Ошибки мышления

Психиатрия

 

Андрей Реутов:

Добрый вечер, дорогие друзья, время для очередного эфира передачи «Мозговой штурм», хотя сегодня будет не столько мозговой, сколько психологический, потому что у нас сегодня вновь в гостях роскошный специалист, клинический психолог, гипнотерапевт, НЛП-мастер, действительный член Всероссийской психотерапевтической лиги Армена Аракелова. Поговорим мы сегодня о когнитивных искажениях. Я до сих пор получаю фидбэки от наших слушателей и признаюсь честно, я лично для себя многое проработал, многое получилось изменить, тем не менее тревога все равно у всех присутствует, это нормально, но мы учимся с ней справляться и жить дальше. Мы перфекционисты, максималисты, и мы хотим жить лучше, радостнее, поэтому надо понять, что мешает нашему мозгу. Наш мозг сейчас настолько загружен информацией, интернетом, невозможно за всем уследить, ментальный шум. Что приводит к теме нашего сегодняшнего эфира?

Армена Аракелова:

Сейчас в нашем распоряжении все время мира в размере одного часа, в течение которого мы будем об этом говорить. И тема когнитивных искажений очень актуальная, огромное количество ограничивающих факторов, которые мешают развитию. Вы правильно подметили, тревога никуда не делась, но мы все хотим развиваться. И тот максимализм, о котором Вы сказали, это одно из когнитивных искажений.

Что же это такое? Их еще называют ловушки мышления или ошибки мышления, это те самые ошибки мышления, которые как некие шаблоны, стереотипы, некая система существуют у нас в голове, и это свойственно людям независимо от уровня психического или интеллектуального развития, людям в принципе свойственно иметь эти когнитивные искажения. Возникли они вследствие ментального шума. Наш мозг обрабатывает такое огромное количество информации и визуальной, и аудиальной, и запахи, и мысли, все, что касается нашей тактильной чувствительности, плюс это все нужно обработать, домыслить. И мозг мыслит более шаблонно, потому что таким образом он экономит ресурс. Есть не совсем доказанное, но тем не менее мнение, что мы используем до 5 процентов своих резервов памяти, но даже этих резервов нам не всегда хватает, для того чтобы обрабатывать информацию полноценно, и нам легче мыслить шаблонно.

Вспоминая наш прошлый эфир, мы говорили о том, что страх — это основная базовая эмоция, благодаря которой мы выживаем, поэтому большинство когнитивных искажений больше отрицательные, чем положительные, потому что домысливать эволюционно нам выгоднее со стороны страха, так мы выживаем. Когда мы идем по парку и слышим какой-то шум, то прежде чем мы обработаем информацию, проанализируем, что, может быть, это дети играют или собаки, все что угодно может быть, но первое, о чем мы подумаем, что это опасность. Это тоже когнитивное искажение, которое работает в отрицательную сторону, потому что так мы выживаем, так мы спасаемся.

Андрей Реутов:

Все мы привыкли считать, что большую часть времени наш мозг находится в мыслительном процессе, мы все анализируем, обрабатываем и приходим к какому-то логическому мышлению, а по факту чаще всего наш мозг работает в определенных стереотипах. Я вспомнил книжку, где очень наглядно было представлено: череп, в котором сидит наш мозг, и рядышком маленькая мартышка, и когда что-то происходит, сначала отвечает мартышка — она идет по

наименьшему пути сопротивления: «Слушай, хозяин, это змея, что-то плохое», — а потом начинаешь думать: ну какая змея, Москва, центр города, зима, это просто палочка валяется.

Мы говорим о стереотипах, что это? Например, врач не имеет права на ошибку, лучше синица в руках, чем журавль в небе — все эти годы я это считал народной мудростью, зачем что-то придумывать, все уже сказано, и таких примеров очень много.

Армена Аракелова:

Много лет я изучаю эту тему, общаюсь с коллегами, клиентами, и мы приходим к мнению, что трудно понять, что первично — курица или яйцо. Эти поговорки не просто так появились, это тоже некое когнитивное искажение, которое вылилось в такую упрощенную форму, как народная мудрость. Все или ничего — тот самый максимализм и когнитивные искажения, которые очень ограничивают процессы нашего развития. Многие дети, которым говорили, что 4 — это не оценка, должна быть 5, это тоже максимализм. Вы же сначала сказали, что Вы максималист, возможно, Вам так говорили в детстве родители, и этот максимализм вылился в ограничивающее убеждение, которое внушается ребенку. Мало того, что мы этому подвержены от природы — лучше синица в руках, чем журавль в небе, — мы еще это получаем в качестве внушений, которые становятся убеждениями, от своих родителей. Менталитет, социум и культуральные особенности очень влияют на развитие когнитивных искажений.

Андрей Реутов:

Насколько много этих когнитивных искажений?

Армена Аракелова:

Очень много, порядка 185, даже до 200, много исследуют, мир развивается, новые категоризации появляются, то, что раньше считалось нормой, сейчас начинает считаться когнитивным искажением. Никакой системы в их распределении нет, есть 180 или 190 штук, все охватить невозможно. Я сегодня хочу рассказать о 5 самых распространенных, и мне кажется, это будет очень интересно для зрителей, потому что они на сегодняшний день очень актуальные.

Относительно молодой термин, в 1972 году Даниэль Канеман, американский психолог израильского происхождения, со своим коллегой Тверски проводил очень много исследований и выявил, что очень много заблуждений, много решений, и плоскость решения лежит не в рациональном ключе, а в эмоциональной плоскости. Даже есть такая терминология, что это эвристический стиль принятия решений.

Андрей Реутов:

Упрощенная схема принятия решения.

Армена Аракелова:

Вместо того, чтобы анализировать, сравнивать данные, что-то вспоминать, искать в долгосрочной памяти, нам легче из серии эврика — я знаю, что это такое, есть шаблоны, которые мы подставляем, и нам так проще.

Андрей Реутов:

Что такое когнитивные функции, когниция? Все мы понимаем, что такое искажение, а что искажается — работа мозга?

Армена Аракелова:

Когниция — это познавательный мыслительный процесс, все то, что происходит в нашем мозге, думание, говоря простым языком, а когнитивные искажения — это ошибки нашего мышления именно потому, что мы упрощаем. Когда мы говорим, что мозг ленивый, люди этому удивляются, но на самом деле так и есть, поэтому он выживает, и вид выживает, потому что мозг экономит ресурсы. Поэтому и возникли эти когнитивные искажения, не мы их придумали, они были всегда, но чем дальше мы живем и развиваемся, тем больше понимаем, что очень многие наши решения лежат в ошибочных плоскостях.

Андрей Реутов:

А есть люди, которые этому не подвержены? Мы знаем, что человек железный во всех отношениях, для него это отсутствует, либо наоборот, он настолько лояльный, лабильный, что это вообще не про него. Есть ли группа людей, которые наиболее этому подвержены, возрастные категории, в каком-то возрасте это чуть больше проявляется, либо с годами приходит мудрость?

Армена Аракелова:

Одно из когнитивных искажений называется слепое пятно, когда человек говорит — у меня их нет. И это уже свидетельствует о том, что это когнитивные искажения в области слепого пятна, потому что людей без когнитивных искажений нет, им подвержены все, это нормально и не считается патологией. Это нормальное функционирование здорового человека, который живет в коридоре здоровой психологической и психиатрической нормы, тем не менее можно выделить какую-то закономерность с точки зрения культуральных особенностей. Если семья или социум, где живет ребенок, подвержена приметам, магическому мышлению, то будет в этой плоскости. Если больше с точки зрения долженствования, максимализма, каких-то убеждений, то здесь будет в плоскости этих когнитивных искажений, но они есть у всех.

По моим наблюдениям, чем больше человек образован не с точки зрения интеллектуального развития, а эмоционального интеллекта, начитанности, чем больше мы знаем, тем больше можем анализировать. Поэтому способность понять то, что происходит, зависит в том числе от того, насколько человек начитан, что он знает и как это может использовать в жизни.

Андрей Реутов:

Получился большой диапазон: искажение, когда человек говорит, что у меня их нет, а со временем набирается опыта и еще больше заморачивается. Как понять, что у меня есть когнитивные искажения? Мне отец говорил, что нейрохирургическую операцию нельзя сделать на четверку, я с этим рос, меня так воспитали. Сейчас я узнаю, что это когнитивное искажение, я утрирую, конечно, но как понять?

Армена Аракелова:

Это про то, что чем больше я знаю, тем больше понимаю, что я ничего не знаю. Тут, как и везде, важен контекст. Сапер может ошибаться, но только один раз. Не хочу загонять Вас в рамки с точки зрения долженствования как нейрохирурга, я считаю, что любой врач имеет право на ошибку, и даже рука может дрогнуть независимо от того, насколько я все это знаю и понимаю, например, судорога, никто от этого не застрахован. Это как урчание живота, мы все хотим быть культурными, интеллигентными, но есть процессы, которые мы не можем контролировать. Поэтому надо наблюдать за своим общением, за своими словами, за своими мыслями, что очень важно, за тем, что мы говорим окружающим, своим детям. Дать задание своим близким послушать друг друга или понаблюдать в социуме, в котором я общаюсь, какие принятые закономерности, разговоры, насколько я с этим согласен. Если мои подруги о чем-то говорят и я, разбираясь в этом, поняла, что это когнитивные искажения, и с ними согласна или была когда-то согласна, это уже говорит о том, что они у меня тоже есть. Наблюдательность, анализ и более внимательное отношение к своим мыслям — это диагностический прием.

Есть огромное количество ограничивающих убеждений, по которым просто можно пройтись и понять, как я на это реагирую, с чем я согласен, с чем нет. Ребенок должен учиться на пятерки — когнитивное искажение, долженствование, или женщина должна быть всегда красивой и ухоженной — тоже долженствование, очень ограничивающее, потому что не все женщины красивые, не у всех есть ресурс каждый день быть ухоженными. И чем больше в разговоре «всегда, никогда, должны, каждый раз, постоянно», вот таких категоричных мнений, высказываний использует человек, это уже говорит о том, что есть когнитивные искажения, с которыми нужно работать.

Андрей Реутов:

Вы сказали, порядка 200 искажений, давайте разберем основные. Это не показатель какой-то грубой психической патологии.

Армена Аракелова:

Это может вылиться в долженствование, одно из искажений, о котором я хотела рассказать, категоризация, сверхобобщение, и если долженствование само по себе, сверхобобщение само по себе, а если они вместе, это может привести вплоть до депрессивного расстройства. Если человек считает, что он должен быть таким же успешным, как отец, и если в силу каких-то причин он не может соответствовать, то это долженствование может вызвать психологические расстройства, даже депрессивные расстройства, заниженную самооценку, потому что он не соответствую тому, какой он должен быть. Или я один раз не сдал экзамен, я неудачник — это тоже обобщающее когнитивное искажение, которое роняет самооценку, обрубает крылья, останавливает, парализует и не дает развиваться дальше. Умение отследить и заменить на то, что я имею право не всегда быть безупречным, или было бы неплохо учиться на пятерки, но каждый человек имеет право ошибаться, то есть более мягкие формулировки, которые помогут. Вот два искажения —долженствование и сверхобобщение, которые очень свойственны достигаторам, максималистам, а максимализм — это тоже одно из когнитивных искажений.

Знаете, в чем подвох? Во фразе «все или ничего» никто не объясняет, что такое все, вот этого всего никогда не будет, и это тоже предмет быть собой недовольным постоянно, потому что всего не может быть. И когда мы говорим «все или ничего», очень важно понять, что мы вкладываем в понятие все. Все или ничего — это все пациенты, которые поступают в стационар, должны быть прооперированы мной? Но это невозможно. Или все деньги мира, которые есть, я должен зарабатывать? Это тоже максимализм, априори ограничивающий и тормозящий внутренний комфорт, удовлетворенность.

Андрей Реутов:

Я в разговоре с Вами расслабляюсь, и первая мысль — все, завтра на работу не пойду. Нет, конечно, я пойду, но в голове нужна другая формулировка, что это не ледяной душ, когда заряжаешь себя, а сказать так, что планы на сегодня такие-то.

Армена Аракелова:

Сказать «я имею право» — это самая важная фраза, которую я своим пациентам, клиентам всегда рекомендую. Любые ограничивающие убеждения начинать с фразы «я имею право», не должна, а я имею право. Кстати, черно-белое мышление — одно из когнитивных искажений. Или из крайности в крайность, что я могу ничего не делать. В норме мы находимся где-то в середине, и все зависит тоже от контекста: где-то я действительно должен — я должен соблюдать правила дорожного движения, тут никуда не денешься, или я должен делать все возможное, чтобы спасти жизнь пациента. И очень важно не перегибать ни в ту, ни в другую сторону и учиться находить золотую середину, для этого очень важно понимать уровень своих ценностей и понимания, что меня делает счастливым. Когда в рамках своих ценностей мы можем прописать свои убеждения и свои долженствования в том числе, тогда нет внутреннего конфликта, где я должен и я хочу не противоречат друг другу, это залог здоровой комфортной психики.

Андрей Реутов:

Мне очень понравилась фраза «золотая середина», это условно норма, не когнитивное искажение. У всех на слуху фраза — лучше синица в руках, чем журавль в небе. А это что?

Армена Аракелова:

Это тоже когнитивное искажение. Те же Канеман и Тверски, основоположники формулировки, открыли теорию перспектив, проводили большое исследование в области экономики и выявили, что потерять что-то малое нам гораздо страшнее, чем получить что-то большое. Вот это та плоскость мышления, которая выработала с годами поговорку «лучше синица в руках, чем журавль в небе». Лучше я останусь при своей маленькой зарплате, но мне стабильно, чем я рискну, а вдруг этого не получу, то есть перспектива менее заманчива, чем страх потерять то, что у меня есть. Даниэль Канеман получил Нобелевскую премию за это исследование, в 1979 году он проводил эти опыты. Кстати, подавляющее большинство когнитивных искажений доказано экспериментально, это не просто психологические домыслы. И журавль должен быть настолько заманчивым, настолько амбициозным, чтобы рискнуть. Но здесь тоже имеют значение особенности человека. Кто-то с самого детства слышал поговорку «кто не рискует, тот не пьет шампанского», и она для него убеждение, но в целом мозг заточен на то, что лучше синица в руках, чем журавль в небе. Такое интересное искажение, которое называется теория перспектив.

Андрей Реутов:

Я очень долго пытался понять, с чем связано крылатое выражение «кто не рискует, тот не пьет шампанского». Слышал такую теорию, что в старину эти бутылки довольно часто взрывались, будучи в погребе, и для того чтобы открыть, нужно было спуститься в подвал, рискнуть взять бутылку, которая может в любой момент взорваться и лишить тебя глаза. Мы еще обсуждали ошибку выжившего.

Армена Аракелова:

Это тоже очень интересная история, одно из когнитивных искажений — ошибка выжившего. Во время Второй мировой войны американский воздушный флот нес большие потери, почти 50 процентов самолетов не возвращались, погибали летчики. И решили исследовать, как же укрепить самолеты, чтобы они были менее подвержены повреждениям. Стали исследовать те самолеты, которые возвращаются на базу, и выявили, что большинство из них повреждены на уровне крыльев (я плохо разбираюсь в этом), и решили, что надо укреплять крылья, потому что большинство повреждений там. В этом исследовании принимал участие известный математик Абрахам Вальд, и он единственный, кто был против. Он предположил, что, скорее всего, это те места, которые укреплять не надо, ведь они вернулись, и надо обратить внимание на те места, которые не повреждены, потому что не было ни одного вернувшегося самолета с поврежденной хвостовой частью или носом. И раз нет ни одного вернувшегося самолета с подбитым хвостом, то все, кому подбили хвост, упали. Ему доверились, решили укрепить хвостовую часть и увеличили выживаемость самолетов и людей. С тех пор на основании этих данных это когнитивное искажение стали называть ошибкой выжившего.

Что касается дельфинов, тоже одна из теорий, что это ошибка выжившего. Мы опираемся только на тех, кто выжил, на тех людей, которых дельфины привели к берегу. Но считается, что дельфины просто играют, и сколько людей они притащили к берегу, столько могли унести в открытое море, это такая же ошибка выжившего — мы делаем выводы на тех, кто остался жив, на тех, кто вернулся, а надо учитывать опыт не выживших.

В переносе на нашу современную жизнь — я года два назад была на большом известном обучении, в зале было 500 человек, и показывали из предыдущего потока три успешных кейса. Ошибка выжившего в том, что все из 500 человек, которые сидят в зале, считают и опираются на успех тех троих, кто стоит на сцене, и не учитывают, что, возможно, 400 с лишним человек были неуспешными. Это как положительные отзывы — кто-то написал три положительных отзыва, и, опираясь на них, мы делаем выводы, хотя там была сотня средних или отрицательных. Ошибка в том, что мы опираемся на успех. Известные психологи, коучи говорят, что надо укреплять сильное. Я с этим вообще не согласна, я считаю, что поговорка про то, что сила цепи определяется мощностью самого слабого звена — это как раз про ошибку выжившего. Надо учитывать слабость слабой части, а не усиливать то, что и так сильное.

Андрей Реутов:

Встречный пример: приходят пациенты, которые с осторожностью утверждают, что определенная медицинская процедура, которая была им выполнена, привела к неблагополучному результату, что из-за того, что они выполнили эту процедурку, стала расти опухоль. И когда пришел первый пациент, второй, начинаешь думать: ничего себе, на самом деле женщина получила такую процедуру, в итоге подрастила себе опухоль. А потом я понял — я не опираюсь на те данные, скольким женщинам эта процедура помогла, подарила им здоровье, радость жизни, а ко мне пришли из 100 два человека с такой проблемой.

Второй пример, есть очень известная книжка, в которой описывается опыт ведения менеджмента одной из самых успешных мировых клиник. Обычно на ежемесячных конференциях собираются врачи и начинают рассказывать о своих успешных случаях, один из 100, а в этой клинике стали делать наоборот, они перестали стесняться, и каждый врач выходил и рассказывал о своем каком-то неуспешном опыте, о том, как он с этим справляется. В итоге благодаря такой практике эффект был просто ошеломительный, потому что поменялись стереотипы мышления.

Армена Аракелова:

Великолепные примеры, которые показывают с обратной стороны, и это была одна из самых успешных клиник — вот он, залог успеха, потому что они обращают внимание на слабые места, на слабые звенья в цепи. Прошлым летом был случай, когда в Москве семья отравилась арбузом. Как раз ошибка выжившего, то есть миллионы людей едят арбузы, ничего с ними не случается, но стоило произойти одному резонансному случаю, сразу стали говорить, что арбузы есть нельзя. Это такое же когнитивное искажение, та же ошибка выжившего. И инстаграмные истории — тоже ошибка выжившего, когда нам приводят в пример тех, у кого получается. Смотрим на тех, у кого получается, и думаем, что у нас будет так же прекрасно (не впадая в крайности), но очень важно учитывать опыт тех, у кого не получилось. Идут на какую-то учебу и говорят — вот сколько успешных, я буду таким же. Но мы не учитываем, сколько неуспешных, сколько людей зря потратили деньги на это обучение. После этого обучения достаточно приличное количество людей потом пришли ко мне в терапию через какое-то время с фрустрацией, с разочарованием от неисполненных ожиданий, которые обрубили крылья. А если бы люди, сидящие в зале, знали заранее, что эти три примера прекрасны, и мы можем их использовать как ролевую модель, но есть же гораздо больше остальных, опыт которых тоже нужно учитывать.

Андрей Реутов:

У всех на слуху фраза «я заякорился, я затормозился». Давайте остановимся на эффекте якоря.

Армена Аракелова:

Это когнитивное искажение не сильно соответствует своему названию, тем не менее начинка такая: в принятии решений мы часто опираемся на ту информацию, которая нам была показана перед тем, как нам дали выбор. Например, если мы идем в магазин или к стоматологу, и нам говорят, что есть процедура за 5000 рублей, а есть за 7000 рублей. По данным массовых исследований, люди, как правило, выбирают за 5000. А если нам говорят, что есть за 5000, есть за 7000, а есть еще за 19000, то тогда подавляющее большинство выберет за 7000. Тоже маркетинговая хитрость, которая выявилась, опираясь на когнитивное искажение эффект якоря, и очень часто нам предлагают продукт в трех ценовых категориях. Вы спрашиваете как с этим работать — знать, теперь я уверена, что зрители, которые смотрят этот эфир, увидев три цены, где большая значительно отличается в сторону повышения от двух предыдущих, поймут, что это когнитивное искажение, меня хотят поймать на эффекте якоря, предлагают очень большую цену, для того чтобы я выбрал среднюю.

Андрей Реутов:

Если бы мы это проговорили час назад, возможно, я бы так не прогорел, потому что ехал на эфир, мне позвонили из химчистки и сказали: «Мы приняли вашу обувь, у нас есть вариант почистить за 2000, есть комплексный уход за 5000. — Нет, конечно, давайте за 2000. — Знаете, мы можем еще подкрасить, но это будет стоить 15000. — Это дорого, давайте все-таки за 5000». Просто сейчас сижу и смеюсь, классический пример, то есть просто отдать почистить обувь — есть три разные суммы, и мы выбираем золотую середину.

Армена Аракелова:

Никто не изобретает велосипед, есть маркетинговые агентства, правильно обученные люди, которых нанимают, для того чтобы они сформировали правильную ценовую политику в разных отраслях, сферах услуг, чтобы вы платили не 2000, а 5000, тем самым увеличивая прибыль. В целом, если мы это знаем, то не будем попадаться на эту удочку.

Андрей Реутов:

Есть стереотип, стадный инстинкт, что сотни тысяч людей это делают, им от этого хорошо, давай-ка и я тоже попробую. Я видел, все бегут марафоны, и я тоже побегу, это же полезно. И я ловлю себя на мысли — не является ли это тоже когнитивным искажением, когда идет повальное увлечение чем-то в жизни?

Армена Аракелова:

Оно так и называется — эффект повального увлечения, это когнитивное искажение, когда все побежали, и я побежал. Все психологи, и я буду психологом, все тарологи, и я буду тарологом, все проходят какие-то курсы, и я на них тоже пойду — это из серии повального слепого увлечения без анализа, инстинкт толпы. Или ЗОЖ, никто не разбирается, тот же всем нужный и важный витамин D, его сейчас все пьют, не разбираясь, сколько у меня и сколько мне нужно, все пьют, и я буду пить. Все бегают по утрам, и я буду бегать. Можно миллион примеров приводить из нашей жизни, это когнитивные искажения. Я за саморазвитие, за личностный рост безотносительно интеллектуального уровня. Повторюсь, необязательно знать 5 иностранных языков и иметь 3 высших образования, чтобы быть просто образованным с точки зрения эмоционального интеллекта и понимания. Поэтому чем больше мы знаем, чем больше образовываемся, тем меньше рискуем попадаться на удочки когнитивных искажений, в том числе эффекта повального увлечения.

Андрей Реутов:

Мы должны знать, как с этим бороться. Ледяной душ и какие-то установки — это не совсем то, что нам нужно. Может быть, есть секретики?

Армена Аракелова:

На протяжении всего эфира я говорила, что это самообразование, подпитка независимо от того, в какой сфере человек работает, в какой сфере он развивается. Мы сейчас разобрали какие-то когнитивные установки, я уверена, что люди будут более внимательны, а это всего час эфира, 5-7 установок разобрали, а сколько всего интересного можно познать, образовываясь. Это помогающие профессии с точки зрения психологов, коучей Любому человеку, который хочет развиваться, познавать себя, решать свои внутренние конфликты, стоит работать с такими специалистами. Я не говорю в рамках повального увлечения, но сейчас действительно очень много качественных обучений. Все блогеры инфоцыгане, все инфопродукты ерунда — это тоже когнитивное искажение, не все. Подходить разумно, анализируя, читая и позитивный, и негативный опыт, смотреть что мне подходит, что нет, я знаю очень много людей, которые без конца образовываются. Познание, умение анализировать — это самый главный совет. Развивать гибкость, адаптивность, пластичность мозга, гибкость — наше все сегодня, и это тема отдельного эфира, что адаптивность можно развивать. Самое простое и банальное — чистить зубы нерабочей рукой, ходить домой непривычным маршрутом, делать что-то по-новому, заказывать на обед непривычное блюдо, писать даже одну-две фразы в день нерабочей рукой — это развитие гибкости, пластичности мозга, что тоже позволяет развивать и критическое мышление, и адаптивность. Конечно, работа с личными границами, умение говорить нет, умение противостоять инстинкту толпы и так далее, то есть внутренняя работа и саморазвитие.

Андрей Реутов:

Вы в конце настолько заинтриговали не только меня, но и всех наших зрителей, поэтому я Вас очень прошу найти время, чтобы прийти и рассказать, как тренировать мозг. Я для себя точно понял одно, что самое главное когнитивное искажение — это убеждать себя, что у тебя его нет. Давайте примем тот факт, что у всех у нас есть определенные когнитивные искажения, надеюсь, не все 180, которые мы сегодня даже не успели обсудить. Друзья, принимаем этот факт, занимаемся собой, саморазвитием, следим не только за своим физическим, но и психологическим здоровьем. Спасибо большое, до новых встреч.

 

 

Как и кто из специалистов на профилактическом осмотре может выявить начинающийся пролапс?   Через какое время после операции лазерной коррекции улучшается зрение?   Почему металлоконструкции ломаются и переломы не срастаются?   Правда, что ежегодно в России от гриппа умирает около 40 тысяч человек?   Если бы у вас была возможность донести пациентам одну-единственную мысль, которая позволила бы им четко сформировать взаимодействие с врачебным персоналом, что бы вы им сказали?   Что собой представляет портативный мочевой анализатор?   Как проводится реконструкция соска?   Что ощущает женщина во время эпидуральной анестезии? Чего не надо пугаться, какие ощущения в норме?   Был ли у Вас в практике стенозирующий ларингит (ложный круп)?   В какой стране наиболее развит биопринтинг на данный момент? На каком оборудовании вы работаете?   Какие существуют особенности реабилитации после онко-пластической операции?   Есть ли наследственная, генетическая предрасположенность к заболеваниям глаз?   Как молодым специалистам, желающим начать свой бизнес, привлечь деньги в стартап?   К чему приведет стандартизации перечня закупаемых лекарств?   Есть ли на голове какие-то места, о которые можно действительно разбивать и кирпич, и бутылку, как делают в день ВДВ?   Каких ситуаций нужно избегать, чтобы не получить травму коленей, занимаясь, например, бегом?   Какую методику Вы используете: классическую компрессионную склеротерапию или пенную?   Возможно ли при правильно назначенных неврологических препаратах и физических упражнениях выстроить новые нейронные связи, которые были утеряны?   Что такое инсулинорезистентность, как она возникает, и какие у нее клинические проявления?   Какие методы используются для диагностики аневризмы?