Медицинский туризм России

Организация здравоохранения

Тэги: 

Муслим Муслимов:

С вами Муслим Муслимов в программе «Медицинский менеджмент». В гостях у меня сегодня Татьяна Юрьевна Соколов, генеральный директор «МедикаТур». Сегодня мы поговорим о медицинском туризме в России, настоящее и будущее медицинского туризма.

Мой традиционный вопрос ко всем гостям ― вопрос касательно трендов. Какие тренды вы видите в российском здравоохранении сейчас? Какое будущее нас в целом ждет через 3-5 лет? К чему нам стремиться?

Татьяна Соколов:

Я могу сказать про тренды нашей компании, нашего российского здравоохранения. Могу сказать, что пользуется на сегодня большим спросом у иностранных пациентов ― об этом, я думаю, мы позже поговорим. Больше всего заявок на лечение мы получаем от российских пациентов и пациентов из СНГ по онкологии. Абсолютный тренд нашей компании – лечение рака, иммунотерапия дендритными клетками. Это инновационная методика, которая показывает себя с очень хорошей стороны. Раньше мы работали по данной методике только с немецкой клиникой, а сейчас работаем с Латвией и с Китаем, потому что там более доступные цены. Если курс такого лечения в Германии стоит от 25 тысяч евро, в Латвии – 13 тысяч евро, в Китае – всего 5 тысяч долларов. У меня был конкретно пациент из Санкт-Петербурга с IV степенью рака, с метастазами в легких и в костях. Пройдя 3 курса этой терапии, он стал абсолютно здоров. Уже 3 года ни опухоли, ни метастаз у него нет. Живет человек и радуется.

Муслим Муслимов:

Суммарно, насколько стало лучше обслуживаться у медицинских специалистов? Насколько больше появилось техники? Можно сравнить с теми странами, где вы жили, и имеете более экспертный уровень?

Татьяна Соколов:

Хочется отметить, с удовольствием отметить, приятное: в России сейчас очень хорошее и медицинское оснащение техникой, то есть достаточно высокий уровень. Конечно, по некоторым вопросам мы отстаем, но по некоторым вопросам мы на передовой. Например, Научно-клинический центр отоларингологии – вообще уникальное, я считаю, медицинское учреждение, где делают уникальные операции. Иностранцы приезжают к ним учиться, как проводить операции. То есть у нас тоже есть, чем похвастать и чем гордиться, хотя еще есть много моментов, над которыми надо работать.

Муслим Муслимов:

Как вы пришли к теме медицинского туризма в целом? Что зацепило? Как делали первые шаги?

Татьяна Соколов:

Я приехала в Москву в 2004 году по семейным обстоятельствам. Ранее я жила в Израиле, где у меня была туроператорская компания. Там я занималась оздоровительным туризмом, возила группы туристов на Мертвое море с лечебными турами, израильтян возила в Карловы Вары на лечение. Приехав в Москву, задалась вопросом, чем заниматься. В туризме в тот период уже все интересные ниши и направления были разобраны, а медицинский туризм только-только начинал зарождаться. Учитывая мои хорошие связи в Израиле с клиниками, с докторами, я решила попробовать себя в этой сфере. Я нисколько не пожалела, я настолько этим живу! Это моя жизнь.

Муслим Муслимов:

Но, в целом, запрос у наших российских пациентов на что?

Татьяна Соколов:

Больше всего, к сожалению, онкология. На втором месте ортопедия. По кардиологии у нас в России неплохая ситуация, можно решить кардиологические проблемы. Онкология пока что ― дичь.

Муслим Муслимов:

На какой основе, на чем специализируется «МедикаТур»? В первую очередь что приемлемо, может быть, в специфике онкологии?

Татьяна Соколов:

Мы специализируемся на всех видах лечения, просто к нам больше обращаются пациенты с данной проблемой. Работаем. У нас более 500 клиник-партнеров по всему миру. Мы знаем инновационные технологии. Мы можем рассчитать лечение на любой бюджет, без ущерба качеству лечения, то есть предложить пациенту, в зависимости от его бюджета, качественное лечение.

Какие тренды у нас? Дендритные клетки – уникальный метод. Я думаю, мало кто про такое лечение вообще знает, хотя в институте Петрова в России тоже ведутся эксперименты по дендритным клеткам. Я знаю, что в Питере доктор занимается дендритными клетками, в Новосибирске есть один доктор. Но пока все на уровне экспериментов, к сожалению.

Муслим Муслимов:

Татьяна, скажите, каким странам отдают пациенты приоритет в первую очередь?

Татьяна Соколов:

Раньше первое место занимал Израиль, сейчас на 30 % упали заявки в Израиль. На рынок вышло очень много новых игроков. Например, Южная Корея. В Южную Корею сейчас едут почти столько же пациентов, сколько в Германию, что объясняется высочайшим качеством уровня лечения. Плюс, цены пониже, чем в Израиле, и, соответственно, чем в Германии. Индия сейчас у нас, для бюджетных клиентов, с низким бюджетом. Это страна, где достаточно качественная медицина. Пусть некоторые не думают, что там антисанитария, в клиниках у них всё на высшем уровне. Очень хорошие специалисты, очень хорошие цены. Например, трансплантация почки стоит 14 тысяч долларов. Это самая дешевая цена, если сравнить по другим странам. Или, допустим, трансплантация печени стоит 34 300 $, тоже очень конкурентная цена. Турция сейчас нас очень удивляет. Во-первых, в 3 раза ниже цены, чем в Израиле. Очень качественная медицина. У них есть просто уникальные трендовые методики. Например, у нас в компании огромным спросом пользуется лечение диабета II типа путем бариатрической операции на подвздошной кишке. Человек со II типом диабета после этой операции отказывается полностью от приема препаратов и живет полноценной жизнью. Это шанс для диабетиков, у кого нет силы воли соблюдать все время строжайшую диету, заниматься спортом. Можно сделать операцию и жить как нормальный человек.

Муслим Муслимов:

Каким образом вы находите своих пациентов и каким образом сопровождаете их во время лечения, в пост-, в реабилитационный период?

Татьяна Соколов:

Мы очень активно используем телемедицину. Во-первых, мы проводим консультации удаленно. Не обязательно пациенту далеко ехать, чтобы получить консультацию врача. Мы очень активно используем эту возможность. У нас дают консультации зарубежные специалисты через специальное программное обеспечение, они дают пациентам консультацию. Таким образом, возникает больше доверия пациента к врачу, и врач тоже может лучше оценить ситуацию, когда он видит пациента и напрямую задает ему вопросы. Телемедицина – великое дело. Как мы находим пациентов? Не с помощью телемедицины. У нас очень много путей нахождения. Во-первых, у нас уже есть своя база данных клиентов, которая накопилась за долгие годы у нас, и клиенты к нам обращаются.

Муслим Муслимов:

Сарафанное радио, так скажем.

Татьяна Соколов:

Безусловно, это самая лучшая реклама, она работает. Кроме того, у нас очень сильный маркетинговый PR-отдел. Мы по всем Интернет-каналам получаем пациентов. У нас работают и Instagram, и Facebook, и ВКонтакте, и Twitter, и YouTube-канал, отовсюду поступают пациенты.

Муслим Муслимов:

Я знаю, что вы являетесь одним из генеральных партнеров выставки MedTravelExpo. Зачем вы это делаете? Какой плюс? Влияет ли это на приход пациентов к вам?

Татьяна Соколов:

Безусловно, влияет. Меня пригласили стать партнером выставки 2 года назад, потому что было абсолютно новое мероприятие в рамках недели здравоохранения, которая проводилась уже много лет. Нужна была помощь, так как организаторы не имели столько клиник-партнеров, сколько имеем мы по всему миру и в той же России. То есть мы помогаем, во-первых, заполнять выставочную площадь нашими партнерами. Кроме того, мы одни из организаторов деловой программы. Мероприятие прошло уже 2 года. Я считаю, на второй год было более интересно, более насыщенная деловая программа. Вообще, на деловой программе аншлаг. Во время нее мы проводим, во-первых, обучение для агентств медицинского туризма, обучение для турагентств, которые хотят заниматься медицинским туризмом. Обсуждаются различные острые темы и по лечению. В прошлом году я проводила очень интересную панель, даже сама удивилась, какой она отклик получила. Это перспектива медицинского страхования в России, куда были приглашены ведущие игроки страховых компаний и обсуждалась система медицинского страхования в России. Были горячие споры, у нас целое шоу было на деловой панели.

Муслим Муслимов:

К чему пришли?

Татьяна Соколов:

Есть над чем работать и развивать систему ОМС. ДМС сейчас теряет свои объемы. Но у нас появились очень интересные продукты для российских граждан, которые покрывают лечение серьезных заболеваний за рубежом, причем, за достаточно адекватную цену. Там онкология, пересадка костного мозга, нейрохирургия, кардиология. Можно приобрести простому человеку, такой продукт доступен, и, если вдруг что-то случается – он может лечиться за границей. Я сама себе даже сделала такую страховку.

Муслим Муслимов:

Сколько стоит, если не секрет?

Татьяна Соколов:

Около 500 долларов на год. Включает всю Европу, европейские страны.

Муслим Муслимов:

По сути, можно планировать отдых и заодно, грубо говоря, съездить на обследование?

Татьяна Соколов:

Нет, профилактику они не делают. Если уже тебя стукнет, ты заболел, тогда тебя отправят. Насчёт профилактики, кстати, очень важная тема – превентивная медицина. Я рада, что сейчас в России ей тоже стали уделять серьезное внимание. Чекапы: раньше мы отправляли на чекапы только за рубеж, сейчас у нас есть прекрасные чекапы в России.

Муслим Муслимов:

Кого отметите по чекапам?

Татьяна Соколов:

По чекапам мне очень нравится, например, новая клиника на берегу Финского залива «Первая Линия». У них своя концепция, интересный подход. Они делают нестандартную диагностику, вплоть до генетической диагностики, то есть у них очень серьезный расклад. Уже многие наши звезды там побывали. Цены, конечно, там не такие низкие, но и не заоблачно высокие. В Москве есть относительно новая клиника – НАКФФ. У них очень дешевые программы диагностики. Ведь, людям не обязательно сразу проходить МРТ, можно начать со сдачи элементарных анализов крови. Если будут отклонения, то уже идти, дальше обследоваться.

В Южную Корею сейчас едут почти столько же пациентов, сколько в Германию, что объясняется высочайшим качеством уровня лечения. Индия сейчас страна, где достаточно качественная медицина. Активно продвигается Турция.

Муслим Муслимов:

Татьяна, какой у вас сейчас штат сотрудников?

Татьяна Соколов:

У нас работает 7 человек, но у нас очень много работает на аутсорсинге.

Муслим Муслимов:

Теперь вопросы касательно статистики. Как вы считаете, какой сейчас запрос на медицинский туризм в России? Возьмем 5-7 лет. Увеличился спрос или уменьшился? Если увеличился, то на какие направления прежде всего, которые пользуются сейчас спросом у наших пациентов? На ваш взгляд, что нужно сделать российскому здравоохранению, чтобы наши пациенты оставались больше в России, а не уезжали за рубеж?

Татьяна Соколов:

Во-первых, по статистике Минздрава ― которая, может быть, не совсем точная, но другой статистики у нас нет, ― мы наблюдаем резкое сокращение пациентов, выезжающих из России на лечение за рубеж. Например, если в 2015 году за рубеж выезжало 100 тысяч человек, то в 2016 уже 80 тысяч человек, в 2017 – 70 тысяч, и в 2018 уже 60 тысяч человек. Однако, параллельно у нас идет активное развитие экспорта медицинских услуг, то есть все больше и больше пациентов приезжают на лечение к нам в Россию. Это радует, потому что приносит в бюджет деньги. Неслучайно, наверно, Владимир Владимирович в своем майском указе дал понять, что надо развивать медицинский туризм и увеличивать объем до 1 миллиарда долларов к 2024 году.

Муслим Муслимов:

Как вы считаете, такой объём достижим?

Татьяна Соколов:

Безусловно. Я знаю, корейцы в год имеют валовый доход от медицинского туризма 4 миллиарда долларов. Есть, к чему стремиться.

Муслим Муслимов:

Что нужно сделать для того чтобы у нас был хотя бы миллиард к 2024 году?

Татьяна Соколов:

Сделать нужно многое, очень много есть, над чем работать, и наши клиники не готовы. Но не все. Есть клиники, которые уже стоят на этом пути. Я была удивлена, например, приехав в Улан-Удэ. Там есть сетевая клиника «Диамед». Они уже вовсю работают с иностранцами, к ним приезжают на ЭКО из Китая, из Монголии. У них поставлено всё очень грамотно, на высшем уровне. Конечно, у нас нет медицинской визы – это тоже проблема; сертификации нет. Всё надо решать в комплексе. Но, на мой взгляд, может быть, субъективный, главная проблема в том, что наши российские клиники, особенно государственные (частные еще где-то как-то понимают), не хотят платить комиссию агентам медицинского туризма, или платят мизерную комиссию, 8-10 %, в то время как иностранные клиники платят нам от 15 до 30 %. Российские клиники должны понимать: для того чтобы привлечь одного пациента в клинику, мы несем определенные затраты. Не просто мы разместили на сайте клинику – и к нам сразу посыпались заявки, нет. Это большая работа. Мы вкладываем деньги в рекламный бюджет. Это должно быть рентабельно. Нам это просто экономически невыгодно. Конечно, патриотизм патриотизмом, хорошо развивать Россию, но на сегодняшний день это экономически невыгодно.

Муслим Муслимов:

Татьяна, какое количество людей, пациентов пользуются услугами вашего агентства медицинского туризма в месяц?

Татьяна Соколов:

Мы получаем ежемесячно: российских (Россия, СНГ) около 150 запросов. Конверсия – 10-15 %. У нас есть сайт на английском языке, так как мы одни из первых начали развивать медицинский туризм, экспорт медицинских услуг в России, и к нам в день приходит, наверное, по 10 иностранных запросов, из разных стран. Причем, не только из арабских и африканских стран. Про страны СНГ я не говорю, они к русским запросам относятся, а именно иностранных. Из Америки, из Швейцарии, из Бельгии, из развитых стран, где высокий уровень медицины. Это, конечно, связано с тем, что из-за девальвации курса рубля у нас доступные цены. Но есть направление, которое пользуются спросом, это ЭКО. Российское законодательство гибкое, для женщин нет возрастного ценза. Если в Европе – до 43 лет, и все, тебе больше нельзя делать попытки, то у нас делают и 60-летним. Вот, сейчас запрос из Бельгии пришел: женщине 64 года, она будет делать с донорской яйцеклеткой. Есть банк донорских яйцеклеток, есть институт суррогатного материнства, есть банк спермы и все технологии, которые позволяют всё успешно делать.

Муслим Муслимов:

По сути, законодательство России в этом плане благоприятно?

Татьяна Соколов:

Да.

Муслим Муслимов:

Медицинских виз нет, но, тем не менее, у нас могут быть?

Татьяна Соколов:

Приезжают. Обходят, находят пути. Приезжают все равно, даже без медицинской визы. Хотя, если бы были медицинские визы, всё еще бы упростилось.

Муслим Муслимов:

На ваш взгляд, насколько упростилось?

Татьяна Соколов:

Возьмем пример с индусами. Когда они только начинали медицинский туризм, тоже надо было идти в посольство, надо было несколько дней оформлять все документы. Целая бюрократическая волокита. Потом они поняли, что так дело не пойдет. Сейчас медицинскую визу можно оформить электронно за один день: отправить приглашение из клиники, заполнить анкету, оплатить консульский сбор, и тут же получить медицинскую визу для пациента и сопровождающего. Это, конечно, серьезно облегчает. Многие не едут из-за того, что не хотят волокиты с процессом оформления визы.

Муслим Муслимов:

Скажите, а в целом есть ли программы поддержки медицинских туристов в рамках программы лечения, которые уезжают за рубеж?

Татьяна Соколов:

Я знаю, что у нас есть закон для тех пациентов, которым нельзя помочь в России, и государство оплачивает лечение за рубежом. Такие программы есть, но, к сожалению, очень трудно на них попасть.

Муслим Муслимов:

Но, на вашей памяти они проходили через агентство?

Татьяна Соколов:

Было пару раз, да. Недавно был совершенно непонятный мне, чудовищный случай. Вы, наверное, о нем слышали. Был такой ребенок, Влад Шестаков. Его неправильно лечили, где-то в Читинской области. Мы нашли две клиники, которые готовы были принять его и помочь, они собрали деньги. Их не выпустили. Сказали: если мать заберет ребенка из деревенской клиники, там, в области, то она попадает под уголовную ответственность, потому что нельзя этого ребенка везти. Хотя была наготове и санавиация – их не выпустили, ребенок умер. Совершенно непонятно, почему. Какие-то политические игры.

Муслим Муслимов:

Вы достаточно давно в этом бизнесе. В целом, вы видели, наверное, несколько волн, что и наша система здравоохранения менялась, и разные подзаконные, законные акты, нормативно-правовая документация также менялись. Взять тот же пресловутый закон по телемедицине, который все время дорабатывается, где-то докручивается, тем не менее, вокруг законопроекта и в целом закона объединилось огромное количество экспертов. Наверное, вы тоже могли это заметить. Мне кажется, в рамках медицинского туризма сама телемедицина будет достаточно удобна в плане зарубежной консультации. Я знаю, сейчас ряд израильских клиник предоставляет возможность телемедицинской консультации для определения необходимости приезда пациента в клинику на лечение. Но, в целом, как вы считаете, что могло бы объединить операторов и агентства, для того чтобы усилить медицинский туризм в России? Готовы ли вы заниматься, например?

Прямой вопрос: готовы ли вы заниматься въездным медицинским туризмом, если он будет прибыльным для компании?

Татьяна Соколов:

Безусловно, мы готовы. Мы им уже занимаемся, он у нас достаточно востребован. Например, в ходе моей поездки в Улан-Удэ я там заключила договор с клиникой восточной медицины, и лечебное голодание на Байкале. Пользуется огромной популярностью у иностранцев. Во-первых, Байкал. Во-вторых, лечебное голодание – сейчас очень модный тренд, лечит многие заболевания.

Муслим Муслимов:

«Заплати деньги, чтобы тебя не кормили», называется.

Татьяна Соколов:

Да, и причем достаточно недешевая программа, но она пользуется спросом. Из Америки к нам поехали, и из Швейцарии едут. Из разных стран, из Франции едут.

Муслим Муслимов:

Но, это санаторно-курортное лечение или лечебный центр?

Татьяна Соколов:

Типа санаторно-курортного. Они голодают по методике Николаева, учитывая определенное заболевание пациента. Это может быть и артрит, и онкологических пациентов принимают. Это очень востребовано, и я очень рада, что последствия моей поездки выросли в такое сотрудничество с клиникой.

Муслим Муслимов:

Татьяна, мы говорили с вами о диагностике и в целом прошлись по комплексной диагностике, о чек-апах. Вы правильно сказали о том, что необязательно делать сразу компьютерную томографию или МРТ-диагностику. Москва, мне кажется, из мегаполисов мира по наличию таких аппаратов как МРТ просто лидирует. Цена здесь достаточно низкая. За 1500 рублей, кто-то из моих знакомых говорил, можно найти на купонаторах, например, МРТ головного мозга. Качество непонятно, но, тем не менее, найти можно.

Как вы считаете, насколько рынок сейчас насыщен и насколько эта диагностика так или иначе помогла нашим пациентам стать здоровее?

Татьяна Соколов:

К сожалению, не все наши русские люди, россияне и граждане СНГ, заранее заботятся о своем здоровье. Обычно, когда уже их что-то беспокоит, тогда они обращаются к врачу. У нас средний класс только стал задумываться, богатые наши люди, VIP-персоны, ездят каждый год на диагностику. Сейчас этот вопрос всё больше и больше поднимается. Безусловно, диагностику надо проходить каждому человеку хотя бы раз в год. Хотя бы сдавать элементарные анализы крови, мочи, проходить УЗИ. Если что-то настораживает, тогда уже идти глубже.

Муслим Муслимов:

По сути, у нас есть приказы, если я не ошибаюсь, № 83 и № 302 о ежегодной диспансеризации и профосмотрах, которые и вы, и я должны проходить, но не все у нас их проходят. Когда вы последний раз проходили диспансеризацию?

Татьяна Соколов:

Я проходила 2 года назад в Корее подробный чекап. Они мне делали подарок. К счастью, мои партнеры меня часто приглашают и дарят мне в подарок чекапы, и я таким образом проверяюсь.

Муслим Муслимов:

Я знаю, что вы написали книгу «Бизнес для леди, или Моя жизнь в медицинском туризме». Кому советуете ее прочитать? Как пришла идея? Что вдохновило?

Татьяна Соколов:

Честно говоря, я эту книгу написала, благодаря своей маме. Она всегда мне говорила: ты столько ездишь по всему миру, ты столько уже знаешь, у тебя такой большой опыт, ты этим живешь; ты должна поделиться с людьми, потому что нельзя держать. Ты в этом вопросе очень много видела, очень много можешь дать полезных советов. Я решилась ее написать. Это откровенная, если можно сказать, исповедь, о моем бизнесе, от его начала до сегодняшних дней. Причем, расписан, практически, весь путь. Так как нет вообще никакой литературы по медицинскому туризму, она может являться и как учебное пособие, потому что я привожу примеры и случаи из практики – и чем мы пользуемся, и какими программами, и как мы работаем. Книга может быть интересна людям из бизнеса, просто людям, которые интересуются медицинским туризмом, также профессионалам и начинающим, кто хочет заниматься этим бизнесом.

Муслим Муслимов:

Есть ли у вас ученики?

Татьяна Соколов:

У меня есть несколько учеников, которые имеют свой бизнес. Я их обучила от и до, они открыли и успешно работают на этом поприще, причем, с разным успехом. Кто-то взял мои контакты. Я не считаю их учениками... Не знаю, как их назвать. Я обучила их бизнесу от и до.

Муслим Муслимов:

Скопировали идею и сделали подобный бизнес.

Татьяна Соколов:

Также у меня есть очень много докладов по обучению агентств, я их делаю на выставках. Тоже пошагово рассказываю, как открыть агентство медицинского туризма, что необходимо. Я преподаю, когда меня просят.

Муслим Муслимов:

Зачем вам это?

Татьяна Соколов:

Не знаю. Раньше, когда я только начинала, я очень боялась конкуренции и была очень закрыта. Потом, со временем уже я поняла, что от конкуренции никуда не деться. Я, в общем-то, даже дружу. Я знаю сильные агентства, которые работают, мы дружим, поддерживаем друг друга, обмениваемся опытом. Это полезно. Наверное, никакой Америки не откроем, если будем делиться опытом, все равно, кто-то к этому сам придет, кому-то, может быть, это полезно, а ты всегда придумываешь что-то новое и стараешься бежать впереди паровоза, потому что иначе не преуспеешь.

Муслим Муслимов:

Делитесь лайфхаками тогда. Что придумали новое?

Татьяна Соколов:

Не могу сказать, что всё придуманное – новое. Может быть, и не новое. Сейчас у нас очень активно развивается канал на Яндекс.Дзен, очень повысился трафик на сайте. Пишем статьи, они очень помогают. Это интересный новый инструмент, который мы сейчас используем.

Муслим Муслимов:

Татьяна Юрьевна, скажите, если бы у вас было 2 минуты в прайм-тайм на Первом канале, что бы вы сказали медицинскому сообществу, для того чтобы усилить внутренний медицинский туризм или в целом медицинский туризм в Россию? Какие слова, на ваш взгляд, подвигли бы медицинское сообщество объединиться и сделать более качественную услугу, и сопровождение, и непосредственно сам медицинский прием, обслуживание и в целом сервис?

Татьяна Соколов:

Наверное, всем нам надо быть более клиенториентированными, потому что в России еще клиенториентированность значительно отстает от других зарубежных стран. Эта проблема есть, но сейчас есть много и тренингов, и литературы, этому можно обучиться. Главное – желание.

Муслим Муслимов:

На мой взгляд, касательно клиенториентированности, порядка 100 параметров можно вывести в России, и вообще в мире, и все 100 параметров в России присутствуют. Если в Европе параметров клиенториентированности, условно, 10, то здесь 100, тоже условно. Периодически общаюсь с пациентами, да и знакомых много, которые обслуживаются в московских больницах, и там, условно, если доктор один раз в день подошел к пациенту, спросил, как дела у него, сделал назначение, – это уже клиенториентированный сервис. Хотя если посмотреть нынешние подходы Израиля, Германии и так далее, когда от пациента не отходят и сдувают пылинки, – конечно, разница в клиенториентированности в сравнении с российскими больницами несопоставима.

Татьяна Соколов:

Когда сдувают пылинки, это иногда и отталкивает. Кроме того, израильская клиенториентированность не всегда на пациента, иногда она и в обратную сторону работает. Потому что они мертвой хваткой вцепляются в клиента и без конца донимают его звонками. Это тоже есть. Надо во всем знать меру и чувство такта.

Муслим Муслимов:

Сейчас Министерство здравоохранения Израиля ограничило количество въезжающих медицинских туристов, потому что нет возможности уже даже своим лечиться.

Татьяна Соколов:

Эта тема уже давно затрагивалась, что за деньги обслуживают иностранцев, а израильтяне стоят в очереди длительное время на те же операции. Но сейчас там новый закон: клиенты, приезжающие в Израиль, должны оплачивать только в клинику. Не будет обманов, которые были, к сожалению. Чем и оттолкнула от себя израильская не медицина даже, а посредники, там каждый второй занимался медицинским туризмом, начиная от водителя такси. Люди попадались в ловушку, обманы, платили бешеные деньги за лечение и попадали не к тем специалистам. Причем, они считали, что мы, наша компания, допустим, в Москве, специалисты, эксперты, которые этим занимаются, – мы посредники, а если они напрямую попадают в руки израильского посредника, то это не посредники, а клиника.

Муслим Муслимов:

Кто на рынке сейчас занимает лидирующие позиции, кто ваши конкуренты?

Татьяна Соколов:

Есть несколько компаний, которые, на мой взгляд, работают хорошо. Например, «Медассист». Старейшая компания, и они очень грамотно работают, и я очень уважаю их директора. Я считаю, что они одни из лидеров. «АМедТур» – очень хорошая компания. Компании «Золотые врата», «Атлас Здоровья» – достаточно. Я недавно знаю эту компанию, но, как говорит ее директор, они больше 10 лет работают.

Муслим Муслимов:

Скажите, какие потребности у компаний медицинского туризма в целом? Что бы вы хотели от государства или от партнеров в медицинской сфере?

Татьяна Соколов:

Конечно, хорошо бы иметь поддержку от клиник, допустим. Наша компания занимается еще вторым направлением, это пиар и продвижение, вывод иностранных клиник на рынок России и СНГ, у нас есть маркетинговые договоры. Они понимают, что выйти на рынок, не вкладывая деньги, просто невозможно. В нашем портфолио достаточно, несколько десятков клиник, которые мы вывели на рынок России. У нас с ними были очень хорошие договоры. Наш маркетинговый отдел проводит и онлайн-мероприятия, и офлайн-мероприятия по продвижению этих клиник.

Мы предлагали сотрудничество российским клиникам, тем, которые хотят развивать медицинский туризм, – к сожалению, дальше подписания договора на 8 % дело не идет. Они не понимают, что надо все-таки выделить бюджет, хотя бы на первый год, чтобы привлечь пациентов, особенно иностранных пациентов, делать рекламу, допустим, через Google на английском, или на том языке, откуда привлекаем. Если китайцы, то надо на китайском привлекать. То есть должны быть определенные вложения. Они должны понимать, что надо выделять бюджет. Одна русская клиника, не буду ее называть, заявила: «Да, мы согласны, но за это вы нам должны дать столько-то пациентов. Мы вам заплатим нужную сумму за продвижение, а вы нам сразу даете вот столько». Я говорю: «Извините, мы с вами работать не будем». Во-первых, они посчитали так, что сразу этими пациентами они окупят свой вклад и останутся в прибыли. Люди не понимают, что это делается на перспективу. Мы продвигали итальянскую клинику (Университетскую клинику Рима) два года, и сейчас к нам идут запросы именно на эту клинику. Раньше вообще про лечение в Италии не знали, что там есть лечение, думали, только шопинг и произведения искусства. Там медицина достаточно высокого уровня.

Муслим Муслимов:

В целом, вы считаете, как эксперт, что клиники в России должны быть более лояльны к затратам на рекламу?

Татьяна Соколов:

Потому что агентства все сделают за них. Если агентствам будет выгодно работать с этими клиниками, они всю логистику построят, и рекламу дадут, практически, на 90 % сделают работу. Клиникам остаётся только лечение, они будут отвечать за лечение. Всю инфраструктуру вокруг – всё сделают агентства, у клиник ни о чем не будет болеть голова.

Муслим Муслимов:

По сути, медицинская виза, лояльность медицинского сообщества в виде руководителей больших, государственных и частных клиник – в этом плане, да? Что касается законотворческой инициативы, есть ли у вас какие-то правки, может быть, в законодательство, которые сейчас стоит применить, для того чтобы усилить медицинский туризм?

Татьяна Соколов:

Сейчас, как я понимаю, в разных правительственных организациях создаются различные национальные комитеты по медицинскому туризму. Я знаю, что при Департаменте здравоохранения Москвы будет действовать такой орган, что при Министерстве здравоохранения сейчас есть, в «Деловой России» будет такой орган. Я не знаю, насколько это поможет. Может быть, орган должен быть единым.

Муслим Муслимов:

«Деловая Россия», правда, это общественная организация.

Татьяна Соколов:

Самое главное, успех. Успех Южной Кореи, Индии и Турции в том, что в начале пути выделялись значительные инвестиции от государства, выделялся бюджет на развитие. Пока что наше государство бюджет не выделяет. Вот, даже сейчас, по выставке. Мы работаем, в этом году прорабатываем байерскую программу, чтобы выставка была более высокого уровня, как заграничные. Это будет интересно и клиникам, когда будут приезжать байеры из разных стран СНГ. Пока мы рассматриваем страны СНГ и некоторые дальние регионы России. Но посмотрим, удастся получить финансирование или нет. Над этим сейчас работаем. Без финансирования двигаться дальше просто невозможно, то есть финансирование от государства на первом этапе должно быть, а потом денежный поток побежит в бюджет.

Муслим Муслимов:

Обязательно! Я уверен, что вы и впредь будете работать в рамках международного медицинского туризма. Я вам пожелаю, чтобы ваша деятельность была сопряжена непосредственно с въездным медицинским туризмом в Россию. Мы со своей стороны, комитетом по медицинским услугам «Деловой России», может быть, как-то поможем. Я желаю вам успехов в реализации, чтобы у вас все получалось, и компания развивалась!

Татьяна Соколов:

Спасибо!