Омега-3 и её влияние на организм в части антиэйджинга

Медицина красоты

Тэги: 

Елена Женина:

Программа «Anti-age медицина». С вами я, Елена Женина. Гости моей сегодняшней программы: Ованес Давидян – генеральный директор «ОДАС Фарма», врач-терапевт, член Ассоциации Междисциплинарной медицины, Калинченко Светлана Юрьевна – доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой эндокринологии ФПК МР РУДН. Говорить мы сегодня будем, что же такое Омега-3, что значит этот золотой концентрат, чем он полезен, почему им интересуются со второй половины прошлого века и как мы его можем использовать в повседневной жизни, для того чтобы продлить и здоровье, и долголетие, и выглядеть хорошо, и замечательно себя чувствовать при этом.

Светлана Юрьевна, расскажите нам, пожалуйста, как доктор-эндокринолог, как человек, который долго и упорно занимается нашим здоровьем: почему Омега-3 – это важный продукт? На что нужно обращать внимание в своем рационе не только в качестве биологически активных добавок, которые мы, безусловно, должны принимать, но и в качестве питания?

Светлана Калинченко:

Лена, очень интересный вопрос. Наверное, как доктор-эндокринолог я бы не смогла вам ответить на него, потому что эндокринологов интересуют исключительно гормоны и как гормоны влияют на наш организм. Будучи, как я считаю, неплохим эндокринологом, в какой-то момент своей жизни я поняла, что, занимаясь только гормонами, я не могу вылечить человека. Я могу как-то улучшить какие-то показатели, но вылечить человека я не могу. Когда я стала для себя пытаться ответить на вопрос «Почему у меня что-то не получается?», я поняла, что нужно смотреть на любую болезнь, пытаться лечить любую болезнь с позиции клетки. На сегодняшний день я уже не являюсь эндокринологом, наверное, я уже являюсь представителем холистической медицины. Мы с вами сегодня будем говорить про Омегу-3. Ранее это был удел диетологов и нутрициологов, правильно? Сегодня мы к этому пришли.

Я являюсь представителем холистической медицины, то есть я больше, чем эндокринолог. Для меня что такое Омега-3? Это важнейший компонент, это важнейший фундамент для того чтобы лечить все. Омега-3 – это строительный материал для мембран всех клеток. Что такое мембрана клетки? Это крепостная стена. Если мембрана качественная – ничего не страшно, много чего прощается. Не нужно этого делать, но можно курить и не получить проблемы, которые ассоциированы с курением. Можно позволить себе съесть лишнего и не поправиться. Можно позволить пить неправильные сладкие напитки и не заболеть сахарным диабетом, если качественная мембрана. Вот что такое для меня Омега-3 жирные кислоты. В нашей клинике разработан «Квартет здоровья». Четыре препарата, которые профилактируют (лучше профилактировать), если мы не успели – лечат все. В состав «Квартета здоровья» входит дуэт здоровья и красоты, это Омега-3 жирные кислоты и витамин D. В нашей клинике Омега-3 жирные кислоты и витамин D получают абсолютно все пациенты. Это, наверное, для меня залог эффективности моей терапии. Вот что такое для меня Омега-3.

Елена Женина:

Когда мы принимаем препараты, мы, безусловно, чувствуем какие-то изменения, но, наверное, неосознанно, потому что для любых принимаемых препаратов требуется время, чтобы они усвоились и перестроили наш организм. Как пациент вообще может реагировать? Когда он почувствует какие-то изменения? Какие дозировки нужны?

Светлана Калинченко:

Никак. Понимаете, Омега-3 – это то, что нельзя быстро почувствовать. Омега-3 – это самый сложный компонент нашей терапии. В Омегу нужно верить, потому что эффект – он отсроченный, он виден через три-шесть-десять-двенадцать месяцев. Чем дольше пациент принимает Омега-3 жирные кислоты, тем виднее эффект со временем, потому что наступает. Мы говорим сегодня про Anti-age. Anti-age нужно начинать заниматься в 45. Все прощается молодым, 18 – 44 года по классификации Всемирной организации здравоохранения – молодой возраст. Можно в этом возрасте не интересоваться витамином D, можно не интересоваться Омега-3 жирными кислотами. За счет того, что в организме синтезируются половые гормоны, они нивелируют все дефициты. Но проснулся молодой, красивый, счастливый и довольный собой в 45 – все, ты уже не молодой. Это уже средний возраст. В среднем возрасте нужно обязательно начинать что-то делать. Если в 45 не начать принимать Омега-3 жирные кислоты, не верить в них, что это мембрана, что это строительный материал, это кожа, волосы, ногти, мышцы и так далее, то один начал в 45 – поверил, другой не начал – в 46 эффект будет налицо и на лице. Тот, кто не начал, в 46 будет выглядеть уже помятым, на полтос, а тот, кто начал, будет продолжать выглядеть на 45, а возможно, даже на 44-43 и т.д. Он затормозит старение. Вот что такое Омега.

Елена Женина:

Ованес, у нас сейчас очень большое предложение на рынке препаратов Омега-3. Почему именно ваш препарат считается одним из лучших?

Ованес Давидян:

Абсолютно правы, Елена, сейчас только ленивый не производит Омега-3 жирные кислоты. Вы даже можете включить телевизор и увидеть рекламу майонеза с Омега-3 и всевозможных абсолютно продуктов. Иногда я удивляюсь, как вообще это допускается в эфир? Но вернемся к Омегам – к тем, которые продаются в аптеках.

Почему наша продукция Norwegian Fish Oil считается одной из лучших не только в России, но и в мире? Все очень просто. В первую очередь, мы производим Омегу уже более 80-ти лет, и мы узкоспециализированная компания, эксперты, будем так говорить, в своем деле. Завод по производству находится в Исландии. Станция улова, сбора рыбы находится в непосредственной близости с этим заводом. Мы не замораживаем рыбу. Во-первых, это дикая рыба, не выращенная на фермах, а именно дикая рыба. Во-вторых, мы не замораживаем рыбу, мы сразу же ее доставляем. Мы разделываем, доставляем ее на завод и моментально приступаем к процессу производства непосредственно Омега-3 жирных кислот. Это одни из самых важных критериев, почему наша Омега считается одной из лучших на рынке. Плюс, наша компания уделяет внимание клиническим исследованиям, которые мы проводили. Мы проводили такие исследования в Италии, мы проводили их исследования в России. Мы получили положительный эффект и результаты, которые, кстати, опубликованы в одном из журналов «Вопросы диетологии», но я думаю, Светлана Юрьевна про него расскажет немножко подробнее. Поэтому мы можем говорить, что мы одни из самых лучших.

Елена Женина:

На что нужно обращать внимание при покупке препарата? На какой состав?

Ованес Давидян:

Правильно вы говорите – на какой состав. Вообще нужно обратить внимание на состав. Бывает такое, что вы приходите в аптеку, а на упаковке написано, например, 1000 мг. Вы смотрите инструкцию, а больше никаких показателей не указано. Вопрос: что такое «1000 мг»? На самом деле, 1000 мг, как правило, это 1000 мг рыбьего жира. Но нам с вами для нашего организма нужны непосредственно две важных незаменимых кислоты: эйкозапентаеновая и докозагексаеновая. Вот конкретно на их состав и нужно смотреть. Суммарно их должно быть не менее 50% на капсулу. Но лучше, конечно, если это будет 60-62%. Мы имеем, например, широкую линейку. У нас есть и капсулированные формы, есть и жидкие формы. У нас есть разная дозировка этих важных кислот. Например, в бестселлере у нас 62 %, 620 мг Омеги. 55,5 % непосредственно EPA и DHA, эйкозапентаеновой и докозагексаеновой. Есть жидкая форма, где в одной чайной ложке 1540 мг Омеги, из них EPA и DHA в пересчете на суммарный коэффициент 1298 мг, что говорит, как видите, о высоком содержании. Буквально через две недели поступит в продажу Масло криля, где состав ЭПК и ДГК вообще 700 мг на одну капсулу. Поэтому прежде всего нужно обращать на состав. Конечно же, нужно понимать, что за производитель перед вами, насколько он успешен, какое у них производство, какие методы очистки и т.д. Вы можете всегда в аптеке запросить сертификат. Если вам дают сертификат, значит, продукт уже можно дальше рассматривать для потребления. Но, обязательно – состав ЭПК и ДГК.

При покупке Омега-3 обязательно обращайте внимание на состав продукта и спрашивайте сертификат.

Елена Женина:

Светлана, почему состав этих кислот очень важен?

Светлана Калинченко:

Как эндокринолог, я очень хорошо знаю, что принимать гормоны щитовидной железы ещё не значит ликвидировать гипотиреоз. Очень важно правильно подобрать дозировку, чтобы действительно устранить дефициты. Омега-3 важно принимать, на самом деле, но, если есть проблемы, то надо принимать не менее 2 грамм. Но с профилактической целью, можно допустить 1 грамм. Если проблемы есть – 2 грамма. Поэтому состав очень важен. Очень мало честных производителей. Как сказал правильно Ованес, они пишут: «Омега-3, грамм». Но к Омега-3 этот грамм не имеет никакого отношения. Он относится к капсуле, к маслу, которое там. А «Омега-3, 300» – это ни о чем. Сколько нужно съесть этих капсул, чтобы из капсулы, где содержится 300 хороших Омега-3, получить 2 грамма? 7 капсул. Заглотить 7 капсул, получив дополнительно всякие балластные вещества, которые могут слабить, что тоже очень важно. Если мы принимаем что-то, что вызывает проблемы со стулом, то это усугубляет другие дефициты: витамина D, витамина А и т.д. Поэтому, как говорил основоположник, отец медицины, Гиппократ: все – яд и все – лекарство, дело только в дозе.

Елена Женина:

Вы сейчас сказали, что приём в зависимости от диагноза пациента, от его состояния. При каких диагнозах, при каких состояниях Омега-3 показана?

Светлана Калинченко:

Я думаю, если мы сейчас начнем втроем перечислять, при каких состояниях показана Омега-3, нам времени не хватит. Начнем с того, когда вообще Омегами стали интересоваться. Омегами стали интересоваться не так давно – менее 100 лет. Что такое 100 лет для медицины? Это ничто.

Один из первых исследователей стал интересоваться Омегами в 30-е годы прошлого века, то есть менее ста лет. Когда он поехал к эскимосам, то отметил, что у них реже встречаются инфаркты миокарда, нежели чем у европейцев. Он заинтересовался этим вопросом: почему? Отсюда все пошло. Первые научные работы стали появляться только в 60-х годах, менее пятидесяти лет назад. Это очень новое направление в медицине. Первый препарат Омега-3 жирных кислот был зарегистрирован как лекарственный препарат. Он до сих пор зарегистрирован. Один из первых, который появился на рынке, зарегистрирован как лекарственный препарат, и у него в показаниях – сердечно-сосудистые заболевания и аритмии. Это первое, для чего он показан. Все сердечно-сосудистые: артериальная гипертония, дислипидемия, эректильная дисфункция, простите. Потому что эректильная дисфункция – это сердечно-сосудистое заболевание. Начальная деменция. Чуть-чуть забыл, где ключи, забыл чей-то телефон, забыл друга поздравить с днем рождения – это деменция. Если не начинать ее лечить на этой стадии, то дальше будет хуже.

Елена Женина:

То есть это не рассеянность, не переутомление.

Светлана Калинченко:

Нет-нет-нет, не надо. Надо называть вещи своими именами. Если мужчина не может осуществить половой акт с молодой, красивой женщиной, даже не молодой и не красивой, но что-то ей пообещал. Потом говорит: «Женщина не понравилась». Здоровый мужчина всегда может – была бы женщина. Правильно? Если нет деменции – ничего не забывается. Если начинаем забывать – это не рассеянность, это уже клиническая нехватка Омега-3 жирных кислот. Деменция – это сердечно-сосудистое проявление. Это сосуды. Головной мозг, эректильная дисфункция – это сосуды. Все, что там, давление и все остальное, – это все сосуды. Для этого всего Омега-3 не то что показана, а экстренно показана. Если не нормализовать и если есть эти проблемы, принимать Омега-3 на глазок – просто невежество.

Сегодня есть анализ, Омега-3-индекс, мы можем посмотреть содержание Омега-3 жирных кислот в мембране эритроцита, в мембране любой другой клетки. Мы провели первые исследования в России, посмотрели содержание Омега-3 жирных кислот. В России появились лаборатории, которые стали это делать. Они появились только 4 года назад. Доктора к этому анализу еще не приучены. За это время в России омега-3-индекс был посмотрен всего у 2 тысяч пациентов. То есть, представляете, как никто этим не интересуется? Вы делаете важную работу, что сегодня мы поднимаем эту тему. Нужно знать свой омега-3-индекс, обязательно. Не просто знать, а сделать все, чтобы он был в норме. Только у 18 % из тех, у кого был посмотрен омега-3-индекс, он был в норме. Самые драматические цифры – у подростков до 18 лет. Я так понимаю, потому что их мамы не обеспечили Омегой-3 внутриутробно. Профилактическая медицина была разрушена. Никто не говорил двадцать лет назад о том, что нужно принимать Омега-3. Сейчас Ованес сказал: только ленивый не говорит про Омега-3. Майонез, Омега-3. Но эту тему стали когда поднимать? Два-три года назад. Ованес, когда ваша компания пришла на рынок?

Ованес Давидян:

Три года назад. По большому счету мы основоположники, наверно, нового тренда.

Светлана Калинченко:

Ованес, как представитель лучших Омег (Norwegian Fish Oil), пришел на российский рынок, спасибо ему большое, стал эксклюзивным дистрибьютером Norwegian Fish Oil. Стал поднимать эту тему, два-три года назад. Кто об этом говорил 20 лет назад? Никто. Я 20 лет назад, могу сказать честно, не принимала Омега-3 жирные кислоты.

Елена Женина:

Раньше, но это было очень давно, когда-то деткам в детском саду давали рыбий жир. Но это было, по-моему, лет семьдесят назад.

Ованес Давидян:

Это были 70-е, наверное.

Светлана Калинченко:

20 лет назад мне уже было не 3 года. Если бы мне было 3, мне бы не давали это. Мне 3 года было более чем 40 лет назад, и мне это еще давали в детском саду. А детям, которым сегодня 18, не давали в детском саду, их мамы не получали это во время беременности. Они родились уже с дефицитом Омега-3 жирных кислот. Что мы сегодня видим у этих детей? Мы сегодня у 20-летних видим болезни, которых мы не видели десять лет назад у 30- и 40-летних. Мы не удивляемся сегодня онкологии у 20-летних (рак молочной железы), мы не удивляемся диабету, который мы раньше называли «диабет пожилых», а теперь мы его называем сахарный диабет 2 типа. Нельзя же сказать диабет пожилых, когда это касается молодых людей. Пришел другой страшный диагноз: преждевременная недостаточность яичников. В период 20-30 лет девочка заканчивает менструировать, истощились яйцеклетки. Им не из чего строиться. Нет Омега-3 жирных кислот. Это же строительный материал для всех клеток: и для яйцеклеток, и для сперматозоидов. Мужское бесплодие сегодня – какой бич! А клиники ЭКО, которые открываются как грибы! Я каждый день для себя открываю, к чему ведет дефицит Омега-3 жирных кислот. Сегодня я понимаю. Берут яйцеклетку, берут этот полудохлый сперматозоид, хвост ему обрубили, и пытаются его туда, в эту яйцеклетку иголкой засунуть, и не могут – жесткая мембрана. Так вот она почему жесткая!

Елена Женина:

Ей не хватает эластичности именно из-за отсутствия Омега-3.

Светлана Калинченко:

Потому что должно быть 8 % Омега-3 жирных кислот. Если 7 %, то мембрана уже жесткая. Да, иголкой проткнут, рано или поздно. А без иголки сперматозоид не зайдет в яйцеклетку с жесткой мембраной. Эритроцит, если жесткая мембрана, не доставит кислород туда, куда он должен доставить – в тончайшие капилляры. Что это? Мозг, сетчатка глаза и т.д., что начинает первым страдать. Абсолютно доказано: при дефиците Омега-3 жирные кислоты развиваются сердечно-сосудистые заболевания, заболевания глаз. Сегодня, к сожалению, эти заболевания тоже помолодели. Катаракты у молодых. Дальнозоркость в 40 лет, а уже и в 38, а раньше считалось старческое заболевание.

Елена Женина:

Мы сейчас коснулись темы заболеваний, которые могут быть спровоцированы недостатком Омега-3 в организме. В частности, одно из заболеваний может быть тканевый гипотиреоз. Можно рассказать об этом тоже?

Светлана Калинченко:

Которого сейчас стало тоже очень много. Чтобы любая клетка нормально функционировала, что ей нужно? Клетке нужна мембрана, качество которой зависит от Омега-3 жирных кислот. Клетке нужно питание, глюкоза. Её там предостаточно сегодня. Сегодня никто не голодает. Двадцать-тридцать лет назад были алиментарные дефициты, и задача была – как бы накормить. Сегодня задача – как не перекормить клетку. Сегодня нет проблем с питанием. Клетке нужно дыхание, кислород. Если мембрана жесткая, она жесткая везде у эритроцита, то клетка на получает кислорода, гипоксия клетки. Ни один орган, ни одна клетка в состоянии гипоксии не может хорошо работать. Вот он, и тканевый гипотиреоз, и не тканевый гипотиреоз, когда щитовидная железа не может продуцировать правильное количество гормонов на фоне гипоксии. Меня в институте учили, что, если гипотиреоз – это навсегда и никогда нельзя отменить гормоны щитовидной железы. Что мы видим сегодня? Если мы нормализуем омега-3-индекс, уровень железа, это качество, гемоглобин и ферритин, витамин D, то и гипотиреоз излечивается. Сегодня мы начинаем говорить, что гипотиреоз – это не приговор.

Елена Женина:

При этом кровь должна быть более жидкая, а это тоже Омега-3. Как Омега-3 влияет именно на жидкость крови? Почему она делает ее более эластичной, более текучей?

Светлана Калинченко:

Там очень много аспектов. Омега-3 жирные кислоты – это мембраны всех клеток. Омега-3 влияют на качество мембран абсолютно всех клеток: и эритроцитов, и тромбоцитов – раз. Дальше. Что еще делают Омега-3 в отличие от Омега-6? Нам не нужны Омега-6, мы Омега-6 достаточно потребляем с растительной пищей. Омега-6 обладают свойством, они запускают воспалительный каскад. Омега-3 запускают противовоспалительный каскад. Когда у нас в организме запущены процессы воспаления, а воспаление – это склеивание клеток, то Омега-3, наоборот, клетки расклеивают. Почему улучшается кроветворение? Почему улучшается текучесть? Одним из признаков передозировки, кстати, Омега-3 является, очень часто нам об этом говорят косметологи, и барышни нам об этом говорят: «Начинаем принимать Омегу, дергаешь какой-то волосок – и видишь после этого капельку крови». Вот как можно увидеть действие Омеги.

Елена Женина:

Это говорит о том, что это работает, и о том, что у нас улучшается кровоснабжение тканей.

Светлана Калинченко:

Конечно. А старение – это что такое? Старение – это же гипоксия. Те, кто начинают принимать Омега-3 жирные кислоты, те, кто ходит к косметологам, что говорят? Они говорят, что потребность во всяких инвазивных вмешательствах становится меньше. Все дольше держится.

Елена Женина:

Потому что улучшается качество кожи, её увлажненность и эластичность. Это касается и волос, и ногтей.

Ованес Давидян:

А акне?

Елена Женина:

Тоже очень положительный эффект.

Ованес Давидян:

Да. Было проведено небольшое исследование канадскими и американскими учеными. Американцы были из Беверли-Хиллз. Они провели небольшое исследование у подростков. Одной группе давали Омега-3 полиненасыщенные жирные кислоты, второй не давали. Учёные увидели такую закономерность: у подростков, которые вместе с пищей принимали дополнительно Омега-3, склонность к акне была меньше. Практически, не было никаких угревых высыпаний, и всего, что связано с повреждением кожи. Поэтому очень важно это тоже учитывать, особенно в работе дерматолога-косметолога.

Елена Женина:

Это как раз тот самый противовоспалительный эффект, о котором говорила Светлана. Снимается воспаление и уходят высыпания, во всяком случае, их становится меньше. Там, конечно, большой механизм действия. Тем не менее, это одна из важных составляющих, которые нужно обязательно учитывать в работе дерматолога-косметолога.

Чем еще знаменателен Омега-3? Я знаю, что сейчас очень многие кардиологи, терапевты выписывают статины, чтобы сосуды были в нормальном состоянии, без холестерина. Но холестерин нам все-таки необходим, его нельзя совсем убирать из организма. Из холестерина продуцируется витамин D.

Светлана Калинченко:

Из холестерина продуцируется не только витамин D. Россия пока является страной воинствующей гормонофобии, мы боимся гормонов, поэтому мы пока еще будем называть витамин D, хотя, на самом деле, это мощнейший стероидный гормон. Это самый главный стероидный гормон. Он намного важнее, чем тестостерон, эстроген и прогестерон и все остальные гормоны. В 45, о чем мы уже сказали, у нас потихонечку снижается выработка половых гормонов. Женщины живут в состоянии менопаузы. Плоховатенько, но живут, как-то выживают. Можно выживать без половых гормонов, но выживать без витамина D нельзя. То есть без гормона D, это важнейший гормон. В общем, мы продолжим еще пока его называть витамином, чтобы его не боялись.

Что касается статинов, они понижают, расправляются с холестерином, не находя причины, почему холестерин повышен. Кстати, самой частой причиной повышения холестерина является именно нехватка витамина D и Омега-3 жирных кислот. То есть только за счет нормализации витамина D и Омега-3 жирных кислот можно добиться нормализации холестерина и профилактировать отказ от статинов. Статины – это очень страшно. Статины, по большому счету называют клеточными ядами. Сегодня можно об этом прочитать, если захотеть. Мало того, что они сами оказывают негативное влияние на клетку, плюс, они понижают холестерин, который нам крайне нужен, из которого синтезируются все стероидные гормоны: и витамин D, и тестостерон, и эстрогены, и прогестерон, и ДГЭА, и кортизол. Поэтому, что есть статины? Статины равно старение. Как только человек начал принимать статины, у него сразу понижается выработка абсолютно всех стероидных гормонов. Прожить долго и счастливо, принимая статины, невозможно. Статины равно Альцгеймер. Все то хорошее, что делают Омега-3, о чем мы говорили, – статины это все нивелируют. Статины равно Альцгеймер. Статины равно катаракта. Статины равно сахарный диабет. Статины равно ожирение. Статины равно саркопения. Все плюсы Омег и витамина D нивелируются. Никогда человек не почувствует все, о чем мы говорили, если он будет продолжать принимать статины.

За счет нормализации витамина D и Омега-3 жирных кислот можно добиться нормализации холестерина.

Елена Женина:

Можно ли, корректно ли сказать, что вместо статинов можно принимать Омегу-3?

Светлана Калинченко:

Еще как! Конечно! Именно это и нужно! Прежде чем начать принимать статины, нужно нормализовать уровень Омега-3 жирных кислот, нужно нормализовать содержание витамина D, гормонов щитовидной железы, нужно всегда найти причину нарушения липидного обмена. Найти ее, устранить – и никакие статины будут не нужны. Но это, наверное, кому-то не выгодно.

Елена Женина:

У нас сейчас есть подкованные пациенты, которые читают, слушают, смотрят, интересуются и препаратами, и методами лечения. Каждый выбирает для себя вариант лечения: либо это традиционная медицина, либо холистическая.

Светлана Калинченко:

Чем пока еще хорошо время, в котором мы живем? Может, что-то изменится. Но пока, действительно, у каждого свой путь. Каждый может выбрать свой путь и пойти туда, куда он хочет. Сегодня каждый может пойти в здоровое старение. Старость не должна ассоциироваться с болезнями. А кому-то выгодно пойти в нездоровое старение, чтобы за ним ухаживали, возили на инвалидной коляске, вытирали слюнки. Это тоже бизнес. Если Ованес и компании, которые продвигают на российском рынке препараты для здорового старения, борются за это, то точно так же появляются компании, которые борются за нездоровое старение. Я вчера читала лекцию по поводу здорового старения и послушала. Очень много слушала уникального человека, который делает то же самое. Владимир Яковлев, который запустил проект «Возраст счастья». Послушайте обязательно его лекции. Он говорит, как изменились представления о старости. Он говорит: «Когда моим родителям было 30 – старость начиналась в 30. Были клубы для тех, кому за 30». Помните? «Потом, – говорит, – когда мне было 30, старость начиналась в 40».

Елена Женина:

И были клубы «Кому за 40».

Светлана Калинченко:

Да. «Потом старость начиналась в 50. Сегодня старость начинается в 75». По классификации ВОЗ старый возраст – это 75. 18-44 – это молодой, как мы сказали. 45-59 – средний возраст, это еще не старость. 60-75 – пожилой, тоже еще не старость. 75-90 – старый. А 90 – долгожители. Смириться со старым возрастом, я думаю, можно только, если поставить себе цель – дожить до чудесного возраста «долгожитель». Но доживут только те, у кого омега-3-индекс в норме. В общем, одни работают на поле здорового старения, а другие работают на поле нездорового старения. Сегодня есть магазины (это я услышала из лекции Яковлева) для тех, кому за 75. Там продаются слюнявчики. Там продаются, я даже не знала об этом, палочки, чтобы платья застегнуть. Лена, представляете?

Елена Женина:

Потому что нельзя рукой?

Светлана Калинченко:

Потому что невозможно. Там продаются палочки, чтобы шнурки завязывать. Специальные устройства, чтобы расписаться. Дефицит Омега-3 жирных кислот ведет к гипоксии мозга и снижению выработки дофамина. Дефицит дофамина – это паркинсонизм. У человека есть деньги, у него все есть, но он даже не может подписать чек. Это очень страшно. Поэтому я за миссионерство, я за такие передачи, я за препараты, которые работают на поле здорового старения.

Сегодня каждый человек среднего возраста имеет возможность обеспечить себе здоровую старость и даже стать долгожителем.

Елена Женина:

Ованес, какой препарат из вашей линейки пользуется наибольшим спросом именно у нас в городе и в России в том числе?

Ованес Давидян:

Наибольшей популярностью, спросом пользуется NFO Омега-3 Форте. 1000 мг рыбьего жира, 620 мг – Омег. Он содержит 55,5% именно EPA, DHA. Этот продукт в 2015 году получил Международную фармацевтическую премию «Зеленый Крест», как препарат года (2015 год). Именно этот препарат принимал участие в исследовании ФМБА России. Наша компания является официальным поставщиком NFO Омега-3 Форте для сборных команд олимпийского резерва. Это наш бестселлер в России. Специально для Клиники Калинченко мы разработали экономичную упаковку. Это большая и красивая банка, 360 капсул.

Елена Женина:

На целый год?

Ованес Давидян:

Если по одной капсуле – да.

Светлана Калинченко:

Мы, на самом деле, очень благодарны Ованесу, что они пошли на встречу нашим пациентам. У нас есть большая банка, 360 капсул, брендированная. Именно наша клиника, Омега-3. За счет этого снижена стоимость. Качественная Омега не стоит дешево, что и понятно. Потому что дикая рыба, и нужна хорошая экология. Кстати, когда я стала изучать этот вопрос, я наткнулась на очень интересную информацию, что наша с вами российская треска, которая выедает все в Баренцевом море, на нерест плывет в Норвегию. Почему она плывет туда? Потому что взрослая рыба выживет в плохой экологии, воде и т.д., но мелкая рыба, детеныши, мальки погибнут. Рыба плывет туда. Почему норвежская Омега является самой лучшей Омегой, качественной? Качественная Омега – от качественной рыбы. Качественной рыбы сегодня в мире становится все меньше и меньше. То есть, когда покупаете Омега-3 жирные кислоты, посмотрите на стоимость. Если очень дешево – скорее всего, это не то, на что мы рассчитываем, чтобы получить эффект и быть здоровыми.

Елена Женина:

Спасибо большое, что пришли сегодня в студию! Огромное спасибо за такую интересную беседу, за полезную информацию для нашего здоровья.

В гостях у нас был Давидян Ованес и Калинченко Светлана. С вами была я, Елена Женина.