Комплексный подход в антивозрастной медицине

Медицина красоты

Тэги: 

Елена Женина:

Здравствуйте. В эфире программа Anti-age медицина, с вами я, Елена Женина, а гость моей сегодняшней программы — главный врач «Клиники профессора Юцковской» Лебеденко Георгий. Здравствуйте, Георгий.

Георгий Лебеденко:

Здравствуйте, спасибо за приглашение.

Елена Женина:

Георгий — врач-терапевт, врач ультразвуковой диагностики, специалист антивозрастной медицины. Это как раз то направление, которое сейчас активно развивается и популяризируется в нашей медицине. И оно включает в себя очень много разных вещей, которые направлены на то, чтобы улучшить качество жизни, сохранить здоровье, сохранить активность, молодость, долголетие и постараться дать человеку надежду на будущее. И сегодня мы поговорим о той программе YU-LIFE, которую Вы активно пропагандируете в своей клинике. Я видела результаты этой программы, мне они очень понравились. Поэтому мне бы хотелось, чтобы Вы поделились с нашими зрителями и слушателями именно тем, что Вы делаете, и почему Вы этим стали заниматься.

Георгий Лебеденко:

Проект зародился в 2014 году, когда мы поняли, что красота снаружи — это красота внутри, прежде всего. И учитывая тот ритм жизни, что мы все жители крупных городов, хочется сохранить свое здоровье, молодость и оставаться в том ритме жизни, не меняя своих привычек. И, конечно, метаболический синдром, сейчас это китч, это, конечно, проблема. Для того чтобы помочь пациенту, необходимы не только глубокие знания в эндокринологии, терапии, ультразвуковой диагностике, но и необходимо подключать специалистов аллергологов-иммунологов, гинекологов, эндокринологов. Здесь один в поле не воин.

Елена Женина:

Давайте сразу расскажем нашим зрителям и слушателям, что же такое метаболический синдром. Что это за загадочное словосочетание, которое сейчас везде и всюду звучит?

Георгий Лебеденко:

Очень долго не могли дать определение, что такое метаболический синдром. Это нарушения функций организма и его метаболизма (обмена веществ). Нарушение обмена веществ — это и есть метаболический синдром. В России мы сейчас используем классификацию согласно Американской ассоциации. Если у пациента высокое артериальное давление, высокий уровень глюкозы, нарушение липидного обмена, т. е. идет сдвиг в липопротеидах высокой плотности, хорошего холестерина и низкой плотности, большой объем талии, 3 критерия из 5, помочь – это метаболический синдром. И, конечно, эндокринологическая ассоциация больше это выстраивает, как изменение уровня инсулина или повышение глюкозы, кардиологи тянут одеяло больше в свою сторону. Но, по крайней мере, критерии разработаны. И нарушение метаболизма у жителей крупных городов, которые ведут активный ритм жизни, практически у каждого второго. То есть сейчас это как вариант нормы. И как раз проект YU-LIFE был рассчитан на таких пациентов, которым необходима нормализация обмена веществ.

Нарушение метаболизма у жителей крупных городов, которые ведут активный ритм жизни, практически у каждого второго. То есть сейчас это как вариант нормы.

Елена Женина:

У меня впечатление, что нормализация обмена веществ необходима практически каждому второму.

Георгий Лебеденко:

Абсолютно.

Елена Женина:

Потому что мы много едим и мало двигаемся. И это как раз способствует появлению метаболического синдрома где-то в районе после 30-35.

Георгий Лебеденко:

Существует несколько факторов, которые способствуют запуску процесса преждевременного старения и метаболического синдрома. Безусловно, Вы правильно сказали, что первое – это то, что мы ведем сидячий образ жизни. Мы в машине, в офисе, мы все время находимся на телефоне, у нас большие длительные перелеты. Конечно, это генетические поломки, которые мы в себе несем, и чем старше мы становимся, тем их больше. Токсины, которые нас окружают вокруг, плохая экология. Это слишком банально, наверное, но те продукты, которые мы употребляем, также способствуют запуску преждевременного старения и запуску накопления тех факторов, которые будут провоцировать метаболический синдром. И недостаточность микроэлементов, которые мы недополучаем с нашей пищей, мало антиоксидантов, в Москве у нас мало солнца, что также способствует этому. Накопление всего этого приводит к метаболическому синдрому и к каким-либо нарушениям как гормональным, так и в обмене белков, жиров и углеводов.

Соответственно, для того, чтобы разработать проект, часть нашей команды отправилась в Калифорнию, в университет по работе с метаболическим синдромом. Одна часть отправилась в Барселону, в институт эстетики тела, потому что мы все хотим быть красивыми. Кто бы что ни говорил, все-таки мы встречаем по одежке и по внешности как нашего партнера, так и наших коллег. И институт профилактики преждевременного старения, институт старения в Дрездене тоже нам помогал разрабатывать эту программу. Мы работаем с этими 3 вузами. Программа разрабатывается непосредственно под каждого, индивидуально. Что для этого нужно? Прежде всего, это диагностика. Без диагностики нам никуда.

Елена Женина:

Что представляет из себя диагностика именно у Вас?

Георгий Лебеденко:

Это расширенный спектр исследований показателей крови. Мы исследуем и гормональный статус, и биохимический статус, клинический анализ крови. Без всяких таких мудреных анализов, как генетическое тестирование и т. д., потому что важно, что с пациентом происходит в данный момент, чтобы понять, что с ним делать. Он проходит биоимпедансометрию. Изначально я ему не доверял.

Елена Женина:

Объясните, почему, потому что многие пациенты не понимают, как можно с помощью одного датчика понять, что происходит с организмом.

Георгий Лебеденко:

Да. Во-первых, моя история с профилактикой преждевременного старения началась с того, что я попал в профессиональный спорт и пришел в него очень поздно, в 27 лет. И, конечно, аппараты биоимпедансометрии есть практически в каждом тренажерном зале. И определить свой калораж, сколько у тебя воды, мышц и т. д. мог практически каждый фитнес-тренер. Но если мы говорим о профессиональном измерении, о трактовке, конечно, должен быть врач. Причем должен быть врач-интернист, который понимает метаболизм внутренних органов. И здесь, уже работая в нашей клинике, «Клинике профессора Юцковской», мы столкнулись с тем, что нам необходимо это исследование. Пришлось очень много разбираться, смотреть, какие показатели, какие параметры, как правильно проводить диагностику, как правильно ее интерпретировать.

Самая любимая часть у пациентов во время биоимпедансометрии — это их биологический возраст, поскольку во время процедуры происходит проведение гальванистического тока через все биологические ткани организма, и мы понимаем, сколько у нас жира, воды и мышц. И зачастую, чтобы пациенту объяснить, что нужно делать, и я им показываю картинку — смотрите, это висцеральный жир, это не мышцы. Когда приходит крупный мужчина и говорит, что мне нужно поработать с гормональным фоном, с обменом веществ, расскажите, покажите, я буду тренироваться 4 раза в неделю. И он не понимает до конца, что дело-то в том, что он на низком калораже питания, и его метаболизм думает, что у него внутри блокадный Ленинград, и максимально висцеральный жир будет откладываться. Я показываю ему картинку, и он понимает: так, я все понял. И, конечно, это исследование очень помогает. Оно помогает проследить динамику, как двигается пациент, что мы с ним теряем, уходит висцеральный жир или мы теряем с ним воду. Это очень интересно, и программа помогает нам выстраивать графики, чтобы мы понимали, в какую сторону мы двигаемся.

Самая любимая часть у пациентов во время биоимпедансометрии — это их биологический возраст, поскольку во время процедуры происходит проведение гальванистического тока через все биологические ткани организма, и мы понимаем, сколько у нас жира, воды и мышц.

Дальше — ультразвуковая диагностика. У нас аппарат экспертного класса, и у нас и гинекологи работают с ним. Если это женщина, она проходит все необходимые исследования плюс ультразвуковую диагностику, и у терапевта она проходит ультразвуковую диагностику внутренних органов. Мы смотрим, что, как и почему. Я хочу отметить, что очень много случайных находок: полипы желчного пузыря, нарушение липидного спектра, инсулин 14 — то, чего пациенты и не подозревают. Поэтому проект YU-LIFE — это диспансеризация, направленная на нормализацию обмена веществ путем улучшения метаболизма и смены пищевых привычек в том числе. И мы буквально с Яной Александровной позавчера редактировали статью об анти-эйдж, там тоже задавали вопросы. И сейчас слово анти-эйдж звучит из каждого чайника.

Елена Женина:

Совершенно верно.

Георгий Лебеденко:

Специалистом анти-эйдж себя считает абсолютно каждый. Давайте переведем и разберем слово «анти-эйдж». Anti-age — «против возраста». Рано или поздно мы все окажемся в крематории, кто-то на кладбище. Рано или поздно это случится, против возраста не попрешь. Вопрос в том, чтобы качественно прожить. И сейчас модно выглядеть на свой возраст, но выглядеть ухоженно, чтобы не было пастозного, отекшего лица, чтобы партнеры видели, что ты в очень активном ритме, но ты хорошо выглядишь.

Сейчас модно выглядеть на свой возраст, но выглядеть ухоженно, чтобы не было пастозного, отекшего лица, чтобы партнеры видели, что ты в очень активном ритме, но ты хорошо выглядишь.

Елена Женина:

Для этого должен быть детокс.

Георгий Лебеденко:

Для этого должен быть детокс. И для нас очень странно, когда специалист, допустим, эндокринолог, невролог или травматолог, косметолог начинает пропаганду анти-эйдж, проводить самостоятельно детокс, давать какие-то рекомендации. Я считаю, это непрофессионально, и нужно быть честным перед собой, перед пациентами, перед своей альма-матер, которая дала тебе специализацию заниматься именно тем, что написано в твоей квалификации. Если у меня терапия-ультразвук, то я погружаюсь глубоко в эту область. И та команда, с которой мы сейчас работаем, просто заставляет тебя копаться все глубже и глубже, потому что мы идем все рука об руку.

С пациентом на YU-LIFE работает терапевт, гинеколог-эндокринолог либо уролог-андролог, если мы говорим о мужчине, косметолог, пластический хирург, классический эндокринолог обязательно, аллерголог-иммунолог, специалист по телу, эстетист. Вот такая комплексная команда. Далее подключается фитнес-тренер, который четко понимает нутрициологию, четко понимает метаболизм. В нашем проекте это знаменитая фитнес-тренер Ирина Турчинская. И также подключается стилист. То есть смотрите, сколько людей работает вокруг одного специалиста на протяжении полугода. И сказать, что сейчас мы Вам поменяем пищевые привычки или научим правильно жить, может каждый. Можно найти 103 ролика в youtube и тебе скажут, что нужно сделать. Здесь вопрос грамотного примера. Каждый сотрудник сети группы компаний «YU-SYSTEM» находится в проекте YU-LIFE. Когда приходит пациент, я четко понимаю, что с ним будет происходить. Поэтому проект именно полгода, потому что полгода куратор идет рука об руку с пациентом, помогает ему, говорит, что будет, потому что мы знаем все подводные камни, с которыми он столкнется. И очень четко можно пациента раскусить, когда он ничего не делает.

Елена Женина:

Вы же за полгода должны не только изменить внешность пациента. Вы должны за полгода изменить его мировоззрение, научить его относиться к жизни совершенно по-другому. И к себе, в том числе, тоже совершенно по-другому.

Георгий Лебеденко:

Абсолютно.

Елена Женина:

Это должны быть другие пищевые привычки, другая организация свободного времени. Это даже должен быть другой настрой.

Георгий Лебеденко:

И для того, чтобы сменить этот образ жизни и ритм, поэтому полгода мы с пациентом и работаем, чтобы ему объяснить, понять, чтобы он вкусил этот абсолютно другой, уже новый, качественный уровень жизни. Да, были пациенты, которые уходили, и мы этого не скрываем. Безусловно, это статистика, и мы должны быть честными перед пациентами, и мы об этом всегда говорим.

Елена Женина:

Уходили — в смысле срывались?

Георгий Лебеденко:

Срывались, по абсолютно разным причинам. Кто-то говорил: «Я не могу, я не хочу», кто-то просто не двигался ни в какую сторону, ни в хорошую, ни в плохую, и поэтому это был стабильный результат — такой, как был на старте. А те глаза пациентов, которых ты видишь через полгода, с которыми не здороваются соседи, потому что их просто не узнают! Одна наша пациентка поехала на выставку в Париж, с ней долго разговаривал ее руководитель, она отошла попить воды, он говорит: «А, собственно, где…?» Ему говорят: «Да вот только что она была». «Нет, это не она». И, конечно, мы все замечаем и видим, что происходит вокруг. И когда мы слышим красивые отзывы о себе, что ты изменился, это очень подстегивает. Это когда ты один раз получил пятерку, и ты понимаешь, что все, загорается глаз. А тут с тобой еще команда специалистов, которая тебе в этом поможет. Конечно, большая часть — это работа самого пациента, но мы знаем, как это сделать. И когда говорят: «Расскажите, как, что Вы делаете», это настолько индивидуально, потому что все мы разные. И отталкиваемся от того, что у пациента внутри. То есть это лабораторная диагностика.

Елена Женина:

А психологи сотрудничают с Вашей командой?

Георгий Лебеденко:

Безусловно. Мы сами уже как психологи, потому что мы четко подбираем, кто будет курировать пациента. Это может быть мужчина, это может быть женщина, это может быть молодой специалист, может быть постарше — это в зависимости от того, кому доверится пациент. Я считаю, что взаимодействие врач-пациент — это 70% успеха. Неважно где: просто в практике клинической, или мы говорим о проекте. И здесь должны сложиться доверительные отношения, потому что сначала пациент приходит, у нас четкий консультативный прием с рекомендациями, а через 3 месяца это уже дружеские отношения, но четкие рекомендации и их выполнение. Тогда это будет ключ к успеху.

Сначала пациент приходит, у нас четкий консультативный прием с рекомендациями, а через 3 месяца это уже дружеские отношения, но четкие рекомендации и их выполнение. Тогда это будет ключ к успеху.

Елена Женина:

Вы сказали, что начинаете с исследования анализов крови, с полной диагностики организма, в том числе ультразвуковой. К чему Вы двигаетесь дальше?

Георгий Лебеденко:

Дальше мы выстраиваем тактику, разрабатываем программу, как пациент будет работать с нами полгода. Мы разрабатываем с ним план детокса, график приема, график посещения клиники, когда он посещает куратора, и ориентировочно смотрим, когда подключается какой специалист: гинеколог-эндокринолог, эндокринолог, либо мы сразу его к эндокринологу отправим и работаем в паре. Либо у нас есть какое-то время подождать, пока у нас будет происходить смена пищевых привычек и нормализация обмена веществ. Плюс те показатели, которые у нас вышли за рефрен, т. е. вышли за пределы нормы, мы их пересдаем через какой-то период.

Елена Женина:

Через какой период это происходит?

Георгий Лебеденко:

По-разному. Если мы говорим о липидном обмене, то назначаем необходимые корректирующие препараты, адаптогены, антиоксиданты, и через месяц, через 2 — зависит от спектра, Вы должны понимать, т. е. если это холестерин 7 и сдвиг небольшой, конечно, мы можем взять его через 2 месяца. А если это сильный сдвиг липидного спектра, здесь нам необходимо курировать пациента каждый месяц.

Елена Женина:

Чтобы видеть динамику, работает это или не работает.

Георгий Лебеденко:

Абсолютно.

Елена Женина:

Выбрана ли правильная тактика лечения.

Георгий Лебеденко:

Конечно. Изначально пациента мы курируем часто. Каждую неделю у нас должны быть контрольные приемы, чтобы пациент приходил, мы на него смотрели, общались с ним. И чем больше мы проводим с ним время, тем больше мы узнаем друг о друге. Конечно, очень важно делиться своим опытом, опытом своих коллег, как происходил наш старт в проекте. И для пациента самое главное — это пример, который сидит перед ним, и, конечно, забота, потому что это не только приемы. Мы постоянно находимся в контакте, в WhatsApp, у нас видеозвонки, мы можем все быть дистанционно, но мы работаем на результат все вместе. И самое главное, что рядом есть коллега, который вовремя тебе поможет. Я считаю, это самое главное, потому что я работаю в паре с гинекологом-эндокринологом, косметологом, и коллеги, как и мои коллеги-кураторы, мы все находимся одновременно в контакте. Кто-то все время тебе говорит, что нужно сделать, как проконтролировать пациента. То есть не отпускается на самотек, здесь командная игра, и это очень важно, и, слава Богу, что есть специалисты, которые это понимают. К сожалению, это не все (возвращаясь к специалистам-многостаночникам, будем так говорить), потому что я посмотрел — очень много семинаров, очень много каких-то книг, выпусков, диетологов, которые рекомендуют в том числе инъекционные методики для нормализации обмена веществ. Самое страшное — пациенты этому верят.

Елена Женина:

У нас вообще пациенты верят тому, что существует какая-то таблетка, которую выпьешь, и завтра все будет хорошо.

Георгий Лебеденко:

Знаменитая «кремлевская», помните?

Елена Женина:

Точно.

Георгий Лебеденко:

Которую мы все пили, и нормализовался обмен веществ.

Елена Женина:

Было такое. Безусловно, это командная работа, комплекс мероприятий, который должен проводиться, и это должен быть четкий план и организованное взаимодействие для того, чтобы получить результат. Но самое главное, что именно та команда, которую собрала Яна, в которой Вы тоже находитесь, как раз и способствует реализации этого плана. Потому что важен результат, т. е. вы все работаете на результат, насколько я видела.

Георгий Лебеденко:

Абсолютно. Мы приняли такой стандарт, что у нас каждого косметологического пациента опрашивает врач-терапевт. Сейчас у нас в команде есть несколько врачей-терапевтов. Объясню почему. Потому что много противопоказаний, и, честно говоря, пациенты находятся немножко в недоумении. Приходит пациентка, и говорит, что я пришла сделать, допустим, губы, а мне сказали, что сначала нужно посмотреть то, то, то, нужно пройти консультацию терапевта, и тогда мы определим, можно Вам это делать или нет, вообще, нужно или нет. И для них, конечно, это недоумение. Это плюс, потому что пациент уходит уже с рекомендациями внутренними, антиоксидантами, это могут быть омега-жирные кислоты, витамин Д3, что ему уже необходимо, потому что мы их воспитали, они уже приходят с чем-то, с какими-то лабораторными показателями. И мы можем дать им какие-то комплексные процедуры. Не только снаружи, что сделает косметолог или врач-эстетист, а то, что уже назначит врач-терапевт.

Мы приняли такой стандарт, что у нас каждого косметологического пациента опрашивает врач-терапевт.

И, конечно, мы пропагандируем диспансеризацию как кожных заболеваний, так и внутренних органов. Мы сейчас параллельно с Ирой Турчинской работаем над книгой, которая выйдет в марте. В ней и говорим о том, как должен взаимодействовать врач и фитнес-тренер. Такого не было никогда. Почему мы с этим столкнулись: когда наши пациенты пошли в тренажерный зал, им нужна была тренировка, не каждый тренер понимает, что такое физическая нагрузка для пациента, который находится на ограниченном калораже питания. Потому что, как правило, спортсмен знает только белки, жиры и углеводы, и объяснять ему нутрициологию абсолютно бесполезно. В этом плане Ирина четко понимает, что такое нормализация обмена веществ, что такое сброс большого веса и как с ним нужно работать. И в этой книге мы тоже говорим о диспансеризации, о профилактике, о направленности, о том, что некоторые показатели можно вообще сдать у себя в поликлинике бесплатно, по полису. Это нужно делать, главное вовремя отследить. И в клинике мы у себя это тоже пропагандируем, чтобы пациенты понимали, что мы не просто хотим взять какой-то спектр диагностики у них, а мы хотим их обезопасить, обезопасить себя и оказать именно качественную услугу.

Елена Женина:

Пациент все более и более становится информативным, более доверяет врачам на сегодняшний день. И все-таки он думающий пациент, он стремится к тому, чтобы улучшить свое состояние, взаимодействуя с врачами, а не ведя пассивную игру.

Георгий Лебеденко:

Да, сейчас пациент приходит и говорит: «Вы знаете, я тут прочитал, я считаю, что у меня заболевание желчного пузыря» — это у меня был такой случай из практики. И когда я смотрю его дальше на ультразвуковой диагностике, он говорит: «Подождите, вот здесь посмотрите, потому что мне нужно смотреть здесь». То есть они очень информированы. В таких случаях я говорю: «Отлично. Вы почитали, нам есть о чем поговорить. Теперь Вы будете понимать, на каком языке я разговариваю. Мы добьемся хорошего результата уже вместе». Он уже владеет той терминологией, которую я сейчас буду ему говорить. Но иногда это мешает работе, не скрою.

Елена Женина:

Я бы хотела поподробнее остановиться на детоксе. Что он из себя представляет, что он в себя включает?

Георгий Лебеденко:

Программа детокс — это то, с чего нужно начинать какую-то новую ступень.

Программа детокс — это то, с чего нужно начинать какую-то новую ступень.

Елена Женина:

Безусловно, для того, чтобы разогнать метаболизм, для того, чтобы вывести продукты распада, и вообще, для того, чтобы организм заработал, нужно его сначала очистить. Как это происходит?

Георгий Лебеденко:

Тем более сейчас это актуально после новогодних праздников. Конечно, это банальные разгрузочные дни, которые можно использовать. Что лучше всего? Лучше всего, чтобы это было день или два. Если пациент выдерживает два, то пусть будет два. Честно говоря, мне сложно выдерживать два, во-первых, потому что я мужчина, у меня совсем другой обмен веществ.

В эти дни лучше всего ограничиться либо овощами, либо фруктами, можно сделать рисовый день, можно делать картофельный день. Лучше, конечно, овощной день, чтобы это были овощи в сыром виде, либо это al dente, т. е. в недоваренном виде. Нужно принимать большое количество жидкости, в среднем это около 2 литров, в зависимости от веса пациента. А еще лучше добавить в этот день какие-то слабительные средства, которые будут помогать улучшать моторику кишечника, которые будут улучшать обмен веществ, произвести так называемую разгрузку. Иногда в дни детокс и после них мы рекомендуем гепатопротекторы, т. е. препараты, которые улучшают метаболизм печени, защищают ее. Некоторые из них можно делать внутривенно, некоторые таблетированные. Я больше за внутривенные инъекции, потому что все-таки я терапевт, клиницист, мне нужен эффект сразу, эффект «вау», как и нашему пациенту. И уже после детокса можно приступать к изменению своего рациона, изменению пищевых привычек либо к физической нагрузке. Но все должно быть поэтапно: детокс 2 дня, слабительные средства можно оставить на 10 дней, гепатопротекторы я бы рекомендовал около 2 недель. Не будем привязываться к какому-то производителю, здесь должен подобрать непосредственно специалист.

Елена Женина:

Важна сама идея и, соответственно, в зависимости от собранного анамнеза.

Георгий Лебеденко:

Если мы говорим о физической нагрузке после детокса, должно быть все постепенно, и желательно, чтобы здесь была четко расписана программа. Когда я прихожу к тренеру, придя в тренажерный зал после армлифтинга – это хват рукой, когда у меня была расписана программа, и когда люди смотрят на меня и говорят: «Ты и тяжелая атлетика? Да вы вообще рядом не стояли». Там одна программа тренировок, а если мы говорим о физической нагрузке в рамках бодибилдинга – улучшения мышечного каркаса для чисто эстетики, там совсем другая история. И здесь же будет необходимо изменение количества белка, жиров и углеводов. После детокса переходить на такой рацион — это, конечно, супер. Здесь очень важно, чтобы взаимодействовали и Ваш врач, который будет проводить детокс, и Ваш фитнес-тренер. Здесь 50% — это успех.

Если мы говорим о физической нагрузке после детокса, должно быть все постепенно, и желательно, чтобы здесь была четко расписана программа.

Елена Женина:

А кто подбирает эту диету? Диетолог, эндокринолог, терапевт?

Георгий Лебеденко:

Диету должны подобрать вместе и тренер, и лечащий врач. То есть это может быть терапевт, может быть эндокринолог, может быть даже уролог-андролог. Допустим, у нас Евгений Викторович очень хорошо ориентируется в обмене веществ и в метаболизме, и он может подобрать питание пациенту. Но, безусловно, он проконсультируется с терапевтом, либо с ревматологом, с эндокринологом о правильности тактики. И здесь нужно поработать с тренером, чтобы мы понимали, какая физическая нагрузка будет рекомендована. И здесь уже этот тандем тренер-врач будет активно работать непосредственно с пациентом.

Буквально в четверг у нас будет пациентка, которая пойдет на тренировку к Ирине, ей будут даны рекомендации, что она кушает, как она кушает, какой вес у нас ушел, на какую область тела нужно обратить внимание. Это и как сама пациентка скажет, что я хочу здесь, здесь и вот здесь. Посмотрит тренер, что она визуально видит, потому что со стороны виднее, и доктор даст рекомендации. То есть посмотрите, как сложно: 3 человека в этом работает. Но для того, чтобы был качественный результат, а не просто пациентка полгода умирала в тренажерном зале без эффекта, здесь должен быть комплексный подход.

Елена Женина:

Вы упомянули о том, что калорийность пищи существенно снижается на время проведения программы. А в каких цифрах колеблется калорийность?

Георгий Лебеденко:

Калораж абсолютно разный. В зависимости от стартового веса, в зависимости от того, что мы хотим. Кто-то приходит в проект, и для него важно не столько сбросить, а сколько пройти хорошо фазу детокса и сменить пищевые привычки — здесь одна история. Кто-то приходит конкретно и говорит, что я хочу сбросить 10 либо 15 килограммов, а кто-то приходит и говорит, что у меня у мамы высокий уровень инсулина, и я подозреваю, что у меня тоже такое может быть. Мы берем анализ крови, и там действительно это так и есть. Я хочу предупредить высокий уровень инсулина, т. е. инсулинорезистентность. Кто-то приходит с вопросом репродуктологии, потому что, как правило, большой индекс массы тела способствует тяжелой прегравидарной подготовке. Поэтому калораж питания меняется, безусловно, и качество пищи меняется. Но все очень индивидуально, я даже не смогу привести конкретного примера, потому что они все разные.

Елена Женина:

Это в пределах, наверное, 1000-1500 получается?

Георгий Лебеденко:

1500-1700, у мужчин может быть 2000, потому что на первое время мы ограничиваем. То есть здесь не нужны какие-то огромные физические нагрузки во время проекта, мы наоборот от этого отходим. Кардиотренировки в спокойном режиме — это может быть 30-40 минут в день. Этого будет достаточно для того, чтобы метаболизм разгонялся, разгонялся, разгонялся и привыкал к тому ритму, который мы перестраиваем. И пациент постепенно втягивается в это, и потом в какой-то момент раз — не видел пациента месяца 2, допустим, у своего куратора, у смежника, как у Галины Александровны пришла пациентка — вроде бы лицо знаю, а не понимаю, кто это. И потом-то понимаю, что неужели! И пациентка сама сияет. Она говорит: «Теперь я хочу вот это, вот то. А теперь я хочу сменить полностью свой гардероб». И ты думаешь, что-то мы делаем правильно, наверное.

Кардиотренировки в спокойном режиме — это может быть 30-40 минут в день. Этого будет достаточно для того, чтобы метаболизм разгонялся и привыкал к тому ритму, который мы перестраиваем.

Елена Женина:

Мы все делаем правильно, потому что это способствует улучшению настроения, повышению качества жизни и дает здоровье.

Георгий Лебеденко:

Это совсем другой уровень жизни. Это помогает нам быть в том ритме, в котором мы привыкли быть. Выпасть из него сейчас — это крах. Это можно потерять и карьеру, можно потерять и друзей, родственников, потому что все двигаются…

Елена Женина:

Можно и себя потерять, в общем и целом.

Георгий Лебеденко:

Абсолютно.

Елена Женина:

Потому что очень многие люди, попадая в это состояние, впадают в депрессию.

Георгий Лебеденко:

Из которой тяжело выйти.

Елена Женина:

Накопления всех этих продуктов сбоя в системе функционирования организма ведет даже у некоторых людей к тяжелым психологическим последствиям. Это действительно есть, и это уже корреляция, она отмечена всеми докторами.

Георгий Лебеденко:

Конечно. Плюс, приходят пациенты, которые перепробовали уже все, т. е. из разряда «плавали, видали», т. е. это я делал, это я не буду, и, конечно, здесь уже закрытость перед тобой. И чтобы пробить эту броню, эту скорлупу, помочь ему вылезти оттуда, приходится очень много разговаривать, работать и объяснять, показывать, приводить какие-то примеры, приводить коллег. И уже здесь опять же плюс командной работы: когда несколько людей заботятся о тебе, эта скорлупа словно тает. И пациент перед тобой раскрывается, и очень, очень много нюансов внутренних раскрывается.

Елена Женина:

Георгий, я недавно слышала на одном медицинском ресурсе, что поскольку не все люди склонны к занятиям спортом, и не всем это нравится, и не все это хотят включать в свою жизнь. А мы сейчас говорим даже не о спорте, а о тех необходимых физических нагрузках, которые должны быть у каждого пациента. Это те самые 10 тысяч шагов, которые нужно проходить, или 100 приседаний, которые нужно делать в течение дня в обязательном порядке. Причем, их можно делать не обязательно сразу, а отдельными сетами. Но говорили о том, что именно эта необходимая нагрузка плюс правильное, рациональное питание тоже дает хороший результат. Есть ли какая-то альтернатива тому, чтобы не ходить все время в спортзал?

Георгий Лебеденко:

Для мужчин — нет. Потому что выброс тестостерона и его выработка происходит именно во время физической нагрузки. Мужчина по своей природе охотник, и его гендерные признаки сохраняются именно тогда, когда мужчина находится в физической активности. Почему много мужчин приходит с таким высоким уровнем инсулина, с большим «фартуком» в виде висцеральных отложений? Потому что это ограниченная физическая активность. И что бы мужчина ни говорил, первое, что мы говорим с нашим урологом-андрологом, это, конечно, физическая активность.

Мужчина по своей природе охотник, и его гендерные признаки сохраняются именно тогда, когда мужчина находится в физической активности.

Безусловно, там есть много факторов на момент, когда мужчина уже приходит с определенной проблемой. Но рано или поздно, нормализовав его метаболизм, мы порекомендуем ему физические нагрузки. Я считаю, что мужчина без физической нагрузки не мужчина. Тем более сейчас огромное количество различных упражнений за счет своего веса, за счет каких-то домашних всевозможных тренажеров, когда можно держать свое тело в тонусе. Посмотрите на йогов: кроме коврика им ничего не нужно. Но как они выглядят, какое это тело, какое оно просушенное, какой это мышечный каркас и какая сила!

Что касается женщин, я, в принципе, за движение, на самом деле. Даже постоять в планке 3 минуты утром. Можно мне говорить все что угодно, но это можно сделать. И когда мы с докторами собираемся утром на работе, понимаешь: кто-то встал в 5 утра, у кого-то был английский, кто-то стоял в планке, кто-то приседал со штангой. Все можно делать. Все остальное — это отговорки. Только мужчинам физические нагрузки нужны на ряд больше, чем женщинам. Посмотрите на мужчин, у которых хорошо прокачанное тело, у которых хороший мышечный рельеф. Спросите, сколько он занимается раз в неделю физической нагрузкой, он Вам скажет: практически каждый день. У этого мужчины будет высокий уровень тестостерона, и он будет альфа-самец, потому что он понимает, что он привлекателен. Это называется гендерность, и здесь без физической нагрузки абсолютно никуда.

Елена Женина:

Может ли активный массаж заменять какие-то физические нагрузки для женщин?

Георгий Лебеденко:

Активный массаж, особенно лимфодренаж — это вообще огромный плюс, потому что, во-первых, у женщин есть определенная цикличность каждый месяц, которая способствует тому, что будет все-таки лимфостаз, лимфозастой. В нашем проекте включены аппаратные методики и по телу в том числе, когда мы помогаем лимфодренажить пациентку как по лицу, так и по телу. Прекрасно уходят объемы. И здесь специалист по телу периодически смотрит пациентку и говорит, когда ему нужно будет подключаться. Когда объемы встают, нужен лимфодренаж. Массаж по телу нужен абсолютно всем, даже спортсменам, которые находятся в активной физической нагрузке. Мышечный спазм и застой, такая окаменелость мышц, отмечают все массажисты, к которым приходит спортсмен, который никогда у него не был, либо когда это были большие интервалы — 2-3 месяца. Когда у меня был период активной подготовки к соревнованиям, я был у массажиста каждую неделю. Каждую неделю — это обязательно.

Массаж по телу нужен абсолютно всем, даже спортсменам, которые находятся в активной физической нагрузке.

Елена Женина:

Мне кажется, массаж раз в неделю — это очень правильная история, которая должна присутствовать в жизни человека, если он не активно занимается спортом, а испытывает большие еще и эмоциональные нагрузки в виде стресса.

Георгий Лебеденко:

Безусловно. Есть разные методики: есть спортивный массаж, есть релакс-массаж, лимфодренажный. Не нужно забывать об остеопатии. В свое время для меня остеопатия — это было спасение, потому что когда есть физические нагрузки, есть какой-то перекос таза, есть спазм мышц, здесь нужен остеопат, который поможет выстроить твой позвоночник в правильное положение. Опять же правильно подобранная обувь, ортопедические стельки, ортопедическая подушка. Здесь очень много рекомендаций, которые необходимо соблюдать, чтобы твой организм не посыпался в определенный момент.

Почему спортсмены уходят через год после тренажерного зала: они просто убиваются в нем, не добиваясь какого-то результата. Потому что никто не сказал, что нужно принимать, какие есть нарушения, какая должна быть обувь, когда нужно ходить к массажисту, какие тесты когда сдавать. Он походил год, абонемент закончился, он подумал: «Господи, да пропади оно все пропадом! Потому что я себя просто изнасиловал и ничего в итоге не добился». Здесь должны быть даны четкие рекомендации: что будет, как и почему, чтобы ожидания не превысили результата, который пациент получит. Должно быть все трезво — с Ириной в книге мы тоже об этом говорим. Чтобы добиться результата, нужно обратиться к профессионалу и идти поэтапно. Поэтому я за массаж, я за правильное его выполнение, но даже аппаратная методика должна быть в грамотных руках специалиста. Это мы уже все проходили, отработали, и наши партнеры сейчас очень просят нас участвовать в каких-то семинарах, потому что специалисты у нас в клинике по телу, эстеты по телу разработали свои фишки и манипуляции. Самый навороченный аппарат может стоять без эффективности, если он в руках специалиста, который в нем не заинтересован.

Елена Женина:

И не разбирается в том, что нужно сделать данному конкретному пациенту.

Георгий Лебеденко:

Это опять же о специалистах-многостаночниках, которые и там, и там.

Елена Женина:

...и терапевта, и эндокринолога, и андролога в том числе.

Георгий Лебеденко:

И к моему страху инъекционист сразу же. И даже косметологи все равно между собой делятся на инъекционистов, на специалистов аппаратных методик, потому что здесь нельзя сидеть на двух стульях. Кто-то на лазерных технологиях больше специализируется, кто-то нитевым лифтингом. Конечно, некоторым уникумам удается это совмещать, но по специалистам нашей клиники я смотрю, что кто-то занимает определенную нишу.

Косметологи между собой делятся на инъекционистов, на специалистов аппаратных методик, потому что здесь нельзя сидеть на двух стульях. Кто-то на лазерных технологиях больше специализируется, кто-то нитевым лифтингом.

Елена Женина:

Как правило, инъекционисты занимаются и нитевыми технологиями?

Георгий Лебеденко:

Да. Сочетанием.

Елена Женина:

А уже эстетики либо уходят совсем в эстетику, либо занимаются отдельно аппаратами.

Георгий Лебеденко:

Я считаю это правильно, потому что инъекционные технологии сейчас шагают семимильными шагами. И чтобы быть специалистом, профи в этой области, нужно оставаться именно в ней.

Елена Женина:

Чем сложнее становятся инъекционные методики, тем больше они требуют взаимодействия с врачом-терапевтом, врачом-эндокринологом, гинекологом, если мы говорим о женщинах.

Георгий Лебеденко:

Мы даже поняли, что мы анамнез собираем по-разному.

Елена Женина:

Совершенно верно.

Георгий Лебеденко:

Абсолютно по-разному, поэтому наши косметологи говорят, что помогите, соберите, расскажите как, что сделать. Тут к пациенту заходит терапевт, тут же косметолог, они говорят: «Господи, как вы до этого догадались?» Все было в практике, постепенно мы к этому дошли, что анамнез должен собрать терапевт. Он может тут же порекомендовать, чтобы был эндокринолог. Тогда и эффект от процедуры будет лучше и дольше.

Елена Женина:

И быстрее, и дольше. Совершенно верно.

Георгий Лебеденко:

И дольше, и качественнее. Потому что я объясняю на своем языке пациенту, косметолог на своем языке. В какой-то момент до пациента доходит, что у него будет в итоге.

Елена Женина:

После того, как пациент прошел эту полугодовую программу, что с ним происходит? Он уходит совсем, возвращается периодически или уже берет это все на вооружение и дальше применяет те рекомендации, которые Вы ему дали, появляясь раз в год в клинике?

Георгий Лебеденко:

Во-первых, они не уходят, они с нами остаются, потому что мы уже дружим, они приходят к нам семьями. Пациент уже настолько хорошо ориентирован в том, что с ним происходило, он уже настолько четко понимает свой организм, тот момент перестройки, когда подключить детокс, какой лучше детокс ему подходит, что такое пищевые привычки, что такое калораж, какие физические нагрузки. И он уже на доказанном своем опыте понимает, что любая процедура имеет определенную кратность, даже посещение специалиста раз в полгода, раз в 3 месяца. Аппаратная методика, инъекционная методика, корректировка каких-либо медикаментозных препаратов, добавление определенных антиоксидантов. Здесь необходимо посещение с периодичностью врача, то есть определенный регламент он соблюдает. И, конечно, они остаются с нами в клинике, приходят, консультируются, наблюдаются, проходят диспансеризацию, что самое главное, чтобы вовремя отловить изменения, какие-то возможные хронические заболевания взять под контроль либо острые случаи. Но эффект, конечно, «вау». Пока не могу сказать, что этих пациентов огромное количество, собственно, проект и не разработан на определенную массовость.

Елена Женина:

Это не потоковая история.

Георгий Лебеденко:

Это для людей с особым уровнем интеллекта, будем так говорить, здесь нужно понимать.

Елена Женина:

У нас сейчас появилось понятие «умный пациент». Как раз это для «умного пациента».

Георгий Лебеденко:

С определенным уровнем IQ. И мы этого не скрываем, до этого нужно дойти. Это не просто так — прийти, тебе дадут таблетку, методичку, и ты можешь спокойно уйти домой. Нет. Здесь есть определенные методики, которые нужно понимать, осознавать и знать, что через полгода ты пустишься в свободное плаванье, но уже с шикарным результатом.

Это не просто так — прийти, тебе дадут таблетку, методичку, и ты можешь спокойно уйти домой. Нет. Здесь есть определенные методики, которые нужно понимать, осознавать и знать, что через полгода ты пустишься в свободное плаванье, но уже с шикарным результатом.

Я всегда пациенту на ознакомительной консультации говорю: «Если Вы готовы, мы готовы Вас взять к себе в команду, посвятить Вас в свою философию, но большой объем работы будет зависеть от Вас. Если Вы готовы — welcome, если Вы не готовы, тогда Вам нужно немножко еще подумать, почитать, ознакомиться, посмотреть, возможно, принять какое-то решение внутри себя, возможно, внутри семьи, потому что здесь очень важна поддержка семьи и партнера». Клод Дале, знаменитый эндокринолог, который является президентом Ассоциации антивозрастной медицины, говорит, что пациенты, которые находятся в отношениях, в паре, — это люди-долгожители. И здесь, конечно, поддержка семьи, и поддержка супруга либо супруги, партнера очень важна, особенно для мужчин. Все-таки мы существа с тонкой душевной организацией, и когда вторая половина тебя поддерживает, конечно, это очень важно. Не только в шаге, когда ты решишь изменить свой обмен веществ, а реализовать другие проекты, свернуть горы. Это принципиально важно, и иногда таким человеком становится куратор в нашем проекте, который все-таки открывается тебе, доверяет тебе, находится с тобой в постоянном контакте.

Елена Женина:

И ведет тебя за руку по жизни. Все-таки анти-эйдж — это философия. И эта философия должна присутствовать в жизни каждого человека. Рано или поздно мы все к этому придем, и это действительно в какой-то степени помогает видеть мир совершенно другими глазами.

Георгий Лебеденко:

Абсолютно.

Елена Женина:

А начинается все с метаболического синдрома.

Георгий Лебеденко:

С обмена веществ, с белков, жиров, углеводов.

Елена Женина:

Это видит терапевт на первом же приеме. Наверное, на это тоже нужно сделать акцент.

Георгий Лебеденко:

Акцент в том, что терапевт, раз, и, во-вторых, нельзя забывать об осмотре пациента. У нас почти каждый второй пациент, когда ты его раздеваешь на приеме, говорит: «Что Вы со мной делаете?» Мы проводим осмотр. Он говорит: «А мне так никогда не делали». Мне сложно сказать почему, потому что мы все заканчивали вуз медицинский, где на втором курсе была такая наука, как пропедевтика внутренних болезней — нас учили раздевать пациента, смотреть его, рассказывать и показывать на какие-то вещи на его теле. К сожалению, может быть, в ходе зашоренности, может быть, причина, что у нас ограниченное количество времени, мы забываем это делать и объяснять пациенту, и говорить об этом. Хотя можно пациента раздеть, и половина диагноза у тебя уже будет в руках. Для всего остального есть лабораторная диагностика, инструментальная диагностика и смежные специалисты.

Елена Женина:

И взаимодействие между врачами, совершенно верно. Георгий, спасибо Вам огромное, что Вы пришли сегодня к нам.

Георгий Лебеденко:

Вам спасибо.

Елена Женина:

За такой интересный рассказ, за подробное объяснение того, что с нами происходит, и что с этим делать. Напоминаю, что в гостях у нас был Георгий Лебеденко — «Клиника профессора Юцковской», проект YU-LIFE и философия анти-эйдж. Будьте здоровы, будьте счастливы, будьте красивы. До новых встреч в эфире, до свидания.