Тредлифтинг мезонитями

Медицина красоты

Тэги: 

Елена Женина: Гость моей сегодняшней программы Донецкая Светлана. Светлана – кандидат медицинских наук, врач-дерматокосметолог с опытом работы более 20 лет, основатель, заместитель главного врача клиники эстетической медицины "Леге Артис". Большой специалист по тредлифтингу и новейшим методикам постановки косметических мезонитей. Наша сегодняшняя программа как раз о нитях: что такое мезонити, чем они отличаются, кому они показаны, когда их делать, какого результата ожидать, на что, вообще, можно рассчитывать.

Давай начнём, наверное, по порядку: что такое мезонити, для чего они вообще сделаны, и какие виды мезонитей существуют на рынке?


Светлана Донецкая: Понятие «мезонити» обычно подразумевает под собой нити достаточно тонкие, которые вводятся через иглу. Есть вариант, когда мы вводим нити через канюлю. Через иглу считается самый простой, они есть совершенно коротенькие, крошечные, например, для коррекции зоны орбиты. Есть очень толстые. Когда пациенты спрашивают, что такое нити, я рассказываю, что есть разные, есть много видов нитей. Есть тонике нити, как паутинка, мы можем оплести, как паутинкой, всё лицо этими нитями. А есть нити, которые, представьте себе строительные балки в основании здания или башни, можно поставить вот такие нити. Кроме того, мезонити бывают из разных материалов. 

Елена Женина: Самые востребованные на сегодняшний день, это полидиоксаноновые. ПДО нити рассасываются в течение трёх-шести месяцев, распадаясь на углекислый газ и воду, стимулируя выработку коллагена, как раз и давая коже свежий вид, прозрачность определённую, плотность, упругость.  В момент, когда вырабатывается коллаген, кожа становится более «резиновая», можно так сказать. Поэтому, она более свежая, более плотная, более упругая, она молодеет. То есть, мы замедляем процесс старения, условно говоря, на несколько лет. 

Светлана Донецкая: Это точно, это как раз про методики. Если мы делаем много достаточно тонких мезонитей и говорим о том, что мы проармировали кожу. Это называется, как раз, армирование мезонитями, или тот же самый тредлифтинг. При этом нужно брать большое количество нитей, совсем большое. Минимум, 50 – это только на нижнюю часть лица. А так, до 100 ниточек и больше, фактически, за один сеанс. 

 

Елена Женина: Максимально, где-то 27G, правильно? Даже в 25, по-моему, не уходим при армировании. 
Светлана Донецкая: Смотря какой тип кожи. Если кожа достаточно толстая, плотная, то мы можем уйти и на 25, в общем-то. Если кожа тонкая, совершенно верно, это где-то 29, 27, 25.

 

Елена Женина:  Светлана, давай, расскажем, почему такое большое количество нитей, что эта методика даёт и кому она показана. Чтобы чётко сразу зону определить и пойти дальше.

Светлана Донецкая:  Вообще, как выяснилось, история нитевого лифтинга началась в древние века. Оказывается, ещё в древнем Египте использовали методику армирования, как сейчас бы мы сказали, золотыми нитями. Найдены мумии, прошитые каркасом из золотых нитей. Видимо, с тех пор эта идея не покидала умы людей, которые борются за сохранение красоты молодости. Первую нить с насечками запатентовал немецкий доктор в 1968-м году, и вот уже, получается, больше 50 лет эта история развивается. У нас в России всё началось с начала девяностых годов, можно сказать, бум, после, наверное, 2010-го года. Когда уже начался бум, и с тех пор развитие продолжается и продолжается.

Сейчас мы видим всё новые и новые виды нитей, новые материалы, и, самое главное, появились новые методики. Мир не стоит на месте, каждый день мы получаем всё новые и новые интересные результаты, как можно использовать нити. Я, например, своим пациентам иногда говорю: представьте, есть Шухова башня, которая, как кружево, сплетена из тоненьких, тем не менее, она держится уже столько десятков лет. Все её боятся трогать, потому что, если тронуть, она развалится. В то же время, есть и Эйфелева башня, которая построена по принципу: более толстые, более тонкие, ещё совсем более тонкие. Мы можем выбрать либо таким, либо другим образом. Если, например, кожа лица тонкая, и старение по мелкоморщинистому типу, то здесь лучше плести сеточку, мы применяем методику армирования тоненькими нитями, методика Шуховой башни, скажем так. Когда же у нас кожа достаточно толстая, лицо тяжёлое, щёки опускаются, нависают, нам хочется всё это натянуть, подтянуть и как-то удержать. Понятно, что вес достаточно большой, здесь нужны толстые нити в основание, на них уже можно нанизывать более тонкие материалы. 

Елена Женина: Надо сказать, что есть ещё одна существенная особенность у нитей полидиоксаноновых и полимолочных. Полимолочные дают немножко объём, они дают увлажнённость, уплотнение кожи. Полидиоксаноновые, наоборот, объём уменьшают, они её как бы сжимают в размере. Как раз, для тяжёлого лица хороши полидиоксаноновые. 

Светлана Донецкая: Да, есть, чем можно поиграть. Если это нижняя часть лица, Вам её нужно посадить, конечно, ПДО. Если Вы хотите сделать скулы, поднять носогубные складки, если это область орбиты, только очень осторожно, очень глубоко, это – наоборот, могут быть полимолочные нити. Шею, например, тоже можно прошивать по кольцам Венеры.

Вообще, нити можно разделить, есть классификация на лифтинговые, есть армирующие нити. Опять же, в зависимости от того, что пациент хочет, или что ему нужно, мы можем предложить либо сочетание методик, либо одну методику, либо другую методику. Всегда существует выбор, и выбор для каждого пациента будет всегда совершено индивидуальный. Мы должны собрать ему определённый набор, какие мы будем ставить нити: мы будем ставить 10 таких, 4 таких, 20 таких, и ещё 30 вот таких, например. 

Елена Женина: Сейчас очень правильно Светлана сказала: никогда нельзя одним видом нитей решить одну задачу. Всегда используются разные, разной плотности, разной толщины, разного вида. Потому что могут быть мононити прямые, кручёные, могут быть с разнонаправленными насечками, могут быть просто с однонаправленными насечками. Соответственно, в зависимости от плотности, от того, какого они вида, они используются при той или иной проблеме, вставляются в ту или иную зону. Мы получаем наилучший результат. Поэтому, если Вы приходите к доктору, Вам говорят, что мы сейчас Вам поставим две нити сюда, две нити сюда, Вы получите наилучший результат – наверное, если у Вас нет особой проблемы, с которой Вы пришли, то Вы получите наилучший результат. Если проблема существует, то, безусловно, одной процедуры и одним видом нитей, тем более в таком ограниченном количестве, она не решится. Это очень важный момент, который я бы хотела просто донести до наших слушателей и зрителей, потому что клиенты, действительно, задают много вопросов. Очень часто, когда они получают результат не тот, на который рассчитывали, они говорят, что в этом виноваты нити. Это не нити виноваты, это, может быть, непрофессионализм. 

Нельзя одним видом нитей решить задачу. Всегда используются разные по плотности, толщине, разного вида


Светлана Донецкая: Или недостаточно вложено средств, или недостаточно положено материала. Нити здесь ни причём, нити прекрасные, нити делают своё дело, они стимулируют немного коллагеногенез. Опять же, нас останавливает отбор пациентов, это тоже тема, которую имеет смысл, наверное, поднять. Правильный отбор пациентов, каким пациентам это показано. Прежде всего, пациенты с возрастными изменениями кожи, но эти изменения должны быть начальными. Если пациенту нужен хирургический лифтинг, а он не хочет – конечно, мы можем поставить нити, если он будет настаивать, но надо ему объяснить, что Вы все равно хирургический пациент. Где избытки кожи по 4 см с каждой стороны, мы можем их собрать на нити, но они будут в складочку, и складочка вряд ли сядет. Есть методики, когда мы собираем складочку, она садится, но всё имеет свои пределы, в том числе, возможность кожи сократиться и подсобраться.


Елена Женина: Безусловно, всегда нужно учитывать исходный материал. 

Светлана Донецкая: Очень интересно, корейцы, например, практически, всем своим девушкам подряд делают, у них в моде лицо сердечком, чтобы оно было заострено внизу и расширялось кверху. А у них, как правило, достаточно тяжёлый низ. Они даже молодым девушкам, 18-20 лет, делают толстые нити и при этом липосакцию нижней части лица, или лазерную, либо хирургическую, чтобы создать эту красивую форму. В целом, мы тоже к этому стремимся, нам тоже нужна такая же форма, нам нужно то же самое создать, ту же красоту, ту же плотность, и, фактически, ту же линию ОДЖИИ (Linea OGEE). Лицо либо «клубничкой», либо «сердечком» это называется, идеальная обрезка, как принято говорить у художников. Мы тоже к этому стремимся. Можно сконструировать, действительно, поставить, это реально конструкция. Что нам для этого нужно? Нам нужно подчеркнуть скулы, вытянуть вверх височную область, поднять бровь, поднять углы рта и заострить овал. Как правило, на это уходит, действительно, довольно много нитей, они, действительно разные, чтобы поднять, например, скулы. Как правило, нужны лифтинговые нити с насечками. 

 

Елена Женина: Как однонаправленные, так разнонаправленные, в зависимости от толщины кожи, от гравитационного птоза, соответственно, от возраста, от состояния. 

Светлана Донецкая: Да, от качества, насколько нам нужно её простимулировать. Цена тоже имеет значение для кого-то из пациентов, мы не можем это не учитывать. Вниз мы можем поставить мононити с гладкой поверхностью и поставить её частоколом. Частокол мононитей из полидиоксанона, чтобы утянуть треугольник, утянуть и проконтурировать. Будет очень хорошо смотреться. При этом, если мы поднимаем кожу сверху и видим, что около ушей залегла уже складочка, мы понимаем, что за уши тоже надо тянуть, то есть, фактически, мы уже работаем, как хирурги. Нам за уши тоже надо всё это натянуть, потому что шея тоже поползла, значит, надо всё натянуть. Что мы берём, мы тоже берём нити с насечками, как правило, из полидиоксанона, они должны быть достаточно толстые, прочные, потому что общее натяжение должно быть достаточно сильное.


Елена Женина: Они должны долго рассасываться, чтобы долго держать каркас, который мы пытаемся создать. 

Светлана Донецкая: Да, и кожа, как правило, в подбородочной области уже не очень хороша, и коллаген образуется достаточно медленно, поэтому, конечно, хочется именно долго рассасывающиеся нити. Сейчас очень интересные нити с двумя иглами, Вы, наверное, пользовались для подтяжки шеи, дают прекрасный результат, хотя, вначале возникает сборочка и ощущение; сложно разговаривать, какие-то болевые ощущения, и глотать немножко больно, отёк может возникнуть. Как говорят пациенты, у меня ощущение, что мне отрезали голову и заново пришили. Но потом, тем не менее, кожа садится, результат действительно великолепный, это, можно сказать, находка. 


Елена Женина:  Опять же, повторимся со Светланой, что эти нити используются тогда, когда нет показания к хирургическому фейслифтингу. Если уже человек приходит с действительно серьёзным гравитационным птозом, когда уже смещены и мягкие ткани, и жировые пакеты, лицо, фактически, потеряло свою былую упругость и все объёмы, которые были – конечно, это показание к хирургическому вмешательству. Никакое количество нитей, повторюсь, никакое, ни 100, ни 200 нитей, ни тонкие, ни толстые, ни сочетанные методики всё равно не дадут результата, который даст хирургическая методика. 

Светлана Донецкая: Абсолютно. Потом, после хирургического вмешательства мы можем уже сделать каркас, укрепить кожу, создать ей упругость, отлакировать, что называется. Но только после хирургического вмешательства. 

Елена Женина: Давай, немного расскажем о том, когда используются нити – спиральки, толстые кручёные нити. В каких моментах их можно использовать, какой результат они дают? 

Светлана Донецкая: Толстые кручёные нити чем хороши, что их можно устанавливать на подвижные участки лица, например, от угла рта к скуле. То есть, мы хотим вывести красивую линию, подтянуть, но, если мы установим жёсткие нити, либо рот не откроется, либо нитка порвётся, что мы и имели в начале, когда устанавливали нити с насечками, жёсткие нити, и бывало, что они просто срывались от очень активных жевательных или мимических движений. Кручёные нити, поскольку они имеют очень большой запас упругости, как раз идеальны для установки в подвижных частях тела, участках тела. 


 Елена Женина: Это может быть как раз то, о чем мы сейчас с тобой сказали: корректировка скул, корректировка носогубных складок.

Светлана Донецкая: Носогубных складок, складок марионетки часто, плюс, они создают небольшой дополнительный объём в этой области, которого не хватает именно в местах провалов. Так что это совершенно для нас. Ещё очень хорошо, кстати, устанавливать в кольца Венеры, потому что эти нити дают объём. 


Елена Женина: Да, шея – очень подвижная область с тонкой кожей, которая нуждается в объёме, раз, в выработке коллагена, два, и в то же время при отсутствии жёсткого каркаса, три. 

Светлана Донецкая: Да, потому что, опять же, это создаёт внутренний дискомфорт человеку. Если нить неподвижна, она будет очень жёстко контурировать, натягиваться, её даже будет видно.  Визуализация, как правило, бывает осложнением нитей. 


Елена Женина:  Давай расскажем, чем отличаются нити с однонаправленными насечками от  разнонаправленных, когда и в какой области они используются. 

Светлана Донецкая: Мы можем использовать нити с однонаправленными насечками, когда нам нужно создать очень чёткий вектор натяжения в одной области. Например, поднять брылу, подтянуть брылу, мы её фиксируем где-то в реперной точке, примерно, у скуловой кости. Подойдёт нитка с однонаправленными насечками, потому что эти насечки раскроются, как после введения, например, через канюлю и будут держать. Нити с разнонаправленными насечками могут подходить для коррекции в определённой зоне, например, в области брылы. Но они идеальные для того, чтобы подтянуть, например, вывести зону скулы, потому что там векторы будут разнонаправленными – и гравитационный птоз, и мы тянем с одной стороны в сторону, с другой стороны вверх. Здесь разнонаправленные насечки выступают как идеальный вариант. Просто идеальный вариант, потому что они фиксируются в разных направлениях.


 Елена Женина: Но за счёт этого мы можем смоделировать, как раз, те места. 

Светлана Донецкая: Мы, фактически, можем выделить зону щечек. Раньше мы имели только филлеры для коррекции таких областей, сейчас мы имеем нити с разнонаправленными насечками. Есть 3D, есть 4D, в зависимости от того, как расположены насечки. Это очень хороший вариант. Ещё есть такие зоны, как живот, например, там тоже бывает очень интересно. Например, если очень плохая кожа, совсем плохая кожа, после родов, растяжки вокруг пупка. Тогда нити с разнонаправленными насечками гибкой иглой устанавливаются в форме круга, вокруг пупочной зоны. Они как раз и собирают кожу, придают объём и держат во всех направлениях, создавая, и плюс, потом радиальные. Кроме того, мы стимулируем выработку коллагена, они дают упругость, убирают стрии. 


Елена Женина: Шею мы обсудили, что мы можем туда использовать как раз кручёные нити, которые будут создавать дополнительный объём в кольцах Венеры, но при этом очень хорошо армировать кожу обычными тоненькими мононитями, именно армировать, чтобы она стала более плотная, более свежая, гладкая, упругая. Кожа шеи часто подвержена эластозу, практически, у всех, соответственно, она достаточно быстро стареет, и этот результат можно как раз нитями существенно замедлить. Потому что ей не хватает именно коллагена. 

Светлана Донецкая: Здесь, кстати, нити из полимолочной кислоты могут выступить на первый план. Именно при гиперэластозе, если кожа истончена, поскольку они дают объём и влажность, необходимую влажность, которую ПДО нити не дают. Полимолочка притягивает воду. Мы здесь должны сделать сеточку-паутинку, всю шею вышить нитями. Если есть ещё при этом выраженные кольца Венеры, можно в качестве некоего каркасного структурного элемента добавить более толстые армиранты из ПДО. Но, единственное, конечно, это должна быть очень хорошая рука, потому что мы помним, что на шее много сосудов, кожа тонкая и не так уж просто поставить более толстые нити на такую кожу. Но, тем не менее, мы справляемся. 

 

Елена Женина: Самое главное, что, действительно, нужно обращать внимание на сочетание методик, на сочетание различных видов нитей, которые используются в одной процедуре. Если Вам доктор предлагает сделать большое количество именно мононитей, чтобы проармировать лицо, и объясняет это именно так, этого бояться не надо. Многие считают это излишней тратой денежных средств, что можно другими нитями получить наилучший результат. Нет, нельзя. Если есть показания, то нельзя.

Дальше мы переходим на зону декольте, это прекрасное место. 

Светлана Донецкая: В зоне декольте что страдает? Во-первых, тоже истончение кожи, во-вторых, что очень многих беспокоит, закладываются линии сна, так называемые, когда, просыпаясь на боку, девушка утром видит морщинки на декольте, они некрасиво выглядят. Действительно, кожа уже теряет былую эластичность, и это мешает. 

 

Елена Женина: Тот же самый эластоз, что и на шее, только менее выражен, потому что здесь имеется более плотная жировая прослойка. 

Светлана Донецкая:  Здесь принцип такой же, как с шеей. Мы можем проармировать нитями из полимолочной кислоты, если это тонкая кожа, мы можем из полидиоксанона, если более плотная кожа. Есть даже методики подтяжки груди за счёт того, что тонизируются немного грудные мышцы и кожа сверху. Это, действительно, имеет место быть, но, если грудь небольшая, не тяжёлая, так скажем, если нет сильного перерастяжения тканей, то есть несколько миллиметров. Если растяжение небольшое, то армирование заметно и очень улучшает и качество жизни, и визуальный ряд.

 

Елена Женина: Как правило, такая процедура показана молодым девушкам, которые только откормили ребёнка и ткани ещё свежие. Они активно, хорошо реагируют на сам препарат, на нити ПДО или полимолочные. Соответственно, мы получаем результат.

Светлана Донецкая: Да, если у них колагеногенез сохранён, то тогда да. Есть методика, конечно, установки таких нитей и внутримышечно, но это очень сильный болевой синдром. 

 

Елена Женина: Я думаю, что это больше, всё-таки, прерогатива хирургов и уже операции, потому что это уже мышечная структура, её невозможно сократить настолько, насколько может сократить хирург. 

Светлана Донецкая: Да, мы работаем с кожей, подкожной жировой клетчаткой, это наша зона. 

 

Елена Женина: Кстати, основной и главный момент постановки нитей, это дерма, гиподерма. Собственно, это область применения косметологии, а не хирургии. 

Светлана Донецкая: Спускаемся дальше, да? Живот, прекрасные результаты. Если кожа сильно растянута, если это растяжки, истончения, стрии, то полимолочка, можно сказать, это наше всё. Улучшение там идет очень долго, где-то от двух месяцев до полугода, результат представляет собой фантастические просто вещи. То же самое можно сказать о внутренней поверхности бедра и о внутренней поверхности рук, плеча. Результаты, на самом деле, не сразу видны, там коллаген долго синтезируется. Но, зато фибробласты более активны, коллаген, если синтезируется, то более плотный.  Мы имеем очень хорошие отсроченные результаты при установке таких нитей. Эти зоны очень тяжело исправляются и хирургически, и другими методами. 

 

Елена Женина: Как правило, внутреннюю поверхность бедра и внутреннюю поверхность плеча мы корректируем всегда либо нитями, либо аппаратными методиками. Хирургически это возможно, но эстетически не очень красиво получается.

Светлана Донецкая: Да, можно делать такую процедуру, как липофилинг в этой зоне, или липосакцию с липофилингом, но и это не всегда даёт хороший результат. Всё равно отлакировать поверхность, выгладить её хорошо, действительно, улучшить качество структуры кожи можно только нитевыми технологиями. На сегодняшний день нитями можно, наверное, ушить всё. 

На сегодняшний день нитевыми технологиями можно, наверное, ушить всё 

Елена Женина: Очень хорошо над коленом.

Светлана Донецкая: Да что уж тут говорить, мы носы подтягиваем нитями, корректируем. Можно вздернуть кончик носа, собрать рот, мы контурируем губы нитями, мы, фактически, можно сказать, кудесники уже. Но, орбита – зона малодоступная. Если очень большие избытки – конечно, это хирургия, но, если речь идёт о качестве и о мелкоморщинистом типе старения, прекрасно работают тонкие мононити. Это те места, на которые всё время обращают внимание, жалуются, и их очень тяжело корректировать. Потому что, например, мезотерапия улучшает всего лишь на некоторое время. 

 

Елена Женина: Процентов на 30, на некоторое время, а нити, пусть они не сразу дают эффект, тем не менее, именно в отсроченной практике прекрасный результат, который держится очень долго. Мы сейчас со Светланой скажем, какие нити с какого момента ждать от них эффекта. 

Светлана Донецкая: Мы до ягодиц не дошли. Ягодицы тоже можно подсобрать, создать им форму, убрать, фактически, складочки, которые мешают жить, надевать открытые купальники. Здесь, конечно, мы применяем длинные очень нити, длинные, плотные нити с насечками. Иногда мы применяем и моно, но, если нам нужно, фактически, с целлюлитом побороться, именно выгладить, мы уже говорим о лифтинговом, с насечками. Это вариант для тех, кто не хочет прибегать к хирургическим манипуляциям, или уже прибегал и результат просто недостаточный, хочется ещё отполировать поверхность, то очень, мы всех приглашаем. 

 

Елена Женина: Итак, какой же эффект получается от нитей, когда он наступает? Первый момент, при постановке нитей у нас возникает посттравматический отек, который, по сути и даёт эффект разглаживания и хорошего результата. Спустя примерно две недели он уходит и кажется, что всё стало плохо, некрасиво не так, как было, иногда кажется, что даже хуже. Но на это не стоит обращать внимание, потому что первого результата нам стоит ожидать, спустя месяц. 

Светлана Донецкая: Если посттравматический отёк полечить, мы можем его полечить, то он может пройти пораньше. На лифтинговых нитях, я думаю, что через две недели уже кое-что видно, эффект наращивания коллагена мы, действительно, видим к концу первого месяца, а реально – через два месяца. 

 

Елена Женина: Полимолочные нити дают эффект быстрее, чем полидиоксаноновые, потому что полимолочные притягивает воду. 

Светлана Донецкая: Даже больше, реактивность их больше. Но зато и улучшение продолжаются намного более долго, до полугода идёт, идёт, идёт ещё процесс наращивания коллагена. Всё-таки, с нитями из ПДО, полидиоксанона, мы рассчитываем, что через два месяца уже мы получим результат, который до полугода, минимум, продержится, а то и больше, в зависимости от плотности нити. Если мы наставили толстых нитей, плотных, которые рассасываются восемь месяцев, например, то мы рассчитываем, что эффект продержится минимум год, а потом от них ещё останутся кое-какие тяжи, то есть – до полного исчезновения. До полутора лет, где-то, мы можем рассчитывать на результат. Очень многих это устраивает, потому что, например, если ты прооперировался, ты полгода ждёшь вообще, когда можно будет выйти часто на улицу. А здесь можно оттянуть это тяжёлое вмешательство и быть при этом очень красивой. 

 

Елена Женина: Возраст, с которого мы начинаем делать эту процедуру?

Светлана Донецкая:  Как я уже сказала, если это коррекция конституционной формы лица, конституциональных особенностей, то мы можем начинать с юного возраста, в 20 лет, если очень сильно надо, есть такая категория пациентов. Так, я считаю, что от 30 лет и далее, в основном, это 35-40 лет и плюс. Самая востребованная категория, получается, 35-40. 30 - это девушки, которые набрали сильно вес, потом его резко сбросили, и у них, например, провалилась средняя треть лица, запавшие щёки, либо туда надо делать филлер, либо поднимать им эту зону нитями, на выбор. 

 

Елена Женина: Кстати, по поводу филлеров и нитей, по поводу сочетанной методики что скажешь? 

Светлана Донецкая: Очень хороший результат, очень многие сейчас их пропагандируют. Непосредственно одновременно с установкой нитей. Например, мы чуть-чуть корректируем среднюю зону филлером и доделываем ниткой, выставляем именно угол и разворот и всё. Или, наоборот, можно сделать нити, растянуть носогубные складки, поднять углы рта, и, если остались изменения в области носогубных складок или складок марионетки, доделать всё филлером. 

 

Елена Женина: Скорректировать недостающий объём, которого не хватает для того, чтобы лицо правильно отражало свет и выглядело более объёмным. Мы, собственно, последние пять лет используем методику светотени. 

Светлана Донецкая: Да, мы уже и свет ставим, когда делаем филлинг или, например, даже когда ставим нитки, потом проверяем себя в свете, который падает сверху, сзади…

 

Елена Женина: Сбоку, для того, чтобы понять, как у нас контурирует и играет лицо. Потому что это очень важные моменты, от которых зависит именно внешний вид. Мне очень нравится, что на сегодняшний день косметология имеет в своём арсенале много таких продуктов, наукоемких методик, продуктов, которые в сочетании дают наилучший результат. Даже 10 лет назад у нас не было такой возможности, а если вспомнить, как мы начинали 15-20 лет назад работать как раз с филлерами, и что было у нас вообще в руках. 

Светлана Донецкая: У нас не было ничего, у нас были только маски. Сейчас, конечно, потребность людей хорошо выглядеть, достойно выглядеть растёт. Идёт борьба за здоровый образ жизни, а красота, всё-таки, неотъемлемая часть здоровья. Здоровье - это красота, это тоже здоровье, мы говорим о здоровой коже, о здоровом внешнем виде без возрастных изменений. В это вкладывается много средств и, соответственно, очень много научных разработок, очень много методик, очень много реальных интересных специалистов работают над исследованиями. Это не просто так, мы занимаемся не только практикой, здесь есть и научные разработки. 

 

Елена Женина: Совершенно верно, мы уже применяем физику и математику в косметологии, чтобы получить рычаговое воздействие, и даже основы художественного стиля, чтобы понять.

Светлана Донецкая: Да, геометрию используем, термины архитектуры, учимся рисовать, накладывать штрихи и мазки.

 

Елена Женина:  Света, как долго держится результат и как часто нужно повторять эти процедуры?

Светлана Донецкая: У меня есть пациенты, которые, допустим, приходят раз в год по состоянию своих финансов и делают нитевой, например, лифтинг, чуть-чуть филлинг, ботокс раз в год. Если пришёл первичный пациент и сравнить его через год, я делаю фотографии, я вижу, что результат через год не ушёл совсем, он не равен первичному. То есть, мы всё время работаем, даже таким образом мы работаем на улучшение. Не говоря уже о тех пациентах, которые постоянно ходят, раз в 3, раз в 2 недели, раз в месяц. То есть, они на постоянном апгрейде. 

 

Елена Женина: Но, раз в 3, раз в 2 недели, раз в месяц, это мы говорим о более лёгких процедурах ухода, биоревитализацит. Мезотерапии витаминизированной той же.

Светлана Донецкая: Мы уже об уходовых, поддерживающих процедурах. Нитевой лифтинг, я считаю… Есть категория пациентов, которым лучше всю конструкцию здания, как мы строим дом, разбить на 12 месяцев, они будут раз в месяц «достраивать». Конечно, получается, что они всё время в каком-то процессе, понятно. Это тоже нормально, такой вариант тоже мы рассматриваем, потому что у всех разная психика, мы не можем с этом не считаться. 

 

Елена Женина: И разный болевой порог, опять же. Потому что кому-то это больно, кому-то это совершенно не больно. 

Светлана Донецкая:  Опять же, разные возможности, кому-то раз в месяц удобнее вкладывать в себя, кому-то удобнее прибежать, всё сделать, неделю отсидеться дома и год ходить красавицей. Кому-то удобно так.

 

Елена Женина:  Давай, вкратце скажем, какие бывают осложнения, и как мы с ними боремся.

Светлана Донецкая:  Прежде всего, это синяки, мы с ними боремся, как с любыми синяками: мы их мажем, делаем примочки, пьём траумель, делаем какие-то инъекции. Это нормальная история, они быстро проходят, главное, чтобы не было гематом. Делаем быстро, в течение недели. Второе осложнение, это может быть инфекция, но инфицирование может быть связано либо с наличием эндогенной инфекции у пациента, либо с нарушением санитарных условий при введении нитей. Соблюдение правил асептики и антисептики должно быть всё равно очень строгое, потому что сами нити стерильные. Если Вы распечатали пачку – все, Вы её распечатали, их надо поставить. 

 

Елена Женина: Вы вводите либо все нити, либо остаток нитей уже выбрасывать, потому что они не хранятся в открытом виде. 

Светлана Донецкая: Абсолютно, стерилизовать их нельзя, они не на тех носителях, которые можно подвергнуть стерилизации. Они могут рассыпаться, кстати, для них нужна специальная обработка. Таким образом, вот эти два самых больших. Ещё могут быть втяжения, это от некорректного введения, либо от большого натяжения. Большое натяжение мы, наоборот, стараемся в начале сделать, так называемая, гиперкоррекция, которую мы должны сделать, чтобы потом получить максимальный результат. Кто-то из пациентов идёт на это, кто-то не идёт. Мы их обязаны предупредить, что либо мы делаем так, либо мы делаем, чтобы завтра Вы были красивые, например. Либо, очень поверхностное введение нитей, когда втяжения не из-за того, что сильно натянули, а из-за того, что нитка прошла слишком. 

 

Елена Женина: Нитка контурирует, это всё обратимо, проходит, буквально, в течение месяца, максимум, полутора, когда кожа набирает коллаген, она становится более упругой, сокращается и всё это выравнивается. 

Светлана Донецкая: Асимметрия может возникнуть, опять же – либо нитка сорвалась, это может произойти по независящим ни от кого причинам, или от того, что пациент, например, широко раскрыл рот в первые сутки или двое, или стал есть с удовольствием большой бифштекс. Проходит это тогда, когда вторая нить, которая не порвалась, рассасывается. Либо нужно доставить с другой стороны ещё одну нитку, либо просто подспустить нитку с другой стороны, такая возможность почти всегда есть; мы знаем это сделать достаточно легко, проблем тоже нет. Но, в принципе, можно сказать, что тредлифтинг – достаточно комфортный метод лечения возрастных изменений и для пациента, и для врача. 

 

Елена Женина: Бояться этого не нужно, нужно просто попасть в хорошие руки, доверится специалисту, который Вам чётко объяснит протокол процедуры, чего ждать, когда ждать, на что рассчитывать и как долго этот эффект будет длиться. 

 

Света, спасибо большое, что ты пришла сегодня и рассказала так подробно и понятно, что такое процедура процедура тредлифтинга нитями, как она происходит и чего от неё ждать. В гостях была Донецкая Светлана, с Вами была я, Женина Елена.