуповина у малыша. Пока нет схваток, это не критично, но лучше приехать в родильный дом, чтобы посмотрели, мы только в зеркалах осматриваем пациенток, влагалищные исследования не проводим. Посмотрели, пуповинка не выпала, послушали сердцебиение малыша, сделали ультразвук. Если все замечательно, мы таких пациентов оставляем в родильном доме, единственное, что мы их переводим в отделение патологии, у нас существуют водные палаты, где они ожидают свои роды, до трех суток при доношенной беременности можно ждать роды. Не нужно сразу в них вмешиваться, потому что в голове формируется доминанта родов, вырабатываются определенные гормоны, простагландины, которые вызывают роды, они должны накопиться в организме, и излитие вод этому способствует. Но если мы выбираем активную тактику, например, характер вод зеленый, если отстает малыш, если у мамы высокое давление, то мы вынуждены активизировать такие роды, вызывать, как наши пациенты говорят. В таких случаях, скажу честно, результат несколько хуже в том плане, что мы чаще  оперируем таких пациентов или чаще применяем стимуляцию родов, но лучше,  когда роды начинаются сами, но при этом пациентку, кроме того, что отошли воды, больше ничего не должно беспокоить.

Оксана Михайлова:

А кесарево нельзя сделать?

Лариса Есипова:

Для операции кесарева сечения существуют определенные показания, и просто так, только потому что отошли воды, может в течение суток, двух развиться прекрасная родовая деятельность, и роды пройдут замечательно. Чем меньше мы вмешиваемся в роды, тем лучше они протекают. Но иногда мы вынуждены вмешиваться в роды, если или пациентке, или малышу угрожает какая-то проблема, то ее нужно решать путем операции кесарева сечения или проведением программированных родов, когда мы готовим пациентку и родоразрешаем ее раньше времени.

Юлия Каленичина:

Лариса Николаевна, Вы упомянули о Дне открытых дверей, это очень хорошо, когда мама знает заранее, куда она поступит, как все это будет протекать, заранее знакома с лицами людей, которые будут ей помогать во время родов, то есть уже план построен, и ей легче, отчасти пройдя школу подготовки, что за чем будет следовать. Как у вас построены Дни открытых дверей?

Лариса Есипова:

До ковидных времен я сама лично проводила 2 раза в неделю День открытых дверей, потому что такое живое общение с пациентами располагает пациентов, они видят атмосферу родильного дома, оборудование родильного дома, боксы, в которых они рожают, палаты, в которых они будут дальше размещаться со своим ребенком, это все немаловажно для наших пациентов, потому что уровень медицины сейчас достаточно высокий, но комфортное пребывание, комфортное размещение, комфортное нахождение в родильном доме – это тоже немаловажный фактов, и мы тоже над этим очень много работаем.

В родильном доме доброжелательная обстановка, мы пациентоориентированный родильный дом, поэтому все современные тенденции, которые сейчас в родильных домах приветствуются. Мы впереди планеты всей, и мы давно все их используем: и грудное вскармливание, и мягкие роды, и вертикальные роды, и мягкое кесарево сечение, все тенденции, которые любят наши пациенты. Но самое главное, что врачи тоже их любят. Я уже взрослый врач, давно работаю, и я видела разные становления акушерства, я не против и классического акушерства, но современное акушерство, на мой взгляд, более мягкое, лицом к женщине. Мы, акушеры, по-другому сейчас и на пациентку смотрим, и на ее проблемы, не так, что ваши проблемы – решайте их сами, нет, это наши общие проблемы, и мы обязательно с пациентами вместе их решаем.

Оксана Михайлова:

Сейчас очень распространены контрактные роды. В чем смысл контракта?

Лариса Есипова:

Пациентка вправе рожать по ОМС, и большинство родов у нас проходит по ОМС, но она может и сама оплатить свои роды, это ее личное желание.

Оксана Михайлова:

Что она получит дополнительно?

Лариса Есипова:

Я всегда говорю, что можно же зубы лечить и бесплатно, но вы хотите суперпломбочку, врача, к которому вы просто так попасть не можете. Точно так же и контрактные роды, пациентка выбирает родильный дом, в который она точно приедет, выбирает врача, которого она хочет и который точно приедет на ее роды, он с ней знакомится заранее. Пациентка выбирает себе врача, чтобы он ей и по духу был близок, химия должна завязаться между врачом и пациентом, потому что иногда пациенты приходят к разрекламированному врачу, а пациенты сразу видят – что-то не то, не мое, и пациенты сходят к еще одному врачу, к другому и выберут наконец себе врача, который им близок. По ОМС пациентка приезжает, и бригада дежурная, все врачи, конечно, хорошие, все врачи разные, но это не тот, с которым ей хочется рожать. Договорные роды, договориться с врачом – это все ужасно, прошлый век. Что такое договориться с кем-то? Это врач старается в рабочее время урвать время. У нас такого нет в родильном доме, у нас это не принято, мы рожаем или в дежурство, или пациентка заключает контракт.

Боксы практически все одинаковые, но контрактный бокс отличается обязательно наличием ванны. Сейчас это модно, востребовано, пациентам очень нравится. Когда пациентка находится в ванной, обязательно кто-то из медиков должен присутствовать в это время. К сожалению, по ОМС мы обеспечить это не можем, потому что акушерка на 2-3 бокса, и она не может находиться только с этой пациенткой, которая в ванной. Пациентка может выбрать себе не только врача, она может выбрать себе акушерку, и акушерка тоже в нерабочее время приедет на ее роды, будет от нее не отходить, как говорится, пяточки гладить.

Юлия Каленичина:

То есть более спокойно, более комфортно.

Лариса Есипова:

Она с ними уже познакомится, это ее друзья в родах, очень важный момент доверительного отношения к врачу. Пациентка ему доверяет, но на любую манипуляцию в родильном доме берется согласие, это обязательное условие. Контрактные, не контрактные роды, мало ли врачу хочется какую-то манипуляцию провести, а пациентка не хочет, это ее беременность, это ее роды. Дело врача – донести до нее правильную информацию, убедить ее в том, что эта манипуляция сейчас необходима, это в любой ситуации по ОМС и ДМС.

Врач дальше наблюдает пациентку в послеродовом периоде, если нужно, он идет ее оперировать, и затем еще месяц после родов эта пациентка у него под контролем, она звонит ему в любое время дня и ночи, она к нему приезжает на любую консультацию, то есть в течение месяца мы наблюдаем эту пациентку. Еще в детском центре осматривают ребеночка, есть одно посещение.

Юлия Каленичина:

Это хорошая помощь, и главное, что спокойно.

Лариса Есипова:

Пациентам нравится, поэтому те, у кого есть возможность, выбирают контрактные роды.

Юлия Каленичина:

Что такое подготовка к родам и насколько она важна для беременной женщины, как она должна готовиться к родам?

Лариса Есипова:

Смотря кто и что вкладывают в понятие подготовки к родам. Некоторые беременные считают подготовкой купить пеленки, распашонки, костюмчики, кроватку, соску, молокоотсосы, а подготовка к беременности должна быть. Пациентка и ее муж должны пройти обследование, и если есть какие-то хронические или острые заболевания, они должны их пролечить, просанироваться и только потом заводить беременность, вот это самая главная подготовка, а не то, что пациентка приходит, и мы видим у нее какое-то образование, оно не всегда доброкачественное, или есть проблема, которая абсолютно нерешаемая в условиях беременности. А если бы она подготовилась, подобрали терапию, беременность протекала бы гораздо лучше, особенно  артериальная гипертензия, когда пациентки приходят с исходным давлением 160, 170. Поэтому пренатальная подготовка, пациентка должна готовиться именно так.

Что во время беременности? Я сейчас скажу банальные вещи, но которые очень важны. Не переедать, не прибавлять 30 кг, и многие говорят, что врачи ругаются. Они не ругаются, они переживает, потому что на фоне того, что пациентка много прибавляет в весе, она начинает отекать, начинает развиваться проэклампсия, которая очень чревата и для мамы в конечном итоге, и для ее малыша. Пациентка должна вести нормальный, спокойный образ жизни, она должна заниматься спортом, физической культурой, ходить в бассейн, не надо начинать каким-то спортом заниматься, если никогда до этого не занимались, но если пациентка занималась фитнесом, то нужно продолжать, потому что есть замечательный фитнес для беременных. Диета обязательно, прогулки на свежем воздухе – это вообще замечательно, потому что очень многие беременные, как только забеременели, сразу постельный режим. Категорически нельзя, если нет  выраженной угрозы, стараются не госпитализировать в стационар, потому что при гиподинамии начинаются запоры, которые усугубляют явление угрозы, это профилактика тромбоэмболических осложнений, потому что реологические свойства крови во время беременности меняются, поэтому беременная должна двигаться обязательно, это очень важно для беременной. Стрессы нужно уменьшить.

Некоторые пациенты часто спрашивают: «Ну вот, теперь нельзя никакое спиртное». Во всем должна быть культура, и если пациентка выпивает иногда бокал вина, то ничего криминального в этом нет, все полезно для беременности, нет каких-то вредностей. Не надо курить, не надо наркотики употреблять, не надо пить крепкие спиртные напитки каждому, в том числе беременной. Выполнять рекомендации врача женской консультации, который ведет и знает исходно статус данной беременности.

Что в конце беременности? Умнейший Гиппократ не только придумал клятвы,  он всегда говорил, что беременная за 3 месяца до родов должна прекратить есть соль, потому что соль для беременной – это враг, она отекает сама, матка отекает, плацента, малыш отекает, если пациентка потребляет очень много соли. К отекам не надо легкомысленно относиться, и я наблюдаю до сих пор беременных, вижу, что есть абсолютно не отечные беременные, видно, что пациентка готовится к беременности, такая матка лучше рожает, такой малыш лучше переносит роды, рождается не отекшим, сразу не теряет много веса.

Юлия Каленичина:

А соленые огурчики в начале беременности?

Лариса Есипова:

В начале беременности, если есть токсикоз, то огурчики и есть не будешь, а если есть какие-то пристрастия, ведь у нас много в жизни бывает всяких пристрастий, но в беременность нужно немножко с собой работать, ограничивать в каких-то вещах, которые не очень полезны.

Юлия Каленичина:

Это работа на далекое будущее.

Лариса Есипова:

На всю жизнь, потому что малыша рожаем на всю жизнь, и его здоровье закладывается во время беременности. Поэтому если мама не болеет инфекционными заболеваниями, а самый неблагоприятный фактор – это инфекционное заболевание во время беременности, и чем меньше у нее контактов с инфекционными пациентами, то для малыша это лучше.

Юлия Каленичина:

Давайте поговорим о кесаревом сечении, метод давно известный, одно время его стали чаще применять именно по прихоти женщины. Каково Ваше отношение, каково отношение современной медицины к этому методу родоразрешения?

Лариса Есипова:

Кесарево сечение – замечательная операция, которую придумали великие специалисты, потому что они спасли миллионы мам, которые могли бы умереть в родах, миллионы детей, которые могли погибнуть в родах. Но, как любая операция, она имеет определенные осложнения, а самое главное, что она имеет показания. Для кесарева сечения есть абсолютные показания, когда кроме как через кесарево сечение малыш родиться не может: лежит поперек – поперечное положение, плацента – полное предлежание плаценты, гигантский плод, крупный – это не показание, а гигантские размеры плода, 5 кг и больше, это большой риск для мамы, для ребенка, и нужно сделать кесарево сечение. Очень крупный ребенок в тазовом предлежании, то есть неправильное положение ребеночка в матке. Много показаний для операции кесарева сечения, которые формируются во время беременности и которые появляются во время родов, когда пациентка рожает.

Сейчас может возникнуть вопрос – зачем женщинам мучиться, зачем ей рожать, эти страшные схватки переживать, если придумана замечательная операция,  которая имеет осложнения, но и роды имеют осложнения. Природа придумала роды через естественные родовые пути. Как только мы начинаем вмешиваться в эту природу, особенно без показаний, обязательно есть нюанс. Поэтому кесарево сечение нужно делать по строгим медицинским показаниям. У нас в стране нет показания желание пациентки, может быть, оно когда-то и возникнет, но сейчас здорово, что его нет, потому что наблюдая много родов в своей жизни, я вижу, как абсолютно каждая пациентка в родах просит операцию кесарева сечения. Чуть-чуть больно, чуть-чуть тужиться больнее – сделайте мне кесарево сечение. Когда головка ребенка уже врезывается, и уже сделать невозможно – ну сделайте хоть что-нибудь. Роды немножко болезненные, не то, что проблематичные, но кесарево сечение – это не лучший выход в данной ситуации.

Спрашивают: какие дети лучше – после кесарева или после родов? Я не буду разделять детей какие из них лучше, какие из них хуже, но многие знают, что вероятность развития аутизма у ребенка после кесарева сечения гораздо выше, особенно после планового кесарева сечения. Ведь роды определяет не мама, перенашивает она или не перенашивает, а определяет малыш, и что бы женщина для этого ни делала – по лестницам бегают, половой жизнью живут, тяжести поднимают, пока малыш не скажет хочу, только тогда начинаются схватки, то есть малыш определяет, когда ему родиться. Он уже подготовленный, и даже если он раньше времени определил родиться, мы начинаем какие-то усилия прикладывать, это не всегда хорошо для малыша. Он решил родиться, значит ему там некомфортно, значит что-то не то, так же при доношенной беременности.

И в процессе родов схватки тоже для чего-то нужны, ведь боль для чего-то нужна, маме больно, она потом очень сильно любит этого ребенка, он ей достался через такую боль, через такие страдания. А ребенку не больно, у него вырабатываются эндорфины, которые его обезболивают, и самое главное, они ему формируют психологическое поведение по жизни. И очень важно, чтобы малыш прошел через этот процесс, чтобы он почувствовал мамину боль, на которую у него вырабатываются определенные вещества, и психологическое состояние малыша от этого только улучшается. Не то, что его вытащили быстренько, он иногда не успевает очухаться, а такой медленный переход, этапность, знакомство с флорой – это все важные моменты. А для педиатров – раньше было часто: «Ребенок плохо дышит – аспирация». Да такого диагноза вообще не должно существовать, если ребенок рожден правильным путем, потому что проходя через родовой канал уже во втором периоде родов от него отжимаются все воды, которые в легких должны находиться внутриутробно, воды ребенку в каждую дырочку попадают, они все должны отжаться. И чем ребенок более правильно идет, потихоньку, спокойно, тем меньше моментов, которые препятствуют этому отжатию вод из легких, тем меньше вероятности, что в легких останутся воды и будет аспирация.

Юлия Каленичина:

Сколько тонкостей.

Лариса Есипова:

Поэтому ребенок, рожденный через естественные родовые пути, правильно, мягко, спокойно, это самые лучшие роды. Какие особенности кесарева сечения? Мы научились делать операции, которые длятся 20 минут и не успеешь устать, шовчик небольшой, обезболивание замечательное, мама присутствует во время родов, но для того чтобы роды с помощью кесарева сечения приблизить к естественному процессу, английские ученые придумали мягкое кесарево сечение, медленное кесарево сечение, это тоже очень важный момент для наших пациентов.

Если нет экстренной ситуации, нет кровотечений, нет асфиксии, дистресс плода, то врач, никуда не торопясь, делает обычный разрез на матке, на передней брюшной стенке, а затем подводит головку ребенка в рану и просит маму тужится, и она совершенно рожает. Малыш же не видит, откуда он рождается, сам процесс для него важен, потихоньку, спокойненько, в рану прорезывается головка ребенка, мама сама ощущает, психологически она участвует в родах, она дальше его рожает, даже если не удалось родиться малышу правильно. Родилась головка, если видим обвитие, сняли причину, которая приводит к небольшим изменениям на КТГ, малыш потихоньку выбирается. Дальше он остается в ране, мы ждем, когда прекращает пульсировать пуповина, то есть все те моменты, которые мы выполняем в естественных родах, при кесаревом сечении не нарушаем. Как только перестала пульсировать пуповина, мы ее перерезали и сразу кладем малыша на грудь мамы. Педиатр на груди у мамы его осматривает, малыш хорошо себя чувствует, его сразу прикладывают к груди, он получает мамину флору, ему тепло на груди у мамы, а не сразу на столик, даже обогреваемый, все равно эту температуру очень сложно поддержать, которая была внутриутробно, то есть малыш не получает никакого стресса, он даже иногда и не кричит, он просто дышит, он розовый, активный, сосет, зачем ему кричать.

Оксана Михайлова:

После кесарева сечения можно женщине самой рожать, вторые, третьи роды, или если кесарево, то уже по жизни кесарево?

Лариса Есипова:

Есть даже протокол, где написано, что если есть рубец на матке после одного кесарева сечения, пациентка может и должна рожать, если не повторяется причина первого кесарева сечения. Но если у нее сломанный таз, перелом костей таза или равномерно суженный таз второй степени, косо смещенный второй, третьей степени, то она не может родить его, а если у нее в первые роды было предлежание плаценты, а сейчас нормально расположена плацента, она может родить. Если был крупный ребенок в тазовом предлежании, а сейчас он в головном предлежании, то конечно, а самое главное, что рубец хороший, у нее не было осложнений после первого кесарева сечения, она в обычные сутки выписалась домой, у нее не было больше никаких серьезных манипуляций в матке, совершенно спокойно можно пациентке рожать самой, и в сутки у нас двое, трое пациентов с рубцом на матке рожают через естественные родовые пути.

Юлия Каленичина:

Есть ли какая-то разница в восстановлении женщины, кроме как ухода за швом, после кесарева либо после естественных родов?

Лариса Есипова:

После кесарева сечения посложнее, не просто так пациентке 16 дней больничного листа дают, потому что просто так у нас ничего не дают. На 2 недели у пациентки реабилитация должна удлиниться. Прекрасный шовный материал, хорошая анестезия, это не общий наркоз, как правило, а регионарные методы обезболивания используются во время кесарева сечения. Пациенты быстро восстанавливаются и совершенно спокойно на 4-е сутки от нас уходят домой, устраивают фотосессию малыша, носят, поднимают. Пациентам мы обычно через 10 дней рекомендуем прийти на повторное ультразвуковое исследование к нам в родильный дом, все просто летают. Сейчас мы хорошо делаем операции, и пациенты обычно от этого тоже не страдают.

Оксана Михайлова:

Поговорим про оборудование роддома, роддом 1994 года, наверное, новое уже поставлялось.

Лариса Есипова:

Последние годы – не потому, что я там работаю, а потому что и администрация больницы менялась – роддом засверкал совершенно другими красками. Был проведен ремонт, у нас очень яркие, красивые боксы, были закупки оборудования в большом количестве, самое новое, самое современное оборудование используется в родильном доме, в детской реанимации, то есть родильный дом прекрасно оснащен. Провести такое количество родов только на руках врачей невозможно, поэтому возможности у нас колоссальные, прекрасная детская реанимация. В родильном доме открыт второй этап выхаживания, тоже с прекрасным оснащением, и мы практически не переводим наших детей, которые родились раньше срока, которые родились с какими-то проблемами. Обычно переводим, маршрутизируем в других стационары, если дети с пороками сердца или другими пороками, и они нуждаются в срочной коррекции или срочной операции, глубоко недоношенных деток, слава Богу, у нас таких не очень много, но стараемся тоже выхаживать у нас в родильном доме, хоть у нас всего 20 коек, конечно, этого маловато, и я надеюсь, что мы в ближайшее время откроем еще хотя бы 10 коек, у нас для этого есть все возможности.

Родильный дом прекрасно оборудован, у нас есть все для наших пациентов: и комфорт, и оборудование, и замечательные кровати-трансформеры в каждом боксе, на которых пациентка может полежать, если хочется в первом периоде родов, она может принять вертикальное положение во втором периоде родов, то есть сесть, замечательные кровати, на которых мы проводим роды, все самое современное.

Юлия Каленичина:

Поступил вопрос от наших зрителей – мне 40 лет, я планирую первые роды. Как Вы относитесь к этому?

Лариса Есипова:

Замечательно, меня радует, что много повторных родов, это прозвучало на отчете нашего главного специалиста в городе. Повторных родов стало за последнее время гораздо больше, чем первых родов, и вторые, и третьи, и пятые, пациентки ходят и ходят к нам рожать, это очень радует. И часто пациенты выбирают один роддом и постоянно рожают в нем, мы видим наших пациентов, которые приходят к нам не один раз.

Пациенты стали немного старше, и 40 лет – это не предел для пациентки рожать, у нас есть пациенты, которых мы рожаем в 60 лет, 57 лет, такие тоже есть. И каждый год около 10 пациентов после 50 лет, может быть, даже больше таких пациентов рожает. 40 лет – это вообще не возраст, это девочки.

Юлия Каленичина:

То есть в 40 лет первые роды – это не страшно. 

Лариса Есипова:

Абсолютно не страшно, и если пациентка не имеет никакой серьезной патологии, она совершенно спокойно может рожать сама. И самое главное, что возрастные пациенты рожают лучше, они более осознанно к этому подходят, они хотят всем показать, что они молодые, они здоровые, и они прекрасно рожают, приезжают с хорошей родовой деятельностью. Сразу врачи немножко напрягаются, что в 40 лет рожают, но в нашем роддоме нет, у нас много возрастных пациентов, мы их очень любим, к ним особое отношение, хочется, чтобы она в 40 лет родила первого, но у нее еще есть шанс второго и третьего родить, чтобы она не испугалась родов и чтобы ей это понравилось.

Оксана Михайлова:

Мягкие вертикальные роды –  вещи в принципе несопоставимые. Что это значит, рожают стоя?

Лариса Есипова:

Стоя, сидя и на какой кровати – это неважно. Вертикальные роды – это второй период родов, неважно, как пациентка проводит первый период родов, она может стоять, лежать, на корточках, на четвереньках, в ванной, где угодно и как угодно, как ей удобно, как ей комфортнее переживать схватки, потому что схватки болезненные, шейка матки открывается, это болезненный момент. Есть пациенты, которые с большим удовольствием переживают схватки, они медитируют, расслабляют себя, в каждом боксе у нас есть музыка, цветомузыка, аромамасла, свечи, если нет аллергии. Иногда я говорю пациентам приносить свои масла, которые они любят, потому что кто-то любит запах персика, кто-то елочки, у кого-то аллергия, мы стараемся обязательно спросить, то есть для гармонии расслабления все есть в родильном доме. Хочется свою музыку – принесите, потому что, может быть, наша музыка вам не так комфортна. В каждом боксе есть компьютер, можно включить фильм, то есть можно релаксировать себя как угодно.

Если пациентке тяжело переносить первый период, и она решила обезболиваться. Многие пациенты просят обезболивание, и мы их обезболиваем, каждая пациентка имеет право на обезболивание родов, мы никому не отказываем, анестезиолог приходит, беседует. Чаще используем эпидуральную анальгезию, особенно у первых родов, сейчас многие пациенты рожают с обезболиванием. Если их обезболили, анестезиологи не рекомендуют хождение, но наступил второй период родов, ножки еще плохо шевелятся, встать пациентка не может, но малыш лучше опускается по родовому каналу, когда он находится в вертикальном положении, и головка под действием силы тяжести, под действием схваток потихоньку проходит все плоскости таза.

Синдром нижней полой вены исключается при вертикальном положении. Очень часто мы, акушеры, сами вызываем дистресс плода: пациентка лежит на спине, матка сдавливает брюшную аорту, синдром нижней полой вены, начинает меняться сердце, брадикардия возникает, мы бежим в операционную или начинаем какие-то манипуляции. Если пациентка находится в вертикальном положении, это исключено. И более мягко, спокойно головка ребенка начинает опускаться на тазовое дно.

Что в родильном доме практически исключено? Ранее растуживание, когда голова находится в полости, особенно когда голова уже в узкой части, пациентке очень хочется тужиться, и она начинает на тебя молиться: «Ну пожалуйста, я хочу тужиться, я больше не могу», – мы используем разные способы, чтобы пациентка не тужилась. Она дышит, специальное дыхание, и чем больше пациентка будет дышать, тем больше самостоятельно голова будет опускаться у ребенка, а не под действием безумных потуг, тем меньше возможность травмирования ребенка. В этом заключается мягкость родов.

Оксана Михайлова:

Как ее поставить?

Лариса Есипова:

Она сидит, мы ставим вертикально спинку кровати, специальные подставки для ног, она ставит ножки, дышит, совершенно спокойно, не прибегая к безумным потугам. Иногда приезжают из других регионов неонатологи к нам работать и говорят: «Мы не видели таких детей». У нас практически нет таких осложнений, как кефалогематома, это крайне редкое осложнение. Если головка медленно опускается, спокойно, и плечи дальше лучше поворачиваются, их не надо поворачивать. А самое главное наше достижение, и почему пациенты нас любят, и дети у нас рождаются такие замечательные, потому что мы роды ведем без оказания акушерского пособия, потому что в оказании акушерского пособия есть масса нюансов, и они не улучшают качество рождения ребенка. Поэтому мы не оказываем пособия в родах, и если нужно оказать какое-то пособие, например, дистоцию плеч, то это пособие оказывает только врач акушер-гинеколог. Но при этом мы не умаляем достоинств наших акушерок, они у нас все замечательные, они ласковые, нежные, опытные, они всегда вовремя позовут врача, вовремя заметят, если есть какая-то проблема у пациентки, она остается самой замечательной, это самый главный помощник в родах.

Оксана Михайлова:

Сколько по времени в среднем длятся естественные роды? Раньше считались нормальные роды – от зари до зари.

Лариса Есипова:

От зари до зари, конечно, сейчас роды не длятся, хотя смотря как считать. Если отошли воды, а потом через 3 дня она родила, тут не просто от зари до зари. Роды – это схватки, схватки в среднем у первородящей пациентки длятся где-то часов 14, 18, это нормальные роды, не надо никуда торопиться. Конечно, всем хочется быстрее – пациентке, врачу, но я всегда пациентам говорю: «Вы на всю жизнь рожаете ребеночка», – врач сутки дежурит, куда ему торопиться. Но пациентки начинают: «Ну пожалуйста, я устала, сделайте что-нибудь». Надо хорошо родить, если вы довольны и счастливы, самое главное – счастлив на всю жизнь будет ваш ребенок, потому что если он родится здоровым, то у него проблем по жизни будет минимум.

Юлия Каленичина:

В последнее время стали очень распространены партнерские роды. Ваше отношение?

Лариса Есипова:

Это не спорный вопрос, это однозначно замечательно, когда папа под окном, когда родной человек поддерживает пациентку в родах.

Юлия Каленичина:

Вот оно, мнение акушера-гинеколога.

Лариса Есипова:

Я во многих странах и стажировку проходила, и видела роды, порой складывается впечатление, что наши женщины никому не нужны, и когда я говорю: «Берите мужа на роды, берите маму на роды. – Ой, ну что вы». Хотя мама больше мешает, чем помогает, потому что это же дочка рожает, особенно если мамы возрастные, им плохо становится, у них с сердцем бывают проблемы. Муж абсолютно адекватный, он должен поддерживать.

Оксана Михайлова:

А если тоже с сердцем плохо становится?

Лариса Есипова:

А почему ему должно быть плохо? Не надо ничего бояться, надо поддерживать, ведь окситоцин – гормон любви, радости, и вырабатывается он, когда пациентка находится в спокойном состоянии. Но когда с ней любимый человек, говорит ей хорошие слова, гладит, поддерживает, и если в этот момент в боксе, в котором она рожает, нет акушерки, нет врача, он всегда позовет, хоть у каждой пациентки висит кнопочка, которую можно нажать, и придет кто-то, потому что акушерка постоянно не находится в боксе, но когда пациентка остается одна в боксе, у нее состояние никому ненужности. Поэтому я за то, чтобы муж всегда был на родах.

В какие-то моменты, которые могут его смущать, когда мы осматриваем, проводим исследования, когда непосредственно рождается малыш, у нас есть специальная комната для папы, где он может посидеть, телевизор посмотреть, чай-кофе попить, покушать, тоже передохнуть от родов. Но обязательно должен быть на родах муж, взять малыши на ручки, поцеловать жену, и роды будут самым прекрасным моментом в ее жизни, когда она чувствует поддержку от врача, от акушерки и от любимого человека, тогда роды только в радость, и мы стремимся к таким родам.

Юлия Каленичина:

Вы так сердечно это рассказали, так живо себе представила, что захотелось еще раз, и я верю, что ваш роддом лучший.

Лариса Есипова:

Спасибо, всех наших пациентов я приглашаю к нам в родильный дом, мы всех с удовольствием принимаем, всем оказываем любую помощь, мы справимся с любой пациенткой. К нам приезжают пациенты из других регионов, особенно пациентки с такой грозной патологией, как врастание плаценты в рубец, у нас есть оборудование, которое используется для эмболизации сосудов, когда начинается кровотечение. Мы не делаем лапаротомию, то есть не режем переднюю брюшную стенку, просто вызываем наших замечательных ангелов хирургов, которые совместно с нами работают, в любое время приезжают, если у пациентки начинается массивное кровотечение, они нам тоже помогают. У нас замечательная больница, у нас замечательные коллеги, которые нам во всем помогают. У нас замечательная анестезиологическая служба, я не умаляю чьих-либо достоинств, но такой в городе больше нет, они высокопрофессиональные, замечательные люди, добрая обстановка в этом коллективе, у нас замечательная неонатологи, даже в городе ходят такие байки: «Да этот 29-й роддом всем детям ставит 10 баллов». Ну такие у нас рождаются дети, у нас замечательные дети, они на самом деле самые лучшие, самые красивые.

Юлия Каленичина:

За здоровыми и красивыми детьми в 29-й роддом. Спасибо большое, что были с нами, надеюсь, мы были вам полезны.