Ортодонтия сегодня не только здоровье, но и эстетика

Медицина красоты

Тэги: 

Е. Женина:

Здравствуйте, в эфире программа «Anti-age медицина», с Вами я, Елена Женина. А гость моей сегодняшней программы Ляшев Илья, челюстно-лицевой хирург отделения пластической челюстно-лицевой хирургии НКЦО ФМБА. И Дыбов Андрей, кандидат медицинских наук, доцент кафедры стоматологии детского возраста и ортодонтии первого МГМУ Сеченова.

Речь в программе сегодня у нас пойдет о современной ортодонтии, о возможности влияния этих процессов не только на здоровье, но и на красоту, и как это все взаимосвязано. Потому что сейчас очень много идет разговоров о том, что важно следить за зубами с самого детства, прикус – это важная история, которая на протяжении всей жизни влияет и на самочувствие, и на состояние, и на формирование костей черепа, головные боли. Вплоть до того, что даже если неправильный прикус, то у нас может и плоскостопие из-за этого развиться. 

И. Ляшев:

Или наоборот. 

Е. Женина:

Как это влияет на наш организм, и на что нужно обращать внимание, чтобы в будущем мы были красивыми и здоровыми?

А. Дыбов:

На самом деле, все достаточно просто, то есть прикус всегда несет в себе, как минимум, две составляющие. Первая составляющая – это эстетика, это то, что видят абсолютно все люди, когда смотрят в зеркало. Все хотят видеть красивые, ровные зубы. И вторая часть – это функциональная составляющая. В идеале, обе эти части должны дополнять друг друга. В противном случае либо это будет красиво, но очень долгосрочно нестабильно, и будет не очень хорошо жевать. Либо будет жевать нормально, но будет некрасиво. Ни то, ни другое нам не нужно. Формирование прикуса происходит с момента рождения ребенка. Сначала это прикус молочных зубов, который постепенно перерастает в прикус зубов постоянных. 

Е. Женина:

Прикус молочных может отличаться от прикуса постоянных, или уже как сформировался, так и дальше все пойдет?

А. Дыбов:

 Есть определенные различия между формированием прикуса молочных зубов и прикусом зубов постоянных. Идея заключается в том, что ребенок всегда рождается с небольшим западением нижней челюсти назад, так называемая младенческая ретрогения. Это абсолютно биологически нормальный факт, потому что в противном случае было бы очень сложно ребенку проходить через родовые пути. А в дальнейшем нижняя и верхняя челюсть постепенно начинают друг с другом играть наперегонки. Сначала одна челюсть чуть ускоряется в развитии, потом другая челюсть. В итоге в процессе нормального развития они должны быть развиты синхронно. И как раз корректный прикус определяется ровностью поставленных зубов в челюстях при условии того, что эти челюсти корректного друг относительно друга расположены, это первый момент. И второй момент то, что они корректного размера.

Соответственно, для формирования прикуса имеют значение две вещи. Самая основная вещь, безусловно, это генетика. Если с генетической точки зрения у родителей изначально есть определенные нюансы прикуса, то очень высока вероятность того, что ребенок также получит определенные бонусы от своих родителей. Но имеет место также и функционирование человека в процессе формирования прикуса. Развитие челюстных костей тоже подвержено определенным законам точно так же, как люди, которые ходят в спортзал, у них достаточно выраженная мощная мускулатура. Если подвергать жевательную систему постоянной нагрузке, то есть определенная вероятность того, что ее развитие будет проходить в более оптимальном ключе, чем нежели просто мы будем кушать йогурты или что-то очень мягкое из пищи. Поэтому эти два фактора всегда дополняют друг друга. И крайне сложно преодолеть определенный генетический паттерн. Если он существует, то ребенок в любом случае будет развиваться в рамках этого генетического предрасполагающего момента. 

Если с генетической точки зрения у родителей изначально есть определенные нюансы прикуса, то очень высока вероятность того, что ребенок также получит определенные бонусы от своих родителей

Е. Женина:

Внешние факторы влияют на развитие челюсти? Допустим, сосание соски, кормление грудью, игрушки, которые ребенок грызет?

А. Дыбов:

Затруднение носового дыхания как таковое. Даже люди, которые генетически были запрограммированы на очень мощное развитие, но если в процессе функционирования они функционируют не очень корректно, то мы можем получить определенные проблемы.

Наиболее распространенной вещью являются аденоидный тип лица. Выглядит он таким образом, что у человека удлиненное лицо, затрудненное носовое дыхание, и в основном дыхание происходит ртом. В процессе формирования такого типа лица выдвигаются нижние зубы выше, верхние ниже, лицо становится более вытянутым. Соответственно, ребенок пытается прокладывать язык между зубами для того, чтобы хоть как-то поддержать герметичное состояние ротовой полости. И в итоге мы получаем достаточно выраженную аномалию прикуса, которой вполне можно избежать, если вовремя обратиться либо к доктору-ортодонту на предмет консультации, либо хотя бы к доктору оториноларингологу, то есть ЛОР-врачу, который может определить и посоветовать провести коррекцию данной аномалии.

Нормализация носового дыхания – достаточно простая вещь, но может в долгосрочной перспективе давать очень мощные результаты, которые позволят избежать в дальнейшем либо крупномасштабного лечения, либо облегчат ребенку жизнь на этапе формирования прикуса. Поэтому все это достаточно просто. 

Е. Женина:

Доктор-ортодонт – это детская история, или все-таки он нам нужен в любом возрасте?

А. Дыбов:

Доктор-ортодонт, по крайней мере, в рамках нашей страны, традиционно считается прерогативой лечения детей. Доктор-ортодонт может наблюдать ребенка с момента начала формирования молочного прикуса до полного формирования прикуса постоянно. И это наиболее оптимальный вариант. Не бывает детских врачей-ортодонтов и взрослых врачей-ортодонтов. Чисто теоретически, и практически тоже, возраст человека не имеет никакого принципиального значения для исправления прикуса вопреки расхожему мнению о том, что после 30, или 40, или 50 лет нельзя исправить позицию зубов. Вопрос в том, что в детском возрасте это сделать можно гораздо проще, гораздо эффективнее. А вот в более взрослом возрасте, когда уже скелет полностью сформирован, здесь уже может потребоваться помощь челюстно-лицевого хирурга. Просто вероятность того, что нам потребуются крупномасштабные вмешательства, с возрастом становится больше. Скорость перемещения зубов также с возрастом чуть-чуть снижается, но не принципиально. То есть если человек в возрасте 30 или 40 лет задумывается об исправлении прикуса, то не нужно думать о том, что уже слишком поздно. Это абсолютно нормально, можно обратиться за консультацией, я думаю, что любая проблема будет решена. 

Возраст человека не имеет никакого принципиального значения для исправления прикуса

Е. Женина:

А насколько необходимо в возрасте 30-40 лет исправлять прикус, и что это дает? 

А. Дыбов:

Момент заключается в том, что прикус – это определенная данность, то, что дано нам природой, если мы, естественно, не проходили никакого лечения до какого-то момента времени. В определенном проценте случаев эта система челюстно-лицевой области самоскомпенсирована. Она может нормально кушать, нормально разговаривать, жевать, улыбаться, то есть выполнять те функции, для которых она предназначена. Но в ряде случаев она становится саморазрушающейся системой, возникает избыточная стираемость зубов, рецессии десны, может возникнуть подвижность зубов, спонтанная миграция зубов, то есть перемещение зубов, трещины могут на зубах возникать самопроизвольно. Если такое человек замечает, то, вероятнее всего, это свидетельствует о том, что медленно, но верно зубочелюстная система идет по пути саморазрушения. И этот процесс желательно приостановить в зачатке, не давая ему возможности набрать обороты и разрушать систему целиком. Поэтому у определенного количества людей прикус является самоскомпенсированным, и они не требуют глобальной помощи с медицинской точки зрения, со стороны ни доктора-ортодонта, ни доктора-хирурга.

Но в определенном проценте случаев есть люди, которые не замечая того, что с ними происходит или не придавая этому истинного значения, пропускают достаточно важные вехи в развитии проблемы. Соответственно, при наличии не очень ровной позиции зубов эти зубы, вероятнее всего, будут испытывать не очень корректную нагрузку. И при определенной совокупности факторов это может привести к развитию саморазрушающейся окклюзии, зубы в процессе функционирования начнут стирать, расшатывать, разрушать сами себя. Этот процесс протекает не за один день, он может длиться годами, но рано или поздно он приведет к определенной точке невозврата, после которой лечение уже будет не опциональным, а абсолютно необходимым. Сложность такого лечения будет возрастать в разы с каждым годом.

Е. Женина:

Но какие-то проблемы должен заметить врач-стоматолог для того, чтобы направить пациента к ортодонту?

А. Дыбов:

Безусловно. Проблема заключается в том, что ортодонтия, несмотря на кажущуюся простоту, достаточно обособленная дисциплина. И большинство врачей-стоматологов, терапевтов, хирургов имеют базовые знания относительно данной специальности. Но все-таки диспансерное наблюдение со стороны доктора-ортодонта является приоритетным, потому что именно этот человек занимается аномалиями прикуса постоянно. И определенные нюансы, на которые может не обратить внимание врач-стоматолог обычного, широкого профиля, могут стать достаточно существенными при принятии решения доктором-ортодонтом на предмет необходимости лечения или просто динамического наблюдения. 

Диспансерное наблюдение со стороны доктора-ортодонта является приоритетным, потому что именно этот человек занимается аномалиями прикуса постоянно

Е. Женина:

Вот тут как раз мы, если у нас серьезные проблемы, приходим к челюстно-лицевому хирургу. 

И. Ляшев:

 Я хотел бы позволить себе добавить пару слов в продолжение того, о чем говорил Андрей Михайлович. Дело в том, что современная ортодонтия – это не только зубы, это более широкое понятие, которое охватывает лицевой рост, анализ лицевого роста, способы воздействия на лицевой рост. В детском возрасте или совместно с хирургом во взрослом возрасте это прерогатива ортодонта. Поэтому по поводу Вашего вопроса надо сказать, во-первых, по поводу того, к кому должны отправлять стоматологи. В первую очередь, к грамотному ортодонту. Современная ортодонтия развивается очень активно, и, по крайней мере, в нашем регионе достаточно на высоком уровне, на мировом уровне. Это первое. И второе, пациенты приходят не только к стоматологу, они могут прийти к пластическому хирургу с лицевыми признаками, которые их не устраивают, к эстетическому хирургу. Они могут обратиться к специалисту, к оториноларингологу с нарушением функции внешнего дыхания, с храпом, с головными болями, с сонливостью, с повышенным артериальным давлением, со всей сопутствующей симптоматикой. Они могут обратиться и к стоматологу. Поэтому в данном случае ортодонт является неким модератором процесса, дирижером процесса, в котором хирург принимает определенное участие, не самое главное.

Если говорить о роли в красоте, то хотелось бы отметить следующее. Мы воспринимаем красивое лицо, как здоровое лицо, как признак здоровья. 

Е. Женина:

Но, наверное, еще признак гармонии. 

И. Ляшев:

Гармоничное лицо как признак здоровья. Это заложено в нас на подсознательном уровне, но если попросить человека расписать параметры конкретно в миллиметрах, в пропорциях, в углах, неспециалист не сможет этого сделать. Но любой человек на бытовом уровне может показать пальцем, сказать, что вот этот человек красивый, этот человек некрасивый. И в 95 % случаев это будет касаться именно лицевого баланса. Сбалансированное лицо эстетически очень привлекательно, это самый ключевой момент.

Поэтому, возвращаясь к теме Андрея Михайловича, возвращаюсь к ортодонтии. В первую очередь, хотелось бы отметить именно это, когда мы ведем ребенка от молодых ногтей до уже периода полностью формирования лицевого скелета, в 17-18 лет мы заканчиваем расти, девочки чуть раньше, мальчики чуть позже. При идеальном варианте мы выводим его с хорошим прикусом, со сбалансированным лицом, с хорошей функцией внешнего дыхания и здоровыми суставами. Это четыре параметра, которые ставятся во главу угла при проведении лечения. 

Любой человек на бытовом уровне может показать пальцем, сказать, что вот этот человек красивый, этот человек некрасивый. И в 95 % случаев это будет касаться именно лицевого баланса

Е. Женина:

Когда у нас все уже все сформировано.

И. Ляшев:

 Когда у нас все сформировано, но мы ничего не делали, вот здесь могут быть самые разнообразные жалобы, которые я перечислил. Люди могут приходить с неровными зубами, со стершимися, с поврежденными зубами, с парадонтопатиями, болью в суставах, в височно-нижнечелюстных, с болью в шее. Мы, конечно, проводим диагностику. Она достаточно комплексная, включает те аспекты, на которые пациент впрямую не указывает, но при проведении более углубленного анализа выясняется, что жалобы есть, просто они не превалируют. Обычно приходят и с чем-то главным: либо некрасиво, либо болит. Но попутно выявляется еще кучка дополнительных проблем, в которые входит весь этот симптомокомплекс нарушения развития лицевого скелета, нарушения прикуса.

Е. Женина:

Ведь очень часто приходят пациенты к косметологам с запросами, например, сузить лицо, расслабить круговые мышцы рта. Очень много запросов, которые, казалось бы, связаны с эстетикой, но на самом деле, они не связаны. Какие взаимодействия и с кого надо начинать?

И. Ляшев:

Да, это очень распространенные жалобы, некомпетенция губ, когда человек с усилием вынужден напрягать губы, чтобы закрыть ротовую щель. Связано это обычно с вертикальным типом роста, избыточно развитой верхней челюстью, просто нужно дотянуть губы. Скошенный подбородок или птичье лицо. Определенный тип роста, при котором верхняя и нижняя челюсти растут более вертикально, нижняя челюсть разворачивается, уходит назад или просто не очень хорошо развита. Это избыточные, массивные углы нижней челюсти, выраженный подбородочный выступ, при этом не очень высокая нижняя треть лица, которая явно старит. Вот с такими проблемами приходят очень часто к пластическим хирургам.

Начинается симптоматическое лечение: подрезали углы, вкололи ботокс, подрезали подбородок, послали к стоматологу, виниры наклеили, увеличили зубки, вроде бы все хорошо, локальные проблемки решаются, но в целом гармонии лица почему-то не наблюдается. И пациенты уходят недовольными. К примеру, у нас были совместно с пластическим хирургами яркие примеры, когда человек провел уже ряд операций, но не доволен. И приходилось раскручивать обратно, отправлять к ортодонту, нормализовать положение зубов на неправильных челюстях, ставить челюсть правильно, на место, и проводить уже вторичную мягкотканную коррекцию, потому что мягкие ткани опираются на твердые ткани, опорные структуры. Если они не расположены правильно, гармонично, они априори создают неправильную позицию мягких тканей.

Возрастные изменения при определенном типе лицевого роста более выражены, значительно чаще приходят уже с провисшим подбородком, требуется гениопластика, платизмопластика, возникают показания к проведению фейслифтинга, и это люди делают. И неплохо, но все равно не идеально.

Возрастные изменения при определенном типе лицевого роста более выражены, значительно чаще приходят уже с провисшим подбородком, требуется гениопластика, платизмопластика, возникают показания к проведению фейслифтинга, и это люди делают

Е. Женина:

Вроде бы все сделали, а результата того, на который рассчитывали, нет. 

И. Ляшев:

Да, результата нет, потому что проблема изначально в другом. Процентов 15-20 % пациентов поступают по направлению от эстетики, в том числе иногда и от пластических хирургов. Мы сотрудничаем с рядом докторов, которые просто при ринопластике отправляют для того, чтобы мы нормализовали соотношение челюстей. Иногда после этого вообще исчезают показания к ринопластике, иногда это требуется проводить, но проводят, как отдельную процедуру спустя полгода. 

Е. Женина:

Сколько требуется времени в зрелом возрасте на то, чтобы исправить недочеты, которые не были исправлены в детстве для того, чтобы решить те или иные проблемы? Я понимаю, что каждый случай индивидуален, но, тем не менее, существует все равно какой-то диапазон – год, два, три, пять. На какой промежуток времени должен рассчитывать пациент, чтобы понять, что когда-то он станет красивым? Потому что, возможно, пока он будет исправлять челюсть, ему уже вообще ничего не захочется. 

А. Дыбов:

Это наиболее распространенный вопрос у пациентов и камень преткновения при начале ортодонтического лечения, тем более какой-то хирургической коррекции. Нюанс заключается в следующем. Для того, чтобы выровнять эстетически значимую группу зубов, не требуется длительного времени. То есть четыре-шесть месяцев при современных технологиях, и зубы будут ровными.

Момент заключается в том, что при этом мы добьемся только эстетической составляющей. Для того, чтобы результат был долгосрочно стабильным, и зубы не потеряли свою позицию после того, как брекеты будут сняты, требуется несколько более глубокая диагностика и более детальная проработка позиции этих зубов друг относительно друга. Вот для того, чтобы реализовать именно такой план лечения, в среднем требуется порядка полутора-двух лет. Но опять же, как Вы правильно сказали, все зависит от изначальной выраженности аномалии и от того, к чему мы в итоге стремимся. Потому что в современной ортодонтии вариантов планирования лечения может быть масса.

Существуют идеализированные планы лечения, которые вовлекают в себя и эстетику улыбки, и эстетику лица, и носовое дыхание, нормализацию носового дыхания, и какая-то работа с точки зрения височно-нижнечелюстного сустава, если это требуется. И, естественно, обеспечение оптимальной поддержки со стороны прикуса. Это идеализированный план лечения, который затрагивает все аспекты, которые можно применить в современной медицине.

Существуют более упрощенные варианты. Это нельзя уже назвать лечением, это, скорее, такой определенный подраздел косметологии. Естественно, что любое половинчатое лечение несет за собой определенные компромиссы. То есть выровнять зубы можно, но вопрос, где эти зубы будут расположены, и как это все будет в итоге смотреться.

Вот если коснуться темы косметологии, ту, которую начал Илья Николаевич, то я абсолютно полностью с ним соглашусь. Сейчас не то, чтобы проблема, есть четкая тенденция, когда девушки приходят к косметологу с целью увеличить объем губ. Сейчас очень модное направление. Вопрос, зачем они это делают. То есть позиция губ продиктована позицией зубов, а позиция зубов продиктована позицией челюстных костей. Естественно, что если комплекс «зубы и кости» находится очень глубоко в лицевом скелете, то увеличение объема губ не приведет к желаемому эстетическому результату. То есть будет все то же самое, просто будут большие губы. И поэтому в данном случае первичность косметологической коррекции относительная. 

Если комплекс «зубы и кости» находится очень глубоко в лицевом скелете, то увеличение объема губ не приведет к желаемому эстетическому результату. То есть будет все то же самое, просто будут большие губы

Е. Женина:

Насколько пациент готов заниматься собой, своим здоровьем для того, чтобы в итоге иметь гармоничный, эстетический результат.

А. Дыбов:

Естественно. И увеличение объема губ – это просто вариант быстрой попытки решения того желания, с которым приходит пациент. Это не попытка влезть глубоко в истину этой проблемы. С другой стороны, если пациент все же готов заниматься своим здоровьем, просто он не очень знает о том, какими методами можно это исправить, то одна из основных задач косметолога является информирование пациента о том, что помимо прямой манипуляции по увеличению губ, которая даст определенный результат, существуют также другие манипуляции, связанные с изменением позиции зубов, с изменением позиции челюстных костей. И для каждого пациента выбор наиболее оптимального метода индивидуален. Нельзя сказать, что косметолог не может помочь никогда. Нет, конечно, может. Но в ряде случаев наиболее корректный результат можно получить только при взаимодействии врачей нескольких специальностей: ортодонта, хирурга, ортопеда, косметолога, остеопата и т.д. Поэтому здесь проблема не всегда так однозначна, как хотят ее иногда представить. 

В ряде случаев наиболее корректный результат можно получить только при взаимодействии врачей нескольких специальностей: ортодонта, хирурга, ортопеда, косметолога, остеопата

Е. Женина:

Что Вы скажете, доктор? Дополните?

И. Ляшев:

Я хотел бы дополнить тем, что не всегда план лечения идеальный, но мы стараемся его придерживаться. Потому что все-таки превалирует аспект здоровья. Просто стараемся донести до пациента, в первую очередь, взаимосвязь здоровья и красоты. Но красота – это вещь, в какой-то степени, субъективная, это ускользающая красота, не всегда постоянная. Здоровье – это то, что нужно человеку всегда. И поэтому если план лечения не идеальный, если не можем воздействовать комплексно, но он хотя бы не должен приводить к ухудшению здоровья. Тем более, нельзя проводить хирургию, которая приводит к каким-то стойким изменениям, зачастую, необратимым, если она за собою влечет потом возникающие прогрессирующие проблемы со здоровьем, которые потом сложно исправлять.

Второй популярный вопрос у пациентов – это хирургия, это что-то страшное, что-то ужасное, и вот эта ассоциация – два года и хирургия – превращается в сознательные два года кошмара. Хотя, на самом деле, хирургия занимает очень короткий этап. Это операция и реабилитации порядка двух недель. Из них в стационаре 2 дня, 2-5 дней максимум. Поэтому основное лечение – это периодически, раз в месяц похода к ортодонту. 

Е. Женина:

А что это дает? 

И. Ляшев:

Это ортодонтическое лечение. 

Е. Женина:

Как оно выглядит, что происходит? Придешь, откроешь рот, посидишь, закроешь, сразу стало лучше?

А. Дыбов:

Глазами пациента примерно так и выглядит. Идея ортодонтического лечения заключается в том, что зубы постепенно приходят из неровного положения в ровное положение. Глазами пациента ортодонтическое лечение выглядит, как последовательная смена дуг, то есть активных элементов, которые и перемещают зубы. 

Е. Женина:

Мы сейчас говорим про брекеты? 

А. Дыбов:

Брекеты сами по себе зубы не двигают. Брекеты – это просто маленькие замочки, которые фиксируются на зубах и которые передают усилия от активной дуги к этим зубам. И в процессе передачи этого усилия зубы начинают перемещаться. Поэтому чем ровнее становятся зубы, тем более жесткие дуги можно использовать для того, чтобы детализировать итоговую позицию зубов более качественно.

На начальном этапе абсолютно мягкие дуги, практически очень слабо работающие. А на конечных, завершающих этапах это уже полная детализация позиции, не только коронок зубов, но и, что гораздо более важно, корней зубов. Потому что коронка зубов выравнивается очень быстро, и это момент о том, что можно выровнять зубы быстро. Да, можно выровнять позицию именно коронок зубов. А вот изменить позицию корней зубов, которые находятся в костной ткани, в толще костной ткани, для этого требуется гораздо более продолжительное время. И, к сожалению, пациенты на конечных этапах уже начинают постепенно терять интерес к лечению, потому что вроде как зубы ровные, а ходить все равно продолжают, и врач заставляет это делать. Истинная причина этого заключается в том, что доктор пытается стабилизировать полученный результат, то есть подвести корни под позицию коронок зубов и детализировать смыкание этих зубов. Именно это отличает качественное лечение от обычного выравнивания позиции коронок зубов. И только это может являться определенным стабильным гарантом того, что зубы не поедут обратно после снятия брекетов. 

Брекеты сами по себе зубы не двигают. Брекеты – это просто маленькие замочки, которые фиксируются на зубах и которые передают усилия от активной дуги к этим зубам. И в процессе передачи этого усилия зубы начинают перемещаться

Е. Женина:

Затрачивается достаточно длительный период времени на то, чтобы не только коронки зубов, но и корни встали на место. 

А. Дыбов:

Безусловно, потому что коронки зубов перемещаются, грубо говоря, в воздухе, а корни зубов перемещаются в толще костной ткани. Поэтому чтобы наклонить коронку, для этого требуется четыре-шесть месяцев. А вот для того, чтобы подвести под эту коронку корень, вот для этого требуется уже и понимание, где этот корень находится, то есть вот эти все моменты диагностики и время, которое необходимо организму для того, чтобы костная ткань адекватно перестроилась. Поэтому если сложить эти все аспекты, то вот то, что касается нормализации позиции зубов с точки зрения выравнивания прикуса, это уже лечение. А то, что касается просто эстетического выравнивания позиции, это, скорее, раздел косметологии. 

И. Ляшев:

Коммерческая ортодонтия, можно по-другому сказать. 

Е. Женина:

У нас очень часто пациенты приходят с запросом по уменьшению височной области или углов нижней челюсти. Что Вы в этой связи можете посоветовать пациентам и косметологам? Чем это чревато и на что обратить внимание?

И. Ляшев:

Вопрос в анализе строения лица, это стандартная вещь. Кто-то лучше знает этот вопрос, кто-то хуже. Зачастую есть изолированные лицевые признаки, в буквальном смысле корректируются углы, корректируются височные области, это нормально. Но все-таки имеет место симптомокомплекс, который пациент имеет, но который он не может анализировать ввиду отсутствия у него специфических знаний. Собственно говоря, все.

И второе, знать и доносить до пациента. Пациент должен знать свою проблему в целом. По крайней мере, иметь об этом информацию, решение он должен и может принимать самостоятельно. Но если на прием приходит человек с конкретной жалобой, допустим, на форму углов, все-таки я считаю своим долгом потратить минут 10-15 и нарисовать ему его проблему, указать на дополнительные вещи, допустим, что может встретиться при углах. Может встретиться снижение высоты нижней трети лица, не очень хорошее положение губ, выдающийся подбородок, подбородочный выступ достаточно выраженный, может иметь место повышенная стираемость зубов, не очень хорошая форма носа, нарушение носового дыхания. Вот такие вещи, на которые пациент может и не указывать сразу на приеме, но о которых он знает и которые увязаны в один симптомокомплекс горизонтального типа роста лицевого скелета. Нужно рисовать человеку перспективу, возможны проблемы, которые могут быть, могут не быть.

Е. Женина:

Что нас ожидает в ближайшее время в области хирургической эстетики челюстно-лицевой хирургии? Какие процедуры, операции, которые Вы проводите, могут поддержать молодость лица?

И. Ляшев:

Те операции, которые мы проводим, они и поддерживают молодость лица. Потому что мы гармонизируем лицевой скелет, соответственно, улучшаем точки опоры мягких тканей и улучшаем общие пропорции лица, которые в любом возрасте будут смотреться эстетически привлекательно, и в меньшей степени мягкие ткани будут подвержены гравитационному птозу. Но надо, конечно, все-таки визуализировать такие вещи для объяснения.

Что же касается методологии проведения, этим операциям достаточно много лет. Первая ортогнатическая операция задокументирована и проведена в 1849-м году в Штатах. Исторически ортодонтия и челюстно-лицевая хирургия шли бок о бок. И лишь апологетом формирования современной концепции ортогнатической хирургии является доктор Арнет из Санта-Барбары, вот он скомпилировал в 90-х все эти параметры: сустав, эстетика лица, функция внешнего дыхания, зубы, прикус и так далее, и выдал ту концепцию, которая сейчас развивается, усовершенствуется, является базовой. Наверное, его работы можем принять за основу работы с лицевой эстетикой. Безусловно, многое изменилось за эти 20 лет, но, тем не менее, это некая база.

Что ждет нас сейчас? В первую очередь, инструментальное улучшение. Уже последние года три мы оперируем ультразвуком, то есть ничего не пилится, лишних травм не наносится, доступы уменьшаются в размерах, мы очень тщательно относимся к мышцам, вообще к работе с мягкими тканями. Появляется куча дополнительных манипуляций в процессе.

В чем заключается суть операции. Зубки ставятся правильно на неправильных челюстях, затем эти неправильные челюсти в 3D перемещаются в правильную позицию. Дополнительно возникают вопросы коррекции формы, коррекции прикрепления мышц, углы, ринопластика, увеличение, коррекция скуловых возвышений, иногда перемещение жировых комков. Иногда дополняется фейслифтингом чаще всего верхней трети, но иногда может дополняться и тотально. Коррекция формы губ, проводится липофилинг, все это дополнительные вещи, которые могут делаться для того, чтобы улучшить, но базу подводит именно перемещение опорных тканей. Мы работаем с точностью, то есть современное программное обеспечение позволяет проводить эти манипуляции с высокой степенью точности, точность там измеряется в десятках миллиметров. Потому что один миллиметр – это уже трагедия, эта ошибка в миллиметр в области задних зубов приведет к открытию прикуса на 3-4 мм в области передних зубов, это будет катастрофа. То есть это очень точная хирургия. Программное обеспечение, шаблонирование этих операций и, собственно говоря, использование соответствующего инструментария, пьезо-хирургия сейчас достаточно мощная, это автоматически снижает операционный доступ, уменьшает травмы, увеличивает реабилитацию. Послеоперационная реабилитация – это вообще отдельная тема, реабилитология тоже не стоит на месте. И последствия операций сейчас сведены к минимуму. Но если проводится в соответствующих условиях, то, в принципе, человек достаточно быстро реабилитируется. 

Последние года три мы оперируем ультразвуком, то есть ничего не пилится, лишних травм не наносится, доступы уменьшаются в размерах, мы очень тщательно относимся к мышцам, вообще к работе с мягкими тканями

Е. Женина:

Очень радует, что у нас сейчас уже в медицине появился мультидисциплинарный подход, и доктора различных специальностей общаются между собой и могут привести пациента не только к гармонизации внешнего, но и внутреннего состояния. И это основная заслуга на сегодняшний день того, что мы начинаем двигаться в более правильном направлении и получаем очень хорошие, долговременные результаты, которые влияют и на здоровье, и на красоту.

Спасибо огромное, что пришли сегодня в студию, спасибо, что рассказали так много интересного. Я думаю, что наша программа была полезна не только тем, кто интересуется Anti-aging, но и тем, кто у кого есть дети, внуки, тоже услышали, сделали какие-то для себя выводы. Будьте здоровы, будьте красивы и до новых встреч в эфире. До свидания.