Профилактика онкологических заболеваний в урологии

Онкология

Тэги: 

Юлия Каленичина:

Здравствуйте, дорогие друзья, в эфире программа «Точка приложения», сегодня проведу ее я, Юлия Каленичина. Гость нашей программы Кожухов Дмитрий Сергеевич, заведующий приемным отделением Госпиталя ветеранов войн №2, врач-уролог, онколог. Тема нашего эфира – профилактика онкологических заболеваний в урологии, но немножко коснемся и более глубоких вопросов в плане онкологии. Насколько распространены онкологические заболевания в данной сфере человеческого организма?

Дмитрий Кожухов:

4 февраля прошел Всемирный день борьбы с онкологическими заболеваниями, и это само за себя говорит о распространенности онкозаболеваний. Говоря о статистике в цифрах, ежегодно в мире онкологией заболевают 14 миллионов человек. Если мы говорим о смертности, то это ежегодно 8 миллионов из этих 14. Большая цифра или маленькая – все познается в сравнении. Чума за все время унесла 200 миллионов, а здесь 14 миллионов в год.

По распространенности в целом у мужчин и женщин на первом месте рак кожи и меланомы, дальше идет рак молочной железы и рак легких. Если делить по гендерному признаку, то у мужчин на первом месте рак легких, на втором рак предстательной железы, как раз урологическая история, и на третьем рак кожи. У женщин на первом месте рак молочной железы, второе место – это рак легких и на третьем месте женские половые органы, то есть рак матки.

Юлия Каленичина:

Можно предположить, что риск возрастает с курением, рак легких, онкологические процессы на слизистых, на коже связаны с травматизацией, солнечным излучением и так далее. А что может служить предпосылкой урологических онкологических заболеваний?

Дмитрий Кожухов:

Предрасполагающие факторы к онкологическим заболеваниям везде похожи. Это и наследственность, и экологическая обстановка, которая в последнее время у нас не улучшается, сидячий образ жизни, как ни странно, тоже может вызывать онкологические заболевания, урологические онкологические заболевания в частности, это и вредные привычки. Курение чаще всего располагает к опухоли легких, гортани, губ, но мало кто знает, что курение очень сильно увеличивает риск развития рака мочевого пузыря. Из 10 больных с этим заболеванием порядка 6 это курильщики. Употребление алкогольных напитков, неправильное питание, люди, которые любят жирное, острое, копченое, жареное, это тоже предрасполагающий фактор.

Юлия Каленичина:

Сладкое сюда не относится?

Дмитрий Кожухов:

Сладкое в меньшей степени. Есть теория, что быстрые углеводы тоже вызывают определенные онкологические заболевания, но в меньшей степени, как основной предрасполагающий фактор мы это не берем.

Юлия Каленичина:

А хронические воспалительные процессы?

Дмитрий Кожухов:

Хронические воспалительные процессы при раке почки тоже считаются предрасполагающим фактором, хроническая почечная недостаточность, то есть заболевания, при которых происходит воздействие на почку, на слизистую и паренхиму, – это все является предрасполагающими факторами к дальнейшему развитию.

Юлия Каленичина:

Недолеченные пиелонефриты, камни, которыми люди не занимаются.

Дмитрий Кожухов:

Мочекаменная болезнь всегда сопряжена с воспалением, поэтому все это в итоге может привести к более грозным заболеваниям почки.

Юлия Каленичина:

А в плане онкологии простаты что может быть таким фактором, кроме наследственности? Понятно, что если у дедушки, отца онкология предстательной железы, то и у сына есть такая возможность.

Дмитрий Кожухов:

Во всех онкологических заболеваниях наследственность играет большое значение. Замечена четкая связь рака предстательной железы и возраста. Чем старше человек, тем выше риск развития рака предстательной железы, поэтому после 40 лет каждому мужчине нужно сдавать специальный антиген ПСА, простатический специфический антиген, который заставляет нас заподозрить, что может быть рак предстательной железы.

Юлия Каленичина:

В процессе инволюции происходят такие изменения?

Дмитрий Кожухов:

Меняется гормональный фон, в организме появляется большее количество дегидротестерона, это более активная форма тестостерона, а рак предстательной железы – это гормонозависимая опухоль, грубо говоря, опухоль питается тестостероном. И один из видов лечения рака предстательной железы – это заблокировать тестостерон. Назначаются специальные препараты, блокируется тестостерон, за счет этого опухоль не растет, клетки дальше не размножаются, но это тоже не панацея.

Юлия Каленичина:

Я сейчас просто представила, как что-то ухнуло внутри мужчин, которые слушают нас, – заблокировать тестостерон, основной мужской гормон. Как они при этом себя чувствуют?

Дмитрий Кожухов:

Нормально чувствуют, благо, в том возрасте, когда чаще всего возникает рак предстательной железы, можно блокировать тестостерон.

Юлия Каленичина:

Давайте тогда поговорим что же такое рак.

Дмитрий Кожухов:

Рак – это особая группа онкологических заболеваний, при таких заболеваниях клетки делятся очень быстро, клетки не дифференцированные. Что это значит? Есть нормальный орган, допустим, слизистая желудка, появилась клетка, она несет определенные функции. Раковая клетка – это клетка, не имеющая своих функций, и чем больше клетка обезличена, не имеет своих функций, тем ниже дифференцировка, тем более грозный будет рак, они будут быстрее расти, более сложно будет лечить.

Но основные отличия и почему страшен рак в сравнении с доброкачественными опухолями – доброкачественная опухоль растет, раздвигая ткани, раковые клетки инфильтрируют ткани, прорастают в любую другую ткань, если взять урологию, могут прорасти в мочеточник, в соседние органы, и удалить их гораздо сложнее. Еще одна особенность раковых клеток – они могут метастазировать, то есть клетки с током крови, лимфы попадают в другие органы, и там развиваются очаги, метастазы.

Юлия Каленичина:

Это происходит на определенной стадии процесса, то есть когда только появились клетки, нетипичные для данного органа, они не представляют опасности метастазирования, или они изначально опасны?

Дмитрий Кожухов:

Могут метастазировать на любой стадии, но чем больше стадия, чем больше опухоль, тем больше риск, что метастазирует. Но единичные клетки могут при любой стадии отделяться и с током крови куда-то попадать, в дальнейшем давая метастазы

Юлия Каленичина:

Поясним нашим слушателям, что доброкачественная опухоль – это опухоль, которая имеет такие же самые клетки, как и нормальные, характерные для этого органа, но плюс вырастает какая-то дополнительная ткань.

Дмитрий Кожухов:

Не всегда те же самые клетки, клетки будут с особенностями, но основное отличие от рака, что есть доброкачественная опухоль и есть, она не инфильтрирует ткани, и она не метастазирует. Раковые клетки инфильтрируют окружающие ткани и метастазируют. Можно рассмотреть на примере аденомы предстательной железы, это когда в центре предстательной железы начинают образовываться аденоматозные узлы. Такие узелки разрастаются и раздвигают предстательную железу, но в саму не прорастают. Поэтому когда мы оперируем доброкачественную опухоль, полностью ее выделяем, вылущиваем, и орган остается целым. А когда онкологическое заболевание, там уже так не сделаешь.

Юлия Каленичина:

Могут ли травмы способствовать развитию онкологии? Травма же может быть связана с дополнительным делением клеток, ушибленное место пытается восстановиться.

Дмитрий Кожухов:

Такой закономерности нет, в зависимости от того, травма какого органа. Способствовать воспалительным заболеваниям может.

Юлия Каленичина:

А способствовать распространению, как метастазирование, если удар произошел по опухолевому процессу?

Дмитрий Кожухов:

Если произошел удар по опухолевому процессу, основное самое страшное и грозное – это кровотечение из опухоли, с этим нужно будет бороться. А если произошел удар, и метастазирование увеличилось, думаю, что таких исследований никто не проводил.

Юлия Каленичина:

Интересно, как раку мочевого пузыря может способствовать курение?

Дмитрий Кожухов:

Потому что канцерогены, в дыме содержатся более 20 различных канцерогенов, попадают с током крови, почки фильтруют кровь, канцерогены попадает в стенку мочевого пузыря и тем самым могут вызывать.

Юлия Каленичина:

То есть пассивным курильщикам тоже надо опасаться.

Дмитрий Кожухов:

В меньшей степени, но пассивное курение тоже влияет на развитие и рака мочевого пузыря, и рака легких, легких в большей степени, потому что из 100 больных раком легких 18 обязательно курильщики.

Юлия Каленичина:

ВПЧ, вирус папилломы человека, действительно так опасен в плане развития онкологии или тут есть некоторые преувеличения?

Дмитрий Кожухов:

Тут нужно рассказать про теории рака. Есть две основные теории, первая – мутационная. Мы помним спираль ДНК, она состоит из двух нитей. Что такое мутационная теория? Один фрагмент этой ДНК замещается, происходит мутация, в результате чего ДНК начинает работать неправильно, она передает информацию на транспортное РНК неправильно, белок образуется неправильно, возникает рак. Вирусная теория – в принципе то же самое, только замещение происходит не из-за мутации, а из-за внедрения вируса, и дальше опять пошла неправильная информация.

ВПЧ, вирус папилломы человека, тот же самый вирус, при встраивании в ДНК происходит замещение, передается уже не та информация, и может возникать рак. Но в большей степени стоит бояться женщинам, то есть ВПЧ увеличивает риск развития рака шейки матки.

Юлия Каленичина:

Поподробнее о предраковых заболеваниях, что это такое, на что должны обратить внимание пациенты, если такой диагноз поставлен?

Дмитрий Кожухов:

Есть заболевания, которые еще не рак, но если их не лечить, не обращать на них никакого внимания, то в дальнейшем они могут переродиться, стать злокачественными. Допустим, если мы берем рак желудка, то здесь предраковыми состояниями будут язвы желудка, атрофический гастрит, и если их не лечить, то дальше может развиться рак. Если мы берем почку, кисты почек тоже могут быть предраковым состоянием, есть классификация Босняк, и по этой классификации кисты 3-4 степени – это предраковое состояние, то есть это сложные кисты с перегородками, кальцификацией, и если их не лечить, высока вероятность, что они могут перейти в рак. Говоря о толстом кишечнике, мы знаем, что такое полипы, на колоноскопии нашли полип, полгода понаблюдать или сразу удалять, и если никак не обращать на это внимание, может возникнуть рак кишечника.

У женщин рак молочной железы – это самое частое заболевание, и интересная закономерность: когда мы берем общую структуру, рак молочной железы стоит на втором месте, но у мужчин рак молочной железы крайне редко возникает, но это говорит о том, насколько он распространен у женщин, что даже в общей структуре стоит на втором месте.

Вернемся к предраковым состояниям, есть мастопатия и некоторые формы мастопатии, они тоже являются предраковыми заболеваниями.

Юлия Каленичина:

Мастопатия уже настолько распространенное явление среди женщин, поэтому нужно проходить регулярные профосмотры, чтобы не пропустить.

Дмитрий Кожухов:

Самое простое, с чего нужно начать, это самообследование, проводить самодиагностику, то, что каждая женщина может делать каждый день, то есть пропальпировать собственные железы, если какие-то сомнения, то уже к врачу. А так регулярные осмотры и раз в полгода делать маммографию.

Юлия Каленичина:

Понятно, что профилактические меры в онкологии молочной железы. А в урологической онкологии какие могут быть профилактические меры?

Дмитрий Кожухов:

Есть первичная профилактика, есть вторичная профилактика. Первичная профилактика направлена на борьбу с факторами риска, когда мы убираем фактор риск, допустим, ожирение, в урологии ожирение может способствовать развитию рака предстательной железы и других раковых заболеваний. Убираем ожирение, соответственно, снижаем риск развития этих заболеваний.

Сидячий образ жизни, казалось бы, причем тут рак. Застой в органах малого таза, в предстательной железе, в мочевом пузыре – это все опосредованно тоже может приводить в дальнейшем к увеличению риска развития рака.

Юлия Каленичина:

Короче говоря, нужно придерживаться ЗОЖ.

Дмитрий Кожухов:

Обязательно должна быть физическая нагрузка, ЗОЖ, мы не говорим о спорте, спорт бывает разный и не всегда полезен, но ЗОЖ, зарядка, ходить пешком, проветривать помещение, отказаться от курения, питаться правильно, зелень, овощи, фрукты – не менее 400 грамм в день нужно употреблять, не всегда это получается, но тем не менее. И 80 процентов факторов риска мы можем убрать самостоятельно. Мы не можем убрать экологический фактор, не все от нас зависит, не всегда можем проконтролировать качество пищи, и на что точно не можем повлиять – это наследственность, тут уже что имеем. Это что касается первичной профилактики.

Есть вторичная профилактика – это меры, направленные на раннее выявление онкологических заболеваний, та же самая диспансеризация, которую кто-то из нас любит, кто-то не любит.

Юлия Каленичина:

Можно ее не любить, но надо выполнять.

Дмитрий Кожухов:

Безусловно. Недавно был на форуме «Моя поликлиника», министр одной из областей нашей необъятной Родины рассказал такую историю. У них в области тоже необходимо было выполнять диспансеризацию, и народ не сильно на нее шел. Что они сделали? Поменяли название диспансеризация на чекап, и народа стало очень много, то есть суть осталась прежняя, те же мероприятия, даже время, когда это нужно делать, осталось то же, просто поменяли название, и народ активно пошел.

Юлия Каленичина:

На самом деле сколько жизней удалось спасти благодаря этой диспансеризации, поэтому глупо отказываться.

Дмитрий Кожухов:

В отношении раковых заболеваний это играет особую роль, но любую болезнь легче вылечить на ранних стадиях. Говоря о раке мочевого пузыря, когда маленькое образование на слизистой, мы можем зайти эндоскопически, иссечь специальной петлей, это называется трансуретральная резекция опухоли мочевого пузыря. В течение 5 лет человек будет проверяться, но будет здоров. Или когда четвертая стадия, когда есть прорастание в мочеточник, предстательную железу. Даже на второй-третьей стадии мы можем сделать радикальную операцию, удалить весь мочевой пузырь, сформировать мочевой пузырь либо кондуит, когда берется участок кишки, это сравнительно новая операция, но вы представляете – сделать при первой стадии пятиминутное удаление опухоли или органоуносящую операцию.

Юлия Каленичина:

А всего лишь надо было прийти на диспансеризацию и сдать анализ мочи. Вернемся к онкологии простаты, какая здесь будет диагностика, к чему должны быть готовы мужчины, придя на профилактический осмотр, и какие методы обследования используются?

Дмитрий Кожухов:

Рак предстательной железы, на мой взгляд, одна из наиболее изученных в современном мире опухолей. Есть большое количество диагностических исследований, которые можно сделать, и вариантов лечения очень много, важно вовремя заподозрить.

Как заподозрить вовремя? Есть такой анализ крови ПСА, простатический специфический антиген, мы о нем уже сегодня говорили. После 40 лет его должен раз в год сдавать каждый мужчина. Пришли в поликлинику, сдали анализ крови из вены. Если ПСА повышен, его норма до 4 нг/мл, и если выше 4, это не говорит на 100 процентов, что появился рак предстательной железы. Это органоспецифический онкомаркер, и это заставляет нас заподозрить, что рак может быть. Есть свои моменты со свободным ПСА, от 4 до 9 нг/мл мы еще можем свободно посчитать, но, как правило, если выше 4 нг/мл, мы делаем биопсию предстательной железы. Биопсия – это когда трансректально специальной иглой под местной анестезией (это достаточно не больная процедура, регулярно делаем пациентам под местной анестезией, гелем с лидокаином, и этой анестезии всегда хватает) берем 12 кусочков ткани, 12 столбиков специальным пистолетом, специальной иглой, и отправляем на исследование. Через 7-10 дней приходит гистология, и мы точно можем понимать, есть рак или нет.

Если мы выявили рак, уролог назначит дополнительное исследование, это МРТ малого таза, чтобы уточнить распространенность, какая стадия, прорастает он куда-то или не прорастает, или он локально совсем чуть-чуть. По остальным органам посмотрят – легкие, УЗИ брюшной полости, чтобы понять, есть ли метастазы. Исходя из этого выбирается метод лечения. Методов лечения рака предстательной железы очень много.

Юлия Каленичина:

Сразу надо делать биопсию или можно обойтись УЗИ?

Дмитрий Кожухов:

При повышении ПСА, особенно на первой стадии, УЗИ ничего не покажет, даже если есть рак, УЗИ это не всегда увидит. Есть варианты, но не сильно хочется про них говорить, потому что это должен определять врач. Пришли к врачу, я увидел, что ПСА, например, 7, то есть он выше 4, но есть такая серая зона от 4 до 9, и когда от 4 до 9, есть правило свободного ПСА. Мы берем свободный ПСА, смотрим соотношение, и если это соотношение больше 15 процентов, значит повышение идет не за счет рака, а за счет простатита или небольшой аденомы. Но сам мужчина это не подсчитает, не заподозрит, просто сейчас кто-то услышит, что от 4 до 9 и подумает, что можно не идти. Нет, это не так, то есть там может быть, а может не быть. Поэтому выше 4 ПСА – сразу идем к урологу, онкоурологу и дальше определяем, что делать, грамотный уролог никогда не скажет просто так делать биопсию.

Юлия Каленичина:

Сейчас в поликлинике человек в первую очередь попадает к терапевту. Что он должен сказать, я хочу пройти диспансеризацию и сдать ПСА?

Дмитрий Кожухов:

Да, конечно, после 40 лет каждый мужчина имеет право сдать ПСА. Если ПСА повышен, терапевт сам определит и отправит к урологу. И в стационарах делают биопсию, и в некоторых поликлиниках, потому что можно сделать и в амбулаторных условиях.

Юлия Каленичина:

Может быть онкология предстательной железы у более молодых людей?

Дмитрий Кожухов:

Редкие случаи, я ни разу в своей практике не видел. Они в литературе описаны, но мы их не рассматриваем.

Юлия Каленичина:

Я знаю, что мужчины до последнего момента не хотят идти к мужскому специалисту, будут откладывать. Что должно затревожить? Допустим, он не сдал еще ничего, но появились странные жалобы. Какие жалобы могут быть, что может беспокоить мужчину?

Дмитрий Кожухов:

Симптомы учащенного, затрудненного мочеиспускания, боли при мочеиспускании, это если мы берем нижние мочевыводящие пути, боли в поясничной области – нужно обязательно обратиться к урологу, провести обследование и понять что это, я не говорю уже о таких грозных симптомах, когда появилась кровь в моче. Кровь в моче – это уже симптом, который может говорить об опухолевых заболеваниях. При раке почки триада симптомов – кровь в моче, пальпируемое образование – появляется уже выше второй стадии, а первая стадия может никак себя не проявлять. Поэтому если звоночки появились, лучше перестраховаться, прийти, провериться, сделать то же самое УЗИ, сдать ПСА.

Юлия Каленичина:

Какие еще могут быть симптомы онкологических заболеваний, боли ведь достаточно поздно возникают?

Дмитрий Кожухов:

Примесь крови в моче, причем есть макрогематурия, когда мы глазом видим, что кровь в моче появилась, есть микрогематурия, эритроцитурия, когда сдали анализ мочи, а там эритроциты, это тоже нас должно натолкнуть на мысли, что надо обследовать. Это может быть и не рак, а камень в почке стоять и царапать слизистую, вызывать подобную симптоматику. У женщин геморрагический цистит – особая форма цистита, когда повреждаются сосуды, и тоже может возникать кровотечение. Может быть такое заболевание, а может быть и опухоль, и если она до определенного уровня развилась, и сосудик лопается, тоже вызывает кровотечение.

Юлия Каленичина:

Ночные учащенные мочеиспускания.

Дмитрий Кожухов:

Здесь не будет симптомов, специфичных именно для рака, здесь будут симптомы, специфичные для органа. При заболевании предстательной железы это и ночные частые походы в туалет, более 5 раз, и боли, и проблемы с мужской функцией иногда могут возникать. Если мы говорим об опухоли яичка, то здесь уже пульпаторно будет ощущаться каменистая плотность, боли. При опухолях яичка есть еще онкомаркеры, сдают кровь и смотрят: если онкомаркеры повышены, значит надо задуматься об опухоли яичка.

Юлия Каленичина:

Насколько злокачественный рак яичка, насколько он опасен?

Дмитрий Кожухов:

Рак – это онкология из эпителия, рак бывает разный: и саркома, и онкоцитомы, но самые частые заболевания, допустим, опухолевое яичко очень хорошо подвержено химиотерапии. Я помню один из клинических случаев, еще в ординатуре, приехал пациент, у него была опухоль яичка с огромным метастазом в забрюшинное пространство, и мы думали, что уже все, хотя молодой мужчина. Сделали операцию, первичный очаг удалили, и на химиотерапии он выкарабкался.

Юлия Каленичина:

Давайте поговорим о современных методах лечения.

Дмитрий Кожухов:

Современные методы лечения онкологических заболеваний претерпели колоссальные изменения, это перспективное направление, дорогое направление и в плане оборудования, которым мы лечим, и дорогое для здоровья, потому что любая онкологическая операция все равно бесследно не проходит для человека. От открытых операций сейчас практически все уходят.

Юлия Каленичина:

То есть даже рак оперируют эндоскопически.

Дмитрий Кожухов:

Эндоскопически, лапароскопически, есть у нас современные роботизированные системы, робот да Винчи, модная история, когда в операционной хирурга нет, он находится в специальном аппарате-манипуляторе и управляет этим роботом. Плюс робота в том, что инструменты, которые помещаются в брюшную полость, забрюшинное пространство, сразу в нескольких плоскостях двигаются, и это облегчает работу хирурга.

Юлия Каленичина:

У вас есть такой?

Дмитрий Кожухов:

Нет, у нас немножко другая специфика, оперированием онкологических заболеваний мы не занимаемся, если только экстренная ситуация, и мы оказали помощь, а так в Москве есть стационары, которые как раз оказывают помощь онкологическим больным, проводят хирургическое лечение, и у них есть.

Эндоскопическое оборудование, когда без всяких разрезов, без всяких проколов, если начальная стадия, допустим, рак мочевого пузыря, то мы эндоскопически через уретру заходим специальной камерой, через естественное отверстие, специальной петлей срезаем опухоль, и никаких разрезов нет.

Юлия Каленичина:

Эта петля берет опухоль на биопсию?

Дмитрий Кожухов:

Конечно, она же ее срезает.

Юлия Каленичина:

А само место прижигается?

Дмитрий Кожухов:

Да, мы коагулируем это место, чтобы не было дальнейшего кровотечения. Это касаемо заболевания мочевого пузыря. Если говорить о заболеваниях почек, то это лапароскопические методы, делаются проколы на передней стенке живота, иногда забрюшинные доступы, со спины, и так же заходим инструментами, камерой, либо вся почка удаляется, когда стадия и локализация опухоли не позволяет сделать другую операцию, а так это резекция почки при начальных стадиях, когда Т1, Т2.

Юлия Каленичина:

То есть удаляется часть, содержащая опухоль.

Дмитрий Кожухов:

Удаляется часть и орган сохраняется.

Юлия Каленичина:

Это очень хорошо, потому что раньше удаляли полностью.

Дмитрий Кожухов:

Раньше можно было увидеть на тех же пляжах людей с большими шрамами в поясничной области. В целом медицина и хирургия далеко шагнули вперед. Это мы говорим об онкологии, несмотря на ее грозность, но если мы успели, соперировали один раз, и все. А если взять мочекаменную болезнь, когда камень будет образовываться и образовываться, идти он может несколько раз, хорошо, сейчас есть эндоскопия, и мы можем удалить, никаких разрезов нет, а раньше большие открытые операции могли делать несколько раз в год, что потом приводило к почечной недостаточности, осложнениям.

Юлия Каленичина:

Что кроме хирургии из современных методов лечения?

Дмитрий Кожухов:

Тут зависит от органа и вида опухоли. Но основные методы – хирургическое лечение, лучевая терапия и химиотерапия. Какие-то опухоли чувствительны к лучевой терапии, к определенной химии не чувствительны, какие-то наоборот. Мы говорили про рак предстательной железы, есть много методов. Брахитерапия – хороший эффективный метод, когда происходит лучевая терапия, только не общая, когда мы воздействуем на весь малый таз, а через специальные проколы в предстательную железу помещаются микрозерна радиоактивного йода, и этот йод обучает в течение определенного времени предстательную железу, облучают локально, потому что все это строго на компьютере, под контролем УЗИ высчитывается, какую дозу туда подать. Через какое-то время он теряет свою активность, но при этом рак побежден.

Юлия Каленичина:

А окружающие ткани не пострадали, общей интоксикации у человека нет.

Дмитрий Кожухов:

В меньшей степени, и еще ряд моментов, которые для мужчин имеют большое значение.

Юлия Каленичина:

Как вы потом контролируете этот процесс?

Дмитрий Кожухов:

Для каждого заболевания свои критерии, свои временные промежутки. Раз в полгода, раз в год человек приходит, делает контрольные исследования, ПСА сдает регулярно, смотрим, растет или не растет. Но в целом брахитерапия по своим результатам сопоставима с радикальной операцией, то есть с простатэктомией. Но тут опять же свои показания, где-то брахитерапию нельзя сделать.

Юлия Каленичина:

Брахитерапия только при онкологии простаты или еще где-то применяется?

Дмитрий Кожухов:

В большей степени на потоке при онкологии предстательной железы. Есть криоабляция, когда воздействуют на рак предстательной железы холодом, HIFU, когда воздействуют ультразвуком. У всех методов свои показания, свои плюсы и минусы, тут просто нужно, чтобы врач грамотно оценил и выбрал тот метод, который нужен именно этому пациенту, потому что ту же брахитерапию, несмотря на то, что это очень классный метод, не всегда можно применить. Если большая предстательная железа, есть аденома, нарушение функции мочеиспускания, уже нельзя делать брахитерапию, потому что если сделаешь, ткань будет отекать, возникнет задержка мочи, а простатэктомию можно, то есть много нюансов.

Юлия Каленичина:

Можно полностью излечиться от рака в современном мире?

Дмитрий Кожухов:

Можно и нужно, но для того чтобы полностью излечиться, надо следить за своим здоровьем и следить за ним систематически, чтобы на той самой первой стадии, когда еще это сделать просто, успеть поймать и излечить болезнь.

Юлия Каленичина:

И излечение одного процесса не значит, что не возникнет другой процесс в другом месте.

Дмитрий Кожухов:

Совершенно верно, это не избавляет нас от возможности другой опухоли, есть первичная множественность, когда несколько разных видов опухолей возникает, есть метастазы, которые несмотря на то, что удалили, могут потом развиться. Но, тем не менее, рисков рецидивов будет гораздо меньше, если на первой стадии мы все удалим, это самое важное. А еще лучше соблюдать первичную профилактику и влиять на факторы риска, вести здоровый образ жизни.

Юлия Каленичина:

Если у человека есть предраковое заболевание, он должен так же, как и все здоровые люди проходить диспансеризацию, раз в год или же у него свой график?

Дмитрий Кожухов:

Там будет свой график. Есть специальные таблички в поликлиниках, на которых четко показано, что и как часто нужно делать. Гастроскопию раз в год мы делаем, ПСА раз в год, а если появилось предраковое состояние, то все равно же потом идешь к врачу, и врач говорит, как часто нужно проверяться или уже нужна операция, если есть какое-то фоновое заболевание, которое может привести к раку.

Юлия Каленичина:

В вашем стационаре, в Госпитале для ветеранов войн №2, что делается из того, о чем мы сегодня говорили, и кто может там получить лечение?

Дмитрий Кожухов:

В Госпитале ветеранов войн №2 может получить лечение любой москвич, независимо от того, ветеран или нет. Конечно, основной контингент – это ветераны войн, там несколько категорий: блокадники, ветераны, инвалиды Великой Отечественной войны, Афган, Чечня, ликвидаторы аварии на Чернобыльской АЭС – это те, кто к нам должны идти априори. А в остальном любой человек может прийти, взять в поликлинике направительные документы, форма 027, 057, и получить у нас помощь.

Лечение онкологических заболеваний – это не совсем наша история, потому что в Москве есть специализированные учреждения, и туда направляются больные. Но бывает такое, что пациент поступил по скорой помощи, или во время обследования в стационаре нашли какое-то онкологическое заболевание, и его состояние не позволяет нам отпустить его домой, допустим, кровит, мы вынуждены оказывать ему лечение онкологического заболевания по экстренным показаниям.

Юлия Каленичина:

Иногородних вы не берете, только Москва.

Дмитрий Кожухов:

Иногородних не берем.

Юлия Каленичина:

С предраковыми заболеваниями к вам могут люди обращаться уже и на лечение?

Дмитрий Кожухов:

Да, с той же аденомой предстательной железы, хоть это и не предрак, но это одно из основных направлений, одно из самых частых урологических заболеваний, которое мы лечим и оперируем. У нас есть в этом плане весь спектр возможных вмешательств, и трансуретральную резекцию предстательной железы делаем, и открытые операции, когда это необходимо, когда огромный объем. Сейчас у нас внедряется новый метод – энуклеация предстательной железы, когда большая предстательная железа, невозможно удалить ее эндоскопически при помощи трансуретральной резекции. Не так давно придумали метод энуклеации, когда мы заходим эндоскопически и лазером, либо тулиевый, либо гольмиевый, проводим ее вылущивание и единым блоком удаляем, удаляется мочевой пузырь, а в мочевом пузыре потом специальным аппаратом размельчается и удаляется наружу.

Юлия Каленичина:

Все лечится, если вовремя обратиться.

Дмитрий Кожухов:

Главное – следить за собой, не так, как наши некоторые мужчины, женщины в этом плане более привержены. И если следить, вовремя все делать, все будет хорошо.

Юлия Каленичина:

Благодарю Вас, надеюсь, мы были полезны, будьте здоровы.