Акне

Дерматология

Тэги: 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, вновь в эфире программа «Точка приложения», с вами мы, ее ведущие, Оксана Михайлова и Юлия Каленичина, и сегодня мы будем говорить об угревой болезни. Гость нашей программы Жуковский Ростислав Олегович, заведующий центральным отделом специализированной медицинской помощи Московского научно-практического центра дерматовенерологии. Что такое угри, это болезнь?

Ростислав Жуковский:

Это патологический процесс, угревая болезнь либо акне, характеризуется появлением гнойничковых высыпаний, приуроченных к сальным железам. Проблема угревой болезни существует давно, она известна испокон веков, и причина ее возникновения оказалась известна еще древним персам. Они заметили, что такой патологической сыпи на коже никогда не бывает у евнухов, из этого они сделали вывод, что каким-то образом она увязана с процессами, происходящими в половой системе человека, и это совершенно верно. Угри были у многих из нас и были именно в подростковом возрасте, в процессе полового созревания.

Оксана Михайлова:

Как угри себя проявляют? Чешутся, больно, или человек просто недоволен собой чисто внешне?

Ростислав Жуковский:

Субъективных ощущений угри практически никогда не вызывают, люди незрячие не ощущают процессов, которые есть у них на коже. Кожа – это барьерный орган, мы ее видим, зачастую не нравимся сами себе и во многом проблему гипертрофируем, то есть человек в предынфарктном состоянии либо с язвой желудка зачастую чувствует себя лучше, чем с прыщом на носу, потому что это видно другим, и снижается самооценка на фоне этих процессов. По этой причине угри субъективно не ощущаются, за исключением тех моментов, если человек начинает воздействовать на угри, начинает их выдавливать, травмировать, разносит патологический воспалительный процесс, и тогда может сопровождаться ощущениями отека ткани либо даже небольшой болезненностью.

Юлия Каленичина:

Какие наиболее частые локализации?

Ростислав Жуковский:

Угри – это патологический процесс, который приурочен к сальным железам. По этой причине локализация приурочена к тем местам, где сальных желез наибольшее количество. Эти области называются себорейными зонами и расположены в области лица, верхней трети спины и в области груди и плеч. В некоторых случаях угревая болезнь переходит на волосистую часть головы, она по-другому называется, но суть та же самая, это воспалительный процесс в сальных железах. Угри преимущественно локализуются в себорейных зонах, то есть живот, область бедер либо голеней, а тем более кисти и стопы не являются себорейными, и угревая сыпь в этой локализации практически никогда не встречается. Там есть единичные сальные железы, но они абсолютно единичные, и этот патологический процесс не так выражен.

Юлия Каленичина:

Почему появляются угри? Мы поняли, что это связано с гормонами, но как это происходит?

Оксана Михайлова:

Угри у всех или кого-то минует чаша сия?

Ростислав Жуковский:

Для того чтобы реализовался патологический процесс, необходимо наличие самого гормона и наличие чувствительной точки. Если быть абсолютно правдивым, на чувствительные точки, так называемые рецепторы, воздействует не гормон, а то, во что он превращается в результате метаболических изменений в организме человека. Чувствительные точки локализуются на коже и на сальной железе.

Оксана Михайлова:

Во что преобразуется гормон в результате метаболических процессов?

Ростислав Жуковский:

Еще в одно вещество дигидротестостерон, метаболит полового гормона, вещества, в которые превращаются гормоны при определенных биохимических процессах, которые происходят в организме человека.

Что же происходит, когда появляются эти метаболиты, для чего нужны эти рецепторы, в чем их суть? Эти метаболиты вызывают резкое разрастание сальной железы, за счет чего на поверхности кожи выделяется большое количество кожного сала, которое обеспечивает еще один защитный барьер для кожи человека, который препятствует проникновению в первую очередь инфекционных агентов в кожу. И вторая точка приложения рецепторов, которые находятся на открытых участках кожи, на базальном слое эпидермиса, за счет этого клетки эпидермиса начинают более интенсивно делиться и более активно отшелушиваться с поверхности кожи. Вместе с отшелушивающимися кожными чешуйками мы теряем инфекционных агентов в первую очередь, бактерии, грибы, вирусы, которые есть на поверхности кожи.

Проблемным местом является устье сальной железы, так называемая черная точка, в которой кожные чешуйки скапливаются, не могут слететь с поверхности и забивают пору. В сальной железе создаются анаэробные, то есть бескислородные условия, а на поверхности кожи человека абсолютно у всех здоровых людей есть в большом количестве всевозможные споры, в том числе зернышки патогенных бактерий. И одна из этих бактерий, которая называется Propionibacterium acnes, анаэробная, лежит на поверхности кожи и ждет того момента, когда создадутся бескислородные условия. Попав в сальную железу, пока еще проток был открыт, и дождавшись, пока этот продукт закроется, она начинает активно размножаться, и появляется гнойничок. Вот причина возникновения угря.

Оксана Михайлова:

У подростков на ягодицах бывает много-много прыщиков. Это другая история или из этой же области?

Ростислав Жуковский:

Это другая история, там воспаляются волосяные фолликулы. Для угревой болезни есть патогномоничный симптом, то есть симптом, характерный исключительно для этого заболевания. Его может распознать абсолютно любой человек, даже не имеющий никакого отношения к медицинским наукам, и этом симптом – наличие комедонов, то есть черных точек. В области ягодиц комедонов нет.

Юлия Каленичина:

Это опасная штука и обязательно ли нужно лечить?

Ростислав Жуковский:

На прошлый вопрос я недостаточно ответил, все ли люди страдают угревой болезнью. Количество этих рецепторов и чувствительность этих рецепторов к половым гормонам индивидуальна, она присутствует у многих людей, но не у абсолютного большинства. Если мы вспомним своих одноклассников, то многие из них перед выпускным имели угревую сыпь, но не абсолютно все, при этом у кого-то угревая сыпь к выпускному вечеру прошла, у кого-то еще осталась и была первые месяцы института, а у кого-то присутствовала до 35-40 лет. Рецептурная чувствительность индивидуальна, и отсутствие этой чувствительности либо ее избыточность не приводит к гибели организма, передается из поколения в поколение, и таким образом мы имеем людей, у которых есть угри, их большинство, и имеем людей, у которых угри либо вообще не определяются, либо они единичны, и человек даже не может вспомнить, что они у него были.

Чем опасны угри и нужно ли их лечить – по большому счету, угри особо ничем не опасны, за исключением, если они локализуются в носогубном треугольнике, там опасны любые воспалительные и инфекционные процессы, и пациентов с такими явлениями однозначно направляют к хирургу для получения хирургической помощи. При любых других локализациях угри не несут никакой опасности жизни и здоровью человека, исключая только психологическое воздействие, а это не гипертрофированная проблема, существуют подростки, у которых возникают суицидальные мысли на фоне длительной неэффективной борьбы с угревой сыпью. Лечить угри нужно лишь для того, чтобы исключить возможность оставления после этой болезни на поверхности кожи небольших рубчиков, а у кого-то и больших, так называемых постакне. Этих элементов хотелось бы избежать, поэтому при проведении адекватной терапии на этапе существования воспалительных элементов гнойничкового характера можно добиться того, что кожа останется целой.

Юлия Каленичина:

Может быть, эти рубчики сами по себе и не такие большие, но когда их много, сливается в целое плато, и это уже проблема.

Оксана Михайлова:

Если человек начинает жить регулярной половой жизнью, может быть, они сами пройдут?

Ростислав Жуковский:

Мы говорили о наших одноклассниках, у которых к 17 годам угри уже прошли, они ведь не перестали быть половозрелыми, и уровень гормонов у них зашкаливал еще больше, чем это было в седьмом классе. Просто чувствительность рецепторов к этим гормонам снижается с годами, и мы не можем говорить о том, что при регулярной половой жизни гормонов становится меньше, скорее, наоборот.

Юлия Каленичина:

Можно ли избавиться от этого?

Ростислав Жуковский:

Вылечить угревую болезнь можно. Никому и в голову не приходит воздействовать каким-то образом на гормональный фон человека, и на рецепторы никто не воздействует. Длительное время для коррекции угревой болезни применялись антибактериальные препараты, и сейчас существуют. Мы иногда встречаемся с тем, когда врач назначает антибиотики, пациенты их принимают месяцами, по полгода, а то и год, полностью нарушая флору кишечника прежде всего. Уже несколько десятилетий существуют синтетические ретиноиды, это препараты витамина А, и они просто замедляют деление клеток эпидермиса. На этом фоне кожа перестает столь интенсивно шелушиться, и кожных чешуек становится меньше, забивать пору становится нечему. И сама сальная железа несколько усыхает в размерах, становится меньшего размера. Как правило, длительность лечения 6-9 месяцев, этого времени оказывается достаточно, для того чтобы полностью нивелировался патологический процесс. После отмены препарата очень часто пациенты говорят: «Ведь я должен принимать до тех пор, пока мои рецепторы перестанут чувствовать эти гормоны».

Действительно, это было бы неплохо, но 6-9 месяцев достаточно, чтобы откат, который возникает впоследствии на сальных железах, был недостаточно ощутим, то есть после прекращения приема препаратов сальная железа становится снова немножко больше, но немножко.

Оксана Михайлова:

Кроме рубцов еще могут быть какие-то осложнения?

Ростислав Жуковский:

В большинсвте косметические дефекты, просто вся проблема в том, что если бы можно было эту сальную железу открыть, что человек и пытается делать, когда давит себе прыщи, только наружу, то не было бы проблем, все бы выходило. Как правило, сальная железа гибнет в этой ситуации, и остался бы только полосной элемент. Но зачастую это содержимое проваливается вглубь кожи, нарушается базальный слой эпидермиса и впоследствии замещается тканным рубчиком. А так никаких более серьезных осложнений, кроме психологических, а они немаловажны. Основная цель лечения – это все-таки избежать появления рубцов, а может быть это и не так, может быть, основная цель лечения – дать комфорт.

Юлия Каленичина:

Если человек не будет давить, то есть заводить ситуацию глубже, есть шанс, что рубец не сформируется?

Ростислав Жуковский:

Есть шанс, что не сформируется. Существует такое понятие, как экскориированные акне, то есть угри, над которыми пациент работает, активно что-то с ними делает, и шанс иметь рубцы значительно выше, чем у того, кто к ним равнодушен, принимает себя таким, какой он есть. Хотя все равно определенный риск существует, ведь может прорваться и без внешнего воздействия, можно просто надавить на этот прыщ во время сна.

Оксана Михайлова:

Что бы Вы посоветовали пациентам, которые еще не обратились к врачу, но уже имеют угри?

Ростислав Жуковский:

Я консультирую довольно много людей, помимо основного места работы Московский центр дерматовенерологии и косметологии я также работаю в Московской детской Морозовской больнице и смотрю там достаточно много пациентов с угрями. Все мои рекомендации ограничиваются словами, что вы получите выписку и с этой выпиской вам нужно обратиться к дерматологу. Но мало что можно сделать самостоятельно, кроме как не давить угри, самолечение не помогает в этих случаях.

Оксана Михайлова:

Может быть, диета, витамин А, морковку хрумкать?

Ростислав Жуковский:

Хрумкать морковку – правильное решение, однако синтетические препараты витамина А содержат такое количество морковки, это мешок в день.

Юлия Каленичина:

Дерматолог помимо лечения еще расскажет правила ухода за такой кожей.

Ростислав Жуковский:

Бытует мнение, что угревая болезнь каким-то образом связана с погрешностями в диете, и многие самостоятельно начинают ограничивать себя в жирной, углеводистой пище, и врачи рекомендуют. Действительно, чем больше человек потребляет жирной пищи, тем больше продукты выделения сальных желез, но там нет прямой корреляции. Однако если

у человека липидное голодание, то и продукты выделения сальных желез будут существенно снижаться.

Мы начали с того, что мудрые персы все-таки заметили, что человек, у которого нет в достаточном количестве половых гормонов, может есть сало, употреблять алкоголь, и ни угревая болезнь, ни себорея у него не возникает. Диету рекомендовать можно, но не забывать о главном.

Юлия Каленичина:

Одна из наших слушательниц, мама ребенка, считает, что у ее трехмесячного ребенка угревая болезнь. Такое бывает?

Ростислав Жуковский:

Есть такое понятие акне новорожденных, и не могу сказать, что встречается это состояние часто, однако у определенного количества новорожденных такое есть. Причиной этого состояния также являются половые гормоны, но половые гормоны не ребенка, а матери, которые, минуя трансплацентарный барьер, попали в организм ребенка от его мамы в период внутриутробного развития. Это состояние разрешается самостоятельно, требует зачастую просто подсушивающего воздействия на кожу, чтобы не произошло дополнительное инфицирование. Кожа новорожденного ребенка очень тоненькая, барьерная функция сформирована в недостаточной степени. Проходят эти явления в течение нескольких месяцев самостоятельно и бесследно.

Оксана Михайлова:

А у пожилых людей?

Ростислав Жуковский:

Говорить о наличии угревой болезни как таковой у пожилых людей некорректно. Мы говорили о том, что сальная железа в период ее инфицирования гибнет, но остается полость, трубочка, и эта полость остается длительное время, иногда на всю жизнь, и она может существенно растягиваться, там может скапливаться большое количество кожных чешуек, нечистот, и появляются угри, а для пожилых людей характерно даже такое понятие, как гигантские угри, с пятирублевую монету может быть элемент в первую очередь в области спины, то есть это не угревая болезнь, а ее отголоски в такой удивительной форме, единичные и достаточно крупные.

Юлия Каленичина:

У нас есть вопрос от слушателя: «Уже более трех лет страдаю угревой болезнью. В очередной раз обратился к врачу, при обследовании кожи обнаружен клещ. Врач назначил лечение от клеща и указал на необходимость дезинфекции белья».

Оксана Михайлова:

На коже абсолютно у каждого человека и как раз в области себорейных зон присутствуют клещи, имеющие абсолютно точное название – Demodex folliculorum. Они безвредны и даже во многом полезны, способствуют открытию сальной железы, очищают ее от кожных чешуек, но в определенных патологических состояниях, которые сопровождаются в первую очередь местной гипертермией, местным повышением температуры кожных покровов, этих клещей становится слишком много, и они могут вызывать патологический процесс, который некоторые называют Demodex. Это не изолированное состояние, а состояние, которое развивается на фоне сосудистого заболевания розацеа. При угревой болезни Demodex также может определяться, если прицельно исследовать патологический материал, который собран в себорейной зоне.

В том-то и проблема: когда специалист длительное время не находит решения, он начинает уходить в сторону от сути и искать что-либо другое, в том числе и инфекционного агента. Demodex никакого значения в этиологии угревой болезни не играет, и это не заразное состояние. Этот клещ есть у всех людей, это состояние нормальное, поэтому дезинфекция нательного, постельного белья абсолютно лишняя, и это опять же уводит в сторону специалиста от правильной тактики и дает возможность угрям превратиться в рубцы. Угри незаразные, Demodex может быть вместе с угрями, но никакого значения в формировании угрей не играет.

Юлия Каленичина:

Не раз встречались люди, у которых не только на щеках есть такие элементы, но они опускаются ниже, на шею, и эта зона расползается. Как остановить процесс, можно ли как-то его тормознуть, локализовать?

Ростислав Жуковский:

Остановить процесс можно, и нужно в 10-й раз повторить, что необходимо назначить специфическую терапию синтетическими ретиноидами, и процесс становится. То, что Вы рассказываете – нужно посмотреть на возраст этого пациента. Если это подросток, тут нет вопросов, все его лечение ограничивается дерматологической помощью. Если же это человек, который ходит с угревой сыпью годами, ему уже больше 25 лет, а если это еще девушка или женщина, есть акне тарда, или акне взрослых, когда угри либо сохраняются с подросткового возраста до значительного возраста, 30-35 лет. И есть еще категория женщин, у которых угрей не было, в 17 лет они закончились, а потом вдруг непонятно почему в 25 либо в 30 появились. Вот тогда появление угрей уже указывает не на несбалансированный гормональный фон, который характерен для подростка, а на патологический процесс, который развивается в организме женщины на фоне гинекологических заболеваний. Тогда помимо дерматологической помощи в обязательном порядке рекомендуется обратиться к гинекологу, исследовать уровень имеющихся половых гормонов, и практически всегда будет выявлено нарушение гормонального фона, коррекцией которого будет заниматься врач-гинеколог либо гинеколог-эндокринолог, и это во многом будет судьбоносным для женщины, так как все эти процессы могут нарушать и детородную функцию.

Оксана Михайлова:

В медицинском сообществе существует шутка про дерматологов: от кожных болезней никогда не умирают, но никогда и не вылечиваются. Имеет ли это под собой почву и связано ли как-то с угрями?

Ростислав Жуковский:

В каждой шутке есть доля шутки, и в этой шутке есть глубокий смысл. До недавнего времени подавляющее большинство кожных заболеваний, за исключением чесотки и педикулеза, были неизлечимы по той причине, что кожные заболевания являются симптоматическим состоянием, то есть состоянием, которое развивается на фоне заболеваний внутренних органов, нервной системы, коррекция которых очень сложна и во многом безуспешна. Поэтому и симптом сохраняется удивительно стойко. Но медицина не стоит на месте, и для многих знаковых кожных заболеваний, таких как псориаз либо атопический дерматит, угревая болезнь появились лекарственные препараты, которые надежно переводят их из категории неизлечимых в прекрасную категорию излечимых болезней. Этот посыл я адресую нашим пациентам, которые страдают угревой болезнью, они смело могут обращаться к дерматологу, который имеет в своем арсенале не какие-то неизвестные болтушки, мази, шарики, а вполне конкретные препараты витамина А, которые дают стойкий положительный эффект.

Юлия Каленичина:

Подростки, для того чтобы замаскировать эту неприятность на лице, пользуются тональными средствами. Может ли это нехорошо повлиять либо это не страшно?

Ростислав Жуковский:

Подростки пытаются решить эстетический вопрос, замаскировать дефект, тем самым повысив самооценку, и критиковать их за это мы не имеем права. Сиюминутная польза есть – девушка идет на свидание, запудрила лицо и чувствует себя уверенно.

Юлия Каленичина:

Тогда дайте совет – это сухая пудра должна быть или жирная тональная основа?

Ростислав Жуковский:

Пудры быть не должно, но нет абсолютных вещей. Все эти тонирующие средства обладают комедоногенным эффектом. Мы говорили о том, что кожные чешуйки забивают сальные железы, не дают выхода кожному салу, а тут мы взяли порошок и закрыли им этот проток. Конечно же, девушка делает плохо, она решает сиюминутную проблему, но в целом усугубляет течение угревой болезни. До тех пор, пока не начато адекватное лечение, она вынуждена маскировать свой дефект, и это вопрос больше психологии, а не дермалотогии. Я советую обратиться к дерматологу, и уже буквально через две-три недели она увидит явный эффект, эти элементы начнут усыхать, по крайней мере, не будет появляться новых, а это уже во многом прогресс.

Юлия Каленичина:

А что касается шрамов?

Ростислав Жуковский:

Если они уже сформировались, то на эту группу пациентов работает очень близкая к дерматологии, а во многом вышедшая из дерматологии медицинская специальность, которая называется косметология. Косметологи занимаются коррекцией постакне, на сегодняшний день коррекция достаточно успешная с применением инструментальных методов лечения, в первую очередь лазерные шлифовки. Более подробно пациент сможет узнать на приеме у косметолога, поэтому пациентам с угрями либо родственникам этих пациентов я настоятельно рекомендую обратиться за дерматологической помощью, и в процессе лечения, если все-таки останутся какие-то постугревые элементы, врач-дерматолог сможет сориентировать такого пациента на косметолога и решить эту проблему.

Юлия Каленичина:

Как попасть к нужному специалисту, как это возможно сделать в Москве?

Ростислав Жуковский:

В Москве имеется огромное количество дерматологических, косметологических клиник. Я же представляю крупнейшую из существующих в Москве дерматологический клиник, называется она Московский научно-практический центр дерматовенерологии и косметологии. Абсолютно в каждом филиале центра существует группа врачей, которые направлены на коррекцию этого состояния, лечение этих пациентов, и обратиться за квалифицированной дерматологической, косметологической помощи вы сможете на сайте mosdern.ru, записаться на консультацию врача. Могу заверить, что подавляющее большинство нашей помощи оказывается за счет средств Фонда социального страхования, то есть по полису ОМС.

Оксана Михайлова:

Спасибо большое, как всегда, было очень интересно. Всего доброго.