Коллаген - центральный защитник кожи

Медицина красоты

Тэги: 

Елена Женина:

Здравствуйте, в эфире программа «Anti-age медицина». С вами я, Елена Женина, а гости моей сегодняшней программы: Елена Лащинина – генеральный директор компании «Скин Технолоджи», которая занимается обучением косметологов, дерматологов и проводит различные бьюти-процедуры, и Светлана Данилова – медицинский советник «Ниармедик плюс». Говорить мы сегодня будем о коллагене, что такое коллаген для кожи, как мы его можем восполнить с помощью каких-то добавок и какие у нас есть инъекционные методики, которые позволяют сохранить красоту и здоровье не только лица, но и тела. Давайте обсудим, что же такое коллаген, откуда он в организме берется и почему его не хватает у некоторых людей.

Светлана Данилова:

Коллаген – это самый распространенный белок в организме человека, он присутствует в коже, в мышцах, в связках, в межпозвонковых дисках и так далее. Причем коллаген бывает разного типа. Нам больше интересен, если мы говорим про старение, коллаген первого типа, который присутствует максимально в дерме. Коллаген первого типа отличается от всех других типов коллагенов тем, что он имеет очень мощную пространственную конфигурацию, то есть он имеет 3D-форму. Сейчас очень модно везде 3D, у нас организм давно уже придумал 3D, и если представить визуально, то коллаген первого типа – это плотные канаты, переплетенные между собой в 3D-форме, которые обеспечивают нам поддержку.

Можно сравнить нашу дерму с ортопедическим матрасом, где есть мягкий наполнитель – это гиалуроновая кислота и все, что находится в пространстве между волокнами, и сам коллаген – это пружины. По последним данным, количество гиалуроновой кислоты в дерме меняется с возрастом, меняется ее структура и качественный состав, она меньше может удерживать воду, меньше имеет связи для удержания коллагена, а когда у нас меняются структуры волокон коллагена, это изношенные, испорченные пружины матраса. Когда Вы видите продавленный матрас, то сколько бы мы ни пытались положить мягкого наполнителя, все равно нужна работа с пружинами.

Когда мы работаем с инъекционным коллагеном, мы можем сделать капитальный ремонт этого матраса, это не новый, но это после капитального ремонта, и мы можем долгое время им снова пользовался. И когда у нас пружины все новые, то мы можем спокойно поменять облатку, латекс, все обновить. Вот прекрасное соотношение в процедуре с другими препаратами, которые дают прекрасный комплекс для стабильного и красивого результата.

Конечно же, кроме инъекционных процедур нужно поддерживать пациентов с помощью и нутритивной поддержки. У меня масса пациентов, которые худеют постоянно, у которых диета примерно такая: кофе, кофе, сигарета, сигарета, кофе, шоколадка. Белка никакого они практически не получают, и получается так, что эти пациенты имеют низкий уровень общего белка в крови. Когда очень низкий уровень белка, бесполезно кормить таких пациентов мясом, котлетами, потому что они плохо себя чувствуют после этого, у них уже очень низкая ферментная активность, и они практически все это не перерабатывают. Такие пациенты нуждаются в более раздробленном варианте белка или аминокислотном варианте. Поэтому есть специальные коктейли, не для качков, есть специализированные препараты, которые содержат набор определенных аминокислот и пептидные цепочки, которые не содержат большое количество казеина, что есть в препаратах для бодибилдинга. Раз казеин обладает таким нагрузочным вариантом для почек, мы спокойно можем применять гидролизат коллагена различных компаний, только применяю в два раза больше дозировку, чем написано на упаковке. Кроме этого, есть BCAA с различными добавками: это аминокислотный комплекс, который также активно применяется у тренеров фитнеса.

Кроме этого, есть еще ряд показателей, которые можно сдать. Есть комплекс, через который можно увидеть, что есть дефицит селена, цинка, уровень щелочной фосфатазы, гомоцистеин. И цинк, и селен принимают участие в синтезе коллагена. Мы находимся в не очень благоприятной обстановке в плане окислительного стресса, у нас он идет каждый день, потому что мы живем в мегаполисе, теряем витамин С. Генетически детерминированный коллаген должен быть мощный, хорошо ориентируемый пространственно. За счет того, что у нас дефицит витамина С, процесс перехода, образования вот этих новых сшивок в волокнах коллагена, которые обеспечивают прочность коллагена, происходит медленнее. В итоге получается, вроде как и аминокислоты есть, но не происходит образование вот этих поперечных связей, которые обеспечивают прочность коллагена, то есть сами люди себе ухудшают состояние коллагена.

Елена Женина:

Нужно принимать какие-то препараты в обязательном порядке, если у нас скудное питание?

Светлана Данилова:

Конечно, обязательно.

Елена Женина:

А кто эти препараты назначает?

Светлана Данилова:

В косметологической практике это врач-дерматокосметолог, поскольку это биологические добавки. Для того, чтобы был персонализированный подход, у нас пациент сдает обязательно биохимический анализ крови, причем достаточно хороший набор показателей, потому что если одного или другого не будет, очень сложно между собой правильно их сопоставлять. Есть масса моих коллег, которые занимаются восстановительной терапией, это и в государственных учреждениях, которые корректируют также биологически активными добавками, улучшают качество жизни. Самое лучшее – это улучшение качества жизни.

Елена Женина:

По Вашему опыту, спустя какое время мы можем увидеть результаты приема этих биологически активных добавок и результат на коже?

Светлана Данилова:

Результат на коже мы видим минимум через 3-4 месяца, потому что все физиологические процессы завязаны примерно на этот временной период, то есть многие обновления клеток, обновления кожи и плюс это обновление коллагена, которое занимает где-то два месяца. Но эффект, который мы можем увидеть глазом, это 3-4 месяца, и биохимические показатели также сдвигаются только через 3-4 месяца, это минимальный период времени.

Елена Женина:

Но селен и цинк – это не только кожа, это ногти, волосы.

Елена Женина:

Конечно, цинк участвует, как паровозик в более чем 200 разных ферментов.

Елена Лащинина:

В любом случае, это холистический подход, подход со всех сторон, индивидуальный подход врача эстетической медицины к пациенту безусловен, и чем грамотнее он будет, чем больше препаратов у него в ассортименте, понимая взаимодействие между разными продуктами.

Состояние кожи обеспечивается внутренним состоянием, и то состояние кожи, которое на сегодняшний момент у пациента, связано с уходом, с образом жизни. Только большие знания, возможность взаимодействовать со смежными специальностями, потому что объять необъятное мы тоже не в состоянии, грамотный подход на сегодняшний момент актуален для врача эстетической медицины и для пациента, который попадает в руки этого специалиста.

Часто пациенты расстраиваются, что после процедуры нет результата, инвестирована какая-то сумма денег, а результатов нет даже на дорогом оборудовании или каких-то продуктах. Конечно, это свойство организма, и из него надо исходить, прежде чем рекомендовать какой-то продукт.

Елена Женина:

Правильная диагностика, правильная оценка цели и задачи, правильный подбор терапии. Даже мезотерапия с тем же селеном и цинком может дать очень неплохой результат на начальном этапе, будет продуцировать выработку коллагена, на который потом можно наложить те же самые пептиды и препараты чистого коллагена. Это то, о чем мы будем говорить во второй части программы. Для того, чтобы исправить какие-то дефекты внешности, если мы сейчас говорим о лице, шее, даже растяжки на теле, которые появляются после резкого колебания веса или послеродовые моменты, мы можем прекрасно корректировать с помощью этих препаратов и биологически активных добавок. Хочу сказать, что очень часто к нам приходят пациенты после резкого сброса веса или после серьезного стресса, у них это отражается и на лице, и на теле, коллаген как будто сгорает. И в этих ситуациях прекрасно работают добавки, потому что через 3-4 месяца регулярного приема в определенных дозах создается восполнение этих веществ, которые были потрачены в активном режиме. На сколько Вы выписываете эти препараты?

Светлана Данилова:

Я выписываю на долгое время, корректирую еще дополнительными ингредиентами, которые к аминокислотным препаратам и коллагену я добавляю, потому что если есть сдвиг определенных биохимических показателей, я вижу, что необходимо добавить. Например, сначала дефицит микро-, макроэлементов, если это волосы, это на долгое время дает возможность сориентироваться, что происходило в организме. Есть такие показатели, когда наоборот, уровень элемента высокий, когда в волосах он поднимается, то это говорит о том, что он уже на грани потери, то есть идет большая компенсация. Поэтому на все сразу не получается подействовать, и действуешь на один момент, потом через какое-то время нужно подтягивать другие элементы.

И самое интересное, иногда необходимо применять 3-4 препарата, только чтобы один показатель скорректировать. Не всегда получается витамин D3 скорректировать только витамином D3. Там очень много разных нюансов, это и CA2 необходимо применять, и магний, дефицит магния у очень большого количества народа. Сухость кожи и повышенная активность, возбужденность клеток, когда все сидят на успокоительных препаратах, это симптоматика. А если клетка возбужденная настолько, что у нее дефицит магния и калия, она все время находится в возбужденном состоянии, у нее процесс реполяризации практически не происходит. То есть это возврат в правильное состояние, как аккумулятор должен бы с одной стороны минус с другой стороны плюс, и определенный должен быть заряд. Если клетка находится всегда в непонятном состоянии, то уже не классический импульс, активный, важный на него реагирует, а клетка реагирует на все что угодно, и это постоянный расход энергии, постоянный расход АТФ. И получается наша энергетическая субстанция, АТФ, практически тает, метаболический синдром. То, что есть практически у всех.

Волосы почему реагирует в первую очередь? Потому что там потери белка происходят мгновенно. Если в других местах гораздо дольше все это, более консервативно, то в волосах в норме потери белка в сутки 20 процентов от того, что есть. 20 процентов должны обмениваться, а если не на что обмениваться, то очень быстро доходит до 80 процентов дефицита, до 90 процентов дефицита. Проводили исследования доктора, которые работают в трихологии, когда волосяная луковица имеет выраженные дистрофические изменения, и уровень АТФ резко падает. Метаболический синдром у мужчин связан с большой потерей в результате перехода неактивного тестостерона в активный тестостерон, это очень выраженный энергетически затратный момент. И получается, что волосы быстро реагируют. Также мы можем использовать не только по уходу лица, кожи, декольте, но еще и волосистой части головы. Волосистая часть головы тоже очень важный момент, потому что старение там также происходит быстро.

Елена Женина:

Я правильно поняла, что если у нас какой-то показатель в волосах зашкаливает, то это плохо, а не хорошо?

Светлана Данилова:

Когда высокая потеря белка, делается биохимический анализ волоса, и наоборот, когда АТФ снижен, то это плохо. То есть мы потеряли АТФ и потеряли белок.

Елена Женина:

Если много цинка, например?

Светлана Данилова:

Это когда мы говорим про микро-, макроэлементы. Если много цинка в волосах, это говорит о том, что он уже перерасходуется и начинает теряться.

Елена Женина:

Кто делает такую расшифровку анализа?

Светлана Данилова:

Косметологи, дерматологи, трихологи давно занимаются этими процедурами.

Елена Женина:

Они компетентны в этом вопросе и могут порекомендовать, что нужно делать? Зачастую обычный обыватель, посмотрев на анализ, подумает, что, наоборот, у него все хорошо.

Светлана Данилова:

Это расшифровывают, поэтапно коррекция идет. Результат можно оценивать только через 3-4 месяца, у нас пациенты хотят гораздо быстрее. Конечно, у нас в руках шприц, как волшебная палочка, но она все-таки имеет определенные ограничения, в том числе не мгновенного действия. Если филлер может быть и мгновенного действия, то лечение – это длительный процесс.

Елена Женина:

Нужно разделять эстетическую коррекцию и эстетическую терапию, это два разных направления. Это холистический подход, мы учитываем все эти моменты, от чего-то мы можем получить мгновенный результат, от чего-то результат получим через неделю, а от чего-то нам потребуется 3-4 месяца, чтобы мы увидели эффект от принимаемых препаратов и от каких-то процедур.

Светлана Данилова:

Мы получаем пролонгированный, комплексный, омолаживающий эффект, улучшение качества жизни и кожи. Не только мгновенная подстановка в каком-то участке, где был дефицит, хотя это очень важно, для того чтобы пациент был очень заинтересован в следующей работе, потому что он видит мгновенный результат, понимает, на что он идет.

Самое интересное, что пациенты начинают делиться на две категории. Одни пациенты, которые ждут мгновенного эффекта, а от биоревитализации не видят эффекта. Какую я мысль уловила: что обычно эти пациенты используют большое количество косметики, много тонального крема, хайлайтеров и других средств. Сейчас появились средства, которые можно поверх косметики нанести с гиалуроновой кислотой, которые что-то выравнивают, вот такие пациенты на терапевтическую косметологию говорят, что они не видят эффекта. Я говорю, что Вы и не ждите эффекта, потому что Вы его не будете чувствовать, потому что пятнышки можете замазать, мелкие морщины, это не показатель того, что доктор сделал, и получилось что-то хорошо, но кожа чувствует, она же знает, и поэтому лечебный момент все равно никто не отменял.

Вот представьте, если Вы едите что-то одно, а овощи не едите, соответственно, организм тоже меняется, ему тоже необходимы эти вещества. Есть пациенты, у которых от биоревитализации великолепный эффект, они обычно без косметики, но они очень боятся делать филлеры, потому что они за красоту, за естественность, но при этом им тоже можно восстановить объем, но так, чтобы никто не видел, но при этом говорили, что они выспались, хорошо отдохнули.

Елена Женина:

Хотелось обсудить те инъекционные возможности, которые существуют в нашей работе по восполнению дефицита коллагена, по улучшению эстетического эффекта как на лице, так и на теле. Традиционно начнем с лица и будем двигаться дальше, ближе к пяткам.

Светлана Данилова:

На данный момент в косметологической практике есть несколько препаратов на основе коллагена. Есть гидролизат коллагена – это отдельные плавающие кусочки коллагена, в качестве материала это тоже очень хороший, интересный вариант, особенно когда кожа еще явно не испытывает выраженный дефицит, то это тоже имеет место быть. Как и профилактический вариант это тоже прекрасно. Если мы говорим про коллагеновый препарат «Коллост», то он принципиально отличается от других коллагеновых препаратов, поскольку авторам удалось сохранить полностью трехмерную структуру волокна, вот эту 3D-форму, за счет того, что применили радиационную стерилизацию, не было температурного нагрева, а все знают, что белок начинает изменяться под температурным нагревом. Здесь удалось сделать так, что 3D-форма сохранилась.

Когда мы инициируем коллаген, нам больше интересна дерма, наша кожа, то при инъекциях коллагена в кожу мы вносим не только материал, но еще он имеет трехмерную форму, которая может обеспечить миграцию клеток фибробластов, которые передвигаются по волокнам. Они в межклеточном пространстве не плавают, для того чтобы они мигрировали в разные участки, им необходима какая-то структура. Так вот, эти фибробласты мигрируют, выделяют собственные ферменты, они очищают, разрушают старый метаболический инертный коллаген, то есть тот, который уже плохо удерживает форму, и идет синтез нового коллагена. Получается капитальный ремонт нашей дермы. Учитывая то, что это не мгновенный результат, минимальное время синтеза коллагена – это две недели, максимальное – это два месяца. Через две недели какие-то результаты можем видеть, но, визуально мы можем видеть минимум через месяц, у нас тургор улучшился кожи, цветность улучшилась кожи. В связи с тем, что у нас нарушается состояние микроциркуляторного русла со временем, кожа становится более серой, с отсутствием яркого рисунка, то тут сосудистый рисунок уменьшается, цвет становится более яркий, тургор кожи улучшается.

Конечно, отремонтировать все сразу мы не можем, это курсовая процедура. Хотя есть пациенты, которые имеют только начальные этапы снижения функции коллагена, они проходят процедуры раз в полгода, это те пациенты, у которых времени нет, либо сильно боятся, либо это связано с финансами. Когда я езжу в разные города с мастер-классами, есть пациенты, которые меня просто ждут, они делают у меня раз в полгода процедуры, и они имеют хороший поддерживающий эффект даже с минимальных воздействий. Я думаю, что каждый доктор в своей практике уже увидел, что те пациенты, которые делают немного, но постоянно, удерживают свой функционал и свой эффект гораздо лучше, нежели те пациенты, которые делают редко, но вкладывают гораздо большие средства. Это должно быть постоянное воздействие, для того чтобы это все поддерживать, это как уборка в квартире.

Вот этот постоянный уход имеет свое значение, а только монотерапия коллагеном… Кто-то применяет, конечно, и кому-то прекрасно подходит, например, крупным лицам, которые на гиалуроновую кислоту отекают, с гипофункцией щитовидной железы. У них прекрасный результат, потому что раз фибробластом мы активизировали, в любом случае они будут вырабатывать и гиалуроновую кислоту. Основная масса пациентов имеет дегидратацию тканей, поэтому оптимально сочетание с препаратами на основе гиалуроновой кислоты. Если возрастная пациентка, это еще и комплекс: аминокислоты, обязательно пептидный комплекс, потому что многие химические процессы у нас закрыты, и пептиды, как ключ к замку, открывают совершенно другие возможности для ткани.

Елена Женина:

Мы сейчас говорим больше о мезотерапии или о биоревитализации?

Светлана Данилова:

Это сочетанная история. В зависимости от того, кому что подходит, у кого какой финансовый момент, потому что есть возрастные барышни, у которых функционал фибробластов уже снижен, то есть они функционально не активны, ферментная система у них очень низкая, то применяется препарат, содержащий ДМАЭ, потому что ДМАЭ и внутрь можно применять в том числе. Это не только улучшение состояния работы фибробластов, еще когнитивные функции улучшаются, за счет этого мы новый пол фибробластов формируем, которые уже нам потом, как строители хорошо сформируют коллаген. Тут очень много нюансов.

Закисление организма в целом ведет к тому, что синтез белка тоже снижается, поэтому питье воды 80 pH – это не то, что щелочь положили, нет, когда pH воды 80, у нас жидкокристаллическая молекула воды более компактная, она очень хорошо проходит в ткани, поэтому обновление идет гораздо лучше. Поэтому у тех пациентов, которые имеют выраженную дегидратацию, первая процедура должна быть с гиалуроновой кислотой, потому что там и с сосудами плохо, и текучесть межклеточного пространства хуже. Коллаген имеет более пролонгированный эффект, но и поступает он долго, а пациентка хочет эффект быстро, и физиологически логично сделать сначала, чтобы улучшилось состояние сосудистой стенки, чтобы потом меньше были застойные явления на коллаген, потому что коллаген содержит 10-процентный раствор глюкозы, он будет давать отек. А если сделать сначала биоревитализацию, то этого не происходит, папула очень быстро уходит. И можно сочетать коллаген с лазерными технологиями, у нас есть периоды между процедурами, то есть мы можем делать от двух недель до трех месяцев при необходимости.

Выбор препарата мы делаем в зависимости от того, как выглядит пациент. Возрастные изменения – это раз, сколько необходимо строительного материала, и второе – как часто мы это будем делать. Есть пациенты из других регионов, и мы инициируем исключительно только 15-процентный коллаген, поскольку это мы можем делать с периодом в три месяца. Это очень удобно. Есть барышня, ей 74 года, у нее высокое давление, конечно, скорректированное, но на стресс все равно реагирует, поэтому я использую самые тоненькие иголочки, работаю исключительно только с 7-процентным коллагеном. Потому что если диаметр иглы будет больше, например, если с 7-процентным мы используем 32g, то 30g – это уже существенно по ощущениям, и поэтому я иду на увеличение объема вводимого зону. Например, я делаю два шприца в область лица по 1,5 миллилитра, я делаю мало на вкол, но у меня вколы очень близко друг к другу находятся, то есть буквально как мощение мостовой. Вот тогда мы даем очень хороший результат.

Как только коллаген появился на рынке, одна из компаний, которая дистрибъютировала, показывала такие процедуры, как мезотерапия, то есть расстояние между вколами 3-4 сантиметра. Представьте: если Вы захотели сделать ровную дорогу, с расстоянием в 30 сантиметров положили кирпичи и довольны жизнью, что она ровная, но такого не бывает. Очень сильно зависит от объема препарата. Стандартный объем – это 2 миллилитра на лицо, или можно ориентироваться по ладони. Ладонь с пальцами – это 1,5 миллилитра геля к росту, вот это очень удобно в том плане, чтобы определить правильный объем, как работать с препаратом.

Конечно же, когда мы вводим подкожно, сразу какой-то эффект будет в любом случае, но нам нужен коллаген в дерме, поэтому здесь введение внутрикожное. Поэтому когда заходим иглой, и если игла проваливается, то это уже субдермально, на эту область обычно укладываются хорошо все препараты гиалуроновой кислоты, пептидный комплекс, потому что очень много фибробластов, и на них очень хорошо активизируемся. Здесь другой уровень. Вводить все-таки стараться интрадермально, поэтому если соблюдать уровень введения, технику введения, то эффект гораздо выше.

Что касается зоны вокруг глаз. Субдермальное пространство вокруг глаз очень рыхлое, и у нас есть такой момент, как инерционное введение геля: когда мы даже на поршень не нажали, только зашли, часть геля все равно начинает заходить, и если чуть-чуть нажали, сопротивления ткани практически нет, и очень быстро возникают очень крупные папулы. Потом может быть длительной отек, и отек, связанными с техникой, а не с самим препаратом. Если пациент с мезенхимальной недостаточностью, можно делать и армирующие техники. Линейную технику делать таким пациентам хорошо, но сопряжено с гематомами. Я предпочитаю делать коротко линейные техники – это три коротенькие линеечки, гораздо быстрее, менее болезненно, менее травматично, чем одну линейную технику.

Елена Женина:

Мы сейчас говорим об иголках или канюлях?

Светлана Данилова:

Канюли ходят только в гиподермию, интрадермально не ходят. Если есть необходимость работ с перегородками, можно работать и канюлей. Это если мы говорим про армирование, но если мы делаем коротко линейную технику, часть препарата будет уложена глубже, а часть интрадермально. Сейчас косметологи перешли на применение пептидных комплексов на коротколинейную технику, для того чтобы поработать на разных уровнях. Мы говорим про внутреннее состояние, дерму, гиподерму, эпидермис, тогда самый оптимальный вариант.

Когда пациент спрашивает: а что мне лучше – вот это послойное введение самое лучшее. У нас большая проблема с глубокими морщинами, там, где дермы практически уже нет. Оказывается, не все медицинские работники знают, что толщина кожа на лице не 4 миллиметра. Вокруг глаз она очень тоненькая – 0,5-0,6, на лице самое толстенькое место, которое нашли, это 1,83-1,87 миллиметра, то есть меньше 2 миллиметров. Поэтому это очень кропотливая техника.

Наши пациенты видят эти глубокие морщины и говорят: давайте что-то с ними сделаем. Мы пытаемся заполнять их филлерами. Если сразу на голую морщину, ничего с ней не делали, и сразу филлерами начинаем заполнять, места там практически нет, мы вложили филлер, а он до конца не может ее заполнить. Если увеличивать количество филлера, он не будет стоять в том месте, где ему тесно, он идет все равно в гиподерм частично, а когда мы сначала срабатываем коллагеном, то увеличиваем эластичность, емкость ткани, и при увеличении емкости ткани введение филлера туда просто великолепно. Вот это сочетание работы прекрасное, тогда мы можем тонкими филлерами, которые предназначены для такого поверхностного введения, заполнить практически каждый изъянчик, и тогда получится прекрасная бьютификация.

Елена Женина:

Пациенты же хотят именно это получить. В итоге они хотят получить красивый результат на лице и на теле. По лицу мы используем короткие линейные техники.

Светлана Данилова:

Или даже микроинъекционные могут быть, для того чтобы пациенту сделать такую процедуру первый раз очень хорошо, чтобы папулы длительно не стояли. И вот тогда у нас идет взаимное применение препарата: сначала гиалуроновая кислота, потом коллаген. Через неделю получается папула, в результате применения 7-процентного коллагена будет держаться 2-3 дня, на 15-типроцентном – 3-5 дней, а если сделать коллаген сразу в первую процедуру, то пациент может в папулах ходить 10, а то и 12 дней, вот представьте, какая разница между физиологией.

Елена Женина:

Мне бы хотелось, чтобы Вы рассказали о техниках, применяемых на теле: это декольте, грудь, стрии.

Светлана Данилова:

У нас есть и шея, декольте, кисти рук, локти, коленки, тыльная поверхность стопы, грудь и живот. Там могут применяться как папульные техники, так и линейные. Та же самая коротколинейная техника вполне возможна. Объем препарата рассчитываем ладонями, то есть можем использовать на стрии. Если стрии находятся вдоль туловища, не очень широкие, то это 3-4 процедуры, и они практически уходят в ноль без дополнительных вещей.

Елена Женина:

Хочу заметить, что они даже начинают загорать.

Светлана Данилова:

Не сразу, через какое-то время, потому что физиология ткани меняется медленно, постепенно. Когда это сопряжено не только со стриями, структура ткани очень измененная после родов, совсем мешочком подвисает, конечно же, работать очень тяжело, потому что ткани, куда мы можем ввести коллаген, очень мало. Обязательно нужны сочетанные методики, это сочетание с лазерными методиками. В данной ситуации сочетание с абляционными вещами, но с фракционными, давно уже все решили, что никаких плоскостных методик в такой ситуации применять не нужно. Некоторые даже применяют коллаген сразу же после таких методик, то есть в одну процедуру либо в разные сессии.

Елена Женина:

Но на сегодняшний день хочу сказать, что в арсенале косметологов очень много средств, которые дают великолепные результаты, и самое главное – это холистический подход, это мультидисциплинарные техники, которые мы используем достаточно широко в своей практике, общаясь с другими коллегами, уже смотря на анализы, на то, как функционирует организм, используя те самые эстетические препараты, которыми мы можем сделать прекрасную коррекцию во всех местах, о которых сейчас сказала Светлана. И это не только лицо, шея или декольте, это все остальные части тела, которые точно так же подвержены старению, растяжению, потере тонуса, потери влаги, дегидратация кожи идет. И для того, чтобы все восстановить и сохранить, можно пользоваться прекрасными средствами, которые есть в нашем арсенале, и это действительно замечательно, это радует.

Елена Лащинина:

Чем больше препаратов, тем больше у нас возможностей.

Светлана Данилова:

Портфель должен быть максимально полным, чтобы можно было это все комбинировать.

Елена Женина:

Здесь дело не в портфеле, еще дело в грамотном подходе. Можно иметь максимально полный портфель и при этом не знать, как пользоваться.

Светлана Данилова:

Я еще всегда говорю о том, что есть определенные рекомендации, есть определенные методики применения, есть авторские методики, но авторские методики очень часто хороши в руках автора, потому что у него есть определенные интуитивные моменты, у него есть наработанный опыт, который он осмыслил в голове. Передать его полностью, на 100 процентов невозможно.

Елена Женина:

Спасибо Вам огромное, что пришли сегодня к нам, спасибо за такой интересный рассказ, время пролетело совершенно незаметно. Напоминаю, что в гостях у нас была Елена Лащинина, а со Светланой Даниловой говорили мы сегодня о том, что такое коллаген, как он выглядит в нашем организме, чем он нам важен и необходим и как его восполнять. До новых встреч в эфире, будьте красивы и здоровы. До свидания!