СИА и Малина, какая любовь их объединила!

Фармакология

Тэги: 

Олег Гончаров:

Наталья, хотелось бы узнать историю Вашей аптечной сети, особенно интересно происхождение уникального, иногда даже шокирующего названия, которое совпадало с одноименным дистрибьютором, достаточно мощным игроком. Когда открыли первую аптеку, какие события с этим связаны?

Наталья Протасова:

Интересно то, что к этому абсолютно не стремились, в этом году нам 25 лет, в 1997 году открылась первая аптека, а двое моих мужчин, сейчас они учредители аптечной сети, начали в 1994 году, я к ним пришла в январе 1995 года. Это была инвестиционная компания при негосударственном пенсионном фонде, у нас была лицензия №1, и назывались мы Сибирское инвестиционное агентство — СИА. Мужики у нас хихикали, что это перекликается с СIA – английское разведывательное агентство, им это название понравилось, так оно пошло, то есть ни про какое СIA International не слышали.

В 1995 году были деньги пенсионного фонда, которые надо было куда-то вложить и отдавать доход. Мы начали строить дома, я была бухгалтером, и буквально во втором доме остается нежилое помещение 90 кв. м, которое девать некуда, часть продали, а часть осталась. И второй момент — завод Красфарма, наш пенициллиновый завод в Красноярске, мы были его акционерами, это были крутые 90-е, я помню вагоны растительного масла, сахара, все это по зачетам, то есть это было время, когда мы еще делали пенициллин. Поэтому какая-то перекличка с аптеками была, но это был опт по регионам. А потом, когда эти 90 квадратов остались, сели втроем и решили — давайте попробуем. У нас была женщина, которая рулила оптовым звеном, мы попросили ее открыть здесь аптеку, а я бухгалтер, не понимаю розницы, и я просто поехала в Губернскую аптеку, там была моя знакомая, и говорю: «Объясни мне, что это такое, как это делается». Мне объяснили метод торгового наложения, таблички, тогда никаких компьютеров не было, но было интересно. И это у нас до сих пор первая аптека.

Олег Гончаров:

Между первой и второй аптекой какой промежуток времени?

Наталья Протасова:

Года два. И как случилось так, что мне пришлось встать у руля — скорее, мне пришлось. Я всегда смотрела финансовый результат, но оперативным управление не занималась, у нас был огромный холдинг, это стройка, туризм, производство краски и т.д., и был человек, который всем этим занимался. Но человек решил, что он очень великий, она наняла себе 8 сотрудников, имея две аптеки, и доходов не было никаких, я свожу квартал — убыток, следующий квартал — убыток. Прошло года 2-3, я говорю одному из наших собственников, что давайте я буду сама — нет, ты не сможешь. Хорошо, наняли следующую, и это было уже откровенное воровство. Через 4 года пришел коммерческий директор Протека и говорит: «Вы столько получаете кредит-нот, сделайте хоть закуп побольше». Каких кредит-нот, что это такое? И с тех пор мы управляем сами, достаточно долго я совмещала, будучи главным бухгалтером, а с 2008 года я осталась только в этом бизнесе.

Олег Гончаров:

Не пожалели об этой вынужденной мере? Вам нравится то, чем Вы сейчас занимаетесь?

Наталья Протасова:

Мне нравится все, чем я занимаюсь. Когда-то я наукой занималась, просто потом голодать начали, поэтому пришлось бизнесом заняться.

Олег Гончаров:

У каждого из нас в детстве была мечта реализовать свой жизненный проект. Мечта Вашего детства и текущие реальности совпали?

Татьяна Ветрова:

Абсолютно. В детстве я ходила в белом чепчике, со слушанкой, то есть я хотела быть врачом, и моя мама всегда говорила, что моя дочь будет врачом. А когда я начала учиться в школе, поняла, что мои любимые предметы — это ботаника и химия. Из Сибири поехала в Рязань, и я довольна, я по призванию и зову души в фармацевтике.

Олег Гончаров:

Как давно Вы в профессии?

Татьяна Ветрова:

30 с лишним лет.

Олег Гончаров:

А как давно Вы заведующая аптекой?

Татьяна Ветрова:

Лет 20, и я считаю, что работа в аптеке — это высшая ступень в фармацевтике, я работала в дитрибьюции, аптекоуправлении, когда оно еще было, потом в ГП «Фармация» на многих этапах, начиная со взаимозачетов и заканчивая коммерческим отделом, но все равно душа стремилась в аптеку, и мне здесь очень нравится.

Олег Гончаров:

Какая ключевая роль заведующей аптекой, что от нее зависит?

Татьяна Ветрова:

Все, это координатор, наше руководство всегда фонтанирует идеями, нужно эти идеи понять, донести, использовать талант своих фармацевтов, чтобы они это приняли и выполнили с удовольствием, а когда получается, возникает самоудовлетворение.

Олег Гончаров:

Галина Николаевна, у каждого из нас в детстве была мечта реализовать свой жизненный проект, свой потенциал. Мечта Вашего детства и текущие реальности совпали?

Галина Пиль:

Да, совпали. Был такой смешной случай, в начальных классах мы писали сочинение «Кем ты хочешь стать», и я написала фармацевтом через букву З, я запомнила это на всю жизнь. Потом планы немного менялись, я приехала поступать в торговый институт, не добрала баллы и чисто случайно зашла в фармацевтическое училище, прием был уже закончен. Директор училища спросил какой у меня балл аттестата — хороший, медаль после школы, и он сказал, что мы возьмем без экзаменов. Какое-то время думала, что я сейчас отучусь, у меня будет запасная профессия фармацевта, а получилось, что на всю жизнь.

Олег Гончаров:

Не пожалели?

Галина Пиль:

Нет, мне нравится.

Олег Гончаров:

Какие важные этапы развития Вашей сети?

Наталья Протасова:

В 2010 году я познакомилась с ижевской сетью «Фармакон» и «Клюква», съездила к ним в гости, мне был очень интересен формат дискаунтера, в Красноярске такого еще не было, зашла «Ладушка», но у них ничего не получилось, через год она свернулась, больше никого из дискаунтеров не было. А у меня по краю не очень удачные аптеки, на грани, то есть вроде и закрывать рано, и жалко. Мне понравился их формат, я увидела ошибки и для себя решила, что буду пробовать, и 4 аптеки переформатировала в 2012 году в формат дискаунтера «Малина». Это, конечно, не обороты Монастырева, но по сравнению с тем, что было, неплохо.

Олег Гончаров:

Как местное аптечное сообщество это восприняло?

Наталья Протасова:

Немножко испугались, но это было не в Красноярске, а Шарыпово, Минусинск. Тут было удобно, потому что очень дешевая реклама, на тот момент еще были местные  телевизионные компании, газеты, которые любили и читали, и ты вкладывался в рекламу, но это того стоило. Это выстрелило, очереди стояли на улице, а сейчас идет слияние обычных аптек и дискаунтеров, одни начинают поднимать наценку, другие понижать. У нас 32 аптеки, и сейчас это почти ровная наценка, и ярко выраженных моментов нет.

Олег Гончаров:

Сейчас пришел E-com, и мне кажется, у аптечного дискаунтера с ним лобовые столкновения, непонятно, кто победит в этом противостоянии. Как оцениваете прошедший год, может быть, были курьезные события?

Наталья Протасова:

Для меня самое курьезное было, когда 26 декабря пришлось делать переоценку ЖНВЛП, Правительство Красноярского края вдруг решило сделать это на Новый год.

Олег Гончаров:

Какие отрицательные факторы требовали наибольших усилий?

Наталья Протасова:

Я очень волновалась по поводу того, сумею ли я сохранить упрощенную систему налогообложения, потому если говорить про то, как прошел год — я не буду жаловаться на последние два года. С одной стороны, есть знакомые, кто пострадал от ковида, но в плане бизнеса мы стали жить лучше, у нас появились деньги, я в 2021 году купила аптечную сеть из 5 аптек только на деньги из прибыли за два года. Поэтому для меня эти два года были успешными. Но E-com мы ждем и боимся, хотя думаю, что перспектива еще лет 5 существует.

Олег Гончаров:

Но это же привело к тому, что мы потеряли монополию нашего рынка, ранее был единый фармацевтический рынок, а сейчас он стал частью глобального рынка. Пришло очень много пришельцев из других отраслей, с другими подходами, с другими возможностями, и нет монополии. Но сохранилась ли у вас монополия компетенций? И чем мы отличаемся, чем мы сильнее?

Наталья Протасова:

К нам ходят поговорить, посоветоваться и ходят на работника первого стола. У меня был такой опыт, когда за работником ходили из аптеки в аптеку. В Зеленогорске была такая история, она от нас ушла поискать приключений в «Живику», за ней ушли покупатели, и это было заметно по чекам, потом она вернулась, и за ней вернулись покупатели. Не всегда, конечно, такие харизматичные товарищи встречаются, но бывают. И я считаю, что это главное, пока есть те, кому надо с нами посоветоваться, поговорить, поругаться, похвалить, у нас будут клиенты.

Олег Гончаров:

Что Вы считаете ключевым фактором успеха вашей аптеки? Что приводит к вам покупателей, наших святых людей, и оставляет с вами?

Татьяна Ветрова:

Вы их называете святыми людьми, а я главными. У меня один из вопросов, когда я провожу собеседование с нашими претендентами — кто главный человек в аптеке? Те, кто у меня работают, знают, а те, кто приходят — мне немножко удивительно, когда называют заведующую. Нет, главный человек в аптеке — это наш покупатель, и если мы искренне, с любовью к нему относимся, считаем его главным, то он получает удовлетворение от того, что он здесь главный, и возвращается к нам снова и снова.

Олег Гончаров:

Что тогда ключевой фактор успеха, какие характеристики, особенности?

Татьяна Ветрова:

Я бы назвала сервис, мы хотим искренно удовлетворить  потребность покупателя, даже если у нас этого нет, мы ему дадим что-то, поймем, что ему нужно, внимательно отнесемся, искреннее желание помочь человеку.

Олег Гончаров:

Что Вы считаете ключевым фактором успеха вашей аптеки? Что приводит к вам покупателей, наших святых людей, и оставляет с вами?

Галина Пиль:

Здесь много постоянных покупателей, и я смею надеяться, что наше обслуживание, профессионализм, наши знания, любовь к нашим покупателям. И поэтому приходят даже на имя: «Работает ли сегодня Наташа или Марина?» Наверное, им нравится то, как мы их обслуживаем.

Наталья Протасова:

Думаю, лет через 5 мы потеряем примерно половину выручки, 50 процентов уйдет в онлайн, и придется закрыть часть аптек, которые находятся в нетрафиковых местах. Но если место хорошее, то, думаю, мы останемся.

Олег Гончаров:

Сейчас еще никто аптеки не закрывает.

Наталья Протасова:

За последние два года из-за маркировки в основном сколько-то одиночек закрылось. А такие региональные сети, как наша, Витамед, Енисеймед, мы все пока на плаву, выживаем, оптимизируемся.

Олег Гончаров:

На последнем аптечном саммите Дмитрий Сокол высказал такое суждение, что уместно с приходом пришельцев появление отраслевого агрегатора, который бы создал участник рынка, которого все знают, и он бы объединил все «каменные» аптеки, нас так представители E-com называют, и это было бы достойным противостоянием пришельцам. Он бы взял на себя обязательства по развитию, продвижению на конечного потребителя и усилил бы наши компетенции, на которые мы еще претендуем, что дает нам определенную монополию. Вы считаете это возможным и кто может нас объединить?

Наталья Протасова:

Я верю, что это возможно, понимаю, что будет очень сложно. Я все-таки надеюсь на АСНА вместе с «Огнем», потому что это деньги, это реклама, я прекрасно поняла еще года 3 назад, что я свой продажный сайт делать не буду, потому что я с этими вложениями не справлюсь. Это точно не наш вариант, маленькая аптечка, надо знать свое место в жизни.

И я рассчитываю, что это будет АСНА или Владлен со своим проектом. Мы с ним начали работать, программисты уже начали между собой процесс согласования. И я не отказываюсь сейчас ни от Apteka.ru, ни от Здравсити, потому что кто его знает, кто выживет на этом рынке. Но я верю в своего агрегатора, желательно независимого, потому что Apteka.ru и Здравсити торгуют своим товаром, мы фактически как пункт выдачи работаем, а хочется свой товар выставить. Поэтому это АСНА, Владлен Калустов.

Олег Гончаров:

Получается, наше отличие — это наши сотрудники. Как сделать так, чтобы специалист был заинтересован в работе аптеки, чтобы он был заинтересован в ее росте, развитии, привлечении новых покупателей, это же непростое занятие?

Наталья Протасова:

Непростое, с одной стороны, а с другой, безумно простое. В первую очередь руководитель должен хотеть зарабатывать, а так не всегда бывает, и я должна рассказать, как я это себе представляю, как можно заработать, для чего заработать, и этим надо будет поделиться. Как это сделать — это уже дело техники. Системы мотивации, KPI — это все важно и правильно, у нас это есть, хотя мы маленькие, но главное — это человеческие отношения, когда ты встречаешься и смотришь глаза в глаза, я, по крайней мере, смотрю своим заведующим в глаза, и я рассказываю им почему это нам надо, как это поможет нам выжить, что они получат за это, что получат фармацевты, а они транслируют то, что я сказала, фармацевтам, хотя я не гнушаюсь встречами с фармацевтами, особенно когда скопилось несколько новеньких или открыли новые аптеки, появляются новые люди, и я с ними обязательно встречаюсь отдельно, рассказываю какие мы, чего мы хотим, кто наши учредители, особенно когда юбилеи, я обязательно притаскиваю своих учредителей с женами, детьми, чтобы нас видели, то есть нет никакой тайны кто это такие, откуда мы начались. И если работник готов в этом месте работать долго, то он считает эту аптеку своей, к нему идут постоянные покупатели, работник знает, чего от него хотят, он начинает зарабатывать, мы начинаем ему за это доплачивать.

Олег Гончаров:

Здесь ключевое отличие от федеральных аптечных сетей, потому что там специалист сведен до уровня винтика в общей системе, часть конвейера, а тут каждый отдельный специалист — это человек, персона.

Наталья Протасова:

У меня есть в WhatsApp чат только с первостольниками, в котором нет ни заведующих, ни моих девчонок, которые в офисе, они могут реально туда пожаловаться.

Олег Гончаров:

Аптека должна вызывать доверие у покупателей. За счет чего вы формируете доверие?

Татьяна Ветрова:

Искренность, профессионализм и знания, потому что я заметила, если фармацевт чего-то не знает, он уже не может это предложить, не может ответить на спонтанные вопросы покупателя, а когда он знает препарат хорошо, когда понимает то, о чем он говорит, покупатель проникается доверием к этому человеку.

Олег Гончаров:

Ему удается создать ценность своего предложения, потому что он абсолютно уверен. Какая роль провизоров и фармацевтов в продвижении товара и чем она отличается от роли продавца-консультанта, ведь часто же обидно, когда вас называют продавцами или кассирами?

Галина Пиль:

Тут опять профессионализм и наши знания, мы должны знать препараты от и до, мы должны быть готовыми ответить на любой вопрос покупателя, они иногда бывают самые неожиданные. И когда ты знаешь препарат, когда ты уверен в этом препарате, отвечаешь человеку, у него возникает доверие к тебе, и он возвращается потом опять к нам, это нас и отличает от консультанта.

Олег Гончаров:

Как случилось, что Вы вступили в АСНА, что Вас к этому сподвигнуло?

Наталья Протасова:

Эта история, можно сказать, интимная. Мы поехали в Америку в поездку с Аптекой Холдинг, и там была Марина Скорозвон, Наталья Пивкина, еще кто-то из красноярских девчат, и был достаточно большой московский кусок народа. И Марина Скорозвон говорит: «Я познакомилась с ребятами из Москвы, и там один такой интересный мужчина, но я вообще не понимаю, что он говорит. Я боюсь, давай, я договорюсь, и мы встретимся вместе». В 9 утра в холле гостиницы в Нью-Йорке к нам спустился Шишкин, который очень хорошо накануне отдохнул, но меня поразило то, что в этом полусознательном состоянии он реально спустился и был готов разговаривать по делу.

Я вообще ни на что не рассчитывала, мое дело было маленькое — послушать, что он скажет, перевести Марине. И вдруг я понимаю, что человек говорит очень дельные вещи, на второй чашке кофе у него глаза открылись, загорелись, и разговор стал реально интересным, он стал делиться своими идеями. На тот момент не было ни одной российской сети, только в Москве он сколько-то своих знакомых обслуживал, и все. Я начинаю задавать вопросы, он отвечает, и я подумала, что действительно идея интересная.

Вернулась в Красноярск и думала год. У меня были свои контракты, много по маркетингу работала, и у нас был очень хороший контакт с Байером, контракт большой и давний, и получилось так, что на приросте мы уже работать не могли, то есть мы могли сохранить только долю. Это был 2013 год, мы начинаем обсуждать 2014-й, я объясняю, что уже ни о каких приростах речи быть не может, а только о сохранении доли, показываю данные, что доля нашей сети больше относительно региональной, а мне открытым текстом объясняют: у нас такая политика, так как ваша сеть региональная, а не федеральная, то на сохранение доли мы контрактов не заключаем, должен быть прирост. Такая же история с Никамедом, и я для себя начинаю понимать, что мне придется жить в режиме определенного вранья: контракты я заключу, один квартал выполню, второй не выполню, потом опять выполню, потом не выполню, я буду затариваться, а какие тут варианты, это закуп, сливать мне товар некуда, все равно надо его как-то продавать, и это будет режим качелей. Я знаю, что многие в нем жили, но он противоречит моему внутреннему ощущению, мне некомфортно.

И тогда я решила, что пойду к Саше, я ему написала, он не сразу ответил, потому что письмо попало в спам, а потом позвонил и говорит: «У меня есть партнер, который более системный человек, чем я, давай, ты уже с ним начинай работать». И вот так мы с Сашей Кондратьевым познакомились. Получилось, что я была первая, а Марина Скорозвон смотрела на меня и говорила: «Подожди, первые деньги от АСНА получишь, тогда уже и я пойду». Через год и они пришли.

Олег Гончаров:

Что дает сейчас участие в АСНА?

Наталья Протасова:

Все просто, нет никаких мистических моментов, есть дополнительный  маркетинговый доход. Даже когда у меня было 40 контрактов, я уже понимала, что с одним маркетологом мы не справимся. У меня все время уходило на то, чтобы встречаться постоянно с медпредами, в этом есть, конечно, свои плюсы, но постоянно этим заниматься — это тоже грустно, пустые разговоры. А сейчас у меня один маркетолог, два компьютера, и все работает, есть маркетинговый доход.

Олег Гончаров:

Высокомаржинальный товар — это сейчас модное увлечение.

Наталья Протасова:

Я бы даже не сказала, что это модно, это очень приятный проект, то есть те два года, которые были, и я считаю, что еще минимум года два это будет главная тема заработка для таких, как мы.

Олег Гончаров:

Почему только два года?

Наталья Протасова:

А не знаю, что будет дальше. Я примерно понимаю, что будет ближайшие два года, а дальше меня пугает E-com в какой-то степени, и мы посмотрим, куда это все поведет, но пока ВМТ — это то, на чем можно зарабатывать. Я верю в АСНА.ру, верю, что Газпром со своим «Огнем» пойдет в эту сторону, мы туда встроимся, и этот проект мне тоже интересен.

Олег Гончаров:

Высокомаржинальные товары — проект интересный, знаковый, но он достаточно сложный, то есть одного желания мало просто начать работать, нужно выстроить целую систему работу с этим ассортиментом. Как Вам удалось переломить сопротивление сотрудников, они же не с радостью воспринимают эту задачу?

Наталья Протасова:

Я просто объясняла, что либо мы начинаем зарабатывать на этом, либо закрываем аптеки, других вариантов не было.

Олег Гончаров:

Какие еще фишечки используете, лайфхаки?

Наталья Протасова:

То, что надо попробовать самим, то есть я не жалею товара, для того чтобы фармацевты могли попробовать. У меня сейчас стоит детский рыбий жир, который недавно вышел, понятно, что я не могу по коробке с барского плеча раздать, потому что дороговато, но поделить по городам вполне возможно. Сейчас повезем, пускай попробуют, и это будет продаваться.

Олег Гончаров:

Какие эмоции, какие ощущения возникают внутри Вас, когда Вы слышите словосочетание аптечная сеть СИА?

Татьяна Ветрова:

Это моя любимая сеть, уверенность, стабильность, гордость, желание приходить сюда снова и снова. Я с удовольствием здесь провожу время, потому что я люблю людей, которые сюда приходят, я люблю свое рабочее место, я люблю своих фармацевтов, люблю аптеку, люблю свое руководство, так что только положительные эмоции.

Олег Гончаров:

Чем вы лучше остальных, ведь у вас достаточно много конкурентов?

Татьяна Ветрова:

При этом мы самые дорогие в округе. Мы этим не лучше, но мы не стремимся быть самыми дешевыми. Я постоянно мониторю, что происходит вокруг меня, довольно много аптек в округе, и мы не стремимся быть самыми дешевыми и иногда слышим возмущение, но, с другой стороны, что-то дешевле у нас, что-то дороже. Мы лучшие в предоставлении сервиса, в любви к нашим покупателям, я хожу по аптекам, слушаю, как другие обслуживают, и сейчас я уже девчонкам своим говорю, что наши соседи тоже уже научились слушать, предлагать. Значит, надо еще искать ключи, рычаги, чем мы можем быть лучше, потому что очень долгое время именно отношение к нашим покупателям было лучшим.

Олег Гончаров:

Какие еще направления развития, кроме высокомаржинальных товаров, что гарантирует получение дохода, я бы сказал самого приятного дохода, это фронт-маржа, а не бэк, бэк — это работа по маркетинговым контрактам с производителями, развитие онлайн-канала. На что нужно обращать пристальное внимание сейчас собственникам, управленцам аптечных сетей такого масштаба, как ваш?

Наталья Протасова:

Смотреть на конкурентов и смотреть в целом за ситуацией в отрасли. Может быть, когда-то надо задумываться о продаже бизнеса, то есть я считаю, что надо будет не упустить тот момент, когда мы все можем к этому прийти, на пике своей формы. Я не говорю, что задумываюсь о продаже прямо сейчас, но я не исключаю для себя этой возможности лет через 5, а может быть и раньше, просто надо все время знать рынок и смотреть, что происходит.

Олег Гончаров:

С учетом Ваших прогнозов развития ситуации, потому что мир меняется, он точно не будет прежним, у нас появились новые испытания. Кто сейчас оказался в самой сложной ситуации — мелкие, средние или крупные сети?

Наталья Протасова:

Мелкие, а мелкие для меня — это меньше 10, потому что затраты, которые приходится нести на программное обеспечение, на маркировку, повышение налогов, у нас же отменили ЕНВД, для москвичей это не актуально, а для нас было очень существенное увеличение налоговой нагрузки, и все вместе для маленьких это очень неприятная вещь, по опыту общения могу это сказать.

Олег Гончаров:

Среднему уже проще?

Наталья Протасова:

Средним вообще быть очень удобно, то есть у тебя еще есть управляемость, группа из 25-40 человек — это то, с чем мы имели дело исторически, и это тот уровень, на котором нам удобно общаться. Все, что дальше, уже тяжело, даже не столько играет роль размер, расстояние, у меня одна аптека в 500 км от Красноярска, другая в 400 км, а дело в количестве людей, с которыми ты можешь общаться напрямую. Все вопросы насчет как продавать, как мотивировать — все-таки это личный контакт, а у крупняка он теряется, у них уже совсем другие вещи вступают в силу.

Олег Гончаров:

У них конвейер, человек обезличен. Какие рекомендации дадите собственникам, управленцам аптечных сетей? Одно я услышал, вовремя продаться, и это нормальная задача для человека, который занимается бизнесом.

Наталья Протасова:

У меня нет такого отношения к бизнесу, как к чему-то родному, выстраданному, я прекрасно понимаю, что это жизнь, все может быть. А из рекомендаций — системная работа, следить за финансами, за своими управленцами, общаться с заведующими, первостольниками, можно много интересного узнать.

Олег Гончаров:

Если бы Вы поймали Золотую рыбку, какие бы три желания загадали?

Татьяна Ветрова:

Прежде всего благосостояния и здоровья своей семье, процветания моей любимой аптеке, мира во всем мире, потому что если не будет мира, ничего из того, что я хочу, не будет.

Олег Гончаров:

Что нужно изменить, чтобы завтрашний день стал фантастической реальностью?

Галина Пиль:

Мы любим нашу аптеку, и мне кажется, у нас здесь все хорошо, потому что мы приходим на работу с удовольствием, день проходит быстро.

Олег Гончаров:

Какие эмоции, какие ощущения возникают внутри, когда Вы слышите словосочетание аптечная сеть СИА?

Галина Пиль:

Только положительные, это 20 лет моей жизни, там, где плохо, человек не работает 20 лет, поэтому ощущения и эмоции только положительные. Уверенность, стабильная работа, удовлетворение и постоянный профессиональный рост, мы постоянно учимся, медики вообще всю жизнь учатся, и мы стараемся не отставать.