Аденоиды: все о новом безоперационном методе лечения детей

Оториноларингология

Тэги: 

Екатерина Крюкова:

В эфире программа «ЛОР-заболевания с доктором Рамазановой». В студии доктор Разаманова и я, Екатерина Крюкова. Мы сегодня обсудим лечение аденоидов без операции, Гюнай Рамазанова будет нам рассказывать об этой детской проблеме.

Гюнай, о чем говорит ситуация, когда ребенок плохо дышит ртом или носом, всегда ли это будут аденоиды?

Гюнай Рамазанова:

Для того, чтобы это понять, надо обследовать ребенка, надо записываться на прием. Правильное дыхание – это только дыхание носом; ребенок или взрослый неважно, вне зависимости от возраста, от динамики роста, человек всегда должен дышать носом. Здоровый человек дышит носом, новорожденный всегда дышит носом. Если новорожденный ребенок не может дышать носом, он погибает, настолько это важная деталь. Человек должен дышать носом. Если у Вашего ребенка есть постоянное затруднение дыхания, это неизбежно приводит к ротовому дыханию; если ребенок не дышит носом, он открывает рот и начинает дышать ртом. У часто болеющих детей частота ротового дыхания выше, чем у остальных людей. Из-за чего? Из-за того, что у часто болеющего ребенка, когда он заболевает, отекает слизистая носа, отекает аденоидная ткань, увеличиваются аденоиды. В связи с этим получается блок носа, ребенок плохо дышит в течение 7-10-15 дней, за эти дни он открывает рот и дышит ртом.

Природа создала нос, и только нос, как фильтр. Если мы дышим носом - у нас увлажняется, очищается и согревается воздух, который мы вдыхаем, в ротовом дыхании такого эффекта нет. Поэтому эти дети часто болеют, у них нет фильтра, у них в течение года частые заболевания, частое ротовое дыхание. Это приводит к вредной привычке, к так называемому ротовому дыханию. В связи с недостаточностью проходимости воздуха по носовым каналам ребенку ничего не остается, как дышать ртом, а это приводит к такой проблеме, как изменения костей скелета лица. Когда ребёнок начинает дышать ртом, открывается рот, опускается язык и ребенок начинает дышать ртом. Щечные мышцы справа и слева давят на верхнюю челюсть – это в норме, а противовес к этому должен стоять язык. Из-за того, что ребенок задышал ртом, у него сразу язык спустился вниз, и наверху идет сужение верхнечелюстной дуги. При ротовом дыхании происходит инфантильное глотание, в течение суток мы глотаем 2600 раз. Если так глотает ребенок и язык упирается в зубы, появляется открытый прикус, появляется изменение прикуса. Язык стоит не на своем месте внизу и приводит к инфантильному глотанию, и сужению верхнечелюстной дуги.

Мы уже рассказывали, что на верхней челюсти есть 2 пластины, это твердое небо. Твердое небо костное, когда оно сужается, кость приподнимается кверху, к дну носа и уменьшает объем полости носа. У часто болеющего ребенка отек слизистой носа, отек аденоидов, был блок носа, и еще дополнительно в связи с изменением костей скелета лица уменьшился объем носа – возникает порочный круг. Когда верхнечелюстная дуга сужена, языку стоять негде. Нормальное место языка от природы — под твердым небом, когда щечные мышцы давят на верхнюю челюсть, язык должен стоять как противовес. Можете сейчас сами сделать, открыть рот и закрыть рот, и проследить, куда идет ваш язык. Язык должен грибочком стоять наверху, а у детей с ротовым дыханием язык спускается вниз. Это приводит к изменениям костей скелета лица и некрасивому лицу. Дети попадают в порочный круг. Из-за того, что у них язык стоит на дне носа или между зубами, они уже рот не смогут закрыть, пока мы не изменим им кости.

Екатерина Крюкова:

Гюнай, скажите, я правильно поняла, что достаточно подышать ребенку ртом очень недолго, чтобы с ним начались эти неприятные изменения?

Гюнай Рамазанова:

Да, Вы правильно говорите. Если не считать генетические заболевания, все нормальные люди рождаются с определенными пропорциями лица. У ребенка, когда он рождается, нет прикуса, прикус появляется, когда появляются молочные зубы. Есть много теорий, почему появляются изменения прикуса: открытый рот, ротовое дыхание. Одна из причин - генетическая проблема, вторая – дети не сосут грудь, грудное вскармливание прошло не так и у них идет недоразвитие нижней челюсти. Когда идет сужение верхней челюсти в связи с носовым дыханием, вслед за ним сразу идет сужение нижней челюсти. Это приводит к разным изменениям прикуса, о чём, конечно, больше расскажет ортодонт. Наша цель – это верхняя челюсть, когда снижается объем полости носа. Когда у детей с 3-4-х лет до 9 лет происходит смена прикуса, у них меняются молочные зубы на постоянные зубы, они страдают от сужения верхнечелюстных дуг, потому что у них нет места для постоянных зубов. Это большая ортодонтическая проблема, а по ЛОР-органам это приводит к ротовому дыханию, а ротовое дыхание, как мы уже обсудили, приводит к частым заболеваниям ребенка. Из-за того, что ребенок часто болеет, у него не дышит нос, он дышит ртом, опять получается порочный круг и срочно надо такому ребенку помочь. При своевременном обращении к нам эти явления можно убрать. Надо поторопиться, не ждать необратимых изменений костей скелета лица и как можно раньше возвращать детям их носовое дыхание.

Когда мы дышим носом, у нас увлажняется, очищается и согревается вдыхаемый воздух. В ротовом дыхании такого эффекта нет.

Екатерина Крюкова:

Получается, что всегда, когда ребенок начинает дышать только ртом, это связано с ростом аденоидной ткани? Или это может быть простуда, и важно дифференцировать, что и где?

Гюнай Рамазанова:

Не обязательно при ОРВИ. Обычно ОРВИ должны пройти в течение 5-7 дней. Когда нос заложен, он проходит. Обычные воспалительные изменения должны пройти за определенный срок, 5-7, максимум до 10 дней проходят. Если не проходят – доктора помогают, и так далее. В связи с тем, что ребенок часто встречается с бактериями, вирусами, патогенными микробами, у него увеличиваются аденоиды.

Екатерина Крюкова:

Как родителям понять по простым, наглядным признакам?

Гюнай Рамазанова:

Если Ваш ребенок дышит ртом, если у Вашего ребенка храп, если он большую часть времени ходит с не сомкнутыми губами, даже если 1-2 миллиметра не сомкнуты, если у них нарушается речь, если асимметрия лица, если они неправильно глотают, они глотают усилием околоротовых мышц. Если у них проблемы с ростом постоянных зубов, если у них частые ОРВИ, отиты, снижение слуха, и Вы все явления видите, значит, нужно срочно обращаться к ЛОР-врачам, к ортодонтам. Вообще, обращайте внимание на ротовое дыхание, это очень важно. С нашим новым методом, можно этим детям помочь, от 3 до 6 месяцев мы закрепляем результаты. Если детям вовремя диагностировать миофункциональные нарушения – то, что я уже озвучила: это язык, околоротовые мышцы и изменение прикуса, этим детям можно помочь в течение 6-ти месяцев. Все дети смыкают губы в течение 6-ти месяцев при нормальном обследовании и лечении.

Екатерина Крюкова:

В чем тогда заключается проблема широко распространенной официальной медицины, что предлагают при детских аденоидах и почему Вы решили придумать и продвинуть свой метод? В чем его минусы, может быть?

Гюнай Рамазанова:

Аденотомия – это операция удаления аденоидов. Операция – это все-таки травма, всегда могут быть последствия операции, это может закончиться осложнениями в виде кровотечения. Это психологическая травма. Аденоиды – иммунный орган. Сейчас во всем мире стараются беречь иммунный орган, стараются не удалять аденоиды, различными методами помочь детям вылечиться. Мы в прошлой передаче говорили, в каких случаях точно надо удалять аденоиды, чтобы не навредить ребенку. Но есть определенная группа детей, которых мы берем на первичном визите. У нас есть специальная программа, которая длится около 6-ти месяцев, и всего 6 визитов. То есть, за 6 месяцев ребенок с родителями приходит к нам всего 6 раз. Этих детей мы берем на лечение на первичном приеме, обследуем их. Не всех детей можно взять в программу, есть определенные противопоказания, например, перекрестный прикус, большой открытый прикус, например, ребенок неадекватный, нас слушать не будет, наши трейнеры носить не будет. На первом визите, мы это все видим и выбираем тех детей, которые будут лечиться у нас. Поэтому обязательное условие – попасть хотя бы на первый визит.

На первом визите мы смотрим на ребенка, на его осанку, на его ротовое дыхание, анкетируем родителей. В анкете есть определенные вопросы в связи с прикусом, с храпом, со звуком, со звукопроизношениями, в связи с ОРВИ, отитами и так далее. Также я всегда прошу родителей снимать видео, как ребенок спит, как ребенок разговаривает, как ребенок глотает. Эти видео мы смотрим на приеме и с вместе родителями решаем, берем ребенка на наше лечение или нет. На втором визите (его можно совмещать с первым визитом, в тот же день), мы примеряем ребенку трейнер, обучаем, как его носить и как к нему привыкать, и отпускаем ребенка домой привыкать к трейнеру. Обычно через 2-3 недели дети привыкают к трейнеру. Даем небольшой блок мышечных упражнений, чтобы привыкнуть к ношению трейнера. Через 2-3 недели ребенок возвращается, мы снова смотрим, фотографируем ребенка, даем первый блок мышечных и дыхательных упражнений. Итого 6 визитов. У нас всегда в визиты до и после лечения ребенка включен ортодонт, и, если у ребенка есть логопедические проблемы, у нас с ним занимается логопед. За 6 визитов к нам Вашего ребенка по нашей программе наблюдают 3 специалиста по функциональным нарушениям.

Екатерина Крюкова:

В каком возрасте лучше всего приступать к этой программе? В каком возрасте аденоиды дебютируют ярче всего и чаще всего?

Гюнай Рамазанова:

Во всем мире сейчас говорят о 2,5 лет, но я не думаю, что ребенок 2,5 лет может носить трейнеры, делать наши упражнения. Упражнения, может быть, и смогут делать, потому что они интересные, сняты на видео, ребенок смотрит и повторяет, но трейнер носить очень сложно, надо мотивировать ребенка к его ношению. У нас есть опыт: берем детей с 3-х лет и занимаемся. Опять-таки это зависит от интеллекта ребенка, насколько он контактный или не контактный. Эти все нюансы видны на первом визите, как я уже говорила, всегда понятно, будет ребенок у нас команде или не будет. Некоторые дети категорически отказываются, потому что мы им во время первого визита надеваем трейнер, смотрим, как он себя чувствует. Есть дети с повышенным рвотным рефлексом, им тоже сложно. Мы стараемся узнавать, чем можно ребенка обмануть или привлечь к лечению. Кстати, дети даже не знают, что их лечат, они думают, что это игра, что им просто дали каппу носить, и они очень позитивно относятся к нашим трейнерам. Мягкие трейнеры, двучелюстные – верхняя челюсть и нижняя челюсть. Надевается трейнер, и ребенок с ним должен спать всю ночь.

Екатерина Крюкова:

В чем же там дискомфорт? Он такой миленький, мягонький.

Гюнай Рамазанова:

Потому что рты у детей маленькие. Это как инородное тело, бампер высокий, достаточно дискомфортно, но все дети привыкают за 2 месяца.

Екатерина Крюкова:

Может быть, есть компромиссы? Достаточно походить днем, допустим, несколько часов. А ночью не надевать, если не нравится, не получается, или передышку сделать, например?

Гюнай Рамазанова:

Надо обязательно регулярно носить, потому что только при давлении в течение 6 часов и выше кости скелета начинают раздвигаться, менять свое положение. 6 часов можно носить только во сне, в течение дня 6 часов носить невозможно, поэтому всю ночь. Днем почему носятся? Чтобы ребенок быстрее привык к трейнеру, чтобы сознательно понимал, что у него во рту есть инородное тело и к нему нужно привыкнуть.

Как понять причину ротового дыхания? Вы сами, самостоятельно причину ротового дыхания определить не сможете, потому что нужен целый набор исследований. На первичном приеме детям надо делать эндоскопию носоглотки, тимпанометрию надо делать, оценить состояние прикуса, как глотает, оценить состояние околоротовых мышц, где стоит язык, изучать небо, зубные ряды, увидеть ребенка – как он разговаривает, какая речь, какая осанка. Это важно, это отличает нас от других ЛОР-врачей, другие ЛОР-врачи на это внимание обращать не будут. Наверняка, другие ЛОР-врачи будут обращать внимание только на аденоидную ткань и, максимум, тимпанометрия ушей. Никто не обращает внимания на то, какой у ребенка прикус, как у ребенка растут кости скелета, есть ли там какие-либо изменения, если ли проблемы с мышцами, гипертонус или гипотонус, то есть усиление и уменьшение тонуса мышц, стоит ли язык на своем месте, говорит ли ребенок правильно, глотает ли ребенок правильно. Все важные детали нужно увидеть одномоментно на первом визите. Это так и называется: миофункциональное нарушение, то есть нарушение работы мышц языка, околоротовых мышц и так далее.

Аденоиды – иммунный орган. Сейчас во всем мире стараются беречь иммунный орган, стараются не удалять аденоиды, различными методами помочь детям вылечиться.

Почему настолько важно выявление нарушения работы мышц? Потому что, как я уже говорила, постоянное давление щечных мышц приводит к изменению костей. Чтобы изменить кости обратно, нужно ортодонтическое лечение в течение 2-3 лет, может быть, оперативное лечение, чтобы вернуть красоту лица детям. У детей страдает их красота, у них постоянно открыты рты, глуповатый вид, у некоторых детей бывает слюнотечение, и всегда у них изменяется речь, почти у всех детей меняется осанка. Это дорогого стоит, надо красоту ребенку возвращать и вообще профилактически этим заниматься, чтобы не было необратимых изменений. Это очень важная деталь, я считаю. Врачи не думают о красоте, о социальном аспекте, что в школе могут дразнить, им будет неприятно в дальнейшем, если будут кривые зубы, если постоянно будет открыт рот, если будет некрасивая осанка, если у ребенка удлиненное лицо. Эти все явления убираются одним нашим методом лечения. Насколько это важно – пусть думают родители. Лучше заниматься профилактически с 3-4-х лет, чем ждать до 9 лет. Мне часто звонят родители детей 9-8 лет, уже старшие дети, когда у них уже изменился прикус и им очень сложно помочь. Им нужно помочь, конечно, но лечение будет не 6 месяцев, а очень длительный процесс, чтобы вернуть измененные кости скелета в нормальное положение.

Екатерина Крюкова:

Полгода неудобств, но потом такой задел на будущее для красоты, здоровья Вашего ребенка. У нас люди говорят, что все индивидуально, мой ребенок индивидуален, красота индивидуальна. Из Ваших слов я понимаю, что есть понятия нормы здоровья уха, горла, носа, и нам нужно к нему стремиться. Всегда можно скорректировать ситуацию, по крайней мере, Вашим методом реально. Можно прийти к стандарту?

Гюнай Рамазанова:

По нашим методам мы увидели, что в течение 6 месяцев мы можем, и имеем право, и лечим, и успешно вылечиваем этих детей. Например, детям, которые с ротовым дыханием ходят к обычным ЛОР-врачам, назначается оперативное лечение – аденотомия, то есть удаляются аденоиды. Нашим детям, которые приходят с ротовым дыханием, мы сразу не говорим: «Удаляйте аденоиды». Мы их сначала обследуем. Если их нос хоть в какой-то степени дышит, мы этих детей берем на безоперационное лечение с назначением определенных трейнеров, дыхательных мышечных упражнений.

Нельзя терять время. Самое главное, хочу родителям сказать: не теряйте время, вовремя обращайтесь к специалистам, они будут Вам подсказывать. На первом приеме родители слышат то, о чем я говорю, и, когда я показываю на ребенке, то вопросы уже не возникают. Они понимают, насколько важно все патологические изменения убрать сейчас, чтобы в дальнейшем не было необратимых изменений, чтобы в дальнейшем не было долгого ортодонтического лечения. Например, чтобы ребенок часто не болел в дальнейшем, чтобы, в конце концов, не пришлось оперировать ребенка. Надо вовремя вмешаться в ситуацию, чтобы вылечить воспаленные аденоиды у ребенка, надо вмешаться сразу, чтобы вылечить слабость околоротовых мышц, чтобы вернуть смыкание губ, вернуть ребенку носовое дыхание. Для этого нужно обращаться в клинику с ребенком, чтобы мы его видели, вместе всё обсудили.

Каждый ребенок, конечно, индивидуален. На приемах мы видим грубые нарушения. Родители даже не понимают, что их ребенок дышит ртом. Он всю ночь дышит ртом, у него пересыхает горло, часто из-за этого болеет, у него еще и горло болит из-за того, что он дышал ртом и не увлажнял воздух носом. Родители, после того, как мы им подсказываем, понимают и видят, над чем надо работать. Есть дети, которые сосут палец, сосут карандаши и другие инородные предметы; у них также постоянные проблемы с ротовым дыханием из-за изменения прикуса, эти явления тоже все уходят. Есть дети, которые неправильно глотают, инфантильное глотание, они глотают с помощью околоротовых мышц – эти явления тоже уходят с назначением миофункциональной терапии. Как мы уже обсудили, воспаленные аденоиды, аденоидиты эффективно лечатся нашим методом, наши дети все начинают дышать носом через 3 месяца. Еще в связи с аденоидами у детей частые отиты, снижение слуха, потому что аденоиды прикрывают устье слуховых труб и вместо воздуха в среднем ухе собирается экссудат, ребенок из-за него начинает плохо слышать. Снижение слуха тоже в течение 3-х месяцев возвращается в норму. Экссудат надо вывести из среднего уха, для этого надо выдвигать нижнюю челюсть вперед, этим занимается наш трейнер в течение 8-ми часов ночи. Челюсть выдвигается вперед, и экссудат, жидкость выходит из среднего уха, в среднем ухе восстанавливается нормальная воздушная сфера, и ребенок начинает нормально слышать.

Екатерина Крюкова:

Много информации. Главное, что я поняла, что у бытовых причуд ребенка часто может быть медицинское объяснение. Нужно присматриваться и быть внимательными к своим детям.

Кроме тренажёра, у вас есть некие видео, которые ребенок дома смотрит и повторяет. Что это такое и как выглядит? Давайте об этом поподробнее.

Гюнай Рамазанова:

Кроме трейнера, детям назначаются мышечные и дыхательные упражнения. Сначала мы это показывали в виде дневников к трейнеру, есть распечатанные дневники, продаются вместе. Сначала детям давали дневники. Дома родители были заняты тем, что постоянно занимались с детьми по этим дневникам, делали упражнения и так далее. Потом мы решили делать видео, чтобы родителей разгрузить дома, потому что в течение полугода ребенок должен регулярно выполнять упражнения. Мы решили делать видео, сделали очень красивые видеоролики. Эти ролики потом нам смонтировали с музыкой, со звуковым сопровождением, как делать и что делать, с видеорядом, как выполняет ребенок. В ролике двое детей, мальчик и девочка, делают упражнения, и ребенок, который сидит дома, смотрит на них и считает себя в группе, так же все делает. Мы специально сделали несколько повторов некоторых упражнений, все повторы идут на видео. Родители могут включить видео, и ребенок самостоятельно может повторять, сколько ему понадобится. Раньше мы просили родителей делать повторы 3-5 раз, и родители были привязаны к занятиям, а сейчас ребенок сам повторяет за детьми, которые показывают ему с экрана, как что делать.

Екатерина Крюкова:

Упражнения выполняются каждый день?

Гюнай Рамазанова:

Это делается ежедневно. Первый блок – это дыхательное упражнение 5 минут, второй блок – 7 минут, третий блок – с трейнером делается 5 минут. Ничего сложного, 30 минут подряд самостоятельно все делают, они повторяют даже не 15 минут, а дольше, сами хотят и сами повторяют. Это только плюс. Как фитнес для мышц. Слабость околоротовых мышц, слабость языка и неправильное положение языка – всё убирается упражнениями. Мы должны обучать наши мышцы, как в обычном фитнесе. Есть дыхательное упражнение, когда ребенок надевает трейнер, зажимает одну ноздрю и дует на шарик пинг-понга. Дыхательное упражнение идет как игра. Есть разные интересные логопедические упражнения. Все дети, которые у нас лечились, имели очень выраженные логопедические изменения, до нас ими занимались логопеды, успехи невыраженные. Здесь, из-за того, что возвращаем тонус околоротовым мышцам и тонус языку, у детей занятия с логопедом идут эффективнее, чем раньше, и, естественно, ребенок дышит носом. Например, у нас был ребенок, девочка, которая занималась зимним видом спорта. Тренер за 3 месяца сам увидел, что ребенок при физической нагрузке стал дышать только носом. Ранее он всегда делал замечания ребенку, что надо губы смыкать, что холодный воздух, часто будешь болеть. На самом деле, она часто болела. В течение полугода ребенок полностью выздоровел, она трейнер больше не носила. За каких-то полгода ребенок стал меньше болеть, смыкать губы и начал эффективно заниматься спортом.

Екатерина Крюкова:

Наличие аденоидов — это не единственное показание к Вашей расширенной терапии, тренировке, к программе? С чем еще можно прийти и поработать над собой?

Гюнай Рамазанова:

Мы называем себя борцами за носовое дыхание. Мы боремся с ротовым дыханием. Если у Вас ребенок дышит ртом, это не означает, что у него аденоиды, не всегда проблемы с носом. Вначале его надо обследовать, как мы уже говорили. В первую очередь обследовать носовую полость и носоглотку. У ротового дыхания много причин, надо найти самую настоящую причину. Она всегда есть. Никогда ротовое дыхание не бывает просто так, это называется вредная привычка. Причина обязательно есть, ребенок не родился с ротовым дыханием. Я вначале говорила, что новорожденный ребенок всегда дышит носом. Если ребенок или взрослый дышит ртом – это патология, однозначно. Давайте искать причину.

Мы занимаемся не симптоматикой, а именно нахождением причины и её лечением, чтобы дети больше не страдали ротовым дыханием. У детей, которые у нас вылечились, которые научились правильному месторасположению языка, уже проблем с ротовым дыханием не должно быть на всю оставшуюся жизнь, потому что мы вернули нормальное место языка. Все вредные привычки уходят в течение не менее 90 дней, поэтому нужно регулярное ношение трейнера, регулярные упражнения. 90 дней – это 3 месяца. В течение 4-5-ти последних лет, мы видим у детей результаты регулярных занятий нашими упражнениями. Мы пошагово ведем детей: как носить трейнер, как себя вести, у них за 90 дней у всех уходят вредные привычки в виде ротового дыхания, в виде сосания пальца, в виде неправильного месторасположения языка, в виде неправильного глотания, некрасивой осанки. Самое главное – они задышали носом, и им не пришлось оперировать аденоиды, потому что аденоиды не воспаленные, они уже здоровы, они оздоровились и начали беречь этого ребенка от инфекций. Часто болеющим детям их аденоиды им не помогают. Наоборот, их аденоиды являются очагами инфекции. Это так и называется: хронический аденоидит. По словам родителей, дети не выздоравливали в течение года. У них, может быть, только месяц летом нет выделений из носа. У них постоянно, то по задней стенке постоянно стекает слизь, то из носа выделения, и этот ребенок почти целый год плохо дышит носом. Так себя ведет хронический аденоидит. У детей, естественно, появляется вредная привычка - ротовое дыхание. Еще раз говорю: у ротового дыхания не одна-единственная причина – аденоиды, эта причина может быть в изменении прикуса, в изменении костей скелета лица, и, самое главное, изменение тонуса околоротовых мышц и языка.

Нельзя терять время. важно все патологические изменения убрать в раннем возрасте, чтобы не наступили необратимые изменения, не было долгого ортодонтического лечения, чтобы ребенок часто не болел в дальнейшем.

Екатерина Крюкова:

У взрослых, наверное, такие же проблемы? Кто-то с детства не знает, как дышать носом. Можно ли им помочь в этой ситуации?

Гюнай Рамазанова:

Очень много родителей ко мне обращаются: «Да, у нас тоже такая проблема, у нас папа такой». У детей первая причина – это аденоиды, как мы всегда говорим, носовое дыхание. У взрослых первая причина, в основном, искривление перегородки носа или аллергический вазомоторный ринит. Это все идет параллельно, поэтому их тоже надо осматривать. Если у них, например, искривленная перегородка выпрямилась, то есть сделали операцию и выпрямили перегородку, но человек не дышит носом, значит, у него также есть слабость околоротовых мышц, или у них есть ортодонтические проблемы. Рекомендую обращаться к ортодонтам. Мы же родителям даем видеоупражнения, я их просила делать вместе с детьми эти упражнения. Упражнения очень полезные, вреда от этого не будет точно. Они тоже делают. Я не знаю какие результаты, но им тоже можно всё назначать.

Первое, что должны делать дети и взрослые – приходить на первичный прием. Все люди индивидуальны, нельзя сказать, что у всех аденоиды, или у всех прикус изменен. Мы всегда показываем и взрослым, и детям на экране, что у них внутри носа, что у них творится в носу, например, в ушах. Это все видеокамерой демонстрируется на экране, очень интересно. Когда взрослый человек приходит, ему говоришь, что у него перегородка искривлена – он не верит, он не понимает. Он говорит: «Как искривлена? У меня травмы не было, нос не сломан». Когда ему показываешь искривленный хрящ, он его видит, видит, что с одной стороны прямо, с другой стороны криво, он сам все понимает и оценивает ситуацию, что да, ему надо исправлять перегородку и начинать дышать наконец-то носом.

Еще есть причина ротового дыхания – аллергический ринит. Когда будет весенний сезон, у нас часто будут дети с ротовым дыханием с аллергическим ринитом. Наш метод к аллергическим ринитам тоже подходит. Почему? Потому что наш трейнер – это медицинский гипоаллергенный силикон. Очень много моих пациентов с серьезными аллергическими патологиями носят наш трейнер. Они, как говорят родители, меньше стали капать в нос лекарство, меньше начали употреблять гормоны. Почему? Потому что, опять-таки, включился фильтр в носу, ведь нос фильтрует и пыльцу. Весной летит аллергенная пыльца, нос фильтрует и обеззараживает. Этим детям тоже нельзя дышать ртом, они должны больше, чем остальные дышать носом. Эти дети охотно носят трейнер, им тоже помогаем. Их мало в нашем методе лечения, но я призываю: если есть какие-то проблемы, связанные с аллергическим ринитом, пусть приходят, и поможем, чтобы это не превратилось в привычку ротового дыхания. У детей с аллергическим ринитом, как минимум, 2 раза в год сильнейшим образом отекает слизистая носа, они долго, может быть, 20 дней не дышат носом из-за аллергии. У таких детей есть предрасположенность к ротовому дыханию.

Чтобы не было порочного круга, о котором мы говорили, чтобы быстро очищать воздух, который попадает в организм, их тоже надо обучать дышать носом. Им всегда назначали дыхательные упражнения, и раньше тоже назначали. Сейчас у нас в виде видеоуроков, они могут взять видеоблоки и делать дома упражнения, им даже трейнер носить не надо, потому что трейнер не во всех случаях показан. У нас есть дети, которым я назначаю только блоки видеоупражнений, потому что у них нет грубых изменений ни глотания, ни мышц, ни прикуса, им трейнер не назначаем. Мы всем подряд трейнер не назначаем, некоторым детям достаточно назначения дыхательных и мышечных упражнений. Они больше выигрывают, потому что сложнее носить трейнер, чем делать упражнения. К радости, они пришли пораньше, они пришли вовремя. Ребенку, которому 3 года и у него нет изменения прикуса, мы трейнер не назначаем, мы назначаем ему только упражнения.

Екатерина Крюкова:

Мне врачи часто рассказывали, как здорово помогает гомеопатия при аденоидах у детей. Какой Ваш опыт в этом направлении? Назначаете Вы или нет гомеопатию совместно с программой, или не доверяете?

Гюнай Рамазанова:

Нет доказательной базы по гомеопатии. Я назначала когда-то в начале карьеры, она не помогала. Традиционная медицина много назначает гомеопатию.

Екатерина Крюкова:

Почему-то исключительно в случае аденоидов.

Гюнай Рамазанова:

Я считаю, что там играет роль время. Потому что гомеопатию на 10-20 дней не назначают, её назначают месяцами. За это время, я думаю, ребенок, скорее всего, выздоравливает. Я не назначаю. У меня были 2 или 3 ребенка, которые долго лечились у гомеопатов, они пришли к нам с необратимыми изменениями слуха, то есть, они потеряли время. У них в среднем ухе долго стояла слизь. Это не просто вода, это протеин определённой густоты, она превратилась в адгезивный отит, то есть в рубцы внутри ушей. Этим детям и мы не поможем, им нужна операция на рубцах. Я таких детей видела, у нас есть такие кейсы. Нельзя так делать, я считаю. Если гомеопаты меня слушают – хотя бы отиты не надо так лечить. Наши диссертации доказали, что трейнеры и упражнения лечат экссудативные отиты. Доказано официальной медициной, что 86 % детей у нас выздоравливали, объективное исследование слуха показало, что пролеченные нашим методом дети выздоравливают. Пусть гомеопаты мне тоже покажут объективные выводы с историей болезни, с видео – то, что мы делаем, видео с эндоскопией. Например, мы делали 4 видео эндоскопии у одного и того же ребенка, 4 тимпанометрии у одного и того же ребенка. Мы получили такие результаты и об этом сейчас везде говорим. Пусть гомеопаты мне покажут такие доказательные базы, тогда я с ними соглашусь.

Екатерина Крюкова:

Спасибо Вам большое за экспертное мнение! Мы были рады провести эфир. Будьте здоровы!

Гюнай Рамазанова:

Спасибо!