НАДХ - коэнзим 1 - защита организма

Медицина красоты

Тэги: 

Елена Женина:

В эфире программа «Anti-age медицина», с вами я - Елена Женина. Гости моей сегодняшней программы - Лазук Александра Викторовна, доктор медицинских наук, профессор, офтальмолог, генеральный директор компании «Профессор Георг Биркмайер Рус». Второй гость нашей программы - Мустафина Фируза Николаевна, кандидат медицинских наук, врач-стоматолог, действительный член Академии активного долголетия и эксперт портала детской челюстно-лицевой хирургии и фонда «Лицо ребенка». Сегодня мы будем говорить об очень интересном продукте, который называется НАДХ. НАДХ - это коэнзим, одна из самых необходимых молекул нашего организма, которая участвует, практически, во всех процессах, которые у нас происходят.

Я передам слово Александре Викторовне, как человеку, который наиболее разбирается в этом вопросе. Что же это такое? Что это за коэнзим, откуда он взялся, как его нашли? Почему его стали внедрять во всех сферах медицины и косметологии, стоматологии, везде и всюду.

Александра Лазук:

Спасибо большое за интерес к НАДХ. В России он называется НАДХ. Аббревиатура расшифровывается следующим образом: никотинамидадениндинуклеотид гидрид. Открыт он был еще лет 70 назад отцом профессора Георга Биркмайера, который является соучредителем, основным учредителем нашей фирмы, тоже доктором неврологом Биркмайером. Во время реабилитации людей, пострадавших после войны или во время войны, он использовал именно эту форму  коэнзима, как средства для восстановления.

НАДХ - это средство коэнзим 1, провитамин В3. Мы знаем, что он имеет сродство, в основном, к нервной ткани. В природе он находится в мясе, в рыбе. Мы его потребляем постоянно. Проблема вся в том, что как только мы его съедаем в виде пищи, он сразу разрушается, потому что при соприкосновении с любыми кислотами он превращается в водород, воду и все. Он нейтрализуется, практически, сразу, как только соприкасается со средой желудка. Отец профессора Биркмайера, доктор Биркмайер, сделал один великолепный опыт. Он выделил этот кофермент как порошок, нашел некий стабилизатор, и на этом стабилизаторе прокапал его пациенту с болезнью Паркинсона. Профессор очень любит показывать этот фильм, он всегда его показывает на своей лекции. Пациент с тяжелой болезнью Паркинсона, с семенящей походкой, с сильным тремором, после ифнузии НАДХ бодро встал и по команде «Прыгать» два или три раза прыгнул. Естественно, это произвело фурор. Но, возникло одно большое «но»: каким образом его стабилизировать? Потому что применять препарат, который распадается сразу же при контакте с кислой средой - задача крайне сложная.

Елена Женина:

Сколько продлился эффект после этой инфузии?

Александра Лазук:

История умалчивает. Я не могу сказать, я знаю, что после этого сын, то есть наш профессор Георг Биркмайер, почти 50 лет положил на то, чтобы стабилизировать НАДХ. Он сделал специальную форму для перорального применения, которая при попадании на слизистую языка проникает в кровь и минует желудочно-кишечный тракт. Таким образом, сразу попадает в кровь. Эта стабилизированная форма проникает не только через стенку капилляра, она проникает через стенку каждой клетки, в том числе через митохондриальную мембрану. Это единственная форма НАДХ, очень много дискуссий идет сейчас на эту тему.

Елена Женина:

Почему же не сделали уколы, капельницы?

Александра Лазук:

Уколы и капельницы - это, как в России, так и в Европе, вещь сложная. Любой препарат с медикаментозным применением является медикаментом. Он должен по-другому регистрироваться, должен по-другому проходить испытание. А наш профессор Георг Биркмайер – абсолютный альтруист. Он хотел, чтобы люди могли это использовать. Поэтому он его провел, как биологически активную добавку, и попутно сделал еще 2 косметические формы. Косметические формы он сделал вообще удивительным образом. Очень романтическая история. Его вторая супруга - актриса Изабель Вайкен. Она актриса, певица, первая исполнительница Эвиты Перон в Германии в мюзикле Вебера, очень красивая женщина. Чтобы ее красота не увядала, он сделал ей подарок. Он сделал свою молекулу в виде моносыворотки, запаковал НАДХ в соевые липосомы. Там больше ничего нет кроме соевого лецитина, который является носителем собственного НАДХ. Если мы будем говорить, о том, что это чудодейственное средство, на нас, конечно, посмотрят странно, скажут: очередные таблетки для похудения. Но, это не таблетки для похудения, это действительно очень эффективное и уникальное средство, потому что препарат, который может проходить и через дерму, и не только через клеточную, но и через митохондриальную мембрану, чистить интерстицию кожи и оказывать не только антивозрастной эффект, но и лечебный эффект – таких препаратов крайне мало, если не сказать, что их нет.

Фируза Мустафина:

Можно я дополню? Помимо того, что я являюсь врачом-стоматологом, я еще врач функциональной диагностики и активно занимаюсь таким методом исследования, как компьютерная капилляроскопия. Мы смотрели, какие изменения происходят на коже при использовании Skin Serum NADH. Это был пигмент, было несколько вариантов после различных мезотерапий и так далее. Мы смотрели микроциркуляцию, как ведут себя капилляры. Я пришла к выводу, что НАДХ - это проводник. Если мы используем какой-то крем, то знаем, что, если кожа не очищена, если кожа не подготовлена, то понятно, каким бы волшебным крем не был, он не пройдет.

Елена Женина:

Он не даст результата, останется на поверхности.

Фируза Мустафина:

Так вот, НАДХ - он как сыворотка. В моем понимании, его нужно наносить под любой крем, под любую маску, он является проводником.

Елена Женина:

То есть, он усиливает действие базового крема.

Фируза Мустафина:

Благодаря своей запатентованной формуле, он несет вместе с собой этот крем именно в клетку.

Александра Лазук:

Немцы и австрийцы говорят, есть такое хорошее слово «няй» - это не nein и не ja. Это и «да», и «нет». Он не только проводник, это было бы самое простое, проводников достаточно. Уникальность этого продукта в том, что он производит клеточный детокс. Он готовит клетку, удаляя токсины, он готовит кожу, готовит слизистую к восприятию любого другого препарата.

Фируза Мустафина:

Я именно это хотела сказать. Я имела в виду в другом смысле «проводник», что именно он подготавливает кожу к тому, чтобы она восприняла. Для чего мы чистим организм, делаем очищение организма? Для того, чтобы потом употребить витамины, микронутриенты, чтобы они попали по назначению. Ты можешь килограммами есть эти витамины, микронутриенты, все выведется. То же самое НАДХ. Мне кажется, в этом уникальность, как раз.

Александра Лазук:

Это уникальность, больше нет препаратов, которые делают такой детокс. Но, есть еще один очень важный момент у НАДХ: он воспринимается любой клеткой. Если мы его применяем перорально, я надеюсь, мы его скоро сможем все-таки зарегистрировать.

Уникальность продукта в том, что он готовит клетку, удаляя из неё токсины, готовит кожу, готовит слизистую к восприятию любого другого препарата.

Елена Женина:

За рубежом уже существует таблетированная форма?

Александра Лазук:

За рубежом существует уже много лет. Но продается не в аптеках, он продается только у профессора, либо через докторов, потому что большое количество плагиата в мире, где написано НАДХ, а там совершенно другая форма. Там никотин-рибоза, который, вы прекрасно знаете, никогда не пройдет через клетку. НАДЭС с позитивом, с плюсом, через клеточную мембрану не проникнет априори, это другой механизм. Когда мы даем пациенту чистую молекулу НАДХ в таблетированной ли форме, в кожной ли форме, в форме ли нанесения на слизистую, мы даем энергию клетке. Когда клетка получает энергию НАДХ, грубо, на одну молекулу НАДХ вырабатывается 4 молекулы АТФ. Он очень быстро вступает в цикл Кребса и с образованием воды образуется АТФ. Та клетка, которая в состоянии, в кавычках, «переварить» это количество энергии, восстанавливается, становится более хорошо функционирующей, более молодой. Та клетка, которая уже настолько повреждена, что не в состоянии перенести такое количество энергии, она идет в апоптоз, но, на ее месте вырастает менее поврежденная клетка. Идет восстановление на очень глубоком уровне.

Есть подтвержденные исследования на клеточной культуре, особенно блестящая работа китайских ученых именно с этим НАДХ по восстановлению клеток печени, подвергшихся радиационному излучению. Было два кусочка клеточной культуры печени. Оба куска облучили очень мощными, повреждающими дозами радиации. Одну часть обработали НАДХ, а другую часть не обработали. клетки, которые были обработаны НАДХ, вошли в состояние апоптоза, но потом на них выросли здоровые, хорошие клетки печени. Эти статьи есть, все можно прочитать. клетки, что не были обработаны, умерли, показав всю клинику лучевой болезни на клеточной культуре. То же самое происходит и при системном применении у человека, и при местном применении.

Сейчас профессор находится на фазе 3 – позиционирование этого препарата, как основного препарата для лечения болезни Альцгеймера и болезни Паркинсона. Он пытается его провести как препарат-медикамент. Возможно, когда-нибудь это получится. У нас очень хороший опыт. Я работаю в том числе и за рубежом, и могу на своих зарубежных пациентах оценить эффект этого препарата, при разных неврологических состояниях и не только.

Как я познакомилась, собственно говоря, с профессором? Я услышала его доклад лет 5 назад в Тюбингене, по-моему, было либо в Хайдельберге. Есть такое общество Дегайм, общество энергетической и какой-то еще немецкой медицины, я сейчас не вспомню. Фактически - это интегративная медицина, где физики, химики показывают новые методы подхода к лечению различных заболеваний. Он там сделал доклад, мне стало очень интересно. Я ему не поверила, потому что такого не бывает, что одна молекула помогает от всего. Он сказал: коллега, вы можете верить, можете не верить, но это факт. Я взяла у него материалы, почитала, мне стало интересно. У меня, как у офтальмолога, есть ряд пациентов с тяжелейшими состояниями, когда уже терять нечего, когда уже совсем все плохо, и ты ищешь что-то, что, может быть, поможет. В том числе - маленькие дети с врожденными дегенерациями сетчатки, центральными дистрофиями сетчатки – то, чем сейчас страдает больше половины цивильного населения. Я стала на свой страх и риск давать им эти препараты. Я к этому отнеслась довольно скептически, как любой ученый, как любой исследователь, мы же все воспитаны на доказательной медицине. Что интересно, пациенты у меня не ухудшились. Они, конечно, не прозрели, но то, что можно было стабилизировать, мы стабилизировали, а в большинстве случаев мы достигли улучшения. Если человек видел первую строчку, а первая строчка - это 10%. Вы помните эти таблички? Ш Б М Н К, знают все. Так вот, если он видел Ш Б, а потом он увидел М Н К - это значит намного больше, чем если он видел восьмую, а потом увидел девятую строчку. Это прибавка остроты зрения на 50%, это великолепно! Человек уже может начинать что-то читать с таким зрением.

Я постаралась углубить эти исследования, я буду продолжать работать дальше, как только он будет их делать в рамках исследований в Российской Федерации, безусловно. Потому что, я хочу, чтобы моим пациентам было хорошо и не только моим. Я к нему подошла и сказала, что у меня получился интересный результат и предложила сделать доклад на конгрессе по неизлечимым заболеваниям. Каждый год на Майорке проходят эти конгрессы, называются «Лечение неизлечимых заболеваний». На самом деле, я согласна, неизлечимых заболеваний нет, мы просто не знаем, как их лечить. Он сказал: «Давайте». Я сделала доклад. Он впечатлился, я тоже впечатлилась сама, пока делала этот доклад, от того, как хорошо все получилось. Он предложил зарегистрировать в Москве фирму, для того чтобы российские пациенты тоже имели возможность это применять. Я долго отбивалась, но, поскольку другого варианта не было, пришлось организовать фирму.

Сейчас мы еще маленькие, нам только год. Мы вместе с профессором сейчас активно внедряем. Нам удалось зарегистрировать косметику. Благодаря Фирузе Николаевне, мы провели очень хорошее исследование на слизистой и на коже, которое мне безумно нравится, при помощи компьютерной капилляроскопии. Фируза Николаевна расскажет, я думаю, подробно об этом. Сам профессор очень хотел бы углубить эти исследования, и мы сейчас составляем очередной план, что мы будем еще делать с применением дополнительных средств усиления эффекта, таких как голограмма, который тоже разрабатываются в Австрии. Не те голограммы, которые используются как признак невскрытой упаковки, а которые принципиально меняют действие вещества, усиливая его свойства. Это отдельная тема, совершенно отдельная тема; если будет когда-нибудь возможность, мы об этом поговорим. Но, это интересно, и у профессора тоже есть на эту тему разработки. Этим занимается группа австрийских ученых-физиков. В России тоже есть ученые, которые занимаются этими разработками. Надо сказать, что наши сильнее. Австрийцу не хочется, но наши все равно на первых позициях.

Елена Женина:

То есть, об изменении физических свойств? Очень интересно, мы как-нибудь об этом тоже поговорим.

Давайте, сейчас для наших коллег, да и не только, и для пациентов, которые нас смотрят и слушают, попытаемся кратко объяснить воздействие этого коэнзима на организм. Что происходит, и как мы можем это почувствовать? Как раз на примере тех продуктов, которые есть сейчас.

Александра Лазук:

Можно, я сначала на примере того продукта, которого пока нет? Тогда будет понятно, как действует то, что есть сейчас.

Мы приняли препарат, коэнзим 1. Он попал в кровоток и активировал его за счет того, что у него есть легкий сосудорасширяющий эффект, антиоксидативный эффект. Сосудорасширяющий эффект у него есть за счет того, что вырабатывается нитрооксид, то есть оксид азота. Антиоксидантный эффект за счет того, что в процессе взаимодействия с клеточными структурами он нейтрализует свободные радикалы. Это один из самых мощных антиоксидантов, вообще известных в мире. Сейчас почти каждый антиоксидант позиционируется как самый мощный. Но, это проверено, в свое время этому препарату хотели присудить Нобелевскую премию вместо антибиотиков. То есть, номинировались два препарата на Нобелевскую премию: антибиотик или НАДХ. Далее, выработка энергии и воды. То есть, 4 основных действия: сосудорасширяющее, антиоксидант, выработка АТФ и выработка воды. У нас кислорода достаточно, у нас водорода нет. Он водород приносит, водород вступает в реакции, где его не хватает.  Я говорю на пальцах, практически, как студентам. Я преподаю, поэтому рассказываю часто очень простым языком, даже чересчур.

Что нужно знать? При проникновении через клеточную мембрану происходит выделение оксида азота, происходит соединение кусочка, который соединен у нас с молекулой гидрогена. Происходит образование воды, остаток вступает в цикл Кребса и идет выработка АТФ. это основное действие НАДХ. Поэтому, когда мы применяем, например, этот препарат на кожу, вы можете это почувствовать сами. Большинство людей ощущает нечто легкое, похожее на пощипывание. Всё зависит от экзальтированности субъекта. Если человек очень впечатлительный и ты ему скажешь: «Может быть пощипывание», он скажет, что очень щиплет, 100 %. На самом деле, там не пощипывание, там легкое тепло становится, наверное, за счет сосудорасширяющего эффекта. Может быть небольшое покраснение. На себодефицитной коже это воспринимается потом как стягивание. Но, мы же не говорим, что это монопрепарат, который должен идти как только один препарат. Мы нанесли эту сыворотку, потом вы наносите свой обычный уход.

Очень простой пример применения на слизистой полости рта. У моего родного племянника, у которого, как у большинства детей сейчас, все как-то странно, растет третий ряд зубов. У него очень болел прорезывавшийся третий зуб, который давил на основной. Ему надо было ехать на соревнования каратэ, я ему дала, сказала: мажь, пожалуйста. Он 2 дня помазал, на третий день я его спросила: «Ну, как твой зуб?» Он удивился: какой зуб? Я говорю: «Тот, который болел». Люди, когда они наносят препарат для лечения патологических процессов на слизистых в полости рта, либо на других слизистых, очень быстро ощущают облегчение, и очень быстро идет заживление. То есть, достаточно мощный противовоспалительный эффект.

При нанесении препарата на слизистые поверхности очень быстро наступает облегчение и очень быстро идет заживление. Есть достаточно мощный противовоспалительный эффект.

Елена Женина:

И регенерирующий, и противовоспалительный, и восстановительный, получается.

Я хотела бы спросить, как человек, который непосредственно имеет отношение к косметологии. Мы сейчас говорили о том, что можем наносить его на лицо. А как он действует при нанесении на тело? Были ли исследования, например, по регенерации кожи на груди, или для борьбы с целлюлитом, или излишними жировыми отложениями? Что происходит в этой ситуации?

Александра Лазук:

По борьбе с целлюлитом и жировыми отложениями не было пока никаких исследований. Были исследования по поводу лечения розацеа. Это исследование было проведено в Германии и тоже есть документированные статьи с фотографиями, с клинической эффективностью. По их данным 80 % пациентов, которые получали эту сыворотку как монолечение, получили улучшение. Из них 40 % были излечены. Мы с вами прекрасно знаем, что при розацеа, так же, как при телеангиэктазии, до тех пор, пока не будет нормализована функция печени, не будет проведен комплексный детокс, излечения не будет никогда. Но, если человек занимается собой в рамках активного долголетия и здорового образа жизни, это вполне реально. Потому что это реально работающее вещество.

На коже груди сейчас провел исследования Чингиз Николаевич Мустафин. Это было очень интересное исследование, я надеюсь, что когда-нибудь он сможет сам рассказать с присущей ему харизмой. Он очень харизматичный человек, очень эмоционально рассказывает, как это проводится. У него получились очень хорошие, достоверные результаты о том, что на ту половину, куда наносилась сыворотка после маммопластики, эстетической имплантации молочных желез, там стихал воспалительный процесс и рубцевание не происходило. Кожа находилась в хорошем состоянии, рубцы не возникали. Сравнивали одну молочную железу с другой, симметричной, как наиболее оптимальным объектом исследования. Это тоже очень хорошо видно. прекрасно улучшается микроциркуляция, а, раз микроциркуляция улучшается, соответственно, и процесс заживления, рубцевание происходят быстрее, грубого рубцевания не происходит.

Очень интересные наблюдения были среди коллег, которые принимали сами эту сыворотку для себя и для членов семьи. Она очень быстро работает даже на инфицированных ранах, таких, как кошачьи царапины, например. Обычно они заживают достаточно долго, очень быстро нагнаиваются и очень долго заживают. Если утром вы зацепились за свою кошку или она зацепилась за вас, то к вечеру там уже остается очень тонкая розовая полоска, больше ничего. Да, щиплет немножко, но воспаление очень быстро проходит. Очень хорошо идет восстановление после солнечных ожогов, великолепно! Надо еще сказать, что австрийскими и, по-моему, немецкими дерматологами было показано, что эту сыворотку можно использовать как защиту от солнца. Она не содержит свинца, но за счет антиоксидантных свойств вы получаете загар, а ожога не происходит. И не происходит чрезмерной пигментации. Она прекрасно, великолепно убирает гиперпигментацию – ту, что возникает на фоне дисфункции щитовидной железы, когда у нас идут проблемы с надпочечниками, и просто старческие пятна. Я не могу сказать, что это уберет завтра, и даже не послезавтра, но, начиная с 2-х месяцев применения вы увидите хороший клинический эффект. Это уже достоверно.

Елена Женина:

Перейдем теперь к стоматологии. Что там происходит с этим препаратом, Фируза?

Фируза Мустафина:

Елена, я с чего хочу начать с того, что я давно думала над проблемой воспалительных заболеваний пародонта, с 1994-го года, имея постоянную практику. В какой-то момент я пришла к выводу: что бы мы ни делали, какие бы противовоспалительные препараты не применяли, антибиотики, количество воспалительных заболеваний пародонта не уменьшается никоим образом. Процесс стихает на какое-то время. Сейчас, в данное время, я хочу сказать, что эта статистика не просто не уменьшается, а увеличивается и молодеет. Вот в чем проблема. Если раньше заболевания пародонта, пародонтит был возрастной проблемой, то сейчас, уже начиная с 18-20 лет, можно сказать, у 80 % молодежи есть данная проблема.

Елена Женина:

Скорее всего, это связано не с вопросами гигиены, а это внутренние процессы организма?

Фируза Мустафина:

На самом деле, да. Сколько уже придумано этих средств гигиены! Щетки – электрические, ультразвуковые, мануальные, пасты, ополаскиватели, нитки, ершики, можно перечислять бесконечно. не уменьшается статистика, не уменьшается. Еще, что интересно, появились агрессивные формы, большое количество агрессивных форм пародонтита, заболевания пародонта. Также увеличилось количество заболеваний слизистых оболочек полости рта. Когда я училась, закончила институт, это была такая редкость! Мало кто этим занимался, потому что заболеваний было мало. Сейчас статистика растет и растет, я вижу, на работе это на моих глазах происходит.

Я понимала, что вопрос не только инфекции. Мы привыкли действовать на один объект; нам нужно убить инфекцию, и мы заживем долго и счастливо. Оказывается, нет. Благодаря тому, что я вступила в Академию активного долголетия, я была на многих конференциях. Я нашла для себя ответ. Дело в том, что существуют еще возраст-ассоциированные заболевания. Мы можем уйти в геронтологию, сказать, что это касается пожилых людей, но я услышала такую фразу: человек начинает стареть, как только он родился. Он родился - начинает стареть. этот пункт как-то выпал из умов, и моего, и многих врачей. Что происходит старение организма, что происходит накопление свободных радикалов в процессе жизнедеятельности, что мы живем в постоянном оксидативном стрессе. Тем более, учитывая, что мы живем в мегаполисе, а не где-то в тайге, не в лесу, где свежий воздух и свежие продукты. Я очень долго думала: как, где это узкое горлышко, куда мы не можем попасть? Еще вопросы реабилитации, ведь сейчас очень много операций, связанных с имплантацией и с лоскутными операциями, и прочее-прочее-прочее. Вопросы реабилитации волнуют всех. Когда я начала рыть, искать, то, прослушав одну из лекций известного профессора, я услышала о митохондриальной дисфункции. Ведь, наша жизнь зависит от митохондрий целиком и полностью, весь организм: полость рта, кожа, руки, ноги, сердце, почки. Мы все зависим от митохондрий.

Елена Женина:

А что на них оказывает угнетающее воздействие?

Фируза Мустафина:

Оксидативный стресс, накопление свободных радикалов. Митохондрии, я сейчас не буду вдаваться в биохимию - это сложно. У митохондрий 2 вида питания. Так как мы все любим сахар, сладкое, они начинают вырабатывать свободные радикалы и сами от этого страдают. Почему сейчас все говорят о том, что нужно менять образ питания, образ жизни? Всё зависит от нашего питания.

Елена Женина:

Мы возвращаемся к тому, что мы есть то, что мы едим?

Фируза Мустафина:

Конечно. Еда - это лекарство, древние медики об этом знали очень хорошо, просто мы немножечко забыли. Мы зависим полностью от митохондрий. Создание, накопление свободных радикалов - это как раз работа митохондрий. В зависимости от того, чем мы их кормим, они и будут выдавать нам соответствующую продукцию. Что посеяли, как говорится, то и собрали. 

Я поняла, что нужно что-то делать с митохондриальной дисфункцией, с деградацией.  Опять же, чем? я познакомилась с препаратом НАДХ. В России мне не встречались препараты, которые работают именно на уровне митохондрий и на уровне митохондриальной дисфункции. НАДХ - тот препарат, который работает именно на этом уровне. Почему я говорю это так уверенно? Еще раз вспомним нашу компьютерную капилляроскопию, на которой, помимо количественной оценки, мы видим визуальную картинку. Мы видим, как меняется структура капилляра, как очищаются интерстиции. Это очень хорошо видно. То же самое на коже, также на слизистой. Слизистая – она вообще благодарная, потому что слизистая тонкая, в отличие от кожи, капилляры расположены близко. Кожа бывает тонкая, бывает толстая, биотипы разные. Почему многие таблетки надо класть под язык? Потому что она моментально попадает в кровоток. Очищение интерстиции, изменение формы капилляра видно невооруженным глазом. Человеку, который, предположим, не имеет отношения к медицине, просто показываешь: смотри, какой у вас был капилляр и какой стал. Это видно сразу. Недавно, в апреле, мы были на конференции в Австрии и делали наши доклады. Я тогда впервые показала результаты капилляроскопии. Конечно, они произвели впечатление, потому что одно дело, когда ты слышишь, а другое дело, когда ты видишь подтвержденные факты.

Мы зависим полностью от митохондрий. В зависимости от того, чем мы их кормим, они и будут выдавать нам соответствующую продукцию.

Вообще, НАДХ в стоматологии можно применять, начиная от профилактики, не использовать ополаскиватель, ни в коем случае не хочу обидеть никаких производителей. Применять, начиная от профилактики и заканчивая реабилитацией после операции. В любых этих случаях можно использовать НАДХ.

Елена Женина:

В какой форме он существует в стоматологии и как он применяется?

Фируза Мустафина:

Это гель без вкуса, практически, без запаха. Он наносится на десну, очень быстро впитывается, так же, как и на коже. Его можно наносить и на рану, и на место удаленного зуба, и в области проведенной операции. Наносится на десну.

Елена Женина:

Есть ограничения по приему пищи после применения этого геля?

Фируза Мустафина:

Нужно, примерно, полчаса, чтобы он успел впитаться.

Елена Женина:

При каких заболеваниях, или при каких потребностях организма он применяется в стоматологии? применяется ли он детям?

Александра Лазук:

По зарубежному опыту, детям можно с любого возраста. Даже у грудничков при болезненном прорезывании зубов.

Фируза Мустафина:

Но, как я уже сказала: практически при всех, начиная от банальной профилактики после чистки зубов нанести НАДХ, любые воспалительные заболевания тканей пародонта, гингивиты, пародонтиты. Естественно, это никак не отменяет основного лечения: снятия камней, если необходимо, кюретаж. Я даже об этом не говорю. Но, в помощь, чтобы сократить сроки реабилитации. Еще, я заметила, очень хорошо снимает отек. То есть, если доктор снял зубные отложения или провел глубокий кюретаж, сразу можно нанести пациенту НАДХ и отдать домой. Пациенту не надо каждый день приходить для того, чтобы ему нанесли НАДХ, он может это сделать дома, в домашних условиях. В течение месяца достаточно. То же самое после операции имплантации. Мы, кстати, проводили исследования. Мы брали группу с воспалительными заболеваниями пародонта, с людьми после имплантации, послеоперационных, сложное удаление. У нас было по 10 человек группа и 15 человек мы взяли с гингивитом, как самый распространенный. всем давали гель.

Елена Женина:

За какой промежуток времени мы видим результат в стоматологии? Уже видимый, ощутимый результат?

Фируза Мустафина:

Все зависит от возраста, от ситуации, от запущенности процесса. Я скажу так: от 2 недель до месяца ежедневного применения. Два раза в день, как правило, потому что делать нужно только после чистки. Чистим зубы утром и вечером. Утром почистили, помазали. Пока собираемся, он успевает впитаться. На ночь - уж сам бог велел, потому что, ночью, мы знаем, все хорошо впитывается у нас в организме.

Елена Женина:

Очень интересный продукт. Я бы, конечно, еще провела исследования в области антицеллюлитной терапии. Как раз, капилляроскопия очень в этой стезе.

Фируза Мустафина:

Мы на капилляроскопии очень хорошо посмотрели пигментацию. Для исследования взяли 10 человек, приведу один из случаев. У меня была молодая женщина 32-х лет с сильной пигментацией. В 32 года - это не возрастная пигментация. Скорее всего, функциональная: либо щитовидная железа задействована, либо надпочечники. На капилляроскопии очень хорошо видно состояние интерстициального пространства, интерстиции. Мы видим интерстиции и вкрапления, виден непосредственно пигмент в виде точек темно-болотного цвета. Фотография была до и после, через 2 недели. Интерстиций был чистый. Очень много можно говорить, цифры приводить, столбики, но другое дело, когда ты это видишь визуально.

Елена Женина:

Какие существуют противопоказания препарата? Объясню, почему спрашиваю. Многие коллеги эндокринологи говорят, что витамины группы В, то есть, вообще препараты витаминов группы В нежелательно принимать при узлах и при склонности к образованиям. Так как витамины группы В стимулируют все процессы в организме, они могут простимулировать что-то еще. Так ли это?

Александра Лазук:

Это не витамин группы В, это провитамин. Это абсолютно другое вещество, которое при необходимости преобразуется в В3. Но, на самом деле, у него другие функции. Именно в связи с функцией выработки энергии и коррекции митохондриальных дисфункций он применяется даже в онкологии для лечения пациентов с разными опухолями, с разными стадиями, для того чтобы повысить их качество жизни. Опухоль не только не увеличивается, она уменьшается. Противопоказание может быть только одно: если у человека есть индивидуальная непереносимость соевого лецитина. Бывают, наверное, такие люди. Но, больше противопоказаний нет, потому что это абсолютно чистый продукт. В нем нет ничего, кроме НАДХ соевого лецитина. В стоматологическом геле есть аргановое масло.

Фируза Мустафина:

Дело в том, мы отвыкли от того, что организм со всем может справляться сам. Мы должны ему в этом помочь своим образом жизни. Мы настолько привыкли к фармакологии, мы привыкли загонять болезнь внутрь. Мы боремся с симптомами, а не с причиной. Нам стало легче, но потом, через какое-то время это усугубляется. Организм может справляться. Он настолько мудро построен, он все может делать сам, ему только нужно помочь. НАДХ - это именно тот препарат, который помогает организму за счет того, что восстанавливает АТФ, клетка может восстанавливаться, оздоравливаться сама.

Организм со всем может справляться сам. Мы должны ему в этом помочь своим образом жизни.

Елена Женина:

Даже если вспомнить клинику восстановления после инсультов 20-30-летней давности, что всегда кололи? АТФ и кололи.

Александра Лазук:

Кололи карбоксилазу, правильно, а здесь ее не надо колоть. Здесь надо, чтобы организм ее сам выработал и попутно еще починил то, что можно починить.

Елена Женина:

Мы, фактически, свои собственные ресурсы запускаем.

Александра Лазук:

Но при этом они не исчерпываются. Препарат будет воспринят там, где есть необходимость, а там, где необходимости нет, он пройдет мимо. В этом уникальность стабилизированной формулы.

Елена Женина:

Спасибо вам огромное, что вы пришли сегодня в студию! Спасибо за такой интересный рассказ о необыкновенном продукте, о методах его использования и методах приложения в нашей жизни. Наверное, самый главный вывод из сегодняшней программы то, что, действительно, организм - это очень умная, самонастраивающаяся субстанция, с которой нужно правильно уметь работать. Нужно себя беречь, нужно себя восстанавливать. Действительно, мы есть то, что мы едим, и то, как мы живем, что мы делаем со своим телом, со своим организмом. Поэтому, наверное, нужно брать за основу и двигаться в направлении восстановления себя с помощью таких удивительных продуктов. Напоминаю, что в гостях у нас сегодня была Лазук Александра Викторовна и Мустафина Фируза Николаевна. С вами была я - Елена Женина. Программа «Anti-age медицина».