Красота изнутри и снаружи

Медицина красоты

Елена Женина:

Здравствуйте. В эфире программа «Анти-эйдж медицина». С вами я, Елена Женина, а гость моей сегодняшней программы Леонид Ворслов. Здравствуйте, Леонид.

Леонид Ворслов:

Здравствуйте, Елена.

Елена Женина:

Леонид – кандидат медицинских наук, врач-кардиолог клиники профессора Калинченко, доцент кафедры эндокринологии РУДН. Говорить мы сегодня будем о том, что красота снаружи и красота изнутри – это понятия неравноценные, но необходимые. То есть мы долгое время считали, многие считают до сих пор, что красота изнутри – это равно красота снаружи. Но оказывается, это синергия определенных процессов, которые происходят с нами. Для того чтобы иметь эту красоту, необходимо ее восполнять с обеих сторон.

Леонид Ворслов:

Да, совершенно верно, и изнутри, и снаружи.

Елена Женина:

Рассказывайте, почему Вы так считаете.

Леонид Ворслов:

Посыл совершенно правильный, надо обязательно действовать и изнутри, и снаружи, потому что красота – понятие достаточно сложное. Говорят, красота мужчины – это ум, а красота вообще – это ум женщины. Есть такое сложное определение, что такое красота, ее невозможно сохранить только снаружи. То есть если нет внутреннего здоровья, поддержать внешнюю красоту сложно. Типичное представление получите из фильма «Смерть ей к лицу», когда вроде бы как здоровая снаружи, вечно молодая, не меняющаяся, внутри развалина, пардон. Внутренние болезни неминуемо откладывают отпечаток на внешнюю красоту, а настроение откладывает отпечаток на внешний вид. А как может быть хорошее настроение, если внутри что-то болит, что-то тревожит, если есть какая-то болезнь. Утром больной человек уже априори чувствует себя некомфортно психологически, начинает наводить порядок на лице, на голове, пытается выглядеть красиво, а ему это сделать сложно, глаза потухшие, грустные, что называется, улыбки на лице нет, все это выглядит неестественно. Поэтому красота изнутри подразумевает здоровье гормонально-метаболическое. Мы же врачи внутренней медицины, тем более с эндокринологией очень тесно связанные. То есть красота изнутри – это здоровье и уверенность в себе, это хорошее самочувствие, это прекрасные когнитивные функции и красивое тело, то, что проступает через кожу, как мы выглядим. Это и осанка, и мышечный каркас. Но очень важная составляющая часть красоты – это внешняя красота, то есть то, что мы видим: кожа, волосы, наши глаза. И вот здесь возникает небольшая проблема. Мы не так давно начали активно заниматься именно внешней красотой. Мы – это врачи клиники профессора Калинченко.

Внутренние болезни неминуемо откладывают отпечаток на внешнюю красоту, а настроение откладывает отпечаток на внешний вид.

Елена Женина:

Вы так глобально подошли к вопросу, взяли все возможные воздействия на организм изнутри и снаружи, и с точки зрения психологии, и все это совместили.

Леонид Ворслов:

Да, глобально, и совместили. И получилось, что ведь здоровье – это работа двух людей – врача и пациента. Есть такое понятие – комплаентность, приверженность пациента к лечению. И здесь очень важно, чтобы пациент понимал, что лечение эффективно, что оно ему нужно, тогда любая таблетка будет действовать в 2 раза сильнее. Условно говоря, скажи, что это яд, вот эта вода, я выпью, и если буду верить, что это яд, отравлюсь. А с другой стороны, скажи на яд, что это чистая вода, выпьешь и не отравишься. То есть психологический комфорт очень важен. А я говорю своему пациенту: «Вы принимаете Омегу-3 4 раза в день, Вы каждое утро пьете витамин D, антиоксидант, применяете гормональную терапию». И он мне говорит: «Как долго?» Я ему говорю: «Всю жизнь». Он говорит: «А когда результат и вообще зачем?» «Проживете на 20 лет больше, или на 30». Он говорит: «А сейчас-то что? Я сейчас хочу жить, сегодняшним днем». И вот у нашей терапии эффект отсроченный. А люди хотят быстрого эффекта.

Елена Женина:

Монтаж.

Леонид Ворслов:

Монтаж, точно. А с кожей так не происходит, нужно время, чтобы она получила все, что ей нужно. И мы поняли, что на нее надо воздействовать. Пришлось заняться биологией кожи, биохимией, эндокринологией кожи. И тут нам пришла в голову мысль, потрясающая своей «новизной». Ничего нового здесь нет. Кожа – это важнейший орган нашего организма. Во-первых, он прекрасно виден, то есть на него легко смотреть и по нему можно поставить диагноз, как говорится, все болезни на лицо. Но это самый большой орган, самый тяжелый, если уж на то пошло, самый сложно устроенный. Там же и гиподерма, и дерма, и эпидермис, и каких там только клеток нет, и меланоциты – это нежная ткань, и кератиноциты – это эпителиальная, причем разной степени дифференцировки. Правда ведь, сложно?

Елена Женина:

Конечно.

Леонид Ворслов:

Плюс еще клетки Лангерганса, плюс иммунная система, чего там только нет, все находится на поверхности. Без кожи невозможно прожить. Без почек можно? Можно, гемодиализ.

Елена Женина:

Ну, без одной-то точно.

Леонид Ворслов:

Терминальная стадия, там есть гемодиализ, можно. Там есть аппарат искусственного кровообращения. Без печени можно, а вот без кожи никак. Говорят, даже без мозга можно, полстраны, говорят, из-за этого страдает.

Елена Женина:

Это еще не доказано клинически.

Леонид Ворслов:

Не доказано, безусловно. А вот без кожи совершенно невозможно. У нее много функций: выделительная, дыхание, покровные, защитные и так далее. Но это и орган чувств. Как мы чувствуем температуру, влажность, давление? Это же кожа дает информацию центральной нервной системе о состоянии окружающей среды. Почему возникают приливы, вот это чувство жара, потливость? На улице холодно или в помещении, а человеку жарко, причем не обязательно женщины, у мужчин приливы тоже могут быть. Неправильная рецепция, кожа дает неправильную информацию гипоталамусу, и тот, соответственно, дает извращенный сигнал. И если мы восстановим чувствительность кожи, как органа чувств, то мы будем правильно осознавать, что вокруг нас происходит. Если мы поможем тем же самым кератиноцитам получить все, что нужно, они будут правильно дифференцироваться, они будут вовремя слущиваться, и не будет никаких гиперкератозов. А как обеспечить красоту эпедермиса?

Елена Женина:

Регулярным уходом.

Леонид Ворслов:

Регулярным уходом, правильно. А откуда берется эпидермис? Он же изнутри растет, из базальной мембраны.

Елена Женина:

Нужно еще принимать препараты, которые буду стимулировать…

Леонид Ворслов:

…его рост, правильную дифференцировку. А сам эпидермис же живой, там шиповатый слой, зернистый, блестящий, роговой, Вы все это знаете прекрасно, и сверху еще водно-липидные мантии и так далее. Вот этот слой, эпидермис, он же уникален тем, что там нет сосудов, он не кровоснабжается, он получает питание путем диффузии. Диффузия – это что? Из дермы, где находится гиалуроновая кислота, где сконцентрирована вода, скажем так, где есть кровеносные сосуды, поднимается, как капиллярный кровоток в межклеточной жидкости, питает все наши кератиноцитики. А реально получается, что с поверхности кожи испаряется влага, а снизу она тянется. Это как у дерева, листочки испаряют воду, а корни, получается, всасывают эту воду из земли. Если листья сбросить, то есть перестать испарять, соответственно, ток соков в дереве прекращается. Так и кожа. Ведь многие косметические процедуры и уход подразумевают увлажнение кожи. Но как кожу правильно увлажнить? Если мы ее сверху намажем водой или чем-то влажным, то мы нарушим это движение вверх. Увлажнять кожу надо изнутри, а изнутри – это значит восстановить гиалуроновую кислоту.

Елена Женина:

Водный баланс организма.

Леонид Ворслов:

Это здоровье изнутри. Если у нас много гиалуроновой кислоты и хороший коллаген, то, соответственно, никакого высыхания не будет. Если мы ляжем в ванну, долго будем лежать, кожа ведь не увлажнится?

Елена Женина:

Конечно, нет.

Леонид Ворслов:

Наоборот, произойдет ее дегидратация. Так и здесь, то есть наше здоровье изнутри должен обеспечить синтез гиалуроновой кислоты. И мы знаем, что есть мезотерапия, препараты гиалуроновой кислоты, которые мы искусственно вводим внутрь.

Елена Женина:

В дерму.

Леонид Ворслов:

В дерму. Но при этом мы ее немножечко повреждаем, мы нарушаем антибактериальный барьер. Мы вводим все-таки чужеродное, а главное, что вот эта гиалуроновая кислота долго-то жить не будет, она быстро деградирует.

Елена Женина:

Она быстро распадается, быстро деградирует, запуская тем самым механизм регенерации.

Леонид Ворслов:

А кто отвечает за регенерацию гиалуроновой кислоты и коллагена? Эстрогены. Поэтому мы говорим, что изнутри обязательно нужно поддерживать нормальный гормональный фон, тогда у нас будет хорошая гиалуроновая кислота внутри, наша собственная, и не нужно вводить снаружи.

Обязательно нужно поддерживать нормальный гормональный фон, тогда у нас будет хорошая гиалуроновая кислота внутри, наша собственная, и не нужно вводить снаружи.

Елена Женина:

А давайте мы расскажем, что нужно делать для того, чтобы поддерживать вот эту красоту изнутри, прямо по порядку дадим советы, рецепты, на что обращать внимание, к какому врачу идти, когда вообще уже нужно идти к врачу, а когда нужно идти к косметологу.

Леонид Ворслов:

У нас врачи разных специальностей – есть уролог, кардиолог, терапевт, гастроэнтеролог, гинеколог и эндокринолог. И здесь совершенно неважно, к какому врачу в нашу клинику придет пациент, что его больше беспокоит. Мы все вроде как люди, вроде как хомо сапиенс и должны быть одинаковыми. Но у всех разные привычки, вредные и не вредные, образ жизни, работа, гены немножечко отличаются, поэтому стареем мы по-разному. Кого-то больше беспокоит сердечно-сосудистая система, давление, пульс ускоренный, кого-то проблемы гинекологического характера, кого-то урологического, у кого-то сухость во рту и сахар пошел вверх. Соответственно, пациент может прийти к любому врачу, главное – быть к себе внимательным. Вот это тот тонкий момент, когда не нужно быть ипохондриком, к своему здоровью надо относиться внимательно. Вы утром оцениваете свое состояние по 10-балльной шкале. Если оно меньше 8, значит, есть какая-то проблема, причем неважно, спал ты, выспался, не выспался.

Елена Женина:

Что значит меньше 8? Как я должна себя оценивать по 10-балльной шкале, из чего она состоит?

Леонид Ворслов:

Хочется жить или нет, хорошая погода или нет. Как известно, плохой погоды не бывает. С той ноги встал или нет. Мы говорим, что у здорового человека ноги одинаковые, он не может встать не с той ноги, его не должно ничего пугать, не должно раздражать, он должен проснуться с улыбкой, он должен хотеть позавтракать, хотеть какой-то физической активности, то есть готов ринуться в этот новый день и прожить его.

Елена Женина:

То есть он должен просыпаться бодрым и веселым по всем параметрам?

Леонид Ворслов:

Да, и в хорошем настроении. Он не должен просыпаться мрачным, он не должен просыпаться от боли. Каждый для себя должен определить, по идее, эту 10-балльную шкалу. Если что-то не так, он должен прийти к врачу, он должен быть врачом холистической медицины. Придет ко мне пациент и скажет: «У меня давление». Я посмотрю: да, давление. «У меня тахикардия». Я посмотрю: да, тахикардия. Что можно сделать? Можно снизить давление элементарно, можно компенсировать эту тахикардию, но проблема-то в чем-то другом. Я буду его расспрашивать, поэтому здесь живет еще эндокринолог, немножко гинеколог, чуть-чуть уролога и психолога.

Во-первых, я ему объясню, что все проблемы решаются. Врач должен быть таким, как говорят, если пациент от врача не вышел с чувством, что все решаемо и все будет хорошо, значит, он был не у врача, независимо от того, назначил ему врач что-то или нет. Врач должен обладать уже определенным спектром знаний и понимать, что все проблемы взаимосвязаны – и сахарный диабет, и давление, и ожирение, и нарушение менструального цикла, и мочеиспускание. Это все маски некоего патофизиологического процесса, который происходит с возрастом. И как только мы заметили, что что-то начало происходить, нам обязательно нужно идти к врачу холистической медицины, мы еще называем этих врачей дедоктора. Дедоктор – это другой доктор, он знает о витамине D все, он добрый, он добросовестный, он никогда не лечит по стандартам, а лечит по здравому смыслу. Он обязательно выслушает пациента, у него на пациента всегда есть время, он любит пациента. А еще важная характеристика дедоктора – он все начинает с себя, это тоже важный момент. То есть он сам применяет на практике все, о чем он говорит. А дальше уже пациент решает, что ему надо, корректирует физическую активность, сон – тоже важная вещь, питание, а врач должен помочь нащупать, чем может помочь.

Если пациент от врача не вышел с чувством, что все решаемо и все будет хорошо, значит, он был не у врача, независимо от того, назначил ему врач что-то или нет.

Мы буквально вчера на круглом столе ввели новый термин – основной треугольник. Вот есть основной обмен, а есть основной треугольник. Человек должен жить с этим треугольником сбалансированно. Верхушка треугольника, один уголок, одна вершина – это эутиреоз, нормальное функционирование щитовидной железы, достаточное количество йода, то есть она должна функционировать идеально – это первое условие. Второе условие или вершина треугольника – это витамин D. Его должно быть столько в организме, сколько нужно, мерим по уровню. И третья вершина – это Омега-3. Это обязательно, это характеристика здорового и умного человека, он поддерживает этот треугольник равнобедренный, равносторонний всю жизнь, и на этом фоне у него значительно позже возникнут проблемы и желание пойти к врачу, обеспечит красоту изнутри и красоту снаружи, кожа зависит от здоровья. А вот если возникают проблемы, треугольник шатается, плюс присоединяются еще гормональные проблемы, вот здесь уже нужен комплексный подход и изнутри, и снаружи, потому что тот самый эпидермис, который питается путем диффузии, не получит ни витамина D – солнца у нас нет, он его не вырабатывает. Витамин D жирорастворимый, с водой, вот этой межклеточной жидкостью, он не поднимется к клеточкам эпидермиса. Омега-3 как туда попадет? Это тоже жиры, будут попадать в базальные мембраны чуть-чуть, но они же постоянно расходуются в клеточной мембране, каждые 8 часов мембрана обновляется, и нам надо обеспечить мембраны клеток строительным материалом. А как в кожу их ввести? Съесть? Съедим, печень получит, мозг получит, сердце получит, кости получат, все получит, кроме эпидермиса. Мы должны как-то сюда внести эту Омегу-3. А пахнет она как ужасно. Это способ изолировать себя от окружающего мира, если намазаться рыбьим жиром, близко никто не подойдет в течение долгого времени.

Елена Женина:

Можно, значит, намазаться оливковым маслом.

Леонид Ворслов:

Оливковым маслом лучше, но проникнет ли оно через водно-липидные мантии? И вот здесь возникает уже идея грамотной смарт-косметики, которая реально обеспечит нашу кожу снаружи тем, что ей нужно.

Елена Женина:

Мы стали говорить про умную косметику, которая позволяет нашему организму получить снаружи то, что он недополучает изнутри не потому, что он не хочет этого недополучать, а потому, что он физически не способен получать все то, что мы съедаем, выпиваем, и то, чем мы себя поддерживаем, даже нормализуя гормональный баланс организма, потому что старение – это процесс, который неизбежен, и при старении замедляются те самые обменные функции, и снижается уровень гормонов в организме, и все постепенно затухает. И когда мы поддерживаем все-таки этот правильный гормональный статус – то, о чем Вы как раз говорили, и когда мы восполняем наш организм теми необходимыми витаминами, минералами и микроэлементами, то остается последнее звено, на которое нужно обязательно обращать внимание – это уход. Уход может быть разный, должен быть уход мануальный, ручной, потому что массаж – это и кровообращение, и проработка мышц, и улучшение тонуса тканей.

Леонид Ворслов:

И психологический комфорт.

Елена Женина:

И психологическая разгрузка в том числе. Соответственно, я считаю, и всегда считала за свои 20 лет работы, что косметика – это очень важный элемент, потому что кожа съедает то, что мы на нее наносим, и чем лучше и качественнее эта пища, тем лучше и качественнее выглядит наша кожа, тем дольше она сохраняется, я не скажу, что в первозданном состоянии, но в прекрасном состоянии, и возраст на ней отпечатывается в меньшей степени. Конечно же, новые технологичные вещи, о которых мы с Вами вскользь упомянули, это инъекционные методики, которые сейчас тоже очень широко применяются, и я бы сказала даже не просто широко, а в некоторых методах бесконтрольно, потому что не учитывается состояние пациента и не учитывается возрастной ценз. И если 5-10 лет назад говорили о том, что колоть нужно тогда, когда есть проблема, вот ты ее видишь и колешь независимо от возраста, то сейчас в связи с персонализированным подходом в медицине и в косметологии в том числе, правильно Вы сказали, что доктор должен быть думающий, и косметологи сейчас все больше становятся думающими докторами, они не всегда назначают какие-то процедуры в 30 лет, например, инъекционные, а наоборот, сначала отправляют к эндокринологу и просят: «Сдайте, пожалуйста, анализы, давайте посмотрим, все ли у Вас в порядке с витамином D, все ли у Вас хорошо с железом, в норме ли у Вас ферритин, нет ли железодефицитной анемии, которая может спровоцировать те самые явления, которые мы видим уже на коже, именно потому, что то, что организм недополучает, он забирает это во внутренние органы, даже не доводя это до базальной мембраны».

Леонид Ворслов:

По остаточному принципу кожа снабжается.

Елена Женина:

Естественно, и кожа начинает просто усыхать и ужиматься. И вот эти вещи очень важны. Хотя стресс тоже имеет немалое влияние на внешний вид кожи. И одно из основополагающих моментов – это ежедневный уход. Это та косметика, о которой мы сейчас говорим. Рассказывайте, что Вы там придумали.

Леонид Ворслов:

Есть инъекционные методики, есть пилинги, есть лазеры, которые помогают ускорить что-то сделать, стимулировать кожу. И есть косметология, вообще потрясающая каста врачей, и сейчас действительно они отправляют к эндокринологу, понимая, что не все можно сделать с кожей с помощью даже ультрасовременных методик.

Елена Женина:

Безусловно, не все. Это синергия, это сочетание всего, изнутри, снаружи, и все эти методики, которые мы используем снаружи, тоже должны быть сочетанными. Одна методика не может решить все проблемы.

Леонид Ворслов:

Не может, косметологи сейчас учатся эндокринологии. У нас огромное количество косметологов учатся на наших циклах, получают эндокринные знания, и применяя их в работе, видят потрясающий результат от своих процедур, от лечения, которое они предлагают. И сейчас пришли к пониманию, что если мы будем максимально долго поддерживать вот этот гормонально-метаболический фон, значительно позже возникнет необходимость прибегать к этим инъекционным или травматичным, как пилинги и лазер, методикам.

И даже не знаю, с чего сейчас начать. Об идее, наверное, сначала скажу. Когда мы делаем что-то с кожей, предположим, тот же лазер, например, делаем фракционный лазер, повреждаем кожу, создаем ожог, рассчитывая, что верхний слой – старый – слущится, и вырастет новый. Новый вырастет, безусловно, но в том случае, если базальная мембрана цела-целехонька, и стволовые клетки есть.

Если мы будем максимально долго поддерживать гормонально-метаболический фон, значительно позже возникнет необходимость прибегать к инъекционным или травматичным, как пилинги и лазер, методикам.

Елена Женина:

И они готовы продуцировать то, что необходимо.

Леонид Ворслов:

Готовы продуцировать, но с возрастом их становится все меньше и меньше. И что будет, если мы вдруг убрали верхний слой эпидермиса, а стволовых клеток нет, ресурса нет? Нам надо поддержать. Можно делать эти процедуры? Можно, но обеспечьте сначала ресурс и сделайте так, чтобы, стимулируя деление этих клеточек, мы не сократили их жизнь. Ведь каждый цикл клеточного деления сопровождается укорочением неких теломер. Укорочение теломер прогрессивно продолжается, и когда они достигают критически малой длины, клетка уходит в апоптоз, умирает. Но эстрогены – половые гормоны, витамин D, Омега-3, альфа-липоевая кислота как антиоксидант (кстати, стресс кожи – это действительно серьезная вещь) способствуют наращиванию этих теломер. То есть теломеры укорачиваются с каждым делением, а мы их еще стимулируем к делению. Кстати, когда мы стимулируем деление, теломеры укорачиваются в 2 раза быстрее, то есть кожа стареет в 2 раза быстрее, мы исчерпываем ресурс. Но если мы создадим достаточную концентрацию витамина D, питание для этих теломер, то она будет быстро и хорошо регенерировать, она будет благодарно отзываться на все наши процедуры, если нам они нужны, а в большинстве случаев необходимость в них возникнет значительно позже.

И вот у нас возникла идея, известный Квартет здоровья – половые гормоны, витамин D, Омега и антиоксидант, который мы пьем внутрь, каким-то образом внести в кожу. Технически этот процесс достаточно сложный, и нам нельзя было обойтись без грамотных технологов, космецевтики так называемой. Началось создание с жидкокристаллической базы, то есть это базы, которые могут приобретать свойства и липофильности, и гидрофильности, чтобы и в клетку войти, как жиры, и по межклеточному пространству опуститься до глубоких слоев кожи, как гидрофильные. А потом в эти базы внесли то, что все любят – и косметологи, и пациенты, и врачи, и люди – различные увлажняющие вещества, витаминные комплексы, пептиды, подошли к ним тоже очень серьезно, с научной точки зрения, какие лучше способствуют регенерации. То есть создали хорошую уходовую косметику с хорошей биодоступностью и проницаемостью и внесли в нее компоненты Квартета. Квартет имеет свою эмблему – витамин D, Омега, гормон и альфа-липоевая кислота. И была идея создать косметическую линию, которая обогащена идеей Квартета, и в каждом продукте есть обязательно провитамин D, обязательно есть Омега-3 и обязательно есть фитоэстрогены, 3 компонента. Фитоэстрогены, в отличие от половых гормонов, разрешены в косметике, их нельзя передозировать, у них есть эстрогеноподобный эффект, то есть они будут действовать и на гиалуроновую кислоту, и на коллаген, и на эластин.

Елена Женина:

На все то, что формирует и плотность кожи, и ее сияние.

Леонид Ворслов:

И на базальную мембрану, совершенно верно. Сияние, эстрогены, это же гормоны красоты.

Елена Женина:

Всегда говорят, что здоровая кожа в идеале должна отражать свет.

Леонид Ворслов:

Она должна сиять. Сияние снаружи и сияние изнутри в хорошем смысле. Здесь подобрали такую комбинацию фитоэстрогенов, которые как раз коже нужны и которые не только эстрогеновый эффект обеспечат, но еще и фотопротекцию, и антибактериальную защиту, и антиоксидантную. У фитоэстрогенов очень много интересных граней и особенностей. Единственное, что не удалось внести ни в один продукт, ну, вот есть для тела, сейчас будет для ног, футкорректор мы его называем. Потрясающий эффект, особенно когда идет медицинский педикюр. Есть для лица и шеи вечерний и дневной, для глаз, потому что глаза – область периорбитальная, она немножечко другая, так называемые анти-эйдж, считаем, что он должен быть в любой аптечке.

Здесь большая концентрация того же пептида, содержащего трипептид меди, и случайное использование во время ожогов показало его эффективность. Представляете, схватился за решетку гриля, обжог пальцы, если его нанести, то пузырей не образуется, и кожа заживает, регенерируем великолепно. А вот внести альфа-липоевую кислоту туда не удалось. Это такая интересная жирная кислота, субстанция, она ни с чем не уживается, она со всеми связывается и инактивируется, это мощнейший антиоксидант, но она повышает выживаемость клеток. И ее удалось сделать в виде отдельной сыворотки. На самом деле, это как живая вода в нашем понимании, потому что увеличивает выживаемость, и еще у нее есть одна особенность, она – антиоксидант, она в цикле Кребса работает, это и питание, и выработка энергии. Но особенность у нее – это витамин для нервной ткани, так называли раньше альфа-липоевую кислоту. Если учесть, что в коже находится огромное количество рецепторов, которые наблюдают за ситуацией, и то, что нарушается вот эта нейропатия кожи, то есть нарушение рецептурного аппарата кожи, то как раз грамотное применение альфа-липоевой кислоты позволяет восстановить функцию этих рецепторов, улучшается чувствительность кожи, и повышается порог болевой чувствительности, тоже, кстати, очень важный момент.

Альфа-липоевая кислота – интересная жирная кислота, субстанция, она ни с чем не уживается, она со всеми связывается и инактивируется, это мощнейший антиоксидант, но она повышает выживаемость клеток. И ее удалось сделать в виде отдельной сыворотки.

Елена Женина:

Вы сейчас затронули очень интересную тему. Опять же, это из наблюдений со своими пациентами, что с возрастом и с более глобальными физическими и эмоциональными нагрузками повышается порог чувствительности, то есть те процедуры, которые пациенты в 30 лет переносили совершенно незаметно, им не было больно, и они могли даже что-то колоть без анестезии, условно говоря, в 40 они уже относятся к этому совершенно иначе, а в 50 некоторые просто не могут переносить инъекционку. Это говорит о том, что в организме все нарушено?

Леонид Ворслов:

Да, нарушено.

Елена Женина:

И это первый маркер, который говорит о том, что нужно идти сначала к эндокринологу?

Леонид Ворслов:

Да, причем если даже делаем тот же самый лазер, это же болезненные процедуры, сначала делаем обезболивание. При обезболивании, анестезии, по сути, мы вызываем нейропатию. Мы делаем волокна, они засыпают, не чувствуют боли. И даже если мы их повреждаем, они могут погибнуть, но боли не ощущаем, то есть это нейропатия. У альфа-липоевой кислоты другой механизм – повышается порог болевой чувствительности, то есть выживаемость стала выше, и поэтому большее отрицательное воздействие клеточка выдержит, боль возникнет чуть позже. Она позволяет регенерировать и выживать этим тканям, и заживление, эпителизация идет значительно быстрее. Копим сейчас материал, будем его демонстрировать.

Елена Женина:

Очень интересно.

Леонид Ворслов:

Вообще потрясающе. И получилось 5 продуктов вместо 4, Квартет предполагал 4, но эффективность очень интересная, и открываются новые горизонты в его использовании. И еще хотел подчеркнуть: кожа очень четко реагирует. Вот мы говорим, возраст 30, 35, 45, когда идти? Берешь ребенка дома, наносишь на него любой из этих продуктов, у 14-летнего он остается на коже, даже не впитывается, потому что не нужен он ему. 80-летняя мама – уходит очень много, как вода сквозь песок. Но после пребывания на солнце кожа даже молодого человека начинает всасывать. И мы сейчас обратили внимание, что использование того же корректора, например, в летний период позволяет избежать гиперпигментации и ожогов, мы не пользуемся SPF-факторами.

Елена Женина:

Потому что SPF-факторы делятся на физический фильтры и химические фильтры. Физические отражают свет, а химические уже блокируют все процессы в коже.

Леонид Ворслов:

Да, но вот эти химические реакции могут серьезно повреждать клетки.

Елена Женина:

Очень сильно могут повреждать и вызывать аллергические реакции.

Леонид Ворслов:

А знаете, что является самым лучшим протектором от фото?

Елена Женина:

Что?

Леонид Ворслов:

Витамин D. Солнечные лучи попадают на кожу, на тот самый кератиноцит, и в нем под действием солнечного луча из некоего провитамина D образуется витамин D. Как только кожа для себя произвела нужное количество витамина D, тут же идет стимуляция меланоцитов, и они вырабатывают меланин. Меланин распределяется равномерно, потому что все клеточки живы, меланоциты все на месте, они все раздали меланин всем клеткам, получился ровный загар. И это как диафрагма, которая закрыла самые внутренние важные слои от повреждающего воздействия солнца. Если витамин D не образовался, предположим, мы нанесли солнцезащитную косметику, которая блокирует его выработку, то ионизирующее излучение проникнет легко, потому что витамина D нет, меланина нет, и пожалуйста, идет полный поток вот этого повреждающего воздействия.

Елена Женина:

Несмотря на кремы?

Леонид Ворслов:

Несмотря на кремы. А с возрастом выработка этого провитамина D в коже снижается, и как ни печально, этот процесс снижения синтеза провитамина D начинается в 20-летнем возрасте, в коже его все меньше и меньше. И как его здесь восполнить? Вот так. Здесь в каждом есть 7-дегидрохолестерол – тот самый провитамин D. Это нельзя назвать новым в косметологии, но было сложно его ввести в крема, нужно было использовать различные переносчики, чтобы он дошел до тех глубоких слоев, где, собственно говоря, он нужен. И все эти продукты, кроме сыворотки, содержат провитамин D в достаточно большой концентрации. Сейчас будем делать даже D-маску для лица для того, чтобы максимально насытить кожу, особенно в такие критичные моменты, когда идет инсоляция, когда боятся гиперпигментации. Знаете, когда мы изнутри и снаружи вносим Квартет, то увеличивается время для воздействия на кожу у косметолога. Пилинги можно делать уже не только в зимний период, зимней спячки и мрачного неба, а можно расширять его.

Сейчас будем делать даже D-маску для лица для того, чтобы максимально насытить кожу, особенно в такие критичные моменты, когда идет инсоляция, когда боятся гиперпигментации.

Елена Женина:

Осенью и весной?

Леоонид Ворслов: Осенью и весной, потому что когда кожа здоровая, боятся гиперпигментации и рубцов. Вспомните ребенка: ребенок упал…

Елена Женина:

У него все мгновенно заживает.

Леонид Ворслов:

Мгновенно, никаких рубцов.

Елена Женина:

Зеленкой помазал, завтра уже четкая эпителизация с корочкой, через 2-3 дня все отвалилось и как новое.

Леонид Ворслов:

Совершенно верно. Говорят, витамин D, тот, что мы пьем внутрь, поддерживает толщину дермы. Но если ты хочешь, чтобы снаружи была красивая кожа, надо, чтобы он там выработался. Кстати, косметику нельзя делать с активным витамином D, это запрещено техническими условиями, а вот провитамин можно. То есть нужно наносить провитамин в солярии. Никто не любит солярий, почему? Врачи не любят, это вредно. Почему вредно? Выработка витамина D если есть, то это даже полезно, но только надо ее обеспечить. Если мы предварительно насытим кожу Квартетом и провитамином, то мы можем ее спокойно подвергать воздействию солнечного света, все будет великолепно.

Елена Женина:

То есть тогда мы будем получать пользу, а не вред. Но опять же, это с учетом того, что нужно все очень дозированно, правильно?

Леонид Ворслов:

Абсолютно верно, это не значит, что намазался, и сутки в солярии. Безусловно, грамотно, это должны быть утренние часы, щадящее солнце, выработка витамина D. Говорят: «А потом, если я хочу дольше?» Если дольше, надо уже под зонтик уходить, лучше уходить с пляжа, но уж если хочешь, тогда надо использовать что-то солнцезащитное, чтобы не было наружного ожога.

Елена Женина:

Раньше вообще всегда рекомендовали находиться под тентом. Рассеивающие солнечные лучи самые полезные, потому что они все равно проникают, и как раз они и стимулируют ту самую выработку всех витаминов и провитаминов, которые нам необходимы.

Леонид Ворслов:

Да, если есть провитамин D. И знаете, когда появилась эта косметика, загар стал по-другому липнуть, что называется. Я езжу в Магнитогорск, в Магадан или в Воркуту, приезжаю, а мне говорят: «Ты где отдыхал, загорелый приехал?» Я не отдыхал, я не загорал. Интересно, что вроде как используешь эту косметическую линию, загораешь, лицо, руки, открытые участки тела, а кожа вся приобретает…

Елена Женина:

…приятный оттенок, уходит бледная городская зелень, которая обычно у всех есть.

Леонид Ворслов:

Здоровое сияние, кожа должна светиться, отражать. К вопросу о пребывании на солнце.  У нас вся страна, да и вообще весь мир, все знают свой уровень холестерина. А зачем, кстати?

Елена Женина:

Ну это же очень вредно, когда он высокий.

Леонид Ворслов:

Да, но ничего, что из него синтезируется витамин D, что из него строятся клеточные мембраны, половые гормоны?

Елена Женина:

По последним данным, высокий уровень холестерина может даже провоцировать онкологические заболевания, поэтому там важен не столько высокий, низкий, сколько корреляция высокой и низкой плотности.

Леонид Ворслов:

Позовите меня еще раз, я Вам расскажу про холестерин. Сейчас многие продукты реабилитированы, и холестерин в том числе. Организм сам холестерин синтезирует, и синтезирует в том количестве, в котором нужно. И если, кстати, холестерин поднимается высоко, ищите проблему, что случилось, почему вдруг организм его синтезирует, а он не расходуется, ведь он должен расходоваться. И представляете, нет какого-то конечного вещества. Например, тестостерон и эстроген – то, что получилось из холестерина. Организм чувствует дефицит эстрогенов и тестостерона, и он думает: может быть, не хватает холестерина, и он начинает его производить, печень, в частности. Холестерин растет, а эстрогены не появляются, потому что человек в гипогонадизме, у него дефицит железа, дефицит витамина D и так далее. И мы начинаем бороться с холестерином, не понимая, что причина-то совсем в другом. Сейчас реабилитированы куриные яйца, говорят, надо съедать 13 штук в неделю, там и витамин D, и холестерин есть. Сейчас много изменений в пищевом поведении. И если Квартет здоровья адекватно и правильно подобран, то мы можем есть что угодно, сколько угодно, правда, не очень хочется.

Елена Женина:

Но ведь эти принципы, которые Вы использовали в создании своей косметической линии и которые Вы используете в витаминно-минеральных комплексах и в коррекции гормонального фона, можно еще учитывать и в еде, потому что мы есть то, что мы едим, и когда мы съедаем какие-то продукты, мы тоже можем ими балансировать наше состояние.

Леонид Ворслов:

Да, очень важно пищевое поведение. Но вопрос, насколько реально в наших условиях есть то, что мы хотим. Мы хотим рыбу, покупаем, но она выглядит, как рыба, на самом деле, ее кормили комбикормом. А ведь Омегу производит не рыба, Омегу производит планктон. Если у этой рыбы в пищевой цепочке нет планктона, то рыба будет без Омеги, свинина в чешуе.

Омегу производит не рыба, Омегу производит планктон. Если у этой рыбы в пищевой цепочке нет планктона, то рыба будет без Омеги.

Елена Женина:

По сути, все продукты должны быть органическими в идеале?

Леонид Ворслов:

Да, в идеале. А если этого нет, то мы как говорим? Что Квартет здоровья – это бронежилет, ты живешь в неблагоприятной среде, ты идешь в подполье, надень бронежилет и вперед.

К вопросу о холестерине. Очень важно, например, знать уровень витамина D, не буду говорить, что свой рост, за ним надо следить, кстати. Если рост стал уменьшаться, тоже повод обратиться к врачу.

Елена Женина:

Вот это я ни разу не слышала.

Леонид Ворслов:

А потому что это не просто осанка и деградация дисков, но, кстати, это же тоже эстрогены.

Елена Женина:

Безусловно.

Леонид Ворслов:

Но еще и остеопороз. Зачем еще надо знать свой возраст применительно к пляжу? Есть такая методика, как определить, когда солнышко полезное, а когда нет. Зная свой рост, мы приходим на пляж, становимся спиной к солнцу, отмеряем на песке свой рост, и пока тень, которую мы отбрасываем, длиннее нашего роста, мы можем находиться на солнце. Но как только солнце поднимается в зенит все выше и выше…

Елена Женина:

И тень становится все короче?

Леонид Ворслов:

Тень укорачивается и стала длиной с наш рост, хватит, пора прятаться.

Елена Женина:

Я думаю, теперь все, кто поедут в ближайшее время на море, обязательно испробуют этот вариант.

Леонид Ворслов:

Витамин D, опять же, говоря научным языком, он увеличивает синтез витамина D в коже, увеличивает время безопасного нахождения на солнце. Это касается, прежде всего, рака. Когда говорят о солнце, все же боятся, прежде всего, этого.

Елена Женина:

Конечно, повреждения кожи и всего того, что может быть потом сопряжено с этим.

Леонид Ворслов:

Так что у нас такая новая идея, которую удалось реализовать. Безумно интересно, причем признается везде. В Украине нас называют, я читал статьи, «Секретный русский Квартет». Он, безусловно, не секретный, мы делимся со всеми, патентовать такие вещи невозможно, но эта идея – Квартет снаружи и Квартет изнутри – великолепна.

Елена Женина:

Спасибо Вам огромное, что пришли сегодня к нам. Спасибо за безумно интересный рассказ, за то, что многие сегодня получили в очередной раз для себя повод задуматься над тем, как жить, что есть, к кому обращаться и как ухаживать за собой. И все-таки мы пришли к выводу, что красота снаружи и красота изнутри, все должно быть сбалансировано. Будьте здоровы, будьте красивы и следите за собой и за тем, как вы себя чувствуете, как вы выглядите, это важно. До свидания.

Леонид Ворслов:

До свидания.

Куда стоит обратиться человеку, желающему поставить себе такой имплантат?   В чем отличия между классической нейрохирургией и малоинвазивной?   Может ли излучение медицинских ультразвуковых приборов быть причиной порока сердца у детей? Например, УЗИ?   К какому врачу должны обратиться родители при подозрении заболевания половых органов у девочки? Вправе ли родители выбирать, где будут наблюдать их ребёнка?   Психотерапевты, психиатры, психоаналитики, психологи. Вроде все «психо», а чем они отличаются друг от друга? К кому идти с навязчивостями и фобиями?   Каковы современные подходы в лечении переломов челюсти?   Как проходить подготовку врачам-диагностам, которые раньше никогда не сталкивались с онкоурологической патологией?   Что такое острый средний гнойный отит?   В результате тесного сотрудничества государства с отечественными фармацевтическими компаниями происходит импортозамещение?   Стареет ли зрение? Можем ли мы сохранить остроту зрения буквально до конца нашей жизни?   Как ставится диагноз «функциональная диспепсия»?   Насколько сильно слезятся глаза после операции лазерной коррекции зрения?   Как употреблять пищу при переломе челюсти, если челюсти закрыты?   Когда состоялась первая микрохирургическая операция? Как развивается микрохирургия?   Необходимо ли соблюдение диеты пациентам с акне?   Можно ли использовать для трансплантации ткани других органов?   Достойны ли сочувствия суррогатные мамы?   Что происходит с организмом, если почка плохо справляется со своей функцией?   Какие бывают виды переломов нижней челюсти?   Эректильная дисфункция и импотенция - это одно и то же?