Атеросклероз «нижних этажей»

Хирургия

Ирина Перепелица:

Всем привет, с вами программа «Онлайн-прием» и ее ведущая Ирина Перепелица. Сегодня у нас очень интересная тема – атеросклероз «нижних этажей». Разобраться в том, что такое атеросклероз, как он влияет на здоровье, нам поможет сегодняшний гость Олег Гулаев, врач-сердечно-сосудистый хирург, врач-флеболог.

Олег Гулаев:

Атеросклероз – это мультифокальное системное заболевание, которое в основном поражает артерии. По артериям течет кровь от сердца ко всем органам, и у этих артерий есть еще свои дополнительные артерии – капилляры, артериолы, – и они в большинстве страдают от заболевания.

Что такое атеросклероз? Еще в XVI веке до нашей эры впервые в Египте на папирусах обнаружили упоминания, там были изображения боли за грудиной, одышка, то есть уже тогда люди предполагали, что это заболевание, но в обиход это вошло в 1904 году, когда немецкий ученый Феликс Маршан впервые ввел термин атеросклероз. Это воспаление стенки сосуда, на котором образуется атеросклеротическая бляшка, которая со временем начинает расти и перекрывает просвет сосуда, тем самым закупоривая его. Кровь перестает кровоснабжать тот или иной орган, и происходит сначала ишемия, а потом омертвение ткани, чего мы и боимся.

Ирина Перепелица:

Как это влияет на наши нижние сосуды?

Олег Гулаев:

Основное заболевание при атеросклерозе – это стенокардия, потом страдают сосуды шеи, головы, головного мозга, вызывая хроническую ишемию, потом артерии, кровоснабжающие нижние конечности. Основные симптомные жалобы при атеросклерозе, когда пациенты не могут пройти то или иное расстояние, так называемая перемежающая хромота, которая влияет и на качество жизни пациентов. Потом начинают проявляться такие симптомы, как похолодание конечностей, то есть одна конечность может быть теплая, вторая прохладная, при этом на улице может быть жарко.

В XVIII-XIX вв. было несколько теорий развития атеросклероза. Сначала думали, что это болезнь пожилых, потому что сосуды имеют свойство терять эластичность, становятся более дряблыми, тонус падает, и когда откладывается холестерин, они становятся более твердые, в этом месте как раз липидное пятно и образуется. Потом советским ученым Аничкиным был открыт липидный фактор, он впервые предложил липидную теорию образования атеросклероза. Был еще японский ученый, который предложил аутоиммунный фактор, который также вызывает атеросклероз. То есть это системное воспаление стенки сосуда, а как мы знаем, артерия состоит из трех слоев – внешний, внутренний и эпителиальный слой, там и образуется бляшка, которая может прорастать, но она не прорастает полностью до наружного слоя. За счет того, что она растет постепенно, болезнь проявляется через какое-то время, не так, что образовалась и сразу закупорка. Нет, медленно растет, и когда перекрывается сосуд, уже наступают такие изменения, которые требуют обращения к врачу.

Ирина Перепелица:

Где чаще всего появляются бляшки?

Олег Гулаев:

Появляются в местах развилки, у сосудов есть деления, и на месте этих делений чаще всего и образуются, потому что там, как считают ученые и мы, когда открываем сосуд, турбулентные потоки, и там оседают эритроциты, липидные выделения в крови, которые постепенно образуют липидное пятно, и оно начинает расти. Сначала оно кашеобразное, потом плотное, и последняя стадия – это кальций, становится как каменное.

Ирина Перепелица:

Какие факторы риска?

Олег Гулаев:

Курение, лишний вес, неправильное питание, когда в анализах отмечался повышенный холестерин – это уже факторы, которые должны вас насторожить и вы должны обратиться к врачу, сделать хотя бы банальное УЗИ, чтобы понять, есть отложение кальция, или атеросклероз развивается в той или иной стадии, чтобы не пропустить более грозные осложнения, потому что как таковой атеросклероз безвредный, мы лечим его осложнения. Отложилась бляшка в одном месте, но, как правило, атеросклероз поражает несколько сегментов и участков, поэтому мы и назвали «нижних этажей», потому что артерии по своему диаметру тоже бывают разные. В области развилки есть аорта, которая несет кровь от сердца, и где-то в районе пупка она делится на правую и на левую конечность, соответственно, диаметр подвздошных артерий 10-12 мм, у женщин и мужчины разнятся, и чем ниже мы спускаемся, тем тоньше они становятся. Когда откладывается атеросклеротическая бляшка на подвздошной артерии, она может долго расти, и человек не знает об этом.

Ирина Перепелица:

Получается, бессимптомная болезнь. А как можно узнать, что у тебя атеросклероз, можно ли самому исследовать себя и понять?

Олег Гулаев:

Если вы не врач, то очень сложно догадаться. Онемение, похолодание, тяжесть в ногах, уменьшение дистанции безболевой ходьбы – это все поводы обратиться к врачу. Или вы прошли 100, 200, 300 метров, и вам приходится останавливаться, для того чтобы облегчить состояние, потому что мышцы становятся каменные, им тяжело дальше сокращаться, и человеку нужно остановиться, отдохнуть, чтобы кровь немножко прилила к конечности, чтобы пойти дальше.

Ирина Перепелица:

Можно ли заниматься спортом?

Олег Гулаев:

Можно и нужно, потому что спорт – наше все. Когда мышцы постоянно сокращаются, то есть работает мышечная помпа, кровь циркулирует, она доходит до мелких артерий на стопе, и мы заставляем пациентов заниматься тренировочной ходьбой, даже если они уже попали к нам на операционный стол, после операции мы заставляем ходить и ходить, чтобы они каждый день могли тренировать свои мышцы, тем самым тренируя сосуды.

Ирина Перепелица:

Как можно предотвратить атеросклероз?

Олег Гулаев:

Атеросклероз неизлечим, но мы можем предотвратить его осложнения. В первую очередь бросить курить, потому что никотин очень пагубно влияет на мелкие сосуды, артериолы, они спазмируются под воздействием никотина, питание – жирная, соленая пища, избыточная масса тела ведет к повышению артериального давления. Все взаимосвязано в организме, и все это в той или иной мере влияет на работу сосудов.

Ирина Перепелица:

На какие звоночки нужно обращать пристальное внимание и к какому доктору обращаться?

Олег Гулаев:

Мы называем атеросклероз тихим убийцей, когда бляшка постепенно растет, и чаще всего осложнение наступает, когда на эту бляшку приседает тромб, потому что есть препятствие току крови, и в этом месте может образоваться тромб, он является уже маркером, перекрывает, и наступает острая стадия, когда у пациента появляется острая боль, нога становится холодной, чувствительность теряется – тут сразу нужно вызывать скорую помощь и ехать в стационар, это жизнеугрожающее состояние. Если затянуть, можно дойти до необратимых процессов, в том числе и до гангрены.

Ирина Перепелица:

Какие методы диагностики Вы считаете наиболее эффективными?

Олег Гулаев:

На сегодняшний день золотым стандартом диагностики считается ультразвуковое дуплексное сканирование, это неинвазивный метод диагностики. Вы пришли к терапевту, и он заподозрил, направляет вас в кабинет ультразвука, там доктор измеряет скоростные показатели, с какой скоростью притекает кровь к тому или иному органу, есть ли там бляшка, насколько она перекрывает сосуд, то есть площадь поражения, диаметр артерии – это все нам дает специалист ультразвуковой диагностики. Если находят значимые стенозы, то есть поражены больше 50-70% от просвета, это повод обратиться к сосудистому хирургу.

Ирина Перепелица:

Там уже будет хирургическое вмешательство?

Олег Гулаев:

Если выраженное поражение и значимые стенозы, то тогда встает вопрос хирургии. Но, как правило, до операционного стола пациентов ведут и лечат препаратами, которые улучшают кровообращение, часто назначают статины – это препараты, которые уменьшают рост, но не растворяют бляшки, нет еще на сегодняшний день препарата, который бы остановил прогрессию атеросклероза. Статины – это всемирно доказанные препараты, нормализующие липидный обмен и укрепляющие целостность бляшки, потому что бляшка тоже может быть разной консистенции, размера и диаметра. Бывают кашеобразные, атероматозные, они наиболее опасны, потому что с током крови их часто смывает в русло, и мелкие сосуды закрываются. Препарат аторвастатин или статины укрепляют ее, она становится более гладкая, к сожалению, не растворяют ее, но хотя бы уменьшают ее прогрессию.

Ирина Перепелица:

То есть таблетками и капельницами мы не можем почистить?

Олег Гулаев:

К сожалению, на сегодняшний день не придумали такие препараты.

Ирина Перепелица:

Что же из себя представляет бляшка? Она же может быть не только в нижних конечностях?

Олег Гулаев:

Атеросклероз поражает системно, в первую очередь сосуды сердца, так как они меньшего диаметра, вызывая стенокардию, которая может провоцировать инфаркт. Если поражены сосуды шеи и головы, хроническая ишемия и риски инсультов возрастают в несколько раз. Дальше идет поражение аорты, то есть клапанного аппарата, поражаются сосуды почек, вызывая почечные стенозы. Некорригируемая артериальная гипертензия чаще всего связана со стенозом почечных артерий, когда терапевты и кардиологи не могут справиться с пациентом, у которого постоянно давление, и никакими препаратами оно не может снизиться. Начинают искать и находят в итоге стенозы почечных артерий, которые также подвержены поражению атеросклерозом.

Ирина Перепелица:

Полностью вылечить атеросклероз мы не можем. Можем ли мы его поддерживать?

Олег Гулаев:

Статины на сегодняшний день, которые изобрели еще в 1970-1980-х годах, доказанно могут остановить прогрессию атеросклероза, останавливают рост. Если бляшка выросла до определенного размера, статины не дают ей быстро расти, останавливают прогрессию, но полностью ее не растворяют. И мы еще назначаем препараты, улучшающие реологию крови, дезагреганты, которые улучшают ток крови, чтобы меньше эритроцитов оседало на стенке бляшки, чтобы не вызывать те же тромбозы.

Ирина Перепелица:

Если бляшка небольшая, можно ли ее хирургически убрать?

Олег Гулаев:

Для любой операции есть показания и противопоказания. Если значимая бляшка, стеноз, то это показание к операции. Если она небольшого размера и функционально никак не влияет на кровоснабжение того или иного органа, возле которого мы ее обнаружили, то мы, как правило, наблюдаем. Пациенту раз в полгода, раз в год нужно проводить скрининг: ультразвуковое исследование, сдавать анализы, наблюдаться у терапевта или у хирурга, чтобы понимать, растет она или не растет.

Ирина Перепелица:

Какие хирургические вмешательства могут быть показаны при этом?

Олег Гулаев:

В сердечно-сосудистой хирургии два больших метода – это внутрисосудистые вмешательства, когда мы без разреза можем войти в просвет сосуда и восстановить кровоток, поставить стент или баллоном отжать к стенке, тем самым мы открываем ток крови и кровоснабжение к конечности или к сердцу восстанавливается. Для этого тоже нужны особые показания, должен быть стеноз. Если мы берем сердце, пациенты часто жалуются на одышку, боли за грудиной, то есть проявления стенокардии, и мы делаем несколько проб, чтобы понять, нуждается пациент в коронарографии, то есть восстановлении кровотока по сосудам сердца, и уже после ряда проб (нагрузочных, эхокардиографии, ультразвукового исследования сосудов сердца) мы его кладем и делаем инвазивную коронарографию, которая может одномоментно вылечить его, то есть поставить стент, тем самым нивелировать проблему, восстановив кровоток, и пациент на второй день может встать и пойти домой, без разреза вылечить болезнь.

Ирина Перепелица:

Реабилитация потом не нужна?

Олег Гулаев:

Таким пациентам не нужна.

Ирина Перепелица:

В каких случаях нужна реабилитация?

Олег Гулаев:

Когда пациента привезли с острым инфарктом, мы восстановили кровоток, ему назначается терапия, и дальше мышечная ткань должна восстанавливаться, для этого нужна реабилитация под наблюдением реабилитологов, терапевтов, кардиологов, чтобы пациент соблюдал назначенный прием препаратов, ничего не пропуская. В советское время после стационара пациентов отправляли на санаторно-курортное лечение, чтобы они там прошли реабилитацию, гуляли на свежем воздухе, пили препараты, принимали те или иные физиопроцедуры, все это в комплексе давало хороший результат. На сегодняшний день связь между стационаром и санаторно-курортным лечением утеряна, но кто может себе позволить, стараются, и мы можем направить пациента, сориентировать, как ему в последующем себя вести. Первоначально – это рекомендации врача, кардиолога или сосудистого хирурга, чтобы пациент их соблюдал, чтобы повторно не оказаться на операционном столе.

Ирина Перепелица:

Через какое время нужно будет прийти и еще раз проверить себя?

Олег Гулаев:

Пациентов, которых мы подвергли хирургическому лечению, с определенной периодичностью, раз в месяц, раз в три месяца, мы наблюдаем полгода, год. После больших операций раз в полгода пациент должен прийти на осмотр, врач осмотрит раны, сделает ультразвуковой скрининг, посмотрит, какие препараты он принимает, может, какие-то уже не нужны, а какие-то нужно будет назначить дополнительно.

Ирина Перепелица:

Почему при развитии эндоваскулярной технологии открытые вмешательства все еще остаются актуальными?

Олег Гулаев:

Эндоваскулярная хирургия малотравматична, практически без наркоза, но большая открытая хирургия никуда не ушла, потому что пациенты, которые попадают на операционный стол, уже запущенные, с настолько выраженным атеросклерозом, идет такая закупорка сосудов, у них еще бывают сопутствующие заболевания, это диабет, и проводятся открытые операции по восстановлению русла. Открыть сосуд, почистить бляшку – это одна операция, эндартерэктомия, и закрыть заплаткой, а бывает, что поражение участка 10, 15, 20, 30 см, от паха и до колена, там стентом мы не сможем обойтись. Тогда делается обходное параллельное шунтирование с помощью своей собственной вены или искусственного протеза, и по нему пускается кровоток ниже, в обход пораженного участка, из маленьких разрезов до 5 см мы можем восстановить кровоток на определенном участке, пустив кровь дальше к конечности.

Ирина Перепелица:

Это у пациентов с диабетом?

Олег Гулаев:

Не только, онкологические бывают, атеросклероз не выбирает, диабетик или онкологический пациент, он поражает системно все сосуды в той или иной мере, где больше пораженный участок, тот и страдает. Если брать конечности, то у пациентов с сахарным диабетом это более выражено, потому что у них развиваются трофические нарушения, которые больше беспокоят, синдром диабетической стопы, и когда присоединяется инфекционный фактор, это усугубляет процесс болезни, пациенты мучаются от боли, не спят, а когда пошли трофические нарушения, необратимые, тут одним скальпелем не обходится.

Ирина Перепелица:

Что такое гибридные операции?

Олег Гулаев:

Гибридные операции на сегодняшний день – это смесь эндоваскулярного и открытого вмешательства, когда мы можем это сделать одномоментно, и пациентам с сахарным диабетом они необходимы и эффективны. Допустим, поражен участок от живота до паха, там есть значимая бляшка, которая препятствует кровотоку, и при диабете забиты артерии голени и стопы. Мы можем восстановить сосуд в животе. Не восстанавливая там, это не проработает должным образом, не пустив кровь к стопе, пациенту этого может не хватить, и через какое-то время вернется вся симптоматика, придут боли, он опять будет мучиться. Гибридная операция очень помогает в этом случае, мы в один наркоз, в одно вмешательство можем полностью восстановить всю конечность, начиная от стопы и заканчивая аортой. Это смесь открытого и внутрисосудистого вмешательства, и все вместе дает очень хорошие результаты. У нас в клинике за последний год было очень много пациентов, которые подверглись гибридным вмешательствам, потому что у них было системное поражение, и сделав одно, мы бы потеряли время, и пациент потерял бы время, это дополнительный наркоз, а у него диабет, в анамнезе инфаркт, инсульт, и подвергать его повторному наркозу не хотелось. Мы одномоментно управились и сделали максимальный объем вмешательства, полностью восстановив кровоток.

Ирина Перепелица:

Вылечить сосуды нижних конечностей безоперационно невозможно.

Олег Гулаев:

Если уже выраженное поражение, то только хирургическим путем, потому что артерии становятся каменные, эластичность теряется, вкупе с диабетом это в процентах 70-80 может закончиться ампутацией конечности.

Ирина Перепелица:

Кто больше подвержен?

Олег Гулаев:

Считается, что мужчины, потому что они больше нарушают режим питания, курят, употребляют алкоголь, это все пагубно влияет, а это основные факторы, и дальше идут сопутствующие заболевания, которые могут приводить к таким грозным осложнениям.

Ирина Перепелица:

Как часто нужно контролировать уровень холестерина?

Олег Гулаев:

Если когда-либо у вас в анализах был обнаружен повышенный холестерин, то это повод обратиться к кардиологу или терапевту, сдать липидный профиль. Есть холестерин общий, липопротеиды низкой и высокой плотности, так называемый хороший и плохой холестерин, и когда липопротеиды низкой плотности повышены, это является маркером. Достаточно бывает кому-то раз в месяц, кому-то раз в полгода, все зависит от пациента и от заболевания, насколько оно выражено.

Ирина Перепелица:

Как к вам попадают?

Олег Гулаев:

Пациенты к нам попадают достаточно трудно, они проходят несколько инстанций. Обычно начинается так: заболела нога, куда пойдет бабушка или пожилой мужчина, потому что в основном наша категория пациентов пожилые, 60, 70, 80 лет, у которых уже сопутствующих заболеваний достаточно много, бывает лишний вес? Они в первую очередь приходят к терапевту или к травматологу: «Доктор, у меня нога болит, отекла, посмотрите». Начинают делать рентген, назначают мази, таблетки, пациент приходит через 2-3 недели к доктору: «Мне не помогает». Дальше назначают ультразвуковое исследование, при ультразвуке выявляются первые признаки атеросклероза, и тогда врач направляет к хирургу или непосредственно к сосудистому хирургу, если мы берем ноги. Во время обследования мы назначаем компьютерную томограмму, на сегодня золотым стандартом диагностики атеросклероза нижних конечностей является мультиспиральная компьютерная томограмма, когда мы с помощью новых технологий можем вывести на экран 3D-модель сосуда, где будут показаны кальций, бляшка, сужение, бывает и расширение, такое тоже встречается при аневризмах, и мы видим, на каком уровне эта бляшка, что она перекрывает, диаметр, длину, и это хирургу бывает подсказкой, какое хирургическое вмешательство назначить, а может и не назначать, если она небольшого диаметра. Мы их наблюдаем полгода, год, пациент пьет препараты, приходит к нам через полгода, и мы смотрим – становится ему легче или нет. Если болезнь прогрессирует, тогда ему прямиком дорога на операционный стол.

Ирина Перепелица:

Вопрос от слушателей: на УЗИ часто выявляют искривление сосудов, это опасно?

Олег Гулаев:

Искривлению сосудов чаще всего подвержены сосуды шеи, на ногах это бывает очень редко, но чаще всего подвержены брахиоцефальные артерии, которые питают головной мозг, и если там есть извитость, в медицине мы это называем патологическая извитость, или симптом кинкинга, или коилинга, когда полная петля, за счет того, что сосуд перерастягивается, а это может быть связано с гипертонией, бывает врожденное, гипоплазия, это все может в последующем приводить к ишемии ткани, вплоть до ишемического инсульта, чаще всего подвергается хирургическому вмешательству, когда есть выраженная извитость в сонных артериях. Бывает извитость и искривление в подвздошных артериях, но, как правило, оно хирургическому лечению не подвергается. Если есть извитость, изгиб и есть бляшка, тогда возможно хирургическое вмешательство.

Ирина Перепелица:

Если нет бляшки и сильной извитости, то можно обойтись без операции.

Олег Гулаев:

Да, в ногах это вариант нормы, и люди с этим живут, это их не беспокоит.

Ирина Перепелица:

Когда нужно кричать караул и идти к Вам за помощью?

Олег Гулаев:

Когда наступает глубокая ишемия (второй, третьей, четвертой степени), когда у пациента идут необратимые процессы, кожные нарушения, трофические язвы, появляются боли в покое, когда пациент от боли не может ни лежать, ни ходить, ни спать, и только восстановив кровоток он получает облегчение. При острых стадиях, когда пациент еще вчера ходил, а ночью проснулся – нога онемела, холодная, скорее всего, произошел тромбоз или эмболия, острая закупорка сосуда, и если вовремя не оказать помощь, это может привести к фатальным последствиям, были и такие случаи. Идет закупорка, пациент говорит: «Я подожду, сейчас пройдет», – выпьет таблеточку, позвонит соседу, спросит, какие таблетки он пил, что помогло, и ждет день, два, три, а за это время ткани, которые остались без кровоснабжения, начинают страдать, и приходит глубокая ишемия, вплоть до необратимых процессов, развивается гангрена. В таком случае встает вопрос об ампутации конечности, чтобы спасти пациента, потому что когда наступает гангрена, все процессы некроза, шлаки попадают в русло и могут усугубить состояние, отказывают почки, легкие, сердце, и пациент погибает от интоксикации, поэтому старайтесь до такого не доводить. Если появились симптомы, острые боли, онемение, внезапное похолодание, это повод немедленно обратиться к специалистам, вызвать скорую, чтобы вас отвезли в стационар и могли провести скрининг, взять анализы, и специалист будет понимать, как вам помочь в той или иной ситуации.

Ирина Перепелица:

Можно ли это выявить при прохождении чекапа?

Олег Гулаев:

Конечно, большинство пациентов в нашей клинике в рамках чекапа (раньше это называлось диспансеризацией, раз в год проходили обследование), сдав общий анализ, биохимию с липидный профилем, понимают, есть повышенный холестерин или нет. Если у вас повышенная свертываемость, то есть повышенный риск тромбообразования, сделать УЗИ сосудов нижних конечностей, вен и артерий, сделать УЗИ сердца, кардиограмму, УЗИ сосудов шеи, чтобы понимать, насколько выражена болезнь, есть ли она у вас вообще, потому что за последнее время атеросклероз помолодел. Раньше считалось, что пожилые люди, 60 и больше, сейчас и у 40-летних, и у 35+ бывают пораженные сосуды.

Ирина Перепелица:

Какую роль играет генетика?

Олег Гулаев:

При сборе анамнеза в первую очередь мы начинаем спрашивать, болели ли у вас мама, бабушка, дедушка какими-нибудь заболеваниями, был ли инсульт или инфаркт в анамнезе, это уже повод насторожиться и провести тот или иной генетический тест, если мы не нашли связи. И бывает взаимосвязь, что у бабушки был инсульт, мы начинаем обследовать и находим поражение сонных артерий, или дедушка погиб от ампутации, начинаем искать, и у пациента обнаруживается сахарный диабет, уже поражены мелкие сосуды на голени и на стопе.

Ирина Перепелица:

В Вашей практике был запоминающийся случай?

Олег Гулаев:

Много было интересных случаев. Мы делали новомодную гибридную операцию, пациент ранее был оперирован в другой стране, ему поставили стенты в несколько сосудов, и буквально за 3 года они полностью перекрылись, то есть проросла бляшка через стенку стента. Пациент обратился к нам, мы его обследовали, сделали 3D КТ, показали, он сначала не поверил. У него были все показания, он ходил меньше 50 метров, были боли, онемение в пальцах стопы, сахарный диабет, гипертония, целый букет заболеваний, и взяли его на оперативное вмешательство. И когда делали открытый этап, бляшка была кальцинированная, как камень, коллега еще удивлялся, как такое возможно. У нас был разрез в просвете, недалеко от стента, и было видно: титановый слой стента, и сквозь него прорастала бляшка, которая перекрывала просвет практически 90%. Пришлось обойти этот участок, зашунтировать, ниже поставили стент, еще сделали баллонную пластику, и пациент через 4 дня ушел довольный, сказал такую фразу: «Ребята, вы делаете лучше, чем в Италии». Нам было очень приятно.

Ирина Перепелица:

Были случаи, когда вы делаете одну операцию и в это же время находите другую бляшку?

Олег Гулаев:

Такое тоже бывает, хирург, пока не откроет сосуд, не поймет до конца. Что КТ, что прямая ангиография – это наши помощники, но у хирурга есть глаза и руки, и во время операции большинство вмешательств меняется. Мы можем поменять ход операции сразу на столе, понимаем, что в данной ситуации поможет немножко другая операция, мы можем гибридом дополнить или поставить стент, такое часто приходилось делать.

Ирина Перепелица:

Расскажите про прогноз и профилактику.

Олег Гулаев:

В первую очередь человек должен поменять свой образ жизни, отказаться от вредных привычек, бросить курить, пить, побольше ходить, обычная физкультура, не фитнес, скандинавская ходьба, плавание – это все помогает мышцам работать, перекачивать кровь. Соблюдать назначение хирурга или терапевта по приему препаратов, не нарушать режим, восстановить сон, исключить из рациона жареное, соленое, все, что может приводить к отложению холестериновых бляшек. Холестериновая бляшка – это не сгусток жира, это кальций, который начинает расти и становится настолько опасным, что может приводить к достаточно серьезным осложнениям. Поэтому мы стараемся нашим пациентам в первую очередь объяснить, как себя вести в послеоперационном периоде. Да, они будут пить препараты, но если они не поменяют свое мировоззрение и отношение к своему здоровью, то через какое-то время опять придут к нам.

Ирина Перепелица:

Через год, два либо через полгода?

Олег Гулаев:

Все зависит от пациента, от его образа жизни, насколько он соблюдает рекомендации, потому что достаточно часто, и, как правило, этим страдают мужчины, когда мы назначаем препараты, через месяц, через два они чувствуют, что все хорошо, ничего не болит, и начинают расслабляться, появляются сигареты, алкоголь, и пациент через какое-то время приходит: «Доктор, у меня произошел тромбоз».

Ирина Перепелица:

Расскажите, как все это протекает касательно нижних конечностей?

Олег Гулаев:

Избежать этого в условиях мегаполиса бывает достаточно тяжело, все постоянно двигаются, работают, но хотя бы час в день или два-три раза в неделю надо выбираться на прогулки, ходьба – это основной маркер для нижних конечностей, будь она дозированная, спортивная, в парке вы гуляете или в тренажерном зале, но когда сокращаются мышцы на ногах, перекачивается большой объем крови, сосудам становится легче, и мелкие сосуды начинают циркулировать, по ним кровь доходит до тех участков, до которых раньше не доходила. Мы тренируем не только организм, мы тренируем свои сосуды, чтобы они могли доносить кровь до того или иного участка.

Ирина Перепелица:

Чем может обернуться самолечение?

Олег Гулаев:

Достаточно тяжелым осложнением, когда пациенты прикладывают капустный лист или еще что-то к пораженному атеросклерозом пальчику, когда он начинает синеть, болеть. Основное, чего мы боимся, это попадание в пораженный участок инфекции, она усугубляет весь процесс ишемии ткани, и дальше идут необратимые процессы, там уже восстановлением кровотока не обойтись, приходится резать, на помощь приходят наши коллеги гнойные хирурги, которые занимаются радикальными операциями. Такие пациенты тоже есть в достаточно большом количестве, которые вовремя не получили помощь, вовремя не дошли до специалиста, забыли принять таблетку, нарушили режим, и когда это все вместе складывается, приходят с тяжелыми осложнениями.

В профилактике сердечно-сосудистых заболеваний основное – это правильное питание, спорт, соблюдение ряда правил, врачебных рекомендаций. Все это отодвинет ваш визит не только к врачу, но и от операционного стола. Поверьте, хирургу меньше всего хочется прикладывать к пациенту скальпель, чтобы помочь. Лучше бывает поговорить с пациентом, дать ему рекомендации, прописать таблетки, которые отодвинут следующий визит на определенное время. Хирургия – это хорошо, но когда пациент все соблюдает, он будет нечасто появляться у вас, как у хирурга, чтобы получить хирургическую помощь. Следить за питанием, за окружением, заниматься профилактикой в семье, чтобы не только вы не страдали, но и окружающие, потому что когда у кого-то атеросклероз в самой тяжелой форме, страдает вся семья и окружение пациента.

Ирина Перепелица:

Какие побочные эффекты могут быть при приеме лекарств?

Олег Гулаев:

Самое простое – это аллергические реакции, которые могут приводить в том числе и к анафилактическому шоку. Передозировки препаратов, когда пациенты выпивают не одну таблетку, как врач назначил, а три, чтобы быстрее помогло, а одно из осложнений препаратов, которые мы назначаем, дезагреганты, самое простое из них – аспирин, это кровотечение, если у пациента есть язвенный анамнез, может вызвать желудочно-кишечное кровотечение, это наиболее грозное осложнение приема препаратов. Поэтому стараться соблюдать назначения и нормы препаратов, чтобы не получить грозные осложнения от приема банальной таблетки.

Ирина Перепелица:

Спасибо большое за эфир. С вами была программа «Онлайн-прием», и у нас сегодня был гость Олег Гулаев, врач-сердечно-сосудистый хирург, врач-флеболог. Берегите себя.