Ботулинотерапия сегодня

Медицина красоты

Тэги: 

Елена Женина:

Здравствуйте! В эфире программа «Anti-age медицина», с вами я, Елена Женина, а гость моей сегодняшней программы – Елена Маховская. Здравствуйте, Елена.

Елена Маховская:

Здравствуйте!

Елена Женина:

Лена – врач клиники Professional, врач-дерматолог, косметолог с опытом работы более десяти лет. И сегодня у нас очень интересная тема, на мой взгляд, это «Ботулинотерапия сегодня». Что же она из себя представляет? Мы знакомы с этим препаратом уже более пятидесяти лет. Он используется в разных областях медицины и эстетической косметологии. В медицине – это и неврология, и стоматология, в эстетической медицине – все, что касается красоты лица, тела в некоторых моментах. И даже с помощью ботулинотерапии можно бороться с диффузным поредением волос. Это мы тоже обсудим в нашей программе. Итак, что же такое ботулинотерапия сегодня? К чему мы пришли за этот длительный промежуток времени, когда этот препарат применялся в медицине, потом ушел в косметологию, тестировался, прорабатывались разные техники, какие-то авторские методики. И на сегодняшний день мы используем его с учетом глубоких знаний в анатомии, в первую очередь.

Елена Маховская:

Конечно. Тема действительно очень интересная, потому что возможности ботулинотерапии очень широки. К сожалению, многие пациенты еще не знают об этом, то есть такой стереотип у некоторых: «Ой, ботокс мне еще рано». Пациенты думают, что ботулинотерапия – это что-то, к чему надо приходить в возрасте за 50. На самом же деле, за последние 25 лет отношение и докторов, специалистов, к ботулинотерапии изменилось, потому что препарат стал более изученным, как Вы уже сказали, появились авторские методики. И используется препарат и в неврологии, то, что изначально, 50 лет назад...

Елена Женина:

С чего начиналось, изначально.

Елена Маховская:

С чего начиналась ботулинотерапия. На самом деле, что такое ботулинистический нейропротеин? Это сильнейший яд, который вырабатывается бактерией Clostridium botulinum. Но 50 лет назад ученые стали изучать возможности введения микродоз для коррекции гиперактивности мышц. Изначально этот препарат стали применять для коррекции блефароспазма и косоглазия. И при коррекции данной неврологической патологии обнаружился волшебный побочный эффект в виде разглаживания морщин. Так ботулинистический нейропротеин пришел в косметологию. Сейчас же помимо того, что использовалось, с 2001 года был разрешен препарат для коррекции.

Елена Женина:

Для применения в эстетике.

Елена Маховская:

В эстетике. Для коррекции морщин глабеллы. Сейчас уже, помимо традиционной коррекции морщин, токсин может использоваться для лифтинговых методик. Это и профилактическая ботулинотерапия. То есть мы сейчас даже у молодых девушек, у которых не видим еще морщин, но мы видим, что есть депрессорный статус активности мышц. Депрессорный – это в смысле то, что более активные мышцы, которые тянут вниз. Или есть какие-то стереотипы лицевые, какие-то более активные паттерны. И мы уже прогностически можем предположить, что с ней будет через 10 лет. Поэтому профилактически мы можем уже вводить минимальные дозы токсина. Это так называемый софт-протокол, для того чтобы просто ослабить гиперактивность определенных мышц и таким образом спрофилактировать раннее структурное старение лица.

Елена Женина:

То есть на сегодняшний день мы в своих руках имеем очень хороший инструмент, который позволяет нам сохранять лицо в гармоничном состоянии?

Елена Маховская:

Совершенно верно.

Елена Женина:

Для того чтобы мышцы, которые у нас работают ежедневно и активно, не испытывали перегрузки и тем самым не меняли нашу внешность.

Елена Маховская:

Есть такая теория старения лица, которая говорит о том, что у нас претерпевают изменения все слои, то есть это и кожа, и жировые пакеты, и мышечно-апоневротический слой, и костные структуры. И вот костные структуры меняются в том числе из-за гиперактивности мышц. У нас мимические мышцы лица имеют две точки крепления. Одна из них – это костная точка крепления, а другим концом мышца вплетается в кожу. Если мышца гиперактивна, то, соответственно, у нас формируются морщины и складки. Это из-за кожного крепления, а постоянное давление гиперактивной мышцы на костную структуру приводит к резорбции костей, когда у нас меняется лицевой скелет. Таким образом у нас опора теряется для всех тканей, и мы видим помимо морщин еще и птоз. Поэтому как раз профилактическая ботулинотерапия, когда мы убираем вот эту гиперактивность мышц, мы делаем профилактику старения лица.

Елена Женина:

Что на сегодняшний день нам предлагает современная пластическая косметология? Какие техники сейчас существуют, которые отличаются от тех техник, которым нас обучали 20 лет назад? Я помню, что когда только-только начиналось обучение ботулотоксину, это был строгий протокол, определенное количество единиц в определенные точки, только так и никак иначе. И все ходили с одинаковыми замороженными лицами, где не было ни грамма эмоций, где ничего не двигалось и не шевелилось у всех. Даже это были не широко открытые глаза, как сейчас. Это был такой хорошо пропечатанный лоб, а потом уже все остальное. То есть акцент делался на лоб в первую очередь, а потом уже все остальное дорабатывалось. Сейчас, конечно, все совершенно иначе. Как?

Елена Маховская:

Раньше, много лет назад, токсин был разрешен, но сейчас во многих препаратах разрешена только коррекция верхней трети лица. Но есть авторские методики и есть протоколы офф-лейбл, где корректируем и верхнюю, и среднюю, и нижнюю треть лица.

Что касается дозировок и точек. Конечно, все это с течением времени специалисты, спикеры разрабатывали и пробовали на себе, и протоколы изменились. Действительно, сейчас тенденция сводится именно к снятию гиперактивности, но не полной атонии мышцы, для того чтобы не было, как Вы говорите, таких замороженных лиц, чтобы сохранить естественную мимику. Поэтому сейчас популярны мультифокальные техники с минимальными дозами.

Очень важно еще – глубина введения инъекции, в зависимости от топографии мышц, в зависимости от того, на какие мышцы мы воздействуем. Например, очень часто одним из побочных эффектов при коррекции круговой мышцы глаза были отеки. Но это возникает из-за того, что если мы делаем очень глубокую инъекцию, мы денервируем мышцы, которые окутывают лимфатические коллекторы, и таким образом у нас нарушается лимфоотток. Поэтому сейчас при коррекции круговой мышцы глаза популярны мультифокальные техники, и очень поверхностно, для того чтобы ослабить только верхнюю часть мышцы, которая вплетается в кожу и формирует «гусиные лапки».

Елена Женина:

Это, конечно, не дает долговременного эффекта, если мы говорим о «гусиных лапках», потому что действие препарата распространяется где-то месяца на четыре. Но при этом мы избегаем всяческих отеков, которые могли бы быть при более жесткой технике, более глубокой технике введения.

Елена Маховская:

Также очень популярны лифтинговые техники, то есть мы можем работать не только с коррекцией морщин, но и производить лифтинг тканей, работая либо в пределах одной мышцы, например, мы говорим о лобной мышце. Ведь работая с несколькими ее зонами, мы можем, расслабляя одни участки лобной мышцы, компенсаторно провоцировать гипертонус, например, латеральную часть участка мышцы, таким образом мы достигаем элевации бровей – это то, чего так хотят наши пациенты. При этом только нужно правильно объяснить им, что либо мы убираем полностью морщины, либо мы производим лифтинг бровей, а одновременно это невозможно.

Елена Женина:

Одновременно это не работает, совершенно верно.

Елена Маховская:

Также работая, например, с разными мышечными группами, мы тоже можем провоцировать лифтинг и псевдоволюметрию так называемую. Например, расслабляя мышцы нижней трети лица, мы компенсаторно провоцируем тонус мышц средней трети лица. Поэтому можно сделать волюметрическую коррекцию скул, не прибегая к филлерам, например, просто расслабив нижнюю треть лица.

Елена Женина:

Совершенно верно. Это тоже прекрасная техника, она отлично работает.

Елена Маховская:

И есть еще волшебные техники. Пуш-ап-эффект, например. То есть работая с круговой мышцей рта, мы можем, делая минимальные дозы токсина, вывернуть верхнюю губу – то, чего так хотят наши пациентки. Они приходят к нам на контурную пластику и говорят: «Я хочу вот так». И филлером очень трудно этого добиться. И часто бывают нежелательные эффекты в виде такой уточки. Поэтому комбинируя применение токсина с филлером, мы достигаем красивого разворота верхней губы. Также мы можем корректировать кисетные морщины в этой зоне. Работая с мышцей шеи, очень важно, то есть корректируя те же платизмы, мы можем также и лифтинговый эффект. Расслабляя медиальные платизмы нижней части, мы компенсаторно провоцируем лифтинг подбородка. То есть возможности ботулинотерапии крайне широки.

Комбинируя применение токсина с филлером, мы достигаем красивого разворота верхней губы.

Елена Женина:

На сегодня можно говорить о том, что ботулинотерапия является инструментом для моделирования лица. Это то, наверное, с чего стоит начинать вообще уход за лицом, потому что эта процедура позволяет выставить все мышцы на место, вернуть правильные реперные точки, от которых мы уже отталкиваемся дальше. Потому что только после ботулинотерапии мы можем уже что-то корректировать и менять.

Елена Маховская:

Совершенно верно.

Елена Женина:

Добавлять объем, менять форму, где-то что-то приподнимать, где-то что-то вытягивать. Потому что, опять же, если мы говорим о техниках, которые мы используем вокруг глаз, мы можем сделать глаза как более круглыми, так и более вытянутыми. Правильно же?

Елена Маховская:

Совершенно верно.

Елена Женина:

В зависимости от того, куда мы уколем и под каким углом, мы получаем тот или иной эффект. И это, я считаю, мастерство доктора. Это тот момент, когда он прикладывает свои знания и свой опыт, для того чтобы получить тот эффект, на который рассчитывает, в первую очередь, пациент, которого он хочет добиться, и, соответственно, тот эффект, на который рассчитывает доктор, и это красота и гармония.

Елена Маховская:

Действительно, мы можем менять даже конфигурацию лица, то есть мы можем работать и с десневой улыбкой, мы можем работать с объемом жевательной мышцы. И таким образом еще и в комбинации с филлерами полностью поменять конфигурацию лица.

Елена Женина:

Объем жевательной мышцы – это как раз те самые наши массетеры, которые могут быть перенапряжены из-за не правильного прикуса, из-за повышенной нервной возбудимости или просто из-за анатомического строения, которое есть изначально и с которым можно бороться. Причем эта борьба происходит довольно успешно.

Елена Маховская:

В общем-то, давно стоматологи лечат бруксизм, а мы, косметологи…

Елена Женина:

Мы, косметологи, просто меняем форму лица в лучшую сторону, как обычно.

Елена Маховская:

И, как я уже сказала, что у нас старение происходит на разных уровнях. Сейчас подход вообще к комплексному омоложению, к гармонизации внешности. Поэтому комбинируя ботулинотерапию, аппаратные методики и контурную пластику, мы можем омолодить наших пациентов и отсрочить их визит к пластическому хирургу на долгие годы. Может быть, им и не придется к нему обращаться.

Елена Женина:

Ботулинотерапия позволяет сегодня красиво и естественно стареть.

Елена Маховская:

Да, я согласна.

Елена Женина:

И очень медленно это делать, потому что, как я всегда говорила, и сейчас уже не только я об этом говорю, а говорят уже все доктора открыто достаточно, это процедура не пожилых людей – это как раз превентивная мера, для того чтобы сохранить лицо без глубоких морщин, для того чтобы избежать гравитационного птоза тканей. Потому что при правильном применении, при грамотных методиках у нас все остается на местах. Вовремя расслабляя нижнюю треть или вовремя расслабляя лоб.

Елена Маховская:

Совершенно верно. Если мы уже в 18 лет видим у пациенток или у пациентов очень активную мимику и формирование, мы видим уже и можем предугадать, что в дальнейшем это будут статические морщины, то стоит начинать, в общем-то, не откладывая.

Елена Женина:

Еще раз хочу сказать, что это процедура не возраста, а процедура показаний, процедура необходимости того, когда это нужно делать и при каких обстоятельствах. И, как правило, в молодом возрасте используются такие детские дозы, микродозы этого препарата. Это совсем мезотерапевтические техники, хотя есть и глубокие вколы.

Елена Маховская:

Профилактические.

Елена Женина:

Да, но тем не менее дозировки очень маленькие, и они никак не влияют на организм. К слову сказать, ботулинотерапия очень широко используется в урологии и в детской урологии. И та дозировка, которую мы обычно применяем на косметологическом сеансе, это порядка 50 единиц. Плюс-минус 10, 20 куда-то у нас может уйти, но в среднем это 50, если мы берем все зоны. А если мы говорим о том, как этот препарат применяют в детской урологии, то это порядка 350-400 единиц за одну процедуру вот на этого маленького грудного ребенка. Это к вопросу о том, насколько это вредно или не вредно.

Елена Маховская:

В урологии и неврологии дозировки совершенно другие.

Елена Женина:

Да, совершенно другие. Они в десятки раз больше, и они никоим образом не оказывают какого-то негативного влияния на наш организм. Поэтому в массе своей реакция на препарат – это больше какие-то психосоматические вещи: что это яд, он попадает в организм, и ты начинаешь как-то по-другому себя чувствовать. То есть нигде не было зафиксировано и отмечено, что это действительно реакция на препарат. Верно же?

Елена Маховская:

Совершенно верно. Отмечались, на самом деле, и системные явления, но это казуистические, очень редкие случаи. Доктор вводил препарат одной и той же пациентке – три раза наблюдалось системной действие в виде слабости сфинктера мочевого пузыря. Ольга Ратмиловна Орлова сказала, что такое может быть. Это не что иное, как системное действие, но это наблюдается крайне редко. Это все связано с какими-то соматическими патологиями.

Елена Женина:

Я только хотела сказать, что, скорее всего, там есть какие-то еще дополнительные вещи, о которых мы просто не знаем. Но это только у одной конкретной пациентки, так же, как и истинную резистентность к препарату испытывает только один процент населения по статистике, и не более того.

Елена Маховская:

Совершенно верно. Подводя такой мини-итог, что мы можем делать с ботулинотерапией? Это коррекция морщин, это лифтинговые методики, это работа с объемом мышечного волокна и это коррекция асимметрии. То есть убирая гипертонус одних мышц и провоцируя тонус других компенсаторный, мы можем работать с асимметриями лица и помогать таким образом нашим пациентам. Это использовалось изначально в неврологии. После парезов лицевого нерва при лечении мы убираем контрактуры с помощью ботулинотерапии, пораженной стороны. Мы можем убрать гипертонус контрлатеральной стороны и таким образом корректировать асимметрию и помогать реабилитироваться пациенту. В неврологии, конечно, занимаются этим неврологи. Мы корректируем какие-то асимметрии конституциональные, природные.

Елена Женина:

Я думаю, что нам стоит рассказать еще о том, что с помощью ботулинотерапии мы можем лечить гипергидроз.

Елена Маховская:

Конечно. Это одно из показаний к ботулинотерапии. Мы блокируем передачу нервного импульса в нервно-мышечном контакте. Что касается гипергидроза, то в этом случае, вводя токсин, мы можем корректировать гипергидроз подмышечных, в принципе, любых областей тела, где наблюдается избыточное потоотделение. В большинстве случаев это подмышечные впадины, ладони, подошвы, но, в принципе, это может быть и шейно-воротниковая зона, и область поясницы.

Вводя токсин, мы можем корректировать гипергидроз подмышечных, в принципе, любых областей тела, где наблюдается избыточное потоотделение.

Елена Женина:

И область затылка.

Елена Маховская:

И область затылка, любые участки. Блокируя передачу нервного импульса на эккриновые потовые железы, мы таким образом уменьшаем секрецию отделяемого, потовых желез.

Елена Женина:

Пациенты всегда задают вопрос: «Насколько это вредно?»

Елена Маховская:

Это абсолютно не вредно. Опять же, мы не убираем полностью. Вопрос связан с тем, что у нас же это органы выделения.

Елена Женина:

Конечно, да.

Елена Маховская:

Но таким образом мы не блокируем все эккриновые потовые железы. У нас остаются активными другие, поэтому это не вредно. Мы просто уменьшаем дискомфорт пациентов, связанный с избыточным потоотделением в определенных областях. Производится всегда проба Минора. Мы смотрим область, где видим избыточное потоотделение. И мы можем также оценивать результат с помощью этой пробы. То есть мы не убираем полностью секрецию – мы ее просто ослабляем.

Елена Женина:

А как мы используем ботулинотерапию в терапии рубцовой деформации?

Елена Маховская:

Это очень интересная тема. Ботулинистический нейропротеин, если мы говорим о лечении гипертрофических и келоидных рубцов, в данном случае мы ослабляем не мышцы, то есть мы можем работать на любых участках тела. Мы вводим внутрикожно препарат и таким образом воздействуем на дермальные миофибробласты. Один из механизмов в патогенезе формирования келоидного рубца – это избыточное натяжение. То есть с помощью токсина мы убираем это натяжение. Мы убираем болевой компонент. Также токсин улучшает трофику ткани, то есть мы профилактируем образование патологических сосудов в области рубца. И токсин подавляет фактор воспаления, то есть мы убираем воспалительную реакцию в этой зоне, воздействует на фактор образования рубцового коллагена, подавляя его, мы создаем условия для формирования правильной архитектоники рубцовой ткани.

Елена Женина:

То есть мы в какой-то степени боремся с фиброзом, который возникает в ткани?

Елена Маховская:

Совершенно верно. Таким же образом мы можем говорить о лечении, ну не то чтобы о лечении, о монолечении, а в комплексе о лечении диффузного поредения волос, опять же, воздействуя на дермальные миофибробласты, зная о дефиброзирующем действии токсина, мы убираем натяжение кожи волосистой части головы и убираем гипоксию, то есть улучшаем приток крови к волосяным фолликулам и таким образом питание.

Елена Женина:

Волосяных луковиц.

Елена Маховская:

Волосяных луковиц.

Елена Женина:

Мы продолжаем нашу беседу с Еленой Маховской. Ботулинотерапия сегодня: возможности ботулинотерапии, что мы можем и чего нам ожидать. У нас еще есть один момент, который хотелось бы мне обсудить, – это лечение розацеа с помощью ботулинотерапии.

Елена Маховская:

Действительно, применяем препараты для лечения розацеа. Каким образом? На что воздействует токсин? Мы убираем спазм прекапиллярных сфинктеров и убираем один из компонентов патогенеза розацеа – это ангионевротический компонент. И один из основных методов лечения розацеа – это IPL-терапия. И проводя еще плюс ботулинотерапию совместно с IPL-терапией мы пролонгируем эффект, полученный результат от фототерапии, от коагуляции капилляров. То, что мы получили с помощью аппаратных методик, мы можем пролонгировать, дополнительно вводя мезотерапевтически ботулинистический нейропротеин.

Елена Женина:

Замечательно. Это очень интересно. На сегодняшний день, мне кажется, нет ни одного места, куда бы нельзя было уколоть ботулотоксин, чтобы не получить какой-то положительный и эстетически красивый эффект. Я бы хотела немножечко поговорить о том, какие зоны мы используем, как мы можем на них воздействовать и чего мы можем ожидать. Наверное, начнем с верхней трети и будем плавно двигаться к зоне декольте.

Елена Маховская:

Хочу прежде заметить, что когда пациент приходит и говорит: «Мне межбровку только».

Елена Женина:

Это моя боль.

Елена Маховская:

Это Вы слишком хорошо о себе думаете. Сейчас я Вам все расскажу, что можно сделать. Потому что, на самом деле, уже все доктора отходят от изолированной коррекции какой-то отдельной мышцы или отдельной группы мышц.

Елена Женина:

Я даже больше скажу. Изолированная коррекция, на мой взгляд, это не совсем правильное применение препарата, потому что у нас мышцы работают синергично. И все, что происходит на нашем лице, связано между собой. Если мы где-то что-то расслабляем или, наоборот, напрягаем.

Елена Маховская:

Мы должны прогностически понимать цепи и уже корректировать, может быть, минимальными дозировками, чтобы не вызвать компенсаторную гиперактивацию другой группы мышц.

Елена Женина:

Безусловно. Иначе мы получим декомпрессорные морщины.

Елена Маховская:

Таким образом, мы приходим к концепции Full face.

Елена Женина:

Да.

Елена Маховская:

Что касается верхней трети лица, что мы можем корректировать? Лобная мышца. Мы можем, как я уже сказала, либо убрать горизонтальные морщины лба, либо достичь элевации бровей. Большинство пациентов скажет: «Я хочу поднять брови. Можете оставить мне морщины». Но хотят достигнуть элевации бровей.

Елена Женина:

Но тогда мы здесь используем две техники. Мы где-то работаем на мышцах, а где-то работаем мезотерапевтической техникой, для того чтобы немножечко сократить эти морщины.

Елена Маховская:

Мы работаем на лобную мышцу, конечно, мы знаем о том, что без мышц межбровья мы не корректируем лобные мышцы, а для того чтобы расслабить центральные участки, допустим, и спровоцировать компенсаторно активацию латеральных частей лобной мышцы, и затем мезотерапевтически мы можем работать по отдельным морщинкам, расслабляя те самые мышечные вплетения в кожу, для того чтобы убрать еще и морщины.

Елена Женина:

Круговая мышца глаза.

Елена Маховская:

Глаза – это зеркало души. Это первое, на что обращают внимание, поэтому глаза обязательно нужно корректировать. Здесь очень интересные техники. Мы можем убрать морщины. Мы можем поднять брови, опять же. Изолированно круговую мышцу глаза мы тоже не можем корректировать. Конечно, мы ее корректируем совместно с мышцами глабеллы и с лобной мышцей. И работая синергизмом, мы можем поднять брови, мы можем осуществить лифтинг верхнего века. Есть сейчас авторская методика – называется «open eyes». Это техника открытого взгляда, когда мы расслабляем вековую часть круговой мышцы глаза и таким образом расширяем глазную щель. Эта методика, на самом деле, не новая, она пришла к нам из неврологии, корректировали блефароспазм таким образом, просто совершенно другими дозировками.

Елена Женина:

И дает совершенно роскошный эффект.

Елена Маховская:

У молодых пациентов очень часто формируется горизонтальная морщина нижнего века, связанная с тарзальным валиком. Делая микроинъекции под тарзальный валик, мы можем скорректировать этот перепад. Средняя треть лица – это элевация кончика носа. Потому что глаза, нос и губы – это такие центральные точки, это места мышечных контактов, поэтому их всегда нужно корректировать. И, допустим, подняв кончик носа, мы сразу три-пять лет пациенту убираем. Средняя треть еще, тут коррекция асимметрии. Мы можем работать еще с мышцами зигоматикус майор, минор. Но это уже такие продвинутые техники, то есть не все доктора этим владеют, а как правило, со средней третью мы работаем, с областью носа в большей степени, работая с нижней третью лица, корректируя платизму, корректируя мышцу, опускающую угол рта, Musculus mentalis (подбородочную мышцу), жевательные мышцы, то есть расслабляя мышцы нижней трети, мы компенсаторно, как я уже говорила, провоцируем лифтинг средней трети лица. Круговая мышц рта – это коррекция кисетных морщин, это пуш-ап-эффект.

Елена Женина:

Для формы губ.

Елена Маховская:

И коррекция мышцы, опускающей угол рта. Мы поднимаем уголки рта – это тоже частый очень запрос наших пациентов.

Елена Женина:

Боремся как раз с возникновением морщин марионеток, которые могут формироваться в этой зоне от перенапряжения круговой мышц рта.

Елена Маховская:

Очень частый запрос молодых пациентов – это носогубные складки. Коррекция носогубных складок тоже должна начинаться с ботулинотерапии, а не с введения каких-то филлеров, то есть мы корректируем мышцу, поднимающую угол рта и крыло носа. Таким образом мы убираем мышечный компонент формирования носогубной складки.

Елена Женина:

И причем это очень хороший эффект дает.

Елена Маховская:

Также мы можем работать с областью шеи и декольте. Здесь мы работаем на шее с платизмой, и также мы можем работать мезотерапевтически, ослабляя мышечные вплетения в кожу, убирая таким образом заломы сна на области декольте. В этой области, а также на лице, где у нас есть морщины, с которыми мы не можем работать классическими техниками, чтобы не вызывать расслабление нежелательных групп мышц.

Елена Женина:

Перерасслабление каких-то мышц.

Елена Маховская:

Мы работаем в технике мезоботокс. И сейчас есть авторские методики – это комбинация ботулинистического токсина с гиалуроновой кислотой в одном шприце, то есть мы убираем дегидратацию кожи и одновременно дермальные миофибробласты расслабляем и ослабляем мышечный контакт с кожей, убирая мелкую сеть морщин. Таким образом мы можем не бояться нарушения какой-то иннервации, но можем работать.

Елена Женина:

Но при этом мы получаем хороший светящийся эффект разглаженной кожи.

Елена Маховская:

Совершенно верно.

Елена Женина:

Спустя неделю.

Елена Маховская:

Можем работать таким образом с морщинами в области нижнего века, очень много у нас есть противопоказаний для коррекции этой области классической техникой.

Елена Женина:

Классическими методиками.

Елена Маховская:

Мы можем работать с морщинами над бровью, куда мы тоже не можем классически, чтобы не вызвать птоз бровей. Морщины, которые возникают из-за активации мышцы смеха.

Елена Женина:

На щечках.

Елена Маховская:

Также у нас часто бывают сагиттальные морщины щеки, которые идут от «гусиных лапок» дальше. В этой области мы тоже не работаем классическими техниками, чтобы не вызвать расслабление нежелательной группы мышц или не достичь побочных эффектов. Мы работаем в технике мезоботокс или в технике гиалтокс – это сочетание гиалуроновой кислоты с токсином. Морщины в области шеи и в области декольте также прекрасно корректируются этими техниками.

Елена Женина:

Да, мезоботокс или гиалтокс – и та, и другая техника прекрасно работает в этой зоне. Я хочу сказать, что на сегодняшний момент мы имеем достаточно большое количество процедур на основе одного препарата, который позволяет решать разные проблемы на лице, на теле, и который позволяет выглядеть лучше, который позволяет улучшать трофику тканей, если это необходимо, и корректировать даже некоторые медицинские проблемы, которые возникают, в частности, это могут быть рубцовые образования или диффузное выпадение волос. Поэтому пользуйтесь тем, что есть на сегодняшний день в эстетической медицине, в косметологии, доверяйте своему доктору, потому что хороший доктор – это продвинутый доктор, доктор, который владеет многими методиками, который понимает, когда и в какой момент нужно использовать ту или иную технику либо сочетание этих техник. И не надо бояться, что эта процедура – процедура возраста. Она как раз процедура антивозраста и абсолютно не имеет никакой половой принадлежности. Это та самая процедура, которая используется по показаниям для коррекции и улучшения качества и кожи и качества жизни, потому что расслабление и лечение бруксизма – это качество сна, в первую очередь.

Елена Маховская:

Совершенно верно.

Елена Женина:

Напоминаю, что в гостях у нас была Елена Маховская – дерматокосметолог клиники Professional. Говорили мы о том, что такое ботулинотерапия сегодня и чего мы от нее можем ожидать. С вами была я, Елена Женина. До новых встреч в эфире! До свидания.