Рак кожи

Онкология

Ирина Перепелица:

Всем привет, с вами программа «Онлайн-прием» и ее ведущая Ирина Перепелица. Сегодня мы поговорим на тему рак кожи. В гостях у нас Утяшев Игорь, онколог, кандидат медицинских наук, лидер группы по меланоме, опухолям кожи и саркомам Института онкологии Хадасса.

Игорь Утяшев:

Также я занимаюсь клиническими исследованиями, возглавляю отдел клинических исследований Группы компаний Медскан.

Ирина Перепелица:

В чем разница между раком и меланомой?

Игорь Утяшев:

Вопрос актуален для нашей страны, потому что в мире есть такое понятие, как skin cancer, в него обычно наши западные коллеги засовывают все злокачественные заболевания кожи. Но в России исторически мы разделяем рак кожи и меланому, чтобы отделить меланому, как более злокачественную опухоль, даже еще страшнее, чем рак.

Раком мы считаем опухоль эпителиальной природы, но есть опухоли пострашнее, чем рак, например, меланома — это опухоль не эпителиальной природы, это опухоль, которая происходит в своем развитии из отдельных клеток, нейроэктодермального происхождения. Но чтобы наших уважаемых не медицинских слушателей лишними терминами не пугать, я скажу, что это одна из форм злокачественных опухолей, которая по своему прогнозу и течению гораздо опаснее и страшнее, чем рак.

Ирина Перепелица:

Почему тогда очень многие люди путают эти определения?

Игорь Утяшев:

Для простоты понимания можно сказать, что меланома — это злокачественная опухоль. Все злокачественные опухоли не медицинскому работнику можно называть раками, ничего опасного в этом нет.

Ирина Перепелица:

Каковы ранние признаки меланомы?

Игорь Утяшев:

Для того чтобы выявить меланому, нужно очень хорошо знать мнемоническое правило, оно существует с 1980-х годов, это правило ABCD, по-английски это ABCDE, в русском языке это правило АБЦД, 2Д и 3Д. А — это асимметрия, если мы мысленно ставим на образование две перпендикулярные прямые, и одна половинка не симметрична другой, это асимметричное образование. Буква Б означает бордюр, кромка, край, это граница края образования, оно может быть неровное, исчерченное, напоминать изображение географических объектов на картах, континентов. Также для меланомы характерна изъеденность, фестончатость, иногда это напоминает кусочек ткани, которую съела моль. Буква Ц — это цвет, при злокачественных опухолях кожи, особенно при меланоме, это многоцветие. Необязательно черный, хотя мы знаем, что меланома переводится с греческого melanos, как черный, черная опухоль, ее когда-то так называли древние врачи. Но сегодня мы понимаем, что меланома — это опухоль, для которой характерна полихромия, многоцветие.

Буква Д имеет несколько значений, в классическом значении это диаметр более 5 мм, хотя мы сегодня предлагаем букву Д трактовать тремя разными уровнями. 1Д — это размер больше 5 мм, 2Д — это динамика, когда мы видим, что образование меняется, это самый важный признак, о котором следует помнить. Если на поверхности вашей кожи появилось новообразование и оно меняется, особенно в течение достаточно короткого промежутка времени, это не дни и не недели, а месяцы или годы, это повод обратиться к доктору. 3Д, это уже экспертный уровень диагностики, — характерны дерматоскопические признаки. Есть очень простой прибор дерматоскоп, он есть у онкологов, дерматологов, это увеличительное стекло с подсветкой, которое позволяет специалисту более детально заглянуть в глубину образования и уже на более качественном уровне предположить, это все-таки доброкачественная опухоль или злокачественное образование. Мнемоническое правило АБЦД говорит: чем больше мы букв набираем, тем больше признаков в сторону меланомы или доброкачественного образования.

Ирина Перепелица:

Какие факторы больше всего влияют на образование?

Игорь Утяшев:

Главным и доказанным фактором развития меланомы является ультрафиолетовое повреждение, в быту мы понимаем это под солнечными ожогами, и чем больше человек получил за свою жизнь солнечных ожогов или постоянно находился под солнцем, не защищаясь от него, тем выше риски развития меланомы и рака кожи. Несмотря на прогноз, рак кожи — более благоприятное заболевание. И то, и другое новообразование кожи возникает из-за повреждения клеток кожи ультрафиолетом, солнечным светом.

Ирина Перепелица:

У кого чаще встречается рак кожи?

Игорь Утяшев:

Рак кожи бывает двух типов. Есть базалиома, или базальноклеточный рак кожи, он бывает в 80% случаев, это самая частая злокачественная опухоль светлокожего населения нашей планеты. Если у вас светлая кожа, первого, второго фототипа, то вероятность иметь базальноклеточный рак кожи очень-очень велика. Чем старше человек становится, тем риск базальноклеточного рака возрастает многократно. У людей после 80 лет базальноклеточный рак кожи в различных регионах нашей планеты может достигать 30%. Возьмите пожилого человека, разденьте его и, скорее всего, обнаружите эту опухоль с такой вероятностью.

Есть второй тип рака кожи, плоскоклеточный рак кожи, он встречается реже, примерно в 15% случаев. 80% — базальноклеточный рак, 15% — плоскоклеточный рак, примерно 5%, в зависимости от региона, это меланома. Казалось бы, меланома встречается реже, рак кожи встречается чаще, базальноклеточный чаще всего, но если мы говорим о причинах смертности, то меланома вызывает 95% причин смертности от злокачественных опухолей кожи, а остальные опухоли всего 5%.

У кого чаще всего бывает рак кожи? У людей со светлой кожей, которые часто получали солнечные ожоги. Есть определенные раки кожи, например, плоскоклеточный рак, которые возникают на фоне хронических явз, после ожогов или длительно незаживающих доброкачественных новообразований кожи, вот там может вырастать плоскоклеточный рак. Также существует ряд заболеваний кожи, при которых риски возникновения плоскоклеточного рака кожи выше. Поэтому мы эти все факторы учитываем, особенно во время диспансеризации, чтобы отделить тех людей, у которых вероятно развитие рака кожи, а у кого менее вероятно.

Ирина Перепелица:

У кого более вероятно, пациент предупреждается?

Игорь Утяшев:

Мы, как онкологи, видим эти болезни, когда уже есть диагноз, когда у пациента где-то это выявили, и зачастую на поздних стадиях. А ранние формы этих болезней видят не онкологи, а медработники, врачи других специальностей, кто обычно встречается с пациентом на первом этапе. Медсестра может взять кровь и увидеть опухоль кожи, физиотерапевт, специалист, который снимает у вас ЭКГ, — любой врач другой специальности, увидев какое-то образование кожи, если он достаточно насторожен, может выявить в нем злокачественный характер.

Ирина Перепелица:

Мы говорили по поводу типа кожи, какой степени нужно использовать защитный крем от солнца, чтобы не навредить себе?

Игорь Утяшев:

Берите максимальный уровень защиты, это вам точно не повредит. Максимальным я считаю уровень защиты больше 30, есть 50, даже 100-процентный уровень защиты. Самое главное, когда вы выбираете солнцезащитный крем, обращайте внимание, чтобы он был выпущен сертифицированной компанией, продавался желательно в аптеке и имел уровень защиты против ультрафиолетового излучения типа А и типа В, это очень важно, чтобы оба фильтра в нем присутствовали, потому что очень дешевые крема непонятных производителей могут чего-то не иметь в себе и не так защитят вас от солнца, как хотелось бы нам, экспертам.

Ирина Перепелица:

Как регулярные дерматологические осмотры помогают при ранней диагностике рака кожи?

Игорь Утяшев:

В мире, особенно в тех странах, где этих опухолей много, с преобладающим светлокожим населением и где очень много ультрафиолета, лидером по возникновению меланомы и рака кожи является Австралия, к 2040 году в США среди белых мужчин меланома будет опухолью номер один. Вдумайтесь в эти цифры, это то, что ждет нашу цивилизацию в ближайшие 20-30 лет, и у нас тоже преобладает светлокожее население, это тоже придет чуть позднее.

В тех странах, где меланомы очень много, проводились целые национальные программы по раннему выявлению, по программам скрининга меланомы. К сожалению, они не показали значительных улучшений в снижении смертности от этих болезней, поэтому сегодня общепризнана концепция среди экспертов о том, что скрининг меланомы кожи невозможен. Что такое скрининг? Это метод раннего выявления, который приводит к снижению смертности. Раннее выявление меланомы на популяционном уровне не показало снижение смертности, более того, это очень дорого и очень сложно. Но мы должны заниматься увеличением настороженности населения, и такие программы по увеличению настороженности, которые способствуют раннему выявлению, показывают очень хорошие результаты, там чаще выявляются опухоли, но и гораздо на более ранних стадиях. Все мы должны об этом помнить и заниматься профилактикой меланомы и рака кожи, она возможна.

Ирина Перепелица:

Каковы наиболее эффективные методы лечения злокачественных заболеваний кожи?

Игорь Утяшев:

Рак кожи, хоть он раком и называется, это относительно благоприятные онкологические заболевания, если сравнивать рак легкого, рак желудка и рак толстой кишки, гинекологические опухоли. Рак кожи в онкологии не является очень страшной проблемой для большинства пациентов. Конечно, и при раке кожи бывают очень агрессивные формы, которые представляют проблему, но у большей части людей рак кожи прекрасно лечится хирургическим удалением. Если по какой-то причине невозможно хирургическое удаление первичной опухоли, на втором месте по эффективности идет лучевая терапия и далее уже методы локального воздействия, которые менее предпочтительны, но есть пациенты, особенно пожилые люди, после 80, даже 90 лет, когда хирургия по какой-то причине невозможна, тогда в альтернативных вариантах можно использовать другие методы, например, лучевую терапию. Предпочтение в мире и в экспертном сообществе отдается хирургическому удалению. Удаляется опухоль, обычно у большей части пациентов на этом вся история с этой опухолью заканчивается.

Говоря про меланому кожи, одной хирургии недостаточно, опухоль настолько агрессивна, что помимо хирургического удаления, если мы говорим про первичную меланому, пациенту необходимы дополнительные воздействия. Мы дополнительно делаем диагностическую операцию, которую называем биопсией сторожевого лимфоузла. Мы удаляем лимфоузел, как правило, один, дополнительно его исследуем, для того чтобы понять, нет ли у пациента метастазов, потому что чем опасна меланома — это самая метастатическая опухоль человека. Обычные раки метастазируют при размере опухоли больше 2, 3, 4, 5 см, то есть они в сантиметрах измеряются. Меланома метастазирует при размере более 1 мм, и даже сегодня не 1 мм, а 0,8 мм. Поэтому меланома измеряется в миллиметрах, это единственная опухоль человека, которая настолько агрессивна, и чем больше первичная опухоль в свою толщину, тем выше риски метастазирования. И чтобы на самой ранней стадии зафиксировать отсутствие метастазов, пациентам на этапе лечения первичной опухоли мы зачастую предлагаем дополнительную операцию. Удаляется лимфоузел, а зачастую, если там есть метастаз, назначаем лекарственное лечение.

Ирина Перепелица:

Это все вместе делается или сначала проводится одно лечение, а следом за ним идет следующее?

Игорь Утяшев:

Как обычно в мире происходит выявление меланомы и рака кожи? Пациент приходит к доктору, дерматологу или онкологу, он делает иссечение опухоли, обычно с небольшим отступом от видимых краев, и через несколько дней пациенту сообщают гистологический диагноз. Очень важно, если у вас что-то удаляют с поверхности кожи, чтобы специалист не отправил это в мусорный бак, а на гистологическое исследование. Далее по результатам гистологического исследования вам сообщают: у вас доброкачественное образование или все-таки есть онкологическая проблема. И уже вторым этапом пациента направляют к онкологу или, если это изначально был онколог, пациенту предлагают дополнительные вмешательства. Делают вторую операцию, если это меланома толще 0,8 мм, или иссекают рубец, зачастую это требуется, во время этого же проводится биопсия сторожевого лимфоузла, и после этого, когда получаем результаты гистологии, мы говорим пациенту, что у вас чистый рубец, в сторожевом лимфоузле нет метастазов, мы вас поздравляем, живите спокойно. Хотя иногда назначаем даже при второй стадии меланомы, когда еще нет поражения сторожевого лимфоузла, но первичная опухоль достаточно толстая, чтобы снизить риски, современную иммунотерапию моноклональными антителами. Есть очень интересные исследования, и сегодня эти препараты зарегистрированы, когда, начиная со второй стадии, для того чтобы снизить риски отдаленного метастазирования, пациенту могут предложить проведение иммунотерапии моноклональными антителами, для того чтобы снизить риски возврата болезни. Для меланомы при второй стадии существует такая методика лечения.

Ирина Перепелица:

Сколько по времени происходит лечение?

Игорь Утяшев:

Если мы говорим про профилактическую терапию, она обычно длится год, мы в онкологии еще называем ее адъювантная, то есть дополнительная к хирургии терапия длится обычно до года. Если пациент плохо ее переносит, а у нее есть побочные эффекты, как у любого вида лечения, или на фоне этого года лечения у пациента возникнет рецидив или появятся отдаленные метастазы, мы ее прервем раньше, не имеет смысла лечить, потому что это профилактика. До года она длится при меланоме.

Ирина Перепелица:

А потом просто наблюдаться?

Игорь Утяшев:

Потом пациент переходит в режим наблюдения, когда с определенной периодичностью (сегодня есть стандарты, которые определяют, как часто нужно пациенту проводить обследование) он приходит к доктору.

Ирина Перепелица:

Какие есть инновационные подходы к лечению меланомы на сегодняшний день?

Игорь Утяшев:

Меланома когда-то была абсолютно неизлечимой опухолью, большинство пациентов, у которых развивались метастазы, а как я уже сказал, при меланоме это возникает достаточно часто, не могли ожидать хорошего эффекта от лекарственной терапии. Но все поменялось в 2011 году, когда в мире появилось два инновационных направления лечения: появились методы иммунотерапии и появилась специализированная таргетная терапия. При меланоме была открыта та самая таргетная мишень, на которую воздействуют инновационные препараты, и на май 2024 года в мире существуют большие направления как таргетной терапии, так и иммунотерапии. Также появилась комбинация этих методов между собой, и сегодня мы можем смело говорить, что с помощью современных методов лечения мы можем излечивать полностью каждого пятого пациента с метастатической формой болезни, даже с ее очень агрессивными направлениями, например, с метастазами в головной мозг.

Помимо лекарственного лечения сегодня стали доступны методы лучевой терапии (стереотаксическая лучевая терапия), которые в комбинации с лекарствами позволяют очень сильно продлевать жизнь нашим пациентам при хорошем качестве, а отдельных пациентов даже полностью излечивать от метастатических заболеваний. Хотелось бы, чтобы излеченных от метастатической меланомы было больше, сейчас мы не стоим на месте, я являюсь руководителем отдела клинических исследований, поэтому клинические исследования — это передовой край современной науки, медицины, они позволяют пациентам получать самые инновационные препараты, которые, возможно, станут стандартом лечения через 5-7 лет, уже сейчас и сегодня, и в клинике Хадасса мы проводим большое количество клинических испытаний, в том числе при меланоме. Сейчас такие испытания у нас проводятся, поэтому следите за нашим сайтом, там будут контакты нашего отдела, всегда можете позвонить, и мы расскажем про те инновационные препараты, исследования, которые у нас проводятся. Помимо клинических испытаний у нас есть полностью весь арсенал современных лекарственных средств для лечения этого заболевания, как таргетной терапии, так и иммунотерапии, поэтому сегодня нам есть чем похвастаться в лечении этой болезни.

Ирина Перепелица:

Что чаще применяете в лечении?

Игорь Утяшев:

Во-первых, сегодня лечение меланомы зависит от стадии заболевания, это первичная опухоль или уже метастатические формы. Во-вторых, зависит от того, можно пациента прооперировать или он уже неоперабельный. Третий вопрос, который мы ставим, есть ли у него та самая мутация, на которую мы сегодня можем назначить таргетную терапию. Дальше серия вопросов — в каком состоянии пациент, есть ли у него симптомы болезни или он случайно узнал, что у него такая болезнь существует, нет ли у него поражения головного мозга. Эти как минимум пять факторов мы должны учитывать, и мы это учитываем, при назначении того или иного вида лечения. Сегодня мы выбираем лечение в зависимости от статуса пациента, от его состояния, от многих факторов. Мы используем все методы в зависимости от их показаний.

Ирина Перепелица:

Каковы побочные эффекты и эффективность лазерной терапии и химиотерапии при лечении рака кожи?

Игорь Утяшев:

Мы не рекомендуем лечить рак кожи лазерными методами. Такая методика существует, и в России некоторые специалисты ее применяют, но поскольку этот метод обладает наименьшей эффективностью, лазерная терапия рака кожи не может быть рекомендована ни национальными российскими клиническими рекомендациями, ни международными, ни европейскими, ни американскими. Поэтому лазерную терапию в лечении рака кожи мы не используем, и я ее не рекомендую использовать за редчайшими исключениями в очень индивидуальном направлении. Комментировать я это не могу, потому что это неэффективно и делать так не нужно.

Для лечения рака кожи классическая химиотерапия цитостатиками тоже сегодня не используется. Используется, если говорить про лекарственное лечение рака кожи, таргетная терапия, если мы говорим про базальноклеточный к кожи. При базальноклеточном раке кожи лекарственная терапия используется нечасто, это очень маленький процент пациентов, хотя в начале своего интервью я сказал, что базальноклеточный рак очень легкий вид рака, он очень часто встречается, но легко лечится. Но тут я слукавил, потому что есть примерно 0,01% процента пациентов, у которых базальноклеточный рак может давать метастазы или превращаться в неоперабельные формы, очень редко, но с учетом такой высокой частоты этого рака в популяции такие пациенты встречаются, и им действительно при базальноклеточном раке, когда у них неоперабельны формы, необходимо лекарственное лечение, и для них существует лекарственное лечение, так называемая таргетная терапия.

Есть препарат, даже несколько, которые используются для этого. Эти препараты высокоэффективны при лечении неоперабельных и метастатических форм базальноклеточного рака кожи. У них есть побочные эффекты, и самым частым нежелательным явлением этого препарата является нарушение вкуса и мышечные спазмы. Это очень редкие побочные эффекты, и ситуация вообще редкая, поэтому если кто-то встречается с такой формой, он может обратиться к специалистам, ко мне или к моим коллегам, которые занимаются лекарственным лечением опухолей кожи, и мы всегда поможем провести такого пациента по его непростому пути.

Второй рак кожи — плоскоклеточный рак кожи, он бывает реже, 15% примерно, я тоже сказал, что он редко метастазирует, но такое бывает чаще, чем при базальноклеточном раке. Если при базальноклеточном раке кожи вероятность отдаленных метастазов и неоперабельных форм 0,01%, то при плоскоклеточном

раке кожи это уже примерно 5-8%. При плоскоклеточном раке кожи сегодня активно используется иммунотерапия для лечения метастатических и неоперабельных форм. Для иммунотерапии есть свой профиль нежелательных явлений, они хорошо известны, это признаки аутоиммунной токсичности, их целый спектр. Чаще всего это поражение щитовидной железы, кожи, зуд, сыпь, но все это легко купируется, и наши современные врачи-химиотерапевты прекрасно об этом знают, если следят за современными тенденциями в лечении этих заболеваний.

А вот для лечения меланомы активно используется лекарственная терапия, и тут профиль нежелательных явлений очень и очень велик, потому что в зависимости от того, что мы выбираем в лечении метастатической или даже профилактическом лечении меланомы, иммунотерапию или таргетную терапию, профиль побочных эффектов очень велик. Здесь очень важно, чтобы пациенту, которому назначена лекарственная терапия меланомы кожи, профилактическая или если у пациента уже есть неоперабельные метастазы, вел эксперт, потому что зачастую бывают ситуации, особенно в регионах, когда пациенты получают современные препараты и оказываются один на один со своими нежелательными явлениями. Они звонят в скорую помощь, им говорят: «У вас же рак, что вы нам звоните?» Они не могут попасть на прием к доктору, который назначил, потому что очередь за несколько месяцев, и из-за того, что пациент не знает, как бороться с нежелательными явлениями современных лекарственных препаратов, он просто прекращает, либо его родственники говорят, что у него аллергия или еще что-то. Это очень опасно, так делать не нужно. При первых же нежелательных явлениях, если вы получаете системное лекарственное лечение, пожалуйста, обратитесь к врачу, онкологу, химиотерапевту, потому что нужно, чтобы пациента на лекарственном лечении вел специалист, не сам пациент, не его родственники, не участковый терапевт, а именно квалифицированный химиотерапевт, потому что есть очень много нюансов.

Ирина Перепелица:

Быть всегда на связи с лечащим врачом.

Игорь Утяшев:

Это было бы идеально, если возможно.

Ирина Перепелица:

Если нет, то записаться в другую клинику.

Игорь Утяшев:

Всегда есть такая возможность в любом городе, сегодня огромное количество различных онлайн-сервисов. Если вы живете в тайге или монгольской пустыне, попытайтесь хотя бы онлайн, потому что нежелательные явления на фоне лекарственной терапии могут быть смертельно опасными. Если вы не получаете квалифицированную помощь, то можете оказаться без лечения, и болезнь вернется.

Ирина Перепелица:

Можно ли считать воздействие ультрафиолетовых ламп в солярии провоцирующим фактором для рака кожи?

Игорь Утяшев:

Конечно, самым главным фактором риска является ультрафиолетовое повреждение клеток кожи. Уважаемые зрители, запомните, что во многих странах Европейского Союза, Австралии, мира солярии запрещены. Не просто так они запрещены, они запрещены, потому что это развлечение (я не знаю, как по-другому это назвать) вызывает рак кожи и меланому, смертельно опасные опухоли. Поэтому прежде чем идти в солярий, 10 раз подумайте, не стоит ли вам сначала показаться хотя бы дерматологу, вдруг у вас есть предрасположенность, вдруг у вас светлая кожа. Солнечные ожоги и ожоги ультрафиолетовые, которые вы можете получить в солярии, с годами приведут к тому, что у вас может возникнуть меланома и рак кожа, даже один солнечный ожог или однократное посещение солярия в течение жизни увеличивает риски появления меланомы и рака кожи в несколько раз. Задайте себе вопрос — оно вам нужно? Не сразу, через 10, 20, 30, 40 лет, но риски повышаются многократно.

Ирина Перепелица:

В каких случаях меланома может быть смертельно опасна и как важно скоро начать лечение?

Игорь Утяшев:

В английском языке меланома называется не просто меланома, а malignant melanoma. И когда некоторые русские авторы переводят «злокачественная меланома», мы всегда смеемся, как эксперты, говоря — а что, бывает доброкачественная меланома? Термин злокачественная меланома еще раз подчеркивает злокачественность этой опухоли. Любая меланома — это потенциально смертельное заболевание, в этом уникальная особенность этой опухоли, меланома злокачественная всегда. Чем больше толщина первичной опухоли, тем выше риски того, что она может дать метастазы. При толщине больше 0,8 мм первичной опухоли риски уже появляются.

Смертельная опасность меланомы, риски умереть от нее возрастают с ее толщиной. Было проведено несколько интересных наблюдательных исследований, которые показали, что рост меланомы с течением времени отличается, но в целом обычная меланома, поверхностно распространяющаяся, растет в течение нескольких месяцев на 1 мм. Поэтому чем дольше вы тянете, чем дольше ходите с этой меланомой на поверхности кожи, тем выше шансы, что она у вас прорастет в те самые 0,8 мм и начнет давать метастазы. Если вы подозреваете у себя на теле или на теле своих близких наличие этой опасной бомбы замедленного действия, не тяните, сходите к эксперту, специалисту. Сегодня наши коллеги даже придумали специальную систему дистанционной диагностики — фотографировать образование с помощью специальной программы на телефоне, хотя бы так сделать. Конечно, лучше прийти к доктору, чтобы он своими глазами посмотрел, а еще лучше с дерматоскопом. Чем раньше вы начнете лечить, тем ниже шансы, что у вас опухоль достигнет критического размера и даст метастазы. Отвечая на Ваш вопрос, чем быстрее, тем лучше, хотя бы просто исключить наличие этого заболевания.

Ирина Перепелица:

Как только увидели на своем теле новое образование, нужно идти.

Игорь Утяшев:

Не надо паниковать. Если у вас воспалительное состояние, прыщик, через 2-3 недели все само прошло, наверное, это не меланома. Тут мы должны обладать здравым умом и понимать, что если образование существует несколько недель, а потом исчезает, скорее всего, это никакая не злокачественная опухоль. А вот несколько месяцев или лет, и оно растет и меняется, это повод обратить внимание.

Ирина Перепелица:

Какие изменения в образе жизни необходимо ввести для снижения риска развития меланомы?

Игорь Утяшев:

Исходя из ее основной причины — снизьте солнечное повреждение. Если вы часто находитесь на солнце, защищайте свое тело, носите солнцезащитные очки, закрывайте уши, шею, лучше использовать шляпу или панаму. Для большей части России, когда у нас лето всего 2 недели в году, это не так актуально, хотя солнечные ожоги можно получить в нашем регионе, например, в Подмосковье, если на даче работаем или загораем, мы тоже можем сгореть. Просто помните о том, что нахождение на солнце небезопасно, старайтесь защищаться одеждой, солнечными защитными средствами. Особенно берегите детей, потому что у любого человека с любым фототипом кожи, даже чернокожего, при рождении в коже не много меланина, того самого пигмента, который защищает нас от солнца, и детей нужно беречь прежде всего, потому что солнечные ожоги в детском возрасте — это еще более опасный фактор возникновения меланомы во взрослом возрасте.

Если нечем защититься, не купили крем, старайтесь с 11 до 17 часов на солнце не находиться, если вы на юге или летом в северном регионе нашей страны, просто находитесь в тени, это самое банальное, но лучше использовать профессиональные средства для защиты.

Ирина Перепелица:

Действительно ли лазерные процедуры, эпиляции могут привести к раку кожи?

Игорь Утяшев:

У меня нет данных, которые бы доказывали возникновение рака кожи или меланомы после лазерных воздействий, таких данных не существует. Я считаю, что это один из мифов.

Ирина Перепелица:

После хирургического вмешательства по поводу рака как быстро восстанавливается кожа?

Игорь Утяшев:

Хирургическое вмешательство по поводу рака кожи — это мини-операция, иссекается кусочек кожи. Каждый из нас получал ссадины, травмы, пальцы резал в детстве, и сколько у вас заживало? Хирургическое удаление — это не порез, это делает эксперт, рана ушивается, и обычно в течение максимум двух недель доктор удалит вам швы, если их нужно удалять, по большей части эти швы саморассасывающиеся, поэтому достаточно быстрое восстановление. Могут быть расхождения швов, еще что-то, никто от этого не застрахован, но обычно в течение двух недель все следы хирургии заканчиваются, и на коже может оставаться рубец, это единственное последствие, которое остается с пациентом.

Ирина Перепелица:

Как отличить меланому от обычной родинки и пигментных пятен?

Игорь Утяшев:

С одной стороны, очень просто, прогоните меланому или образование по мнемоническому правилу АБЦД. А с другой стороны, даже эксперты на первый взгляд не могут отличить меланому от пигментного образования кожи. Бывает сложно на глаз это сделать, но в 90% случаев это видно невооруженным глазом, особенно специалисту. Пациент просто прогоняет через правило АБЦД, эксперт тоже мысленно это правило всегда помнит. При необходимости мы используем дерматоскоп — специальный прибор, который позволяет под увеличением посмотреть в глубину образования и заподозрить.

Но окончательным методом диагностики в онкологии и вообще в медицине является гистологическое исследование, когда образование иссекается, делается биопсия и отправляется под микроскоп. Тут уже мы получаем — я бы хотел сказать со стопроцентной вероятность, но и там бывают нюансы, но это очень-очень редкие ситуации, когда даже патоморфолог не может определить образование серой зоны, как оно называется в англоязычной литературе, то ли это ранняя меланома, то ли это очень высокая степень дисплазии доброкачественного образования. У нас тоже есть на это свои алгоритмы, это очень редкая ситуация, обращайтесь к экспертам, кто занимается опухолями кожи и меланомой, они вам объяснят, как это делать.

Тут, с одной стороны, очень просто, а с другой стороны, в редчайших случаях у экспертов возникает вопрос. Экспертное сообщество в нашей стране не маленькое, у нас всегда есть к кому обратиться, и если доктор сомневается, пусть обратится ко мне, а когда я сомневаюсь, я знаю, к кому из моих коллег обратиться. Мы советуемся, у нас очень активные профессиональные ассоциации, которые занимаются диагностикой меланомы, рака кожи и лечением, у нас есть небольшая группа специалистов патоморфологов, кто смотрит образование под микроскопом, их тоже очень мало, они на вес золота, мы все их знаем, и в случае, если пациент не может разобраться со своим диагнозом под микроскопом, мы рекомендуем обратиться к ведущим экспертам международного класса, которые в нашей стране есть, и они уже ставят финальный диагноз.

Ирина Перепелица:

Собирается некий консилиум?

Игорь Утяшев:

Сегодня в онкологии неважно, какое заболевание, на какой стадии. Каждый пациент должен проходить через консилиум врачей, это правило, оно закреплено на законодательном уровне, в любой клинике, коммерческой или государственной, любого пациента, если у него есть онкологический диагноз, необходимо провести через консилиум. Мы ничего нового не придумали, было доказано нашими западными коллегами, что если лечение пациента основывается на результатах коллегиального обсуждения, то общая продолжительность жизни такого пациента всегда выше, это аксиома. Один врач, какой бы умный он ни был, каким бы экспертным мнением ни обладал, это риски. Почему в кабине самолета два пилота?

Ирина Перепелица:

Потому что с одним что-то может случиться, есть второй, который может прийти на помощь.

Игорь Утяшев:

Самолет упадет, погибнут 200-300 человек, но все равно решение нужно принимать коллегиально, один, два, в идеале три специалиста должны поставить свои подписи. Таким образом мы снимаем риски ошибки одного доктора. Именно поэтому пациенты должны стремиться к тому, чтобы решение о их лечении, даже при первой стадии заболевания, принималось несколькими специалистами. Поэтому я всегда за то, чтобы пациент получал второе, третье, десятое мнение. Многие пациенты у меня спрашивают: «Доктор, куда мне еще обратиться, не будете ли вы на меня обижаться, если я пойду к другому специалисту?» У меня все нормально с самооценкой, я могу ошибиться, более того, даже мое правильное решение может привести к тому, что естественное течение вашего заболевания приведет к негативным результатам. Поэтому чтобы и вам было спокойнее, и мне, получите второе, третье мнение, от этого ничего не убудет. И не надо врачам, это я к коллегам обращаюсь, на это обижаться, это жизнь пациента. Представьте, если это ваш близкий человек, вы тоже будете ходить ко всем возможным специалистам и спрашивать второе, третье мнение, поэтому это обязательно.

Ирина Перепелица:

Как часто следует проводить самоосмотр кожи и в каких случаях необходимо сразу обратиться к врачу?

Игорь Утяшев:

За собой нужно следить всем, и первый человек, который может что-то найти в плане онкологии, это сам пациент. Но если пациент пожилой, его близкие могут просто посмотреть. У нас есть близкие родственники, которые, к сожалению, не молоды, им просто ввиду своего возраста сложно самим себя осматривать. Раз в несколько месяцев, в идеале раз в месяц мужчины и женщины, находясь в ванной или просто в комнате с зеркалом, должны тщательно осматривать свое тело, и не просто осматривать свое тело, нужно взять второе зеркало, подойти к большому зеркалу с маленьким зеркалом и посмотреть на свою спину или попросить своих близких — посмотри, пожалуйста, на спине у меня ничего такого нет?

Также нужно заглянуть себе в промежность, направив зеркало туда, женщины должны обязательно ежемесячно осматривать молочные железы. Когда вы моетесь в душе, просто прощупать, нет ли уплотнений. Мужчины должны то же самое делать со своими гениталиями, в частности с яичками, в мошонке, ничего ли там не появилось. Также, когда вы моетесь в душе, просматривайте свои лимфатические узлы — шея, подмышки, пах. Если заметили появление каких-то уплотнений, понаблюдайте за ними, если они не проходят, возможно, это повод прийти к доктору, просто сказать: «Доктор, у меня появилось какое-то уплотнение, его раньше не было». Не только в паху, в подмышках, на шее, но и в мягких тканях, тут я уже перехожу в другую область, это саркомы и все остальное, просто внимательно следим за своим телом, прощупываем. Лучше, чем мы сами, свое тело никто знать не может. Поэтому просто обращаем на это внимание.

Ирина Перепелица:

Наш эфир близится к завершения, может быть, у Вас есть что-то добавить по поводу меланомы?

Игорь Утяшев:

Сегодня меланома кожи — это уже болезнь, которая лечится и даже излечивается. В онкологии мы не любим такой термин, как излечение, но такие пациенты существуют. Очень важно выбрать правильную клинику, правильного доктора, найти своего специалиста и быть вовлеченным в процесс лечения своей болезни. Есть огромное количество ресурсов для пациентов, и нам очень важно, чтобы пациенты и их близкие были внимательны сами по отношению к своему здоровью, по отношению к здоровью своих близких и были в связи, мы называем это комплаенс, то есть следовали назначениям доктора и были с ним на одной волне.

Ирина Перепелица:

Спасибо большое за прекрасный эфир, мы сегодня разговаривали на тему рак кожи и меланома, и у нас с гостях сегодня Утяшев Игорь, онколог, кандидат медицинских наук, лидер группы по меланоме, опухолям кожи и саркомам Института онкологии Хадасса Москвы, директор отдела клинических исследований ГК Медскан. Всего доброго.

 

Назначается ли при папилломавирусной инфекции медикаментозное лечение?   Какова необходимость в опросниках, которые бы заполнял пациент перед приемом врача?   Куда обращаться человеку с орторексией?   Руководствуетесь ли вы показателями третичного Глисона, когда отбираете пациентов для брахитерапии?   Как выглядит здоровая проработка ситуации в общем виде? Что люди сделали, чтобы не сталкиваться с ней снова?   Чего нам ждать от отечественного спорта в ближайшее время?   Возможна ли пересадка головного мозга, или его части?   Для постановки диагноза достаточно осмотра, или используются какие-то инструментальные методы диагностики?   Полинейропатия угрожает каждому больному сахарным диабетом?   Какие гомеопатические средства помогают при ангине? Почему ангиной чаще болеют дети?   Консультанты рассказывают про новинки оптики?   Почему пептидный комплекс Dermatopoietin считается сигнальной косметикой?   Какова профилактика рака предстательной железы?   Выбор операции – прерогатива врача или пациента?   На какой неделе образуется щитовидная железа у младенцев?   Могут ли врачи назначить гомеопатию в качестве подкрепляющего средства, которое не подействует?   Какова первопричина стрессового недержания мочи?   Правильно, что выпадение волос имеет патогенез - ухудшение кровообращения за счёт вторичного фиброза?   Отомикоз. Что это? Какие у данного заболевания симптомы?   Если человек приходит без направления, как оценить, что ему показана госпитализация?