Сахарное лицо: как сладкая жизнь влияет на старость?

Диетология

Тэги: 

Светлана Андреева:

Добрый вечер, это программа «ПроFit» и я – Светлана Андреева. Сегодня у меня в гостях Марина Макиша, врач-диетолог. Марина, добрый вечер.

Марина Макиша:

Добрый вечер.

Светлана Андреева:

Мы обсудим с ней не только как похудеть, но еще и поговорим, как выглядеть при этом хорошо, не потерять во внешнем виде при похудении, и главное, как сохранить молодость. Марина, я так понимаю, что мы с Вами в первую очередь сделаем акцент на сахар. Вообще в последнее время сахар очень демонизируют. Наконец-то сахарное лобби немножечко отошло, жиры все забыли и начинают яростно обвинять сахар во всех грехах. Давайте сегодня разберемся, действительно ли сахар так влияет на кожу. Наш эфир называется «Сахарное лицо». Красиво, кстати звучит. У меня, например, только самые хорошие ассоциации.

Марина Макиша:

Звучит прекрасно, выглядит не очень, если честно.

Светлана Андреева:

Давайте начнем с того, что действительно ли сахар так влияет на то, как мы выглядим, на кожу, на молодость?

Марина Макиша:

Давайте я сразу скажу, чтобы была понятна дальнейшая канва нашего разговора, что на сегодняшний день уже является научно доказанным фактом, что сахар действительно ускоряет процессы старения в нашем организме. Причем от этого страдает не только наша кожа. От этого страдают и наши внутренние органы. Механизм, как это и почему это происходит, мы сегодня и обсудим. Но, тем не менее, я хочу поговорить о том, что больше беспокоит нас, потому что это заметно.

Светлана Андреева:

Я Вас сразу перебью. Меня, как человека, который часто сталкивается в интернете и в средствах массовой информации с последними публикациями невероятных американских ученых о том, что в очередной раз открыли вред. Я знаю, что Вы практикующий врач, который опирается именно на действующие исследования. Что все-таки это были за исследования? Может быть, мы чуть-чуть конкретизируем в чем непосредственно вред и на что можно здесь опираться?

Марина Макиша:

Сами исследования были связаны с тем, что рассматривались люди в контрольных группах и в исследуемых группах. И сравнивались показатели потребления сладкого и уровня сахара в крови с внешними признаками старения, с одной стороны. С другой стороны, с морфологическими признаками старения, то есть с теми признаками, которые мы можем определить внутри нашего тела. А эти признаки есть. Эти признаки связаны, в первую очередь, с состоянием нашего коллагена. Если мы говорим о внешней красоте и молодости, то коллаген играет в этом отношении решающую роль.

И вот сейчас очень активно в среде косметологов обсуждается феномен сахарного лица. И очень много научных публикаций у косметологов посвящено этой проблеме. Почему? Потому что для поддержания молодости современная косметология использует многие средства, которые направлены на то, чтобы стимулировать синтез коллагена, как-то его восстановить. И они натыкаются на такую проблему, что это происходит у каких-то людей хорошо, у кого-то вообще процесс не идет. И, кстати, о феномене сахарного лица я впервые услышала от своего косметолога, которая знает, что я активно пропагандирую отказ от сахара. И она сказала, что после того, как она узнала об этом феномене, она стала обращать внимание на своих пациенток. И действительно, симптомы этого сахарного лица она видит часто, и эффективность тех косметологических процедур, которые она проводит, оказывается ниже.

Светлана Андреева:

Давайте про сахарное лицо, мы его уже несколько раз упомянули. Это не так сладко, как звучит?

Марина Макиша:

Я назову симптомы. Сладкоежки могут подойти к зеркалу, посмотреть. Может быть, симптомы эти найдут.

Светлана Андреева:

Главное, чтобы наши мужчины не отошли. Я так понимаю, что это касается не только женщин? А то Вы ушли в сторону косметологов.

Марина Макиша:

Я хочу сказать, что мужчины сейчас тоже ходят к косметологам.

Светлана Андреева:

Стереотипов, тем не менее, еще очень много. Если мужчине ты говоришь, что сахарное лицо, мне кажется, он вообще не поймет, о чем речь. Женщины сталкиваются пока еще чаще. Мы сегодня говорим и о мужчинах, и о женщинах. Стоит задуматься всем.

Марина Макиша:

Мы говорим вообще о сохранении молодости в первую очередь. Я назову симптомы, а потом объясню, откуда ноги растут. Первое, что мы можем наблюдать, это преждевременное появление мелких морщин на лбу и над верхним веком в виде такой сеточки. Второй момент – это появление мешков под глазами. Третье – это появление пигментных пятен, а также проявление акне. И еще один такой момент, когда кожа становится тонкой, сухой, бледной, дряблой.

В чем причина всех этих проявлений, этих состояний? Дело в том, что сахар, точнее повышение уровня сахара в крови приводит к активизации в нашем организме процессов гликозилирования и вызывает гликацию коллагена. Теперь объясняю по-русски. Представьте, что Вы берете кусок мяса и бросаете его на раскаленную сковородку. Что образуется?

Светлана Андреева:

Мне все еще не страшно. Понимаю, что там много жира. Может быть, там даже вкусно. В итоге, я понимаю, что Вы нас сейчас пугать будете?

Марина Макиша:

Нет. Я хочу продемонстрировать, что происходит с Вашей кожей, когда Вы едите сахар.

Светлана Андреева:

Изнутри?

Марина Макиша:

Да, изнутри. Когда Вы бросаете кусок мяса на раскаленную сковородку, в первый момент образуется корочка коричневого цвета. Вот, кстати, когда мы печем хлеб в духовке, образование вот такой коричневой корочки сверху – это и есть, по сути, процесс гликирования, то есть соединение белков с углеводами. В нашей коже происходит, по сути, то же самое с волокнами коллагена и эластина под воздействием сахара. То есть когда происходит процесс гликирования коллагена и эластина, эти белковые структуры, которые должны быть такими ажурными, правильными, у них невероятно красивая структура, если на них посмотреть в микроскоп. Они становятся как будто сшитыми сшивками, то есть такими склеенными, жесткими и теряют свою эластичность. Соответственно, Вы понимаете, что если коллаген, эластин теряют эластичность, то наша кожа тоже будет тоже терять тургор и эластичность.

Светлана Андреева:

Если на ту же сковородочку налить маслица, то корочка будет образовываться не так сильно.

Марина Макиша:

Ну, она будет образовываться в любом случае.

Светлана Андреева:

Я к чему подвожу? В любом случае, этот процесс происходит при употреблении даже минимального количества сахара? Или можно это как-то сгладить?

Марина Макиша:

Скажем так, процессы гликирования в нашем организме происходят неизбежно – это биохимия. Но если мы начинаем употреблять продукты, содержащие быстрые углеводы, не только сахара, а быстрые углеводы, все те продуктов, которые могут привести к повышению сахара в крови, то процессы гликирования коллагена начинают активизироваться. То есть много простых сахаров в крови – начинается атака на наш коллаген и на наш эластин. В результате нарушается их структурная целостность. Они становятся жесткими, неэластичными. Это приводит к потере нашей кожи способности к сокращению, а, соответственно, к появлению морщин.

Второй момент, эластичный каркас – это каркас нашей кожи в целом, не только на лице. Соответственно, нарушение структуры приводит к тому, что они свои функции не выполняют, и кожа становится дряблой. Вот то, что мы видим с возрастом – проявление дряблости кожи – это как раз потеря эластичности. Только под воздействием сахара эти процессы начинают протекать гораздо быстрее.

Много простых сахаров в крови – начинается атака на наш коллаген и на наш эластин. В результате нарушается их структурная целостность. Они становятся жесткими, неэластичными.

Светлана Андреева:

Сразу у меня возникает вопрос. Нельзя ли продолжать употреблять, может, не в больших количествах, сахар, но каким-то образом восполнять тот уровень коллагена? Внешне или есть таблетки, которые содержат коллаген. Или не получится никак?

Марина Макиша:

В этом как раз и вся беда заключается. Дело в том, что измененный коллаген – это такая структура, на которую очень трудно оказать какое-либо косметологическое воздействие, с одной стороны. С другой стороны, накопление вот этого неправильного коллагена в тканях приводит к нарушению биосинтеза нормального коллагена, он тормозится. Именно поэтому снижается эффективность косметологических процедур. То есть из-за того, что у нас много неправильного коллагена, у нас нормальный коллаген начинает вырабатываться хуже.

Еще один момент, вот такой гликированный коллаген, нарушенный, теряет свою способность удерживать воду. Я думаю, многие наверняка знают, что процессы старения как раз связаны с тем, что наша кожа теряет способность удерживать влагу. Поэтому мы наблюдаем те возрастные изменения, которые проявляются на лице после 35-40 лет.

Так вот, если мы подвергаем свой организм воздействию продуктов, которые вызывают активное гликирование коллагена, то есть быстрых углеводов. Мы просто ускоряем эти процессы. На сегодняшний день вообще выделяют три основных механизма старения кожи. Первый – это фотостарение. Второй – это хроностарение. Фотостарение – это старение под воздействием ультрафиолетовых лучей. Хроностарение – это биологический процесс старения.

Светлана Андреева:

Естественный, от которого никуда не деться.

Марина Макиша:

И как раз гликостарение. Так вот, самое интересное, что после фотостарения на втором месте стоит гликостарение и только потом биологическое. То есть мы можем выглядеть намного моложе своих лет, если мы будем питаться правильно.

Мы можем выглядеть намного моложе своих лет, если мы будем питаться правильно.

Светлана Андреева:

Я только сегодня читала интересную статью. К сожалению, не могу оценить ее научную значимость, потому что я не ученый, но было очень интересно. О том, что на солнце нужно проводить только 15 минут для выработки достаточного количества витамина. А все, что после, достаточно вредно для нашего организма. И все как раз ведет к старению. В том числе, большое заблуждение, когда очень многие ходят в солярий, чтобы подготовить кожу. Это тоже процесс, который ведет к старению кожи. Я склонна доверять этому материалу.

Марина Макиша:

Старение – это процесс неприятный, и слава Богу, мы живем в современном мире, витамин Д можно выпить из капсулы. Ну, или съесть правильной рыбки. А вот, скажем, с последствиями фотостарения работать будет уже очень сложно. Поэтому еще раз хочу обозначить: большое количество быстрых углеводов и сахара в том числе в рационе будут ускорять...

Светлана Андреева:

Давайте конкретно. Понятно, все торты, пирожные, все, что содержит сахар. Что еще, потому что Вы упомянули про углеводы? И мне уже кажется, что список намного больше, чем просто сахар.

Марина Макиша:

Если Вы хотите знать, какие продукты воруют у Вас молодость, нужно просто открыть интернет, посмотреть гликемический индекс продуктов. Вы знаете, что я очень люблю говорить про это. И те продукты, у которых очень высокий гликемический индекс, – это враги вашей молодости.

Светлана Андреева:

Давайте цифры. Высокий – это приблизительно какой?

Марина Макиша:

Высокий – это больше 60-65. В общем-то, эти продукты лучше ограничивать в рационе не только в связи с молодостью.

Светлана Андреева:

Что-то мне кажется, что и во многих фруктах больше 60-65, если я не ошибаюсь. Можно это все прогуглить. Например, виноград, который очень многие диетологи исключают в своих подходах к снижению веса.

Марина Макиша:

По крайней мере, мы должны понимать, что количество этого продукта в нашем рационе не должно превышать допустимых норм. Это не значит, что нужно полностью от всего отказаться. Нужно понимать, что долю этих продуктов в рационе, с возрастом особенно, следует уменьшать. Дело в том, что процессы биологического старения в нашем организме начинают запускаться где-то в возрасте после 30-35 лет. И если мы эти процессы еще начнем усугублять неправильным питанием, то, в общем-то, многие в 45 могут выглядеть на 60. У меня есть такие пациенты, я ими горжусь: и в 65 выглядят на 45. Это возможно, и это результат здорового образа жизни, здорового питания.

Процессы биологического старения в нашем организме начинают запускаться где-то в возрасте после 30-35 лет. И если мы эти процессы еще начнем усугублять неправильным питанием, то многие в 45 могут выглядеть на 60.

Светлана Андреева:

Я попытаюсь добиться безопасной доли. Безопасная доля – приблизительно это сколько? Давайте попробуем посчитать, может быть, в мерных ложках или в граммах.

Марина Макиша:

Давайте скажем так: определимся, что если Вы уже не можете совсем отказаться от продуктов с высоким гликемическим индексом, то их количество не должно превышать 50-100 граммов в день. То есть при таких дозах мы можем минимизировать последствия. Но что я хочу сказать, чтобы Вы понимали, что общий вес коллагена – это порядка 20-30 % от веса нашего тела. То есть Вы понимаете, что это структурный белок нашего тела, который входит в состав не только кожи. Он входит в состав связок, сухожилий. Различные виды коллагена присутствуют в мышцах, в почках, в глазах. И вот такие процессы гликирования коллагена протекают во внутренних органах. Просто на коже мы видим морщины, а то, что происходит внутри нашего тела, мы не видим.

И что самое страшное, таким же процессам подвергаются наши сосуды. В результате они становятся более хрупкими и ломкими, неэластичными. А это уже, как расскажут многие терапевты, прямая дорога к различным сердечно-сосудистым заболеваниям. И вот если состояние кожи на лице, может быть, мужчин не очень беспокоит: лишние морщинки у глаз – это ерунда или какая-то пыль, то состояние сосудов для мужчин – это очень актуальный фактор, потому что они гораздо больше подвержены риску сердечно-сосудистых заболеваний и, в частности, артериальной гипертонии.

Светлана Андреева:

А Вы сами отказались полностью от сахара?

Марина Макиша:

Фактически да. Что это значит? Я могу себе позволить съесть конфету, я могу себе позволить в выходной день съесть какой-то десерт. Но у меня уже нет потребности есть сладкое так, как это было раньше.

Светлана Андреева:

Вы почувствовали на себе, что кожа стала лучше? Или, может быть, на своих пациентах, на тех, с кем Вы работаете?

Марина Макиша:

Я Вам сейчас расскажу, с чем связан сахар. Расскажу, почему, в общем-то, отказ от сахара для меня стал лечением в том числе. Потому что один из признаков сахарного лица, о котором мы говорили, это появление акне. И сейчас мы очень часто встречаемся с возрастным акне, когда эти угревые высыпания на лице начинают проявляться в возрасте 30-35 лет. Хотя вроде бы раньше и не было. На сегодняшний день все однозначно знают специалисты, что природа такого акне – андрогенозависимая. По-русски – причиной является не столько увеличение выработки андрогенов в женском организме, сколько повышение чувствительности рецепторов к ним. То есть если Вы сдадите анализы, то Вы увидите, что у Вас все в порядке с гормонами, но акне почему-то есть. И тогда, скорее всего, косметологи объяснят, что повышена чувствительность рецепторов к этим мужским гормонам. Но я хочу сказать, что сахар как раз является тем веществом, которое повышает чувствительность андрогеновых рецепторов в женском организме. И это связано с более выраженным протеканием акне. И не только. Многие гинекологи уже начинают говорить о том, что большое количество сахара приводит к определенным гинекологическим нарушениям, которые мы можем наблюдать в разных вариантах.

Светлана Андреева:

Какого рода? О таком повороте, я честно говоря, еще не читала.

Марина Макиша:

По крайне мере, у сладкоежек чаще бывает проявление гирсутизма, то есть проявление волос в тех частях тела, где их быть не должно. Гораздо хуже протекает менопауза, гораздо более выражены симптомы климакса. В целом, есть ряд параметров. Опять же, я еще раз повторю, об этом говорят гинекологи, а не диетологи. В последнее время на конгрессах, на которых я бываю, говорят, что большое количество сладкого усугубляет течение многих гинекологических проблем. Связано это с повышением чувствительности рецепторов к андрогену.

Светлана Андреева:

Понятно, что большинство людей отказаться полностью от сахара не могут. Мы говорим о каких-то внешних факторах, достаточно субъективных, на которые можно опереться, испугаться и сказать: надо мне как-то задуматься и подсократить количество сахара, которое употребляю. Есть ли еще какие-то признаки? Может быть, анализы какие-то можно сдать? Или как-то себя протестировать? Или исключительно внешние факторы?

Марина Макиша:

В этом отношении после определенного возраста, в частности, после 35 лет, хотя на сегодняшний день можно уже раньше, потому что я в клинике сталкиваюсь с тем, что сахарный диабет второго типа уже помолодел достаточно серьезно. Необходимо более-менее регулярно, хотя бы раз в год, а лучше раз в полгода сдавать анализы на сахар и инсулин. Вы приходите, сдаете с утра натощак показатели сахара. Н, его нужно смотреть обязательно вместе с инсулином. Почему?

Дело в том, что если показатели сахара в норме, а инсулин повышен, это говорит о том, что в Вашем организме уже начинается поломка, организм не справляется с теми дозами сахара, которые Вы поглощаете. Он как-то умудряется держать уровень сахара в крови в пределах нормы, но повышенный инсулин уже кричит о том, что начинается беда. Поэтому многие пациенты ко мне приходят, говорят: «А у меня сахар нормальный». «А инсулин?» И когда мы пересдаем инсулин, оказывается, что формируется инсулинорезистентность. Это серьезная проблема, поэтому это первый момент. Второй момент – это простые бытовые тесты, которые я рекомендую.

Если показатели сахара в норме, а инсулин повышен, это говорит о том, что в Вашем организме уже начинается поломка, организм не справляется с теми дозами сахара, которые Вы поглощаете.

Светлана Андреева:

Сейчас про бытовые тесты. Про сахар мы говорим, когда идет повышение. Это уже, по сути, болезнь? Как нужно обращать внимание?

Марина Макиша:

Нужно понимать, что если мы находимся у верхней границы нормы, то стоит уже задуматься о том, сколько сладкого мы едим. Учитывая общую тенденцию, специалисты даже повысили норму. То есть если раньше было в районе 5,2-5,3, то сейчас уже 5,7-5,8 считаем более-менее нормально, потому что ситуация очень серьезная.

Вы знаете, я в этом отношении хочу все-таки еще раз вернуться к вопросу нашей молодости. Почему мы говорим об этих моментах? Дело в том, что я хочу донести до наших слушателей, что сегодня ученые говорят активно о том, что биологические резервы нашего организма позволяют нам действительно жить до 120 лет, быть активными и чувствовать себя хорошо при этом, если мы сами не начнем раньше времени разрушать свое тело, в том числе неправильным питанием. Мне хотелось бы, чтобы просто получая информацию, которую благодаря Вам в том числе мы можем донести до людей, потихонечку начинать задумываться: сегодня, завтра, послезавтра. Чтобы все-таки это приводило бы к какой-то трансформации. Вот Вы конфету в рот положите и представьте, что сейчас Вы прислонили свою щечку к раскаленной сковородке. Что произошло с Вашим коллагеном в этот момент?

Светлана Андреева:

Давайте продолжим про бытовые тесты, потому что, мне кажется, они тоже должны как-то замотивировать.

Марина Макиша:

Смотрите, такие бытовые вопросы, которые я обычно задаю пациентам, когда они приходят ко мне на консультацию, чтобы понять, насколько у них выражена зависимость от сахара. Я спрашиваю, едят ли они сладкое каждый день и пьют ли они кофе. Если пьете в день 3-4 раза чай-кофе обязательно со сладким...

Светлана Андреева:

3-4 раза сладкий чай-кофе?

Марина Макиша:

Сладкий или со сладким. Не один раз с утра, второй завтрак, а 3-4 раза обязательно что-нибудь печенье или конфетка. Второе, когда Вы приходите в ресторан, Вы всегда смотрите в меню, где десерты и что-то заказываете. Есть люди, которые не выбирают основные блюда, а приходят и выбирают именно десерт.

Светлана Андреева:

Начинают с десерта.

Марина Макиша:

Да, начинают с десертов. Вот если Вы всегда в ресторане заказываете десерт, то это признак того, что у Вас уже есть сахарная зависимость. И третий момент, попробуйте 1-2 дня не есть сахар. Если Вы поймете, что эта ситуация Вам некомфортна, вот вообще никуда его не добавлять, то Вы понимаете, что у Вас есть определенная зависимость.

Светлана Андреева:

Прошел тест, лишь бы не признаваться себе.

Марина Макиша:

Я хочу сказать, что когда мы говорим, что нужно отказаться на 1-2 дня от сахара, многие начинают искать альтернативы. Они говорят: нет, сахар я не ем, но при этом они начинают есть сухофрукты.

Светлана Андреева:

Марина, мы подошли к тому, что есть сейчас огромное количество сахарозаменителей, причем очень разных. Мне нравится, например, что очень многие, в том числе блоггеры, которые в Инстаграме такие лидеры мнений, говорят: давайте мы сейчас на месяц откажемся от сахара. Это, кстати, очень модная тема последние несколько месяцев, может быть, полгода. Я только в своих социальных сетях видела около 3-4 блоггеров, которые предлагали это сделать. Но они тут же говорили: есть, например, зефир на фруктозе. Я, как человек, который говорил не с одним специалистом, чувствую подвох. Давайте Вы объясните, в чем подвох. Зефир на фруктозе, продукты с подсластителями, наверное, чуть из другой области, но тем не менее. Когда мы отказываемся от сахара, что можно?

Марина Макиша:

Первое, что нужно понять: фруктоза – еще хуже, чем сахар.

Светлана Андреева:

Еще хуже? Я ожидала услышать, что как минимум то же самое.

Марина Макиша:

Хуже почему? Сахар – это дисахарид, который состоит из фруктозы и глюкозы. Поэтому когда он попадает в наш организм, организму сначала нужно разорвать эту молекулу на глюкозу и фруктозу. И только потом, в общем-то, это поступает в кровь и начинает усваиваться, повышается уровень сахара в крови. Фруктоза в этом отношении – это моносахарид. То есть скорость ее поступления в кровь и отложение в определенные органы, как правило, в виде жира происходит гораздо быстрее. Скорость усвоения фруктозы в 22 раза быстрее, чем сахара. Поэтому глюкозно-фруктозный сироп, если Вы видите такую аббревиатуру где-то в составе продуктов, это страшное зло, которое еще хуже, чем сахар из-за быстрой скорости усвоения.

Скорость усвоения фруктозы в 22 раза быстрее, чем сахара. Поэтому глюкозно-фруктозный сироп, если Вы видите такую аббревиатуру где-то в составе продуктов, это страшное зло, которое еще хуже, чем сахар из-за быстрой скорости усвоения.

Светлана Андреева:

В магазинах часто в продуктах для диабетиков лежат, и многие худеющие заглядывают в эти отделы, думают, что это то, что им подходит и спасает от беды.

Марина Макиша:

К сожалению, это не спасение. Это такое великое заблуждение, с которым столкнулись американцы еще лет 20 назад, когда активно перешли на замену как раз фруктозой всех компонентов вместо сахара. И потом они увидели результаты в виде резкого роста ожирения и всех сопутствующих проблем. Поэтому фруктозу мы зачеркнули. Еще раз хочу обратить внимание, сейчас очень много таких маркетинговых ходов, когда написано на продуктах "без сахара, без сахара, без сахара". Обязательно смотрите состав!

Светлана Андреева:

А фруктоза тоже влияет на молодость негативно? Получается, эффект тот же самый?

Марина Макиша:

Все моносахара вызывают эту реакцию гликирования, то есть соединения моносахаров с белками. Неважно, фруктоза это или глюкоза, приводит к образованию таких спаянных друг с другом белковых структур, которые уже неэластичные, неупругие и не выполняют свои функции.

Светлана Андреева:

А теперь давайте про сахарозаменители с точки зрения того, влияют ли они на организм, на его молодость или нет?

Марина Макиша:

Есть так называемые сахарозаменители а-ля натуральные, которые не являются калорийными: мед, кленовый сироп, сироп агавы. Нужно понимать, что это, в общем-то, не панацея. Это тот же сахар. Если мы говорим о подсластителях «0 калорий», то на сегодняшний день 2 подсластителя: стевия и сукралоза. Это не торговое название, это название химическое, можно сказать. Это 2 подсластителя, которые абсолютно смело можно использовать в нашем питании. Доказано уже 30-летними исследованиями, что никакого вреда нашему организму не приносят. Есть подсластители старого поколения, типа цикламата, аспартама, сукразита.

Светлана Андреева:

У нас был целый эфир, мы говорили как раз о том, что все вот эти подсластители наносят невероятный вред организму.

Марина Макиша:

В чем проблема? Они не термостабильны. То есть при добавлении в горячий продукт они могут менять свою молекулярную структуру, становиться токсичными.

Светлана Андреева:

А на молодость они как влияют?

Марина Макиша:

Процессов гликирования коллагена они не вызывают. Здесь другая проблема, скажем так, при чрезмерном употреблении этих продуктов они могут оказывать определенный токсический эффект, что будет сказываться на работе наших выделительных органов, в первую очередь почках.

Светлана Андреева:

Если абстрагироваться, та же баночка Колы, которая содержит вот эти вредные сахарозаменители, если нагреть ее, происходит вредный эффект? То есть никакого негативного влияния на здоровье кожи нет?

Марина Макиша:

Я хочу немножечко успокоить. Вы понимаете, здесь нужно ко всему относиться немножечко разумнее. В лошадиных дозах эти подсластители действительно оказывают токсический эффект. Но если Вы будете съедать сколько-то таблеток в день, или раз в неделю пить что-то, что содержит этот продукт, поверьте мне, вред от этого будет ничтожным по сравнению с тем, что Вы ели бы сахар. Это надо понимать. Поэтому, по моему убеждению, это лучшая альтернатива, чем продолжать сидеть на сахарной игле.

Некоторые специалисты моего ранга, то есть диетологи категорически против подсластителей. Я отношусь к той категории, которая не возражает. Объясню почему. Дело в том, что если Вы заберете у человека все и сразу, он, может быть, героически продержится какое-то время, а потом все бросит. Нужно понимать, что сахарная зависимость – это достаточно серьезная зависимость. От нее избавиться не так просто, как кажется. Поэтому не надо пытаться насильственными методами и методами жесткого отказа решать проблему.

Сахарная зависимость – это достаточно серьезная зависимость. От нее избавиться не так просто, как кажется.

Светлана Андреева:

Мы медленно переходим к другой проблеме: к зависимости. Здесь, наверное, мотивация чаще всего у людей, сбрасывающих лишний вес. Редко кто начинает потреблять меньше сладкого просто потому, что увидел у себя пару морщинок на лице. Разве что косметолог. И то, косметологу, наверное, куда удобнее продолжать лечить.

Марина Макиша:

Как раз лечение будет неэффективно, потому что восстанавливать такой разрушенный гликацией коллаген очень сложно. Да, безусловно, о сахаре начинают задумываться, когда есть проблемы с весом. Но на сегодняшний день о сахаре начинают задумываться в первую очередь в связи с сахарным диабетом, которого очень много. Я не перестаю озвучивать эти цифры, потому что они пугают. Каждый третий в России в возрасте старше 40 лет имеет состояние либо диабета, либо преддиабета. Каждый третий! Вы подумайте, о чем это говорит? Это люди, для которых сахар – это уже смерти подобно. Что нужно понимать? Что у таких людей поражения сосудов, а ведь сахарный диабет – это именно сосудистое заболевание. То есть это системная ангиопатия.

Светлана Андреева:

Мы говорим о приобретенном диабете?

Марина Макиша:

О приобретенном, конечно. Его большинство. То есть врожденного диабета, который развивается, – 10%, и он развивается по другому механизму.

Светлана Андреева:

Тогда как же нам себя мотивировать? Я говорила об одном из способов – это Инстаграм, сейчас можно подписаться на какой-нибудь марафон. Но на мой субъективный взгляд, эффект довольно недолгосрочный. Меня, например, не мотивирует вот эта массовость: я еще с группой. Какой еще может быть способ?

Марина Макиша:

Скажем так, первый шаг – это осознание, потому что когда Вам просто говорят: не ешь сахар – это не о чем, это не является для Вас тем убеждением или той мотивационной структурой, которая поможет идти дальше в этом направлении. Поэтому мы и рассказываем о том, как сахар воздействует, к чему это приводит, чтобы Вы осознавали, зачем Вам это нужно. Потому что только понимая, Вы будете понимать, что приобретаете, отказываясь от сахара.

Ведь когда Вы руководствуетесь только негативными моментами – это очень плохая структура мотивации. То есть у меня забрали что-то вкусное, то, что мне нравится. А что мне дали взамен? Ничего. Потерпел я какое-то время, а потом – да ну, и опять начал есть сахар. Вы должны понимать, что Вы приобретаете, оставляя эту привычку, скажем так, в стороне. Поэтому надо правильно выстроить мотивационную структуру, то есть осознать – первое. Второе – понять, как правильно сформулировать свою цель в перспективе, сделать правильную установку. Это, скажем так, уже приемы нейролингвистического программирования, которое мы используем в своей работе. То есть я ем меньше сахара, и с каждым днем моя кожа выглядит лучше и моложе. И если Вы себе эту установку интегрируете на уровень подсознания…

Светлана Андреева:

Вот, кстати, на какой день Вы на себе замечали эффект, или пациенты делились, кожа начинает выглядеть лучше?

Марина Макиша:

Где-то через 2-3 недели.

Светлана Андреева:

Всего лишь?

Марина Макиша:

Не всего лишь, а уже!

Светлана Андреева:

Это всего лишь 2-3 недели.

Марина Макиша:

Через 2-3 недели что люди начинают замечать? Во-первых, проходит такая, знаете, пастозность, когда особенно с возрастом проснулся с утра и как будто с бодуна. Хотя ничего не пил вчера вечером. Вот эта задержка жидкости в тканях – это тоже непосредственно воздействие сахара на наш организм, связано с колебаниями инсулина. И вот люди, которые убирают углеводы, начинают отмечать, что лицо подтянулось, ушла пастозность. Появляется более свежий цвет лица, потому что, еще раз говорю, сахар – это всегда сосудистые реакции.

Люди, которые убирают углеводы, начинают отмечать, что лицо подтянулось, ушла пастозность. Появляется более свежий цвет лица, потому что сахар – это всегда сосудистые реакции.

Светлана Андреева:

Кстати, Марина, мы сегодня так долго говорим про сахар. А есть ли еще какие-то продукты помимо сахара, которые влияют на внешний вид? Соленая рыба на ночь, что-нибудь из этой области? Или основное – это сахар?

Марина Макиша:

Скажем так, учитывая тот момент, который мы обсуждаем сегодня, именно влияние сахара на процессы старения, то мы остановимся на этом. Но, в принципе, я провожу небольшой тренинг по принципам питания для сохранения молодости. Есть порядка 5-7 основных факторов или принципов, которые нужно соблюдать для того, чтобы Вы всегда хорошо выглядели.

Светлана Андреева:

Если не углубляться, хотя бы в общих чертах.

Марина Макиша:

Естественно, для того, чтобы Вы хорошо выглядели, Вам нужно обеспечить свой организм теми строительными материалами, которые помогают Вашему телу восстанавливаться, и Ваша кожа в том числе. Поэтому сбалансированное питание и принципы сбалансированного питания очень важны. Второй момент – нужно понимать, что очень важную роль в состоянии нашего организма, и в том числе, как выглядит наша кожа, играет наша микрофлора.

Микрофлора – это отдельная система, которая находится внутри нашего организма. Она весит порядка 4 килограмм, и, как Вы понимаете, такой ее большой вес говорит об очень большой ее значимости для нас. И здесь надо отметить, что очень часто проблемы с микрофлорой находят свое отражение именно на коже, потому что кожа выполняет выделительную функцию. И если у нас в кишечнике живет много вредных бактерий, которые вырабатывают вещества, являющиеся эндотоксинами, то организм находится в состоянии хронической эндотоксикации, что сказывается на самочувствии, работоспособности. А вот увидеть мы это можем в виде различных высыпаний, каких-то прыщиков и так далее на коже. Причиной этого может быть дисбаланс кишечной микрофлоры.

Еще один момент – необходимо дополнить рацион питания антиоксидантами, которые встречаются в "живых", то есть в свежих овощах и фруктах, потому что антиоксиданты очень быстро разрушаются под воздействием температуры. И даже если свежий продукт был нарезан и долго простоял на открытом воздухе, долго – это больше 4 часов, в общем-то, антиоксидантов там уже в 2 раза меньше.

Если свежий продукт был нарезан и долго простоял на открытом воздухе, долго – это больше 4 часов, в общем-то, антиоксидантов там уже в 2 раза меньше.

Светлана Андреева:

Не в холодильнике?

Марина Макиша:

Если Вы храните в холодильнике, то лучше в закрытой таре и в темном пакете. Почему? Антиоксидант – это то, что нейтрализует свободные радикалы. Поэтому как только он попадает на открытый воздух, если появляется кислород, он начинает моментально взаимодействовать с кислородом, и процент антиоксидантов в этом продукте неизбежно снижается при его контакте с воздухом. Поэтому если Вы какой-то фрукт взяли, лучше его не резать кубиками в салат, потом салат в сумку бросать и носить его с собой целый день, а лучше яблочко носить целиком и нарезать его непосредственно перед тем, как его съедите. То есть антиоксиданты нам нужны и для сохранения молодости, и для сохранения свежего вида.

Светлана Андреева:

Я до эфира упомянула, Вы наверняка слышали про диетолога Нигму Талиб, которая пропагандирует несколько видов лица. Или она тоже говорит про сахарное лицо. Многие голливудские звезды с ней работают. Это примерно то же самое? Сахарное лицо – это примерно из этой классификации? Или не совсем?

Марина Макиша:

Нет, дело в том, что у данного диетолога есть еще и другие виды лица. Допустим, молочное лицо, винное лицо, глютеновое лицо. Феномен сахарного лица – это научно доказанный факт, который сейчас рассматривается в научной медицине, как феномен сахарного лица, и он доказан различными специалистами.

Светлана Андреева:

Это и термин такой?

Марина Макиша:

Да, и его основные симптомы – это проявление достаточно рано мелких морщин на лице, появление мешков под глазами, связано с тем, что коллаген уже не держит. А со временем это будет опускание лица, то есть ранний птоз. Это появление на лице акне, что связано с появление чувствительности рецепторов к андрогену. Это появление пигментных пятен.

Светлана Андреева:

Это другая немножко классификация? Это разные вещи?

Марина Макиша:

Да, у сахарного лица есть свои четкие симптомы. И мы знаем механизм появления этих симптомов. Доказано, что эти симптомы появляются непосредственно при воздействии сахара на определенные структуры кожи. Вот, например, появление пигментных пятен связано с тем, что продукты гликации, которые возникают в результате воздействия сахара на белки, усиливают выработку пигмента клетками меланоцитами. Соответственно, пигментация, с чем многие борются у косметологов, это тоже может быть результатом чрезмерной любви к сладкому. Вот эти моменты, скажем так, изучены и доказаны.

Что касается глютенового лица, молочного лица, то точных научных исследований, которые бы говорили, что да, молоко влияет таким образом на вот эти структуры, нет. То же самое с глютеном. Объясню, в чем здесь такой тонкий момент.

Светлана Андреева:

Тонкий момент как минимум в том, что непереносимость глютена, на самом деле, у очень маленького процента населения, если в это углубиться. Мне очень нравятся сейчас большие столы, где даже не диетическая еда стала появляться за границей, а именно глютен фри. И первая ассоциация, что это что-то диетическое, наверное, мне это нужно. А там сахара еще больше, калорий тоже.

Марина Макиша:

Это маркетинг. Просто когда человек садится на глютеновую диету, из его рациона уходит достаточно много продуктов, которые содержат вот эти самые быстрые углеводы. В частности, пшеничная мука, то есть хлеб, макароны и так далее, что, в общем-то, влияет на уровень сахара в крови. То есть мы видим общий эффект, связанный в большей степени с ограничением быстрых углеводов в рационе, нежели непосредственно с глютеном. Но давайте задумаемся, человек тысячелетиями употреблял в пищу пшеницу и другие продукты, которые содержат глютен. И как-то о никакой непереносимости глютена никто не говорил, а в последние годы она тут резко появилась.

Точно такие же нападки на молоко. Я часто общаюсь со специалистами-технологами, представителями Роспотребнадзора, которые контролируют качество пищевой промышленности, с людьми, которые занимаются "пищевкой", причем, скажем так, на соответствующем уровне. Вот в кулуарах такая атака на молочные продукты, точно так же, как атака на пальмовое масло. Рассматривается, как результат, лоббирование определенных интересов, в частности, лоббирование сои, потому что это более дешевый продукт, ввести его на рынок как альтернативу молочным продуктам кому-то очень интересно.

Светлана Андреева:

Как несколько лет назад лоббировали сахар, который казался менее вредным, чем все жиры. Наконец-то от жиров отстали. Теперь мы нападаем на сахар, может быть, и не без причины.

Марина Макиша:

Тут должен быть разумный подход, все хорошо в меру. И в этом отношении мы, скажем так, должны опираться на научно доказанные факты.

Светлана Андреева:

Немного резюмируя, правильно ли я понимаю, что диета от сахарного лица – это практически то же самое, что и диета при снижении веса?

Марина Макиша:

Это, в общем-то, то же самое, что система здорового питания. Потому что когда мы говорим о диете для снижения веса, то ее базовые принципы такие же, как для здорового питания. Только мы еще там калорийность контролируем и количество углеводов. Но принципы здорового питания, в общем-то, едины. В Вашем рационе должны быть продукты, которые дают Вашему телу строительный материал, то есть приносят ему пользу. То, что мы называем живой едой, то, что нам нужно для питания и восстановления. И в Вашем рационе не должно быть тех продуктов, которые тело разрушают, то есть мертвой еды. Вот при таком подходе, понимая, что такое живая еда и что такое мертвая еда, что Вам нужно и от чего нужно отказаться, Вы можете сделать шаг к осознанному питанию. А если Вы начнете осознанно питаться, то я Вам гарантирую, что Ваша жизнь радикально изменится. Выглядеть Вы станете точно моложе и проживете очень-очень долго, потому что на сегодняшний день, как ни страшно об этом говорить, 70% всей современной патологии, то есть заболеваний – это заболевания, связанные с избыточным весом и неправильным питанием.

Светлана Андреева:

Касаясь питания, Марина, я традиционно в конце нашего эфира задаю вопрос о том, что же наши гости ели такого вредного, сладкого за последнее время? Признайтесь нашим зрителям и слушателям.

Марина Макиша:

Вы знаете, я по субботам всегда устраиваю себе праздники. Завтра я планирую пойти съесть один очень интересный десерт.

Светлана Андреева:

Завтра пятница.

Марина Макиша:

Послезавтра. Один очень интересный десерт, о котором я расскажу в своем Инстаграме, но там не будет сахара. А так даже рассказать нечего, нарушений каких-то не было. Жду субботы.

Светлана Андреева:

Ох уж эти диетологи, как ни придут, так рассказать нечего о своих нарушениях.

Марина Макиша:

На этой неделе сильно не нарушала, потому что был очень плотный график. Просто порой даже поесть было некогда, не то что какие-то нарушения. Поэтому для людей, которые заняты, для них здоровое питание проще, меньше на это уходит времени, потому что Вы знаете, что надо бросить вот это, вот это в свой организм. Бросили и побежали.

Светлана Андреева:

Не заедают ни стресс, ни негативные эмоции. Друзья, вы смотрели программу «ПроFit». Мы говорили о сахарном лице. У меня в студии была Марина Макиша. Всего вам самого доброго.