​​Аутофагия

Медицина красоты

Тэги: 

Е. Женина:

Здравствуйте, в эфире программа «Anti-age медицина», с Вами я, Елена Женина, Елена Лащинина, и в гостях у нас сегодня Проценко Артем Владимирович. 

А. Проценко:

Здравствуйте, очень приятно. 

Е. Женина:

Артем – врач-дерматовенеролог, косметолог и трихолог, огромное количество специализаций в косметологии, перечислять все не будем. Скажем только, что человек профессиональный, знающий свое дело, любящий свое дело и знающий, о чем он говорит. Тема нашей сегодняшней беседы это «Аутофагия», правильное лечение организма на пути построения физиологии молодости и «Наночастицы золота и платины с точки зрения Anti-age медицины». Начнем мы с аутофагии, что же это так такое. В принципе, это поедание самого себя. Какое это отношение имеет к Аnti-age? 

А. Проценко:

Это имеет прямое отношение к Аnti-age. В 2016-м году японский ученый Есинори Осуми получил Нобелевскую премию за открытие процесса, расшифровку процесса аутофагии, аутофагоцитоза. Ученые первоначально задумывались и нашли этот процесс еще 40 лет назад. Но никто, к сожалению, за все это время не мог показать сам этот процесс, как он идет. 

Е. Женина:

Не систематизировал его.

А. Проценко:

Нет, показать сам процесс, то есть как захватывает клетка эти частицы, как она их эвакуирует, то есть поглощает, как она их выводит и что они выходят из организма. Мало того, в Anti-age медицине у нас требуется самое главное – это восстановить процесс. Представим себе нашу кожу, которая начинает страдать всевозможными изменениями. Какие у нас изменения первые появляются? Это сухость, ломкость, появление морщинок. А далее уже на глубоком уровне страдает поступление кислорода и уже дальше питательных веществ. Мы можем восстанавливать этот процесс огромными количествами методик, но все они добиваются своего результата очень хорошо, и называется это мезотерапия. Мезотерапия добивается эффективного результата при помощи процедур, то есть это внутрикожные укольчики или эпидермально-дермальные укольчики, совсем маленькие, тоненькие. Разновидностей уколов огромное количество, в 1952 году доктор Пистор изобрел огромное их разнообразие.

Е. Женина:

Разнообразие разных протоколов. 

А. Проценко:

Да, наша работа заключается в том, чтобы запустить процесс этого аутофагоцитоза. Ученые в большинстве своем сходятся, что организму хорошо бы поголодать для того, чтобы он активизировал свои собственные потребности при помощи запасов, которые есть в клетке, ненужных запасов, которые можно расщепить и переработать. Поэтому у нас начинается запуск процесса регенерации тканей. Но если говорить об Anti age медицине, не всегда пациенту очень удобно сразу же, с первой процедуры говорить: «Вы поголодайте, и все будет замечательно». У нас так измождена кожа, у нас такой изможденный организм, которому нужно помочь. И мезотерапия – это, в первую очередь, терапия, которая связана с донесением лекарственного средства внутрь нашей дермы, внутрь нашей кожи. 

Организму хорошо бы поголодать для того, чтобы он активизировал свои собственные потребности при помощи запасов, которые есть в клетке, ненужных запасов, которые можно расщепить и переработать

Е. Женина:

Артем, давайте немножко поподробнее про мезотерапию, потому что многие женщины считают, что мезотерапия – это абсолютное плацебо, то есть это не то, что может дать какой-то результат и как-то отработать на коже. От чего зависит результат от мезотерапии?

А. Проценко:

Это зависит прежде всего от препаратов, потому что, к сожалению, получилось так, что огромное количество препаратов у нас существует без лицензии. Они существуют только с сертификатами для наружного нанесения. И у Вас, кстати говоря, были очень интересные передачи, в марте месяце я смотрел одну передачу по поводу сертифицированных препаратов. Так вот, чтобы не повторяться, могу сказать одно, что очень много вещей зависит именно от того, какое вещество есть внутри нашей мезотерапии. Препараты компании NMTC являются сертифицированными продуктами. И мезотерапия у нас является сертифицированной для внутрикожного введения, то есть введение вовнутрь.

Е. Женина:

Что делает мезотерапия, какой эффект от нее ожидать?

А. Проценко:

Мезотерапия запускает процессы регенерации тканей. Но самый главный эффект, которого мы должны добиться, это восстановление дермального просвета и поступление питательных веществ в эпидермис. Мы должны запустить процесс образования собственного коллагена, эластина, гиалуроновой кислоты, которые образуют само межклеточное пространство уже с процедурами. Пять, шесть процедур, и мы достигнем этого эффекта.

А самое главное, это внести лекарственное вещество, которое подействует моментально на восстановление поступления этих питательных веществ. Потому что если этого не сделать, то дальше уже будет эффект плацебо всего, что угодно, но пациентка не будет видеть результат сразу после первой процедуры. А какие результаты нас интересуют? Нас интересует результат, когда речь идет о возрастном лице. Это всевозможные шелушения, дисхромия и поверхностные сосудики. Вот эти поверхностные сосудики и есть симптом того, что наша кожа уже недополучает кислорода и питательных веществ, потому что кровь пробивает себе дорогу в складках соединительной ткани. Нужно успокоить, сделать так, чтобы микроциркуляция восстановилась. И у нас в этом отношении, помимо всем уже полюбившейся гиалуроновой кислоты, еще есть несколько компонентов. Вот те мезопрепараты, которые очень ярко могут стимулировать к образованию процесса, который называется аутофагоцитоз или аутофагия. Это как раз продукт, который называется дисахарид трегалоза и наночастицы золота и платины. Это те элементы, о которых я хотел бы поговорить подробнее, потому что в них сокрыта уникальность.

Давайте начнем с дисахаридов. Дисахарид есть во всех продуктах REVI. Он интересен тем, что у человека его нет, мы его не вырабатываем. Поэтому антигенной активности и какого-то зла он нам не несет. Но у нас есть фермент, который может его расщепить, это уже интересно. Какие эффекты есть в природе этого вещества? Это вещество является осмопротектантом для растений, насекомых, грибов. Грибы, такие как японские грибы шиитаке, белые грибы очень богаты трегалозой. Что самое главное есть в этом дисахариде, он защищает ядро клетки от высыхания, от тотального разрушения. То есть делает так, чтобы осмопротектантным образом, то есть защитой от потери влаги защитить ее структуру. И было доказано в опытах, что этим растениями достаточно добавить небольшое количество влаги при полном их высыхании, и они 100 % регенерируются. Вот такое волшебное, можно сказать, вещество.

Японцы у нас любят впереди планеты всей в этом отношении идти. Они впервые применили это вещество в качестве подсластителя, который используется у диабетиков вместо сахара, потому что у этого дисахарида небольшой сладковатый вкус. Но так как это дисахарид, две глюкозы, соединенные кислородным мостиком, мы не можем их никак разбить ни тепловым методом, ни кислотным, ни щелочным методом, его можно расщепить только специальным ферментом, трегалозой.

Поверхностные сосудики и есть симптом того, что наша кожа уже недополучает кислорода и питательных веществ, потому что кровь пробивает себе дорогу в складках соединительной ткани

Е. Женина:

Который находится внутри нашего организма. 

А. Проценко:

Да, у нас есть в кишечнике в той или иной степени. При этом если говорить о пациентах, которые страдают сахарным диабетом, то он, фактически, не взаимодействует с нашими клетками. Но у него есть уникальная способность, которая была доказана впервые в 2009-м году в работе индийских ученых, которые назвали «Эффект влияния трегалозы на протеины, на белки». Оказалось, что трегалоза способна работать как мощнейший препарат снятия интоксикации, то есть работа с маленькими частицами вокруг клеток, которые мешают функционированию белков. Это работа на уровне белковой структуры, то есть это меньше, чем даже 150 нанометров, вот такие исчисления. Восстановив структуру белка, мы восстанавливаем транспорт питательных веществ вовнутрь клетки и всевозможных патологических элементов из нее в межклеточное пространство, а дальше уже с кровотоком, с лимфой выводится из организма. Трегалоза оказалась уникальным агентом, которая это может осуществить и восстановить функцию самого белка. Представьте себе, мезопрепарат, низкомолекулярная гиалуроновая кислота 1,5%, 2 %. 

Е. Женина:

А витаминки у нас есть?

А. Проценко:

Витаминок у нас нет. 

Е. Женина:

Надо сделать. 

А. Проценко:

Надо сделать, но это уже дальнейшее.

Е. Женина:

Там другая схема. 

А. Проценко:

Да, там другая схема. Помимо этого, у нас есть уникальный осмопротектант, трегалоза. Два свойства мы его назвали, третье свойство у него является противовоспалительным, это тоже было доказано в опытах. Есть работы, которые называются «Противовоспалительное действие трегалозы». Было доказано то, что в индукции у мышей воспалительного процесса получалось так, что при внутрикожном или внутримышечном введении она блокирует воспалительный процесс, мгновенно реализует воспаление. Мало того, я, как человек, который является очень большим любителем наших препаратов, колю регулярно за счет того, что остеохондроз, и спина очень часто болит. Я регулярно делаю себе паравертебрально наши мезопрепараты, которые составляются только из низкомолекулярный гиалуроновой кислоты и дисахарида. Я могу сказать одно, что если я просыпаюсь, не могу повернуть голову, я прихожу в клинику, мне коллега прокалывает, я начинаю себя хорошо чувствовать через полчаса. Ни один гормональный препарат, ни один НПВС, то есть нестероидный противовоспалительный препарат не принесет мне такого результата в течение получаса, как приносит дисахарид. 

Е. Женина:

То есть прокалывая мезотерапию с этим полисахаридом, мы получаем не только визуальный эффект, но еще и лечебно-системный?

А. Проценко:

Нет, это локальное, не системное, на уровне той проекции, которую мы делаем. Но если говорить о паравертебральном введении, то мы восстанавливаем гомеостаз. Потому что всем известно, что когда приходит человек и говорит, что у него пятка болит, то хороший травматолог будет лечить ему поясницу или даже грудной отдел.

Е. Женина:

Собственно говоря, если мы делаем мезотерапию, очень часто делаем паравертебральное прокалывание для того, чтобы получить лучший результат. 

А. Проценко:

Для того, чтобы улучшить именно гомеостаз. 

Е. Женина:

Просто не все это делают, но это классический протокол.

А. Проценко:

Это классический вариант лечения. 

Е. Лащинина

Массаж у нас был воротниковой зоны не просто так. 

А. Проценко:

Да, кстати говоря, я до сих пор практикую его и очень люблю моих коллег, которые работают в области массажа, именно врачей, дерматологов, косметологов. Потому что достигается хороший результат очень быстро, когда сочетаешь эти методы. Как говорят ученые или мои коллеги, терапевты, кардиологи, восстанови лимфодренаж, все остальное дальше запустится. Вы представляете, этот дисахарид участвует еще и в восстановлении местной микроциркуляции и лимфодренажа.

Е. Женина:

В мезотерапию по телу он входит? 

А. Проценко:

Конечно, мы можем колоть его в любое место. 

Е. Женина:

Если восстановление микроциркуляции, значит, это выведение лишней жидкости из организма?

А. Проценко:

Нет, лишней жидкости у нас здесь выводится не так много, как у дренажных препаратов, которые работают на сосудистую стенку. Здесь работа на микроциркуляцию на уровне сочленения дермы и эпидермиса. Я думаю, что он очень тонкий агент, а так как у нас его микровещество в мезопрепарате, то скорее всего, здесь достигаться будет хороший эффект только с курсом, опять же, пять, шесть процедур для того, чтобы достичь накопительный эффект. При этом эти четыре свойства, которые мы перечислили: осмопротекция, противовоспалительное, свойство, связанное с восстановлением микроциркуляции, и самое главное, на мой взгляд, это детокс, то есть очищение белков выводит у нас дальше пятую функцию, это восстановление борьбы клетки за выживание, то есть запуск аутофагоцитоза.

Но в наших продуктах последнее достижение – это появление наночастиц платины и золота или золота и платины, как многие говорят, которые тоже ученые исследовали очень много. Я нашел работу 2015-го или 2016 года, очень много ученых и из старого света, и из нового света, то есть американские и европейские ученые создали работу, которая называлась «Влияние наночастиц платины и золота на кератиноциты». Они делали аппликационное и инъекционное введение препарата на уровень эпидермально-дермального сочленения или же просто на кератиноциты. Было очень большое исследование, суть его заключалась в том, что платина и золото обладают мощнейшим агентом для восстановления правильного течения аутофагоцитоза, то есть правильного выведение из клетки и питание клетки этими остатками всевозможных непонятных частиц, которые связаны с теми же самыми бактериями, вирусами, а также обеспечение восстановления защиты или, как мы иногда называем, иммунной сферы на местном уровне. Кожа у нас богатый орган, в котором есть огромное количество собственных иммунных клеток. И дальше кожи мы никуда не идем в этом отношении. Потому что если мы восстанавливаем эту суть, мы решаем огромное количество вопросов, с которыми уже дальше человек существует самостоятельно. Поэтому пролонгация самого действия, о котором мы с Вами говорим, получается собственными силами. И в этом уникальность процедуры, связанной с REVI, в котором есть золото и платина. 

Кожа у нас богатый орган, в котором есть огромное количество собственных иммунных клеток

Е. Женина:

Но это же золотые нити, это тоже из этой же серии?

А. Проценко:

Нет. Нам нужно нановещество, как доказали эти же ученые в этом исследовании. 

Е. Лащинина

Концентрированные составы, наоборот, токсичны. 

А. Проценко:

Давайте представим себе: маленькое вещество у нас может обойти кератиноцит и пройти по межклеточному веществу. Большое вещество будет влиять токсически или может влиять токсически на поверхность кератиноцитов, потому что оно будет разрушать сначала структуры, а потом уже регенерировать. Вот так у нас действуют пилинги. Но среди пилингов есть и нанопилинги, которые тоже воздействуют так, что они оставляют кератиноциты интактными, защита остается, а происходит стимуляция самого воздействия на белки дермы. Здесь идет не стимуляция, а идет регенерация собственной биологической структуры клеток дермы и клеток эпидермиса. То есть мы, фактически, воздействуя этими маленькими частицами, говорим нашей клетке, что мы являемся частицей, которая должна запустить процесс аутофагоцитоза, захвати нас лизосомой, вот этим агентом, запусти с помощью нас ключ в замок, то есть донеси эти 5-6 нанометров. Если представить себе, что кератиноцит – это примерно 400 нм в диаметре, то это получается почти в 2 сотни раз меньше вещество. Поэтому когда многие мои пациенты говорят о том, что вносите раствор золота, я говорю, что я вношу не раствор золота, я вношу наночастицы. К сожалению, изготовление наночастиц у нас стоит дорого, поэтому всегда обуславливаю, что если взять обыкновенное золото, то оно стоит дешевле, чем наночастицы. 

Если взять обыкновенное золото, то оно стоит дешевле, чем наночастицы 

Е. Женина:

Хотелось бы коснуться биоревитализантов, потому что мезотерапия – это начальная стадия, мы подготавливаем кожу, выводим ее на определенный уровень для того, чтобы она была готова что-то воспринимать. После этого уже переходим к биоревитализантам или сразу начинаем без мезотерапии?

А. Проценко:

В нашей действительности это все зависит от типа кожи, с которой к нам приходит пациент, от типа старения, от возраста. И зачастую, когда пациенты требуют одну инъекцию и которая будет весь курс, я вынужден им в этом отношении отказать, потому что это будет не совсем эффективно в их случае. Эффективно будет сделать нормальное восстановление дермального просвета плавно. Потому что если на него подействовать большим количеством высокомолекулярной гиалуроновой кислоты, то процесс запустится, но он будет не таким активным, не таким долгосрочным, как хотелось бы. Это что касается разницы между препаратами.

Вы правильно сказали, что очень хорошо было бы сделать несколько процедур мезотерапии, а потом, как говорят косметологи, шлифануть биоревитализантом. У нас сейчас есть уникальная группа биоревитализантов на основе высокомолекулярной гиалуроновой кислоты. Она способна сразу же после инъекции начать работу с собственными клетками макрофагами, которые запускают выработку собственной гиалуроновой кислоты, собственного коллагена, эластина, которые составляют основную часть межклеточного вещества дермы.

Представим себе, есть вещество, которое мы вносим помимо гиалуроновой кислоты, которое делает вспомогательную работу, расчищает путь для гиалуроновой кислоты. Это наша трегалоза. Мало того, у нас есть две концентрации: это REVI в шприцах и REVI brilliants. В REVI  1 % гиалуроновой кислоты, в brilliants 1,5 %. Возрастным пациентам лучше всего начать с единички, тогда мы, сделав всего лишь одну процедуру, мгновенно получим результат, потому что наша кожа спокойно ее переработает, мгновенно запустит эффекты выработки собственной гиалуроновой кислоты. А трегалоза, запустив процесс очищения клеток, запустив процессы восстановления микроциркуляции, подействовав мощнейшим аутофагоцитозным или аутофагинным действием, возвратит процесс регенерации вспять. То есть мы говорим о том, что запускаем физиологию молодости, мы запускаем естественный процесс, который и получает у нас пролонгацию. Именно этот процесс нам, косметологам, так дорог для того, чтобы получить хороший результат.

Вы говорите о том, что одна инъекция это и есть курс. У некоторых пациентов да, потому что дальше пациент, самостоятельно восстановив свои структуры, может запустить этот процесс регенерации, который у некоторых пациентов длится до трех, четырех месяцев. Это я имею в виду REVI 1, который у нас 1 %. А на REVI brilliants у некоторых пациентов этот процесс можно увидеть, что хватает его до пяти месяцев, настолько ярко выраженный anti-age эффект именно от сцепки. Мало того, компания NMTC запротоколировала и зарегистрировала саму молекулярную сцепку этого дисахарида, трегалозы с гиалуроновой кислотой. Мы фактически можем сказать, что пролонгация физиологии молодости идет из-за лучшей реализации процесса расхода высокомолекулярной гиалуроновой кислоты. Наша гиалуронидаза не сразу ее взяла, все мгновенно съела, а постепенно это сделала. Поэтому и лучшая регенерация ткани, лучше активизируются макрофаги и лучше запускается процесс восстановления дермы, а потом уже и эпидермиса. 

Есть уникальная группа биоревитализантов на основе высокомолекулярной гиалуроновой кислоты. Она способна сразу же после инъекции начать работу с собственными клетками, которые запускают выработку собственной гиалуроновой кислоты, собственного коллагена, эластина

Е. Женина:

Есть же еще филлеры с содержанием золота, платины. 

А. Проценко:

У нас, к сожалению, пока еще нет. 

Е. Женина:

Я просто слышала, у японцев это есть, я не знаю, у нас это сертифицировано или нет в России, пока я не видела компании, которые это привезли.

А. Проценко:

Я могу сказать одно, в филлерах с золотом или с платиной, на мой взгляд, есть целесообразность, только если это будут нановещества, и нановещество нужно будет четко запротоколировать, чтобы это была очень маленькая концентрация и очень маленькое вещество. Те же самые ученые, которые создали эту работу по влиянию платины и золота на кератиноциты, доказали, что большие размеры молекулы влияют не таким образом на кератиноциты, как влияют маленькие. Они не могут активировать нормальную биологию клеток, запустить их жизнедеятельность вспять и активизировать аутофагоцитоз, то есть не способна клетка сразу переварить эту большую молекулу, захватить ее. Соответственно, если в этих филлерах есть основа, которая является наночастицей, тогда я думаю, что было бы интересно посмотреть на их действия.

Но опять же, филлеры предназначены для другого. Мы сейчас с Вами говорим именно на структурный элемент кожи, который и лежит у нас на поверхности. А как мы можем повлиять на поверхность кожи, это та самая уникальная вещь, на которую ни одним филлером так быстро не повлиять. Это та уникальная вещь, которую если регенерировал правильно, может дать тебе очень хороший отзыв, пролонгированный, долгосрочный. 

В филлерах с золотом или с платиной есть целесообразность, только если это будут нановещества, и нановещество нужно будет четко запротоколировать, чтобы это была очень маленькая концентрация и очень маленькое вещество

Е. Женина:

Совершенно верно, очень правильную фразу сказали, потому что многие коллеги не доносят это до пациентов. Пациент приходит, и он хочет получить результат сразу. А что такое результат сразу? Это препараты ботулотоксинов и объемная контурная пластика, которая дает контурное изменение, перемещение жировых пакетов. Соответственно, мы получаем результат, и пациент его видит в зеркале и говорит, что все прекрасно. Но здесь мы сейчас говорим о более глубокой работе, которая дает пролонгированный эффект надолго. И зачастую эта работа, которую мы делаем, снижает впоследствии то, что мы прибегаем к филлерам и ботулотоксину, которые более жестко воздействуют. 

А. Проценко:

Мало того, если взять наш самый большой биоревитализант, то есть REVI brilliants, он настолько густой препарат, что мы можем делать им при помощи линии ретроградных инъекций, подкожных или внутрикожных, берется очень тоненькая иголочка для того, чтобы сделать влияние мягким филлером. Здесь будет нестабилизированная гиалуроновая кислота, еще раз подчеркиваю, которая будет активно разрушаться. Но эти сами вколы и то, что мы ими принесем, принесет мощнейший лифтинг-эффект. У нас есть методики введения этих препаратов, которые дают ревитализацию вместе с реструктуризацией тканей, основанная именно на лифтинге. 

Е. Лащинина

Если он плотный, через 32 G проходит?

А. Проценко:

Он через 33 G даже выдавливается, настолько он текучий. 

Е. Лащинина

Это получается армирование?

А. Проценко:

Да, это армирование. Это тот самый биолифтинг, армирование, который многие сейчас используют с филлерами, особенно если идти в шестигранной структуре или в сотах, лучше всего достигается эффект. 

Е. Женина:

Но это то, что было энное количество лет назад под названием векторного лифтинга. Это уже его модификация?

А. Проценко:

Да, именно так. Как говорят мои коллеги, которые старше меня лет на 15, 20, Артем, ты помнишь о том, что человек не изменился за последние 100 лет. Соответственно, если он не изменился за последние 100 лет, то к нему нужно подходить так, что в нем нет крыльев, он не летает, он под водой не плавает, и он все-таки ходит по земле, нужно немножко приземленно себя в этом отношении вести. Если так делать, то добиваемся быстрейшего эффекта, и что самое главное, отмечают многие мои возрастные пациенты, вроде бы ничего не сделали, но выглядят на 5-10 лет моложе.

Еще есть очень простая методика, которую многие сейчас тоже не очень сильно употребляют, когда идет прошивание морщинок. Как многие называют бланширование, когда идет укол за уколом, и с помощью последующего укола приподнимается морщинка. 

Е. Женина:

Но хорошо еще делать линейно-ретроградно. 

А. Проценко:

В том-то и дело. Мы делаем построение хорошей стенки на основе не только вколов, но еще и действующего вещества, то есть мы работаем уже и на сочленении подкожно-жировой клетчатки с дермой. 

Е. Женина:

Плюс еще спаечный процесс разрывается, который образовался в этой морщинке. 

А. Проценко:

Именно так. Мы работаем на структуру нового коллагена. Недаром доктор Пистор, великий француз, говорил о том, что сухую мезотерапию никто не отменял, она работает до сих пор и потрясающе работает. Кстати говоря, многие не любят мезороллеры или мезопены, мне они очень нравятся, потому что у некоторых пациентов они приносят еще лучший результат, нежели простая игла. Представим себе, на 1 см² приходится 400 или 800 уколов микроиголочкой, то есть 33 G, 32 G. И поверхностное нанесение наших мезопрепаратов с платиной и золотом достигает моментальной регенерации тканей именно на уровне ее восстановления. И запускается этот эффект, кстати говоря, пролонгация его более выражена. Мы можем делать промежутки между процедурами вплоть до трех недель, потому что возрастная кожа регенерируется сложно, если мы сделаем больше перерыв, мы добьемся лучшего результата.

У платины и золота есть еще высочайшая противобактериальная и противогрибковая активность. Соответственно, наши пациенты, страдающие себорейным дерматитом, особенно в волосистой части головы, выходят на первое место. Я могу сделать не только anti-age, но и противоструктурную терапию лица, шеи, декольте. А в таком двухмиллилитровом флакончике я спокойно в 32 G сделаю, еще останется на руки. Так почему бы вместо рук не взять, например, затылочную часть головы. Делается обезболивание двумя укольчиками лидокаина, и практически половина скальпа обезболена.

Мало того, все забывают то, что лидокаин очень быстро действует и очень быстро выводится организмом. Если мы делаем укольчики, что мне очень нравится в этом отношении, особенно проводниковые анастезии лидокаина, что мы работаем маленькими концентрациями. Тот лидокаин, который мы берем в аппликационной анестезии, там у нас 5-10 %. При этом кто говорит о том, что он не проникает дальше дермы. У меня все время вопрос, отчего же губы так немеют, почему же лоб вообще не двигается. Может быть, все-таки, он намного дальше идет, и токсическое действие лидокаина в этом отношении намного выше, чем его инъекция. Мне нравится, сделал две инъекции в район надбровья, и весь лоб, половина скальпа у тебя обезболена. И спокойно делаешь мезотерапию волосистой части головы, пациент ничего не чувствует. Особенно когда используешь препараты на основе золота и платины. Они не болючие, кстати говоря. 

Сухую мезотерапию никто не отменял, она работает до сих пор и потрясающе работает

Е. Женина:

Вот я хотела задать этот вопрос, какие ощущения испытывает пациент?

А. Проценко:

Никакие, потому что ph очень сбалансирован. 

Е. Лащинина

Ph сбалансированный, поэтому мы не получаем болевых ощущений? 

А. Проценко:

Никаких эффектов, связанных с щипанием, ощущением того, что хочется почесать, нет. Мало того, большинство моих пациентов все время спрашивают, почему я колю так близко к ресничному краю. Потому что у нас есть трегалоза, мы моментально реализуем процесс, связанный с восстановлением микроциркуляции, и у нас нет отечности. То есть папулки стоят, а отека нет. 

Е. Лащинина

Как долго они держатся? 

А. Проценко:

У некоторых пациентов до трех, четырех дней, но большинство случаев в течение 2-3 часов. 

Е. Лащинина

Это от какого препарата?

А. Проценко:

Это все препараты REVI meso, биоревитализанты подольше, 3-4 дня минимум. У нас есть пептидный комплекс на основе пептида Декоринил. Этот пептид является искусственным пептидом, то есть специально предназначенным для восстановления строения нового коллагена. Он имитирует декорины, это такие маленькие расщепленные старые коллагеники, как я все время говорю на семинарах. Представим себе, был старый коллаген, мы его расщепили коллагеназой, и у нас получились коллагеники. Для того, чтобы они сразу воздействовали на фибробласты и сделали свое дело на восстановление нового коллагена, мы можем донести этот пептид, который будет действовать, как ключ в замок. И активация нового коллагена будет мгновенной. Плюс к этому, наша линейка, связанная с золотом и платиной в различной концентрации. Вот эту различную концентрацию на семинарах я разделяю очень четко, что возрастной пациент – низкая концентрация, молодой пациент – можно большую концентрацию брать. 

Е. Женина:

Потому что быстрее принимает, быстрые перерабатывает, быстрее дает результат. 

А. Проценко:

Да, больше метаболизм. 

Е. Женина:

Хотя основная масса пациентов думает наоборот, что будет более высокая концентрация для более возрастных пациентов, более низкая для молодых, это не так. 

А. Проценко:

Да, потому что у нас происходит так, что большинство наших пациентов читает интернет, это же такой потрясающий доктор, там еще есть доктор Википедия, обожаю этого доктора, если встречу – убью, называется. Еще мне нравится доктор Google. Вот доктор Google вообще феноменальным действием обладает на нашего пациента, при этом я разуверять таких пациентов не собираюсь. Если у Вас есть такое мнение, хорошо, но давайте сделаем так.

Е. Женина:

Пусть он и колет. 

А. Проценко:

Если у него есть такая способность, пускай берет наши сертифицированные препараты, благо, они есть, и все будет хорошо. 

Е. Женина:

Возвращаясь к аутофагии всего организма, не только конкретных зон, о которых мы сказали. Вы, как доктор, который занимается Аnti-agе используете рекомендации не только локального воздействия, но и общего, давайте немножечко поговорим об этом. 

А. Проценко:

Процесс аутофагии – это процесс, который связан с самовосстановлением организма. И как японский ученый доказал, которому дали Нобелевскую премию за это, что очень мощные активации аутофагоцитоза или аутофагии, собственной регенерации тканей при помощи реализации запасов в клетке ненужных веществ запускается просто голоданием. Причем голодание не недельное, а буквально один день в неделю, или 24 часа, или 36 часов побыть на воде, вода с кофе, с чаем, без каких-либо добавок принесет мгновенную активацию. 

Процесс аутофагии – это процесс, который связан с самовосстановлением организма

Е. Женина:

Зеленый чай, черный чай тоже можно?

А. Проценко:

Не в нашей полосе, я все время говорю, наша генетика не очень предназначена для зеленого и черного чая. Черный чай в этом отношении лучше играет роль, потому что, наверное, уже ферментированный. Я всегда начинал с того, что запускал с помощью дневника питания процессы аутофагии. И вот это учение меня очень увлекло, потому что я не зная этого, действовал по старому принципу, который говорили наши учителя: голод, холод и покой, и все будет замечательно, все пройдет.

Е. Женина:

Но это для больных пациентов, для здоровых голод, холод и движение. 

А. Проценко:

Голод, холод и движение, именно так. Причем движение с собственным весом, никаких других физических нагрузок. Потому что было доказано, что если проходить в день хотя бы 1-2 км, то повышается настроение, настолько это эффективно. А что уж говорить о человеке, который страдает аллергическими процессами, который весь расчесывается и эстетически выглядит нехорошо. Естественно, депрессивные симптомы у него очень сильно сохраняются. И в этом отношении я плотно работаю с психологами, которые поддерживают таких пациентов, направляют, как изменить собственный образ жизни для того, чтобы достигнуть этого эффекта быстрее. Это очень скрупулезная работа, но не видя ее комплексно, этого не произойдет. 

Если проходить в день хотя бы 1-2 км, то повышается настроение

Е. Женина:

Совершенно верно, вообще, смысл anti-age как раз в комплексном мультидисциплинарном подходе, когда мы учитываем все возможности всех докторов, и все это собираем воедино для того, чтобы получить наилучший результат. 

А. Проценко:

У нас все ходит в комплексе, и голова, и позвоночник, и кишечник, который является, кстати говоря, огромным иммунным органом. Вокруг него базируется огромное количество лимфатических узлов. Соответственно, если мы восстановим только деятельность кишечника, как другие мои учителя любили говорить: «Зашей рот пациенту, и все будет хорошо». Но мы не будем воспринимать ее настолько буквально, тем не менее, процесс запуска аутофагии лежит в основе этих фраз. То есть мы, не зная этого, все это дело соблюдали и работали, просто мы теперь знаем, как это работает на молекулярном уровне. 

Е. Женина:

Теперь уже есть подтвержденный процесс, как это работает и что с этим делать. 

А. Проценко:

И как это правильно использовать.

Е. Женина:

Я хочу сказать, что все скрыто в нашем организме. То, что не скрыто, есть у докторов в арсенале, этим можно воспользоваться для того, чтобы получить не только омоложение изнутри, но им омоложение снаружи. Это нужно обязательно использовать, а тем более, что у нас есть такая возможность, и это действительно дает потрясающие результаты. Напоминаю, что в гостях у нас сегодня был Проценко Артем Владимирович, врач-дерматовенеролог, косметолог, трихолог и еще по совместительству занимающийся лечением аллергии. 

А. Проценко:

Так как у нас дерматология связана напрямую с этим, поэтому не без этого. 

Е. Женина:

И говорили мы сегодня о том, что же такое аутофагия, как она помогает сохранить здоровье, сохранить молодость, продлить молодость и улучшить качество жизни. Собственно, к чему мы все стремимся. Большое спасибо, что были с нами, до новых встреч в эфире.

А. Проценко:

Спасибо.  До свидания.