В выигрыше остаются все: владельцы, врачи и пациенты!

Стоматология

Тэги: 

Натэла Ломакина:

Добрый вечер, дорогие друзья, в программе «Философия улыбки» с вами я, Ломакина Натэла, и у нас сегодня будет интереснейшая тема. В студии у меня великолепный эксперт Алексей Борисович Данилов. И прежде чем мы начнем, представьтесь для тех зрителей, которые Вас не знают.

Алексей Данилов:

Я заведую кафедрой нервных болезней в Сеченовском университете, являюсь директором Института междисциплинарной медицины, и меня интересуют вопросы здоровья и болезни во взаимосвязанном контексте, сегодня эта проблема решается фрагментарно, мне хочется, чтобы сложился целостный взгляд.

Натэла Ломакина:

Я бы начала наш разговор о профессиональной сгораемости наших коллег, это довольно распространенный синдром. И самое главное, что в нынешнее время этот синдром встречается очень часто. Я понимаю, что психическое, эмоциональное состояние доктора, физическая составляющая доктора в совокупности дает какой-то результат, но что бы Вы сказали на эту тему?

Алексей Данилов:

Недавно проводили исследования выгорания среди наших коллег, и цифры ошеломляющие, более 50 процентов выгорают и более 40 процентов уходят из профессии, если взять целиком все врачебное сообщество, это просто катастрофа. Представляете, все учились в институте, ординатуре, потом стажировались, и после 25-летней подготовки уйти и продавать в метро шерстяные вещи.

Натэла Ломакина:

С чего это начинается?

Алексей Данилов:

Эта проблема глубокая и в то же время простая. Если в других профессиях выгорают люди, потому что условия труда не устраивают, зарплата маленькая, то в медицине самый главный фактор, способствующий выгоранию, когда пациенты не выздоравливают, когда врач делает то, что он должен, по каким-то рекомендациям, стандартам, а пациенту не помогает. Вот это самая главная причина.

Натэла Ломакина:

Мне кажется, это очень большой эмоциональный стресс для доктора, который не достиг того результата, которого он ожидал.

Алексей Данилов:

Конечно, условия труда могут подлить масла в огонь, но так построена наша работа, что мы немножко стали формалистами, выполняем те стандарты и рекомендации, которые нужны для медицинской деятельности, но сейчас эта стандартизация перешла уже за грань разумного, когда мы просто не видим ничего смежного. Каждый специалист узкий, видит свою болячку, назначает препараты, но у пациента есть еще 18 других болезней. Сегодня успехи медицины достигли таких высот, что практически не осталось здоровых людей. Если хорошенько просканировать наших пациентов по МРТ, сдать анализы крови, сделать УЗИ, минимум 12 болезней можно найти. Но если посмотреть взаимосвязь этих болезней друг с другом, то окажется, что есть 4 какие-то ключевые вещи, остальные 12 болезней на основания этих. А мы, как правило, обращаем внимание на то, что свистит или жужжит, то есть на симптомы.

Натэла Ломакина:

Мы не обращаем внимание на причину. В этом случае междисциплинарный подход должен быть уже стандартным при лечении пациентов, потому что каждый доктор обращает внимание на ту область, в которой он специалист, сердце следствия, но причина кроется в другом.

Алексей Данилов:

Так сложилось, что мы все стали узкими специалистами, и ушло звено врача, который разбирается во всем. Раньше были врачи-терапевты, и в каких-то случаях – третичных, четвертичных – направляли к узкому специалисту, а сейчас сразу пациент ищет: тахикардия – к кардиологу и т.д. Этот узкий специалист гасит симптомы, пациент доволен, он хочет быстро, и ему быстро решают, но это надводная часть айсберга, под водой все намного сложнее.

Натэла Ломакина:

И что нам делать в этом случае?

Алексей Данилов:

Надо начинать с себя. Мы в Ассоциации междисциплинарной медицины создали проект «Начни с себя», как в самолете дают инструкции, что если будет разгерметизация кабины, надо надеть маску сначала себе, потом ребенку, если вы хотите помочь ребенку. Поэтому врач, который нервничает, устал, который недоволен чем-то, не сможет адекватно помочь своим пациентам, он должен быть в ресурсе. Я часто задаю такую задачу – сколько воды вытечет из крана, если в час вытекает 5 литров, за 12 часов? Получается 60. А сколько пациентов сможет принять врач, если он принимает 5 человек в час, за 12 часов? Тоже 60, но я не завидую 59-му и 60-му пациентам.

А вторая проблема заключается в том, что мы часто сталкиваемся с соседними смежными проблемами, и здесь мы можем расширять свой кругозор. В нашем институте специальные программы – невролог для гинеколога, невролог для стоматолога, неврология для кардиолога, такие экспресс-курсы, чтобы освежить какие-то знания, представления врачей о смежных проблемах, и тогда им легче справляться со своими пациентами.

Натэла Ломакина:

Если у нас «Философия улыбки», и мы говорим про стоматологию, что такое неврология для стоматологов?

Алексей Данилов:

Улыбка – это замечательная характеристика, мы сейчас любим биомаркеры, и улыбка – это хорошая работа стоматолога. Правда, есть улыбка Дюшена, Дюшен пропускал электрический ток, это еще называют искусственной улыбкой, есть такая работа ортодонтов и хирургов, когда человек улыбается, но ему не весело, как в романе «Человек, который всегда смеется». И в этом отношении лицо – это особая, значимая зона для человека, и стоматологи работают с этой областью. Лицо иннервируют тройничный и лицевой нерв, у них есть анастомозы между собой, и поэтому стоматологи должны хорошо знать анатомию. Когда стоматологи работают в полости рта и вырывают зуб, иногда остается боль, и до недавнего времени стоматологи любили, если зуб болит, удалить его, чтобы боль прекратилась, но она не прекращается, тут речь идет о нейропатической боли, к лечению которой другие подходы, здесь нужно общаться с неврологами.

Еще одна проблема – это связь здоровья ротовой полости с когнитивными функциями, это здоровье мозга. Мы любим сначала на животных начинать все исследовать, у этих несчастных крыс повырывали зубы, и через неделю они не смогли найти выход в лабиринте, поглупели. Потом на людях провели эксперимент, у пожилых беззубых людей посмотрели МРТ, и тоже была снижена активность гиппокампа, это часть мозга, ответственная за память, концентрацию внимания, и она связана с долголетием. Хороший гиппокамп активен у людей, доживающих до 100 лет. Но после протезирования у них улучшились когнитивные функции. Поэтому хорошие зубы, хорошее жевание – это хорошие мозговые функции.

Натэла Ломакина:

Кроме того, что идет нарушение мозговых функций, беззубая челюсть – это неправильное переваривание пищи, начинаются другие проблемы.

Алексей Данилов:

С пищей вообще отдельная история. Есть замечательная клиника в Австрии Вива Майер, в России сейчас открылись эти клиники, и они учат жевать за большие деньги, ничего не дают есть людям, но учат, как правильно питаться. Дают очень маленький кусочек еды, который можно проглотить за 30 секунд, но учат, как его жевать в течение 30 минут. Когда вы жуете, мозг получает информацию о составе пищи, его структуре, плотности, дает задачу перистальтике кишечника когда сокращаться, каким ферментам выходить. При таком хорошем жевании даже плохая пища с трансжирами, не очень полезная по крайней мере не навредит. Когда мы смотрим мобильный, при этом что-то закидываем в рот, еще говорим с кем-то по телефону, мозг не обрабатывает эту информацию, и желудку справиться достаточно сложно.

У нас была одна работа, и оказалось, что у пациентов с мигренью в 100 процентах нарушение желудочно-кишечного тракта, дисбиоз кишечника сегодня тотальная проблема у врачей всех специальностей. Поэтому если говорить о взаимодействии, то стоматолог – это дирижер всего организма, потому что он должен руководить всеми другими специалистами. Если бы я сконструировал клинику мечты, на входе в клинику был бы стоматолог, так было тысячу лет назад, когда выбирали бойцов, рабов, по зубам смотрели состояние внутренних органов. Потом поставил бы невролога, а на выходе спортивный зал и потом ресторан здорового питания, вот это были бы центры здоровья.

Мы оккупировали сейчас диагностические центры химическими лабораториями, радиографическими, но лечебного ничего не осталось, кроме лекарств, мы совершенно забыли все другие инструменты и технологии для улучшения саморегуляции организма. Поэтому это скучная, может быть, история, мы любим делать то, что сразу дает какой-то эффект, но надо понимать, что этот эффект будет поверхностным или кратковременным, когда мы хотим к лету похудеть, к Новому году исправить прикус – это все не получается очень быстро.

Натэла Ломакина:

Я с Вами в этом случае согласна на миллион процентов, потому что если нет возможности пережевывать пищу, мы не получаем то, что организм должен получить, мозг не понимает, что произошло, и самое главное, что здоровый организм – это здоровый кишечник, если он у тебя здоровый, тогда будет меньше болезней. Но чтобы этого достичь, элементарно нужно правильно пережевывать полезную пищу, а не перекусы, фастфуды, газированные напитки. Иногда мы сами гробим свой организм, употребляем что-то в пищу, и думаем, что ничего с нами не произойдет, на самом деле это откладывается.

Алексей Данилов:

Я встречался с праправнуком Дмитрия Ивановича Менделеева, он нутрициолог, работает в Оксфорде в Институте мозга, питания и поведения. Клиника Мэйо пригласила его разработать специальный протокол по питанию и фармаконутрициологии, он открыл такое направление, для того чтобы противостоять колоссальной эпидемии онкозаболеваний. Хирургическое лечение онко – это провал системы здравоохранения, сейчас идет настолько быстрый потенциальный рост диабета, ожирения, онко, и это связано с нарушением нейроиммуноэндокринной регуляции еще в детском возрасте. И если мы сейчас не обратим внимание на то, о чем Вы говорите, на кишечник, это не просто желудок, боль животе, это микробиота кишечника, мощнейший иммунный орган, 2 кг, он сейчас в кризисе, и нас ждут очень большие проблемы.

Когда мы решаем проблемы онко, строя новые онкологические центры и лучевые аппараты, это самообман, нам надо начинать онко с предотвращения, и гастроэнтерологи и стоматологи первые, кто могут заподозрить неблагополучие кишечника, потому что зубы реагируют на неблагополучие в организме: кислотность нарушена, пища не та, стираемость зубов – вы все это можете сказать, по пятнам можете диагностировать нейроиммунные заболевания, болезнь Паркинсона и Альцгеймера тоже связана с зубами. И если сможете передать эту информацию в мозг пациента, то можете предотвратить развитие этих сложных, трудно поддающихся лечению нейродегенеративных заболеваний. Вот об этом мы должны подумать.

Натэла Ломакина:

И как это внедрить, чтобы это было не протокольно.

Алексей Данилов:

Тут важен энтузиазм и понимание врачей.

Натэла Ломакина:

Правильная стоматология, правильная медицина – это сейчас отдельная тема, которая должна рассматриваться докторами, и они все время впитывают информацию. Вы прочитали, встретились, обсудили, эти моменты очень важны, встречаться с такими людьми, как Вы, потому что кроме того, что Вы можете направить доктора в правильное русло, Вы можете помочь и руководителю клиники, в которой работает этот доктор, и спасти того пациента, которого он будет лечить.

Алексей Данилов:

В этом и проблема, что иногда интересы руководителя клиники, врача и пациента несколько расходятся. Руководитель клиники хочет зарабатывать, врач тоже хочет зарабатывать, но ему важно еще, чтобы пациенту стало лучше, а пациент просто хочет, чтобы ему стало лучше, но при этом готов заплатить. Если бы мы посмотрели на эту ситуацию с точки зрения win-win-win, то, может быть, сверхприбыли не получал бы владелец, но получал бы рост репутации клиники, мог бы поднять стоимость этого лечения, и в выигрыше оказались бы все. Мы планируем такое мероприятие для руководителей частных медицинских клиник, которые хотят в таком формате построить свою работу. У нас есть инсайты, которые поменяют ситуацию, но самое главное, чтобы то, что делают врачи, было им интересно, и они видели результат, это две вакцины, которые помогают от профессионального выгорания врачу и помогают пациенту находить тех специалистов, которые ему помогут.

Натэла Ломакина:

Мы занимаемся полостью рта, но кроме этого мы вполне можем спросить пациента чем он питается, а стоматолог очень редко об этом спрашивает. Исходя из этого он может составить правильное питание, это уже будет помощь номер один для кишечника, потому что на сегодняшний день в мегаполисе очень много продуктов, покрытых химикатами, надо от этого уходить.

Алексей Данилов:

Так же, как 200 000 лет назад сегодня очень трудно найти здоровую пищу, раньше искали корешки под снегом, сейчас магазинов полно, а здоровой еды не так много, надо дифференцировать. Стоматолог может быть первым звеном, который может помочь, а если он еще пройдет курс по нейронутрициологии и выяснит, что, оказывается, зеленые яблоки, которые считаются хорошим продуктом, но если у пациента дисбиоз кишечника, непереносимость зеленых яблок, и он их съест на ночь, ничего хорошего это не принесет. Тут важно вникнуть в нюансы, потому что есть общие рекомендации – бокал красного вина каждый день, а некоторые люди его не любят, потом где-то прочитают и начинают выпивать. В целом хорошо, но у него может быть непереносимость алкогольдегидрогеназы, тогда вообще не стоит пить, а другому и два бокальчика можно, тут много нюансов, для этого должен быть всегда врач. Помните, всегда какие-то общие рекомендации давались, потом говорили: «Если есть какие-то вопросы, обратитесь к врачу». И был специалист, который не читал инструкции, а разбирался в нюансах: какая семейная обстановка у пациента, что он ест, утром или вечером, как он спит, во сколько просыпается. Эти нюансы могут поменять его рекомендации, мы опять уходим в персонализированную медицину.

Натэла Ломакина:

Профессиональное выгорание и депрессия – могут ли быть одни и те же симптомы у доктора?

Алексей Данилов:

Можно несколько вопросов задать себе и уточнить, есть профессиональное выгорание или нет. Например, если в воскресенье вы вспомнили, что надо идти на работу, у вас уже портится настроение. Пришли на работу, и мысль о том, что надо будет общаться с коллегами, еще хуже испортила настроение. Если можно было бы взять отпуск или выйти на пенсию, вы бы немедленно это сделали. Если на эти вопросы вы отвечаете да, значит профессиональное выгорание есть, но это проявляется часто в цинизме врачей, черном юморе, это не очень зрелая защита. Депрессия – это тоже неоднозначная ситуация, вообще тревога, депрессия, боль – это биологические сигналы, разработанные природой как защитный механизм регуляции, когда человек в депрессии, значит что-то надо поменять. А многие руководители сейчас вместо того, чтобы что-то поменять в своей жизни, сидят на своих работах, как пожарные, и тушат пожар. Мы приглашаем сейчас коллег собираться, чтобы посмотреть со стороны на ситуацию и что-то поменять. Пожар ты можешь потушить пожар за сутки-двое, но когда ты 8 месяцев в пожарном режиме, не выходя из своей парадигмы, затыкаешь дыры, клиника такого управленца точно разорится. Очень важно перестроить свой стиль работы не в пожарный, медицину ремонта, а с с определенными биологическими ритмами.

Натэла Ломакина:

Руководители многих клиник не профессионалы, это люди, которые создали бизнес, наняли управляющих, которые занимаются бизнесом. Сейчас же очень много коучей, которые приглашают: приходите, мы вам все расскажем, вы внедрите это в вашу жизнь, и у вас получится. При этом они пытаются это сделать, но никакого сдвига нет. В этом случае я считаю, что все начинается с самого руководителя, с его психоэмоционального состояния, если он чего-то не достиг, то это отражается нервным срывом на всем коллективе.

Алексей Данилов:

Родители хотят в своих детях увидеть то, что не получилось у них, буквально издеваются над ними, пытаясь научить английскому, французскому, немецкому, танцам, регби и бизнесу одновременно. Вот эти бизнесмены переносят вслепую бизнес-модели, структуры в медицинскую отрасль, а в медицине другая специфика. Человек все отдаст и даже принесет больше денег, если его не раздевать на первом свидании. У нас пациентам с мигренью назначают ЭЭГ, на самом деле при мигрени ЭЭГ очень редко надо назначать, много таких ситуаций, когда эти назначения излишние, но из этих протоколов бизнес-схем полный скрининг, чекапы, которые сейчас популярны, зачем это человеку? У нас есть пациент, 18 000 анализов он уже сдал, в месяц по 1000 сдает, он хочет жить долго, стать бессмертным. Этим увлекаются многие люди, думают, чем больше показателей, тем лучше. На самом деле если хорошо посмотреть, можно по пульсу все болезни определить, по зубам, иридодиагностике. Мы иногда что-то даем для лучшего понимания, но эти скриниги всего тела вдоль и поперек в 3D не лечат. Сейчас московское Правительство здорово насытило поликлиники оборудованием как никогда, и летом бесплатно дают людям продиагностироваться. Это прекрасно, но что с этим делать? Многие не хотят выяснять, что у них второй степени сердечно-сосудистая недостаточность, боятся. Немножко перебор у нас диагностики и недостаток эффективной терапии, это болезнь настоящего века. Я предсказываю, что из такой затянувшейся социоэкономической ситуации будет спад обращения к медицинским специалистам, будут идти только к хорошим специалистам.

Натэла Ломакина:

Но их тоже очень тяжело найти.

Алексей Данилов:

По некоторым данным, около 3 процентов хороших врачей, остальные диспетчеры по лекарствам.

Натэла Ломакина:

Эти 3 процента трудно найти, и это очень тревожный сигнал.

Алексей Данилов:

Таких врачей, которые любят свое дело, серьезно относятся к себе, уважают себя и еще серьезнее относятся к своей работе, пациентам, и они не посылают к смежному специалисту, а найдут этого специалиста, пригласят, отправят и выяснят, что тот сказал, и вместе решат: невролог с кардиологом, стоматолог с ЛОРом, гастроэнтерологом. Спрос будет за этим, в этом направлении будет развиваться.

Натэла Ломакина:

Все-таки психосоматика играет большую роль.

Алексей Данилов:

Мы четко понимаем, что это деление очень условное, и практически все инфекционные и неинфекционные болезни в той или иной степени имеют психонейроиммуноэндокринную подоплеку в той или иной степени, просто разгадали какие-то вещи, а какие-то нет. Мы считаем ревматоидный артрит психосоматикой, на самом деле и мигрень в какой-то степени психосоматика, но у нее есть платформа, предрасполагающие факторы. И здесь мы говорим о том, что можно если не управлять, то по крайней мере научить человека правильно реагировать на стресс, и тогда мы можем снизить риск возникновения этих заболеваний, обострений. Управление стрессом – это ключевая задача для общества, врачи и пациенты должны научиться управлять стрессом, мы не можем его избежать.

Натэла Ломакина:

У нас очень много пациентов, которые все стрессовые ситуации гасят в себе, они не хотят об этом рассказывать, большинству не с кем поделиться, потому что не могут сказать, это зазорно, чтобы не узнали. То, что творится у тебя в семье, тоже имеет очень большое значение для душевного состояния, потому что каким счастливым ты вышел из дома, таким счастливым ты проведешь рабочий день.

Алексей Данилов:

Есть нюансы, мы все хотим быть счастливыми и здоровыми, богатыми, и эпидемия Инстаграма внешнего успеха тоже подливает огня в эту ситуацию, то есть люди даже не думают о том, чтобы быть счастливыми, а как показать, что у них все в порядке. Она выложила парня, что он ее бойфренд, а у них испортились отношения, она бы его быстро послала далеко и надолго в прошлые времена, а сегодня она миллиону подписчиков показала, ей надо как-то подготовиться. Стремление соответствовать социальным нормам – проблема. Соцсети могут быть инструментом помощи, говорят, что через соцсеть похудею быстро, ты это декларируешь, а может быть и наоборот. Есть такое правило, что когда мы говорим одно, думаем другое, а делаем третье – это просто катастрофа для нейроиммуноэндокринной системы.

Натэла Ломакина:

Человеку важна внешняя реакция.

Алексей Данилов:

Он так думает, что ему важно, а есть такие центры в мозге, которые так не считают. Есть три степени контроля у человека. Первая – это суд, юристы, когда ты что-то не так сделал, это юридическое наказание. Вторая – это общественное порицание, когда люди будут обижаться или выказывать недовольство, а третье – когда внутренний голос говорит: «Вот это было нехорошо». И вот этот третий может вызвать онко, психосоматику, диабет, много чего, хотя люди хлопочут больше о первом и втором.

Натэла Ломакина:

То есть это реакция мозга.

Алексей Данилов:

Быть честным с самим собой – это самая главная вакцина, искренним с самим собой и с окружающими.

Натэла Ломакина:

Могу отметить, что сейчас народ изменился, он стал злым, маловоспитанным. Если ты заходишь в метро, сидит молодой парень, стоит женщина в возрасте, нас учили, что нужно встать и уступить место, это элементарно. Ни один молодой человек не встанет и не уступит место, нет вежливости. Когда у мужчины есть вежливость то это его в дальнейшем делает мужчиной, он уважительно относится к женщине, к матери, к жене, к своим коллегам, сотрудникам, просыпается доброта, и это нормальное состояние, чего не хватает нашему обществу.

Алексей Данилов:

Смещаются кодексы чести и достоинства, они примитизируются. Я был в прошлые выходные в имении Менделеева. Оказывается, ему дали грант в полтора миллиона на разработку пороха в военное министерство, а он потратил всего лишь 300 000, и вместо того, чтобы освоить грант, как сейчас принято, полностью, он принес эти 1 200 000 обратно и говорит: «Давайте мы построим бассейн для экспериментов по разработке ледокола». Он настоял и потом с Поповым и другими участвовал в разработке первого российского ледокола.

Натэла Ломакина:

Это патриотизм для Родины.

Алексей Данилов:

Он купил участок земли и показал, что можно с помощью удобрений повысить производительность в три раза, что можно лучше, чем в Черноземе выращивать в Болтово сельхозпродукты. Человек, который действительно получал от этого удовольствие, было представление о своей миссии, роли, и это тоже вакцина для здоровья, когда ты делаешь что-то достойное.

Натэла Ломакина:

Это всегда вознаграждается, даже если просто улыбнуться рядом стоящему человеку, этот посыл добра принесет намного больше пользы в эту минуту для состояния другого. Некоторые могут не понять этот жест, почему вы улыбаетесь. Я еще всегда отмечаю, что если выходя из дома просто обнять родного человека, это уже для твоей души стимул на весь день. Но перейдем к нашим руководителям, пациентам и докторам, сейчас делаю небольшой анонс, что у Вас 27 числа будет интереснейшее мероприятие, это такая обстановка, которая вызывает коммуникацию, потому что заинтересованность и комфорт – одна из фаз восприятия информации.

Алексей Данилов:

Я 20 лет организую конференции, у нас даже Министерство здравоохранения запрещало для врачей на курортных местах организовывать, почему-то считали, что это плохо, обычно в больницах, конференц-залах, хотя хорошая окружающая среда улучшает восприятие любой информации. Эти форматы, которые мы придумываем, неслучайны, мы занимаемся когнитивной эргономикой, то есть изучали, как среда влияет на работу мозга. Наш мозг 8 процентов информации получает через зрение, и в зависимости от меблировки, текстуры, цвета стен, света восприятие может совершенно кардинально поменяться. Если это все правильно подобрать – звук, свет, текстуру, обстановку, рассадку, то мы можем умножить в несколько раз потребление информации. У нас так будет построено это мероприятие, что без видеозаписи, без фотографирования люди запомнят на всю жизнь что там происходило, и плюс еще с позитивным подкреплением одно из самых лучших, ярких событий своей жизни. Они получат инсайты, и они сразу зафиксируются у них в гиппокампе, который связан с долголетием, им не надо будет смотреть в подсказки, они сами поменяют что-то в себе и смогут по-другому себя чувствовать.

Когда руководитель чувствует себя на высоте, у руководителя высокий тестостерон, когда он уверен в себе, это чувствуют все его сотрудники, потому что нельзя светить другим, сгорев самому, какое-то время можно, но лампочка быстро иссякает. Поэтому идея нашего проекта – зарядить руководителей, которые в свою очередь дадут энергию врачам, помогут им сориентироваться в эти непростые времена. Мы подготовили специальные обучающие программы для этих кризисных времен, которые поднимут их самоуважение, потому что пациентов будет еще очень много, и боли, и тревога, и депрессии, этим завалены поликлиники. Единственное, что они не приходят к психологу, психиатру, они идут к гастроэнтерологу, стоматологу. Люди с тревогой, депрессией, болью не идут по профилю. Поэтому стоматологи, неврологи, кардиологи должны стать психологами.

Натэла Ломакина:

Иногда очень важно выслушать пациента.

Алексей Данилов:

Говорят, если 4 минуты не перебивать пациента, уже на 50 процентов легче дальше с ним разговаривать, и останется еще 11 минут.

Натэла Ломакина:

Дайте пациентам выговориться 4-5 минут, будет легче работать. Такие мероприятия сегодня необходимы.

Алексей Данилов:

Оно еще закончится специальным гастрономическим ужином, разработанным нутрициологами, с противовоспалительным составом, противотревожным, антидепрессивным, то есть специально подобраны блюда с терапевтическими дозами вина, которые улучшат состояние микробиоты, памяти и настроение.

Натэла Ломакина:

Надеюсь, что каждый из докторов, который будет присутствовать у вас, будет использовать эти моменты, объяснять пациенту, что очень важно для успешного лечения в дальнейшем, потому что в итоге для нас главное – не навреди, чтобы пациент ушел довольным, и к нему было применено обязательно правильное лечение, чтобы не было никакого раздражающего фактора, а иногда они присутствуют, потому что или пациент пришел недовольный, и все изначально идет не так, или от доктора руководитель требует. Сейчас сократили время консультации, и попасть 60-м или 59-м, как Вы говорили, это нанесение вреда.

Алексей Данилов:

С другой стороны, может быть, люди научатся ценить свое здоровье, заботиться о нем, потому что была такая манера делать что хочешь, а медицина нам поможет, и медицинская реклама формирует неадекватные ожидания: «Приходите к нам, мы поменяем все зубы, вернем улыбку», – чуть-чуть преувеличивает, мягко говоря, и пациент так думает, но он заблуждается. Поэтому когда он придет 59-м, увидит, что врач уставший и не очень помогает, начнет думать о том, чтобы укреплять свое здоровье, это второй тренд, который мы должны развивать.

Натэла Ломакина:

Когда мозг через зрение воспринимает всю информацию, он считается компьютером 25-го и выше поколения, потому что у нас сейчас есть компьютеры 7, 8-го поколения, но с мозгом еще сравниться никто не смог. Все, что создано природой, золотое сечение нашего организма, все, что нам дано, чтобы мы научились это беречь. Каждый из наших коллег, друзей, пациентов не должен забывать о саморегуляции нашего организма, это функция номер один, но саморегуляции нужно помочь, потому что есть обманчивые моменты. Иногда наш организм воспринимает свое за чужеродное, на этом фоне возникают аутоиммунные заболевания, и самое сложное лечение заключается в элементарности.

Алексей Данилов:

Абсолютно согласен с Вами, потому что сейчас много предлагается вместо пациента, он сидит, электромиография стимулирует, а настоящая медицина помогает человеку самому стать лучше, не вместо него выучить домашнее задание. Голодному дать не рыбу, а удочку, это посыл современного думающего врача – помочь пациенту самому справляться с трудностями.

Натэла Ломакина:

Он должен просто дать направление. К нам тоже приходят пациенты, которые не рассказывают о своем образе жизни, некоторые помешаны на диете.

Алексей Данилов:

Называется орторексия, помешанность на правильности питания.

Натэла Ломакина:

И пациент не понимает, что если он питается мало, то успех лечения уже обречен.

Алексей Данилов:

Это распространенная проблема, у нас сплошь и рядом пациенты, которые сидят на строгой диете, у них болит голова, все портится, а они не понимают, что вот эта строгость, этот режим перегибает пользу диеты, они получают стресс.

Натэла Ломакина:

Они злые, потому что нет счастья съесть кусочек шашлыка. Во-вторых, ничего не приживается.

Алексей Данилов:

Гинзбург говорил, что вакцины не работают, если человек в стрессе, и масса доказательств, заместительная гормональная терапия, магний – все препараты не работают или плохо работают, если человек находится в стрессе. Холестерин не злодей, он превращается в тестостерон, человек бегает, занимается физической активностью и отдыхает, а если он в стрессе, холестерин превращается в кортизол, гормон стресса, повышается сахар. А если мы научимся получать наслаждение от стресса, у нас есть эти технологии, тогда мы можем решить многие вопросы.

Натэла Ломакина:

Много способов для успешного лечения, для успешной саморегуляции организма, но нужен тот человек, который даст направляющие туда, и если вспыхнет куча эмоций, которые тебя начнут двигать вперед, это уже 100-процентный результат для руководителя, для доктора и пациента, который будет находиться с ним рядом.

Наш эфир подходит к концу. Что бы Вы пожелали нашим друзьям, слушателям?

Алексей Данилов:

Если коротко, то есть одно средство, которое спасает от всех болезней и проблем, называется любовь. Если мы сможем любить себя, мы сможем любить других, это вакцина для всего человечества. Поэтому желаю всем любви, радости и здоровья.

Натэла Ломакина:

Благодарю Вас от всей души, Вы мне сегодня подняли настроение и дали стимул дальше продолжать лечить наших пациентов. Дорогие друзья, если хоть 10 процентов полезной информации вы усвоили из нашего разговора, пусть это вам принесет только счастье и здоровье. Улыбайтесь, делитесь добротой и любовью, тот совет, который нам сейчас дали, самая лучшая вакцина – это любовь. Любите друг друга, чтобы рядом с вами находились только ваши родные, близкие здоровые люди, и у вас всегда были успех и процветание. До следующих встреч.