Почему нельзя откладывать имплантацию?

Стоматология

Тэги: 

Юлия Клоуда:

Добрый день! Меня зовут Юлия Клоуда и в эфире программа «Начни улыбаться». Как обычно по пятницам я приглашаю лучших, самых экспертных врачей в своей области, чтобы узнать их точку зрения, поделиться со слушателями лайфхаками по стоматологии. Сегодняшняя тема нашего разговора «Почему нельзя откладывать имплантацию зубов?» В эфире долгожданный доктор, доктор от Бога, Константин Шматов. Он является руководителем и главным врачом 2-ух клиник: одной очень крупной в Оренбурге и в Москве «Estetic Classic Dent». Константин является кандидатом медицинских наук, специалистом в области ортопедической стоматологии, челюстно-лицевой хирургии, а также художественной реставрации. Константин установил более 15000 имплантатов, и с каждым днем эта цифра растет. Константин, большое спасибо, что согласились прийти. Мне бы очень хотелось, чтобы Вы поделились с нашими слушателями этой темой: почему нельзя откладывать имплантацию. Вы, как доктор с очень большим стажем, знаете, что зачастую люди приходят, иногда в связи с кризисом или недопониманием пытаются отложить эту процедуру. Потеря или удаление зуба, что происходит после этого с костью челюсти?

Константин Шматов:

Здравствуйте! После удаления зуба с костью происходит убыль костной ткани. Если этот процесс восстановления упустить, то тогда произойдут проблемы. Установить имплантат будет более трудно. Костная структура изменяется по ширине, по высоте. Без наличия костной ткани, которая вносится дополнительно, имплантат уже не поставишь. Поэтому тянуть с установкой имплантатов не нужно.

Юлия Клоуда:

Почему возникает убыль костной ткани на месте отсутствующего зуба?

Константин Шматов:

Потому что костной ткани больше не нужно держать что-то, что-то – это зуб. Если челюсть не держит что-то, организм на это не тратит энергию и не удерживает этот элемент.

Юлия Клоуда:

Сколько времени может пройти? Зачастую удалили зуб, люди не спешат на установку имплантата, какое время рассасывания костной ткани?

Константин Шматов:

Рассасывание происходит по-разному. Есть несколько биотипов костей, так принято говорить: есть мягкая кость, есть твердая кость, есть кость средней мягкости. По величине кости также, если человек мощный, здоровый и челюсти мощные, убыль костной ткани не столько влияет. Если человек худенький, маленький, тогда даже убыль 1 мм ведет к серьезным последствиям. Твердая кость убывает менее быстро. Бывает так, что человек, утратив зуб, приходит в клинику по прошествии 10 лет, и можно без проблем поставить имплантат. Но смотря какая зона, то есть зона улыбки, или фронтальный отдел, или это жевательный отдел, или верхняя, или нижняя челюсть, тоже от этого зависит. Если мягкая костная ткань, то убыль костной ткани происходит очень быстро. Если еще к этому добавить, что у человека сопутствующие заболевания, то костная ткань будет убывать еще быстрее. Также еще зависит от того, сколько зубов утрачено. Если у человека утрачен один зуб, то соседние зубы удерживают кость в этой зоне, и поставить имплантат будет проще. Если утрачено 2 или 3 зуба подряд, то костная ткань оседает серьезнее и по ширине, и по высоте, тогда будет уже более серьезная проблема.

Юлия Клоуда:

Человек решил отложить имплантацию по каким-то причинам, какие могут быть последствия? Когда мы говорим: рассосалась костная ткань, мне кажется, звучит не очень пугающе для человека, несведущего в стоматологии. Чем чревато, что может случиться, помимо того, что придется делать дорогостоящую процедуру?

Константин Шматов:

Если рассматривать общую картину, если у человека нет зубов, он хуже пережевывает пищу, у него пищеварение хуже. Страдает весь организм в целом. Если смотреть в полости рта, то неудобно пережевывать пищу. Хотя некоторые люди пережевывают пищу и без зубов, как умудряются, я не знаю. Человек адаптируется ко всему, сначала одного зуба нет, потом 2-3-ех и так далее, потом теряет большее количество зубов, и к пережевыванию пищи человек адаптируется, и к пище в целом. Потом, когда получает зубы, ему не очень привычно жевать, он говорит: «Как я жевать-то буду?»

Юлия Клоуда:

Для женщин, насколько это миф или реальность – когда отсутствует зуб, идет обвисание кожи в том месте, где отсутствует зуб? Вы видели такое? Я знаю, что у Вас много красивых работ по винирам.

Константин Шматов:

Нет, здесь не в этом дело. При потере 1-2-ух зубов в жевательном отделе никакого обвисания не будет, это миф.

Почему мы ставим виниры, люминиры? Есть несколько вариантов. Если у человека патологическая стираемость, они убывают на ½ коронки своего зуба или на 1/3. Снижается межчелюстная высота, то есть получается, что губы чуть поджимаются, подбородок подвигается ближе к носу, уголки рта немножечко опускаются. Получается изменение мягких тканей, следовательно, изменение в области лица. Человек приходит к нам, и когда уже получает готовую работу, а мы меняем цвет зубов, если он нужен, а все всегда хотят белее. Нужно сделать не просто белее, а сделать цвет естественным. Но тоже не все хотят естественный, а хотят белоснежные зубы, это уже личные приоритеты человека.

Когда мы восстанавливаем эту высоту, и человек получает нормализацию своего прикуса, который стирался годами, он не сразу таким стал, а постепенно зубки стираются. Получается, что межчелюстная высота изменяется во времени, допустим, это годы. Он этого морщинки появились у женщины. Хотя многие мужчины у женщин не видят, но женщины всегда видят, как ни странно. Когда они получают уже готовую работу, мы единовременно нормализуем высоту, и получается, что мягкие ткани тоже тонизируются, и морщин нет.

Юлия Клоуда:

Потому что все в тонусе.

Константин Шматов:

Особенно женщины видят этот эффект. Если при травме выбили зубы, допустим, центральные верхние 2 или 4 зуба, тогда губа просто провисает, теряется весь эстетический вид. Здесь мягкие ткани запали, и это влияет на внешность пациента. А так, смотря в какой зоне утрачен зуб. Обычно, если где-то в центральной зоне, во фронтальном (переднем) отделе, тогда люди протезируются быстро. Если утрачены жевательные зубы, это откладывают на потом, хотя это неправильно. Нужно восстановить жевательную зону для того, чтобы она несла жевательную нагрузку. Если вы не восстанавливаете жевательную зону, то тогда страдает фронтальная зона зубов, они перегружаются. Они забирают нагрузку жевательных зубов и несут нагрузку, в разы превышающую ту, которая отвела им природа. Связки перерастягиваются, зубы раскачиваются, и человек говорит: «А почему у меня зубы качаются?» Как обычно говорят: «У меня пародонтоз, пародонтит». Но никакого пародонтоза, пародонтита нет, нужно просто восстановить жевательные зубы.

Поэтому когда человек ко мне приходит за эстетикой, если у него есть отсутствие жевательных зубов или функциональная недостаточность, то есть не совсем правильно восстановлены коронки или сколотые коронки зубов, зубы разрушены, или пломба восстановлена не очень хорошо, или отсутствие зубов. Я всегда обращаю внимание, что сначала нужно восстановить жевательные зубы, а потом уже говорить об улыбке. Сделав жевательные зубы, мы переместим на них нагрузку, и зубы будут стоять долго и счастливо.

Юлия Клоуда:

Скажите, что будет, если пациент согласится на установку сразу же после удаления имплантата или спустя некоторое время? И как происходит установка имплантат?

Константин Шматов:

Здесь тоже разница большая по установкам имплантата сразу или отсрочено.

Юлия Клоуда:

Немного опережающий вопрос. Я знаю, что Вы специализируетесь на лазерной имплантации, которая считается менее травматичной. Возможна ли лазерная имплантация сразу в момент удаления?

Константин Шматов:

Лазер – это дополнение к обычной практике. Это не то волшебное средство, о котором думают пациенты. Это просто инструмент, который облегчает труд врача-стоматолога, насколько это возможно. Можно простерилизовать те ткани, которые инфицированы. Допустим, если я делаю разрезы лазерным скальпелем, то это более щадящий момент, нежели я разрезаю обычным скальпелем.

Юлия Клоуда:

Метод менее инвазивный, это тоже комфорт для пациента.

Константин Шматов:

Был такой фильм «Гиперболоид инженера Гарина». Когда говорят о лазерах, у меня сразу этот фильм вспоминается, когда лучом все режут и крушат. Это совсем не так. Если сказать просто, в наконечник поступает вода, идет впрыск воды, и под воздействием лазерного луча молекулы воды взрываются. Этими молекулами воду, когда они взрываются, производится разрез. То есть это лазер, который режет водой.

Юлия Клоуда:

Очень технологично звучит.

Константин Шматов:

В подробности вдаваться не буду, но смысл такой. Теперь к удалению зубов, установке имплантата, до и после, и как разобраться. Если человек пришел и говорит: «У меня сильно болит зуб, и я хочу поставить имплантат». Нужно понять, почему у него болит зуб. Если этот зуб болит от того, что он подвижен, и по какой-то причине при подвижности из-за этого затрагивается десна, и при этом десна болит – это одно. Если он болит, в его области его определена большая киста, то есть гнойник. Гнойник образуется из-за разрушения костной ткани, из-за локализации там инфекции, и инфекция активировалась, и появился гнойный процесс, и это все болит. Тогда уже хоть ты скальпелем, хоть лазером режешь, нельзя вставлять имплантат, потому что окружающие ткани инфицированы, и даже если ты все там хорошо почистишь, поставишь имплантат, если есть куда поставить, если костная ткань не разрушена, то все равно имплантат отторгнется, он не будет приживаться, потому что организм не стабилизировал эту зону и не привел ее в порядок. Процессы регенерации костной ткани и процессы обрастания костной тканью имплантата не будут осуществлены. Организм отторгнет имплантат как инородное тело.

Если по каким-то причинам нужно убрать зуб, и там находится инфекция, гранулема, маленькая киста. Понятия кисты тоже разные, сначала это гранулема, кисто-гранулема, потом уже киста, зависит от размеров, не будем вдаваться в подробности. Если это неактивная фаза, то есть эта инфекция не превратилась в гнойную инфекцию, мы убираем эту кисту, гранулему и проводим антисептическую обработку места, где локализовалось это образование, то тогда можно установить имплантат. Если мы еще лазером проходим, дезинфицируем канальцы, костные структуры, тогда устанавливаем имплантат. Замещая искусственной костной тканью или не замещая, это уже зависит от объема того дефекта, который у нас образовался после удаления гранулемы, кисты, кисто-гранулемы, тогда можно делать.

Если активная фаза воспаления, значит ставить имплантаты ни в коем случае нельзя. Если неактивная фаза, то ставить имплантат можно после удаления. Еще зависит от локализации гранулемы, кисты, кисто-гранулемы по отношению к костной ткани. Бывает так, что во фронтальном отделе просто-напросто переднюю костную стенку разрушает эта патогенная структура, и костной ткани нет, нужно время, для того чтобы эта стенка восстановилась.

Юлия Клоуда:

Сколько нужно на восстановление? Если к Вам пришли и есть некое воспаление, говорите, что должна быть пауза, когда будет все нормализовано, сколько по времени?

Константин Шматов:

Смотря какое воспаление. Обычно после удаления, снятия воспаления смотрят по организму, минимум 2 месяца.

Юлия Клоуда:

Если удалили зуб и можно уже устанавливать имплантат, чтобы не затягивать, какой промежуток времени после удаления оптимален, для того чтобы установить?

Константин Шматов:

Тоже по-разному. От качества костной ткани зависит, от реактивности организма, то есть от способности организма к регенерации, от локализации очага инфекции или не инфекции, а где было удаление зуба произведено. Примерно от 3-4 месяцев до полугода, до года может подживать костная структура.

Юлия Клоуда:

Что будет, если человек отложил установку имплантатов, а возвращается спустя несколько лет? Тогда установка будет происходить по другому регламенту? Есть разница между установкой имплантата сразу же и спустя энное количество времени, при этом воспаления никакого нет, просто у человека так сложились обстоятельства?

Константин Шматов:

Зависит от удаления зуба. Врач-стоматолог должен удалить зуб таким образом, чтобы не поломать стенки костной ткани. Если многокорневой зуб, корешки распилить и вытащить по одному корешку. Если зуб не выходит, нужно корешок распилить пополам или на 3 части распилить, по частям его удалить, чтобы костная ткань, костная структура осталась целая.

Человек пришел, и ему говорят: «Мы сейчас удалим Вам зуб, потом через 2 месяца придете и сделаем имплантацию». Человеку удаляют зуб, костную структуру разрушили, и человек ушел. Через 2 месяца приходит, ему говорят: «Вы знаете, Вам нужно наращивать костную ткань». Это бывает достаточно часто. Поэтому нужно стараться удалить зуб так, чтобы через какое-то время можно было поставить имплантат и не делать наращивание костной ткани.

Юлия Клоуда:

Я бы хотела сделать экскурс в историю. В 1965 году профессор Пер-Ингвар Бранемарк проводил опыты и очень удивился, когда титановый штифт сросся с костью, и он не смог вытащить из животного, на котором делал эксперимент. Об этом узнал простой плотник, ему было 34 года, у него было полное отсутствие зубов, он обратился к Бранемарку и сказал: «Ставьте на мне опыт и сделайте имплантат». Ему установили, и больше 40 лет он с ними проходил. Так было открыто свойство титана интегрироваться в костную ткань так, что на века. Мы проводим исследование 2 раза в год, когда делаем рейтинг, видим, что количество имплантаций должно расти с каждым годом. Такого, к сожалению, не происходит. Люди во фронтальной зоне спешат что-то сделать, а жевательные наоборот. Есть какие-то медицинские причины, по которым приходится откладывать имплантацию зубов?

Константин Шматов:

Общие медицинские причины – это сахарный диабет, гормональные изменения, красная волчанка, ВИЧ-инфекция. Если говорить о локальных, то есть о полости рта, то сейчас практически нет каких-то противопоказаний.

Юлия Клоуда:

Лет 15 назад начали говорить «имплантация», люди в России не особо верили в это.

Константин Шматов:

Раньше это было, как фантастика. Были только съемные протезы.

Юлия Клоуда:

Мой друг просил задать вопрос: 15 лет назад ему удалили зуб, где жевательные, что сейчас делать? Понятно, что Вы не видели снимки.

Константин Шматов:

Надо спрашивать не Юлю, а прийти в стоматологическую клинику, и там ему все расскажут. Установка одного имплантата, не будем говорить в жевательной зоне, это не сильно большая проблема, но разве что не было травматичного удаления. Если в области 6-го нижнего или верхнего делают травматичное удаление, или костная ткань сузилась, там нужно делать наращивание кости, потому что узкая костная ткань. Да, проблема существует с наращиванием костной ткани, это сложно, а для пациента неприятная процедура в том, что ему некоторое время после манипуляции доктора будет дискомфортно. Будут отеки, жевание будет затруднено, только на другой стороне будет кушать. У кого какой порог чувствительности, и болезненность – это несмертельно. Есть обезболивающие препараты, которые снижают чувствительность. Поэтому это все проходящее и не настолько трагично.

Другой вопрос, если во фронтальном отделе, допустим, в центральном такая проблема, и нужно установить имплантат, там сложнее. Потому что там эстетически значимая зона, и для этого нужно делать пластику костного материала и пластику мягких тканей, то есть пластику слизистой. Это тоже достаточно сложно, доктор должен быть хорошо подкован в этом деле. Это не сиюминутная процедура, это требует достаточно долгого времени, потому что нужно 1-2-2,5 года, чтобы получить хороший результат. Но пациентам нужно, чтобы он пришел и уже завтра был красавчик.

Юлия Клоуда:

То же самое в салонах красоты, приходишь и говоришь: «Все, мне надо быть к вечеру очень красивой».

Константин Шматов:

Поэтому нужно выбирать что-то оптимальное. Клиника должна обладать различными механизмами восстановления зубов и пациенту предлагать различные услуги. Устраивает его съемный протез – сделаем съемный протез. Устраивает его имплантат – делаем имплантат. Будет он ждать, не будет. Сейчас, удалив зуб, можно поставить имплантат и сразу не него поставить временную коронку, которая не будет отличаться от своего зуба. Не всегда это возможно, конечно, но можно, потому что пациенты приходят и говорят: «Удалите мне зуб, сразу поставьте имплантат и поставьте сразу постоянную коронку». Им объясняешь, что в данном случае это невозможно, и это возможно только в крайне-крайне редких случаях. Практически всегда сначала ставится временная коронка, временная конструкция.

Юлия Клоуда:

Постоянно получаешь образование, учишься, каждый год выезжаешь, а здесь приходит и говорит: «Ставьте сразу, а не временно». Мне поступали вопросы от огромного количества знакомых и друзей: что за развод, прихожу, а они придумывают несколько видов временных коронок, а не постоянных, почему нельзя сразу? Мы эту тему тоже 100 раз обсуждали, было бы здорово, если бы Вы тоже рассказали, почему это невозможно.

Константин Шматов:

Можно взять работу на имплантате и на своем зубе, если зуб покрывается коронкой. Для чего нужна временная коронка? Она нужна для того, чтобы создать правильные контуры десны, чтобы коронка погружалась под десну на тот уровень, который имитирует свой зуб.

Юлия Клоуда:

Чтобы естественно смотрелось?

Константин Шматов:

Чтобы корона заходила на край внахлест, чтобы это был вид того, что искусственный зуб растет из-под десны. При этом десна не должна отдавливаться, не должна воспаляться. Мы делаем коронку, человек приходит через некоторое время, и мы видим, что десна где-то воспалилась, мы короночку подполировываем и опять устанавливаем, и десна приходит в норму. Еще мы смотрим, как человек живет с коронкой, как жует, не мешают ли где-то бугры коронки, не блокирует ли движение нижней челюсти, равномерно ли распределяется нагрузка. Потом по этим параметрам изготавливается постоянная коронка. Можно поставить постоянную коронку, но возможны проблемы. Потом эти проблемы не решишь, для этого нужна временная коронка, и она обязательно нужна. На имплантатах она нужна даже больше, чем коронка, которая ставится на свой зуб, потому что создать рельеф десны в области зуба коронки на имплантате достаточно сложный процесс. Десна должна формировать те контуры, которые будут защищать имплантат от инфицирования, не воспаляться, создавать достаточный объем для полноценного жевания, формирования жевательного пищевого комка. Поэтому здесь и нужны временные конструкции. Эти конструкции носятся от полугода до года, потому что они сделаны из очень крепкой пластмассы – из акрила, можно подобрать любой цвет. Даже есть пластмасса, которая 3-ехцветная, как свой зуб. Допустим, покрывается различными эмалями, эмаль-дентиновыми слоями, имитирующие слои есть во временной конструкции, поэтому он достаточно эстетичен. Так что временные коронки нужны, и это обязательно.

Юлия Клоуда:

У меня была временная, и я поняла на себе, что это важно. Я говорила, что дискомфортно, мне меняли, и в конце концов, когда я привыкла, мне сделали хорошую, настоящую, постоянную, и я с ней уже много лет. Мне кажется, никто никогда не различит. Как Вы обозначили, что важно, чтобы за десну заходил, чтобы смотрелся, как свой родной зуб.

Константин Шматов:

Так и надо делать. Возвращаясь к тому, что здесь нужно время, потому что не все, что сделано быстро, это хорошо.

Юлия Клоуда:

Мы же взрослые люди, мы знаем, что не бывает быстро и качественно. Либо качественно, либо быстро.

Константин Шматов:

Есть быстрые технологии. Сейчас стоматология идет на сокращение сроков, есть технологии, но надо разумно применять.

Юлия Клоуда:

Кстати о технологиях. Мы сегодня говорили про костную пластику, многих людей это пугает. Признаюсь, когда я начала заниматься журналистикой в сфере стоматологии, мне казалось, что костная пластика – это что-то серьезной, из пластической хирургии. Расскажите, насколько это страшно, костная пластика довольно быстро делается или нет?

Константин Шматов:

Сын по какой-то проблеме говорит: «Я же не знал, что это так просто делается». Я говорю: «Потому что ты это знаешь, ты это выучил, поэтому для тебя это просто». Так и для врача, который знает и умеет, это достаточно просто. Для пациента, который идет к врачу, и врач, который донес до него эту информацию целиком и полностью, тоже достаточно просто. Но операции не слишком простые, их несколько: наращивание костной ткани на нижней челюсти отличает от наращивания костной ткани на верхней челюсти. Все говорят про синус-лифтинг, боятся его. Пытаешься пациенту объяснить, что нужно сделать, не так страшно, как это кажется. Некоторые на это идут уже подкованными, интернет же у всех есть. Дело в том, что нужно, чтобы доктор знал об этой операции много, много практиковал, и применялись хорошие материалы, хорошая костная ткань, хорошая мембрана, которой ты закрываешь костную ткань. Естественно, хорошее оборудование и бригада, ассистент, тоже все должно проходить, как по накатанной. Тогда будет положительный результат. Должен быть прогноз доктора, он должен объяснить пациенту. Я пациенту заранее всегда объясняю, как будет и почему. Даже если выпадает на выходные, я даю пациенту свой сотовый телефон, чтобы пациент не был в неведении. Пациент звонит мне в клинику или приходит и говорит: «У меня то-то и то-то». Я говорю: «Помните, я Вам об этом говорил». Человек знает, что я ему об этом говорил, значит так и должно быть.

Синус-лифтинг отличается от косной пластики на нижней челюсти и по времени, и по сложности. Синус-лифтинг делать несложно для меня, а на нижней челюсти делать гораздо сложнее для меня, потому что в нижней челюсти анатомически меньше костная ткань и менее удобна. Все равно бояться не надо и нужно подходить к этому вопросу разумно. Есть технологии, допустим, «все на четырех» или «все на шести», где не требуется наращивания костной ткани в боковых отделах, а устанавливаются имплантаты только во фронтальном отделе, не затрагивая зоны жевательных зубов. Во фронтальном отделе обычно всегда есть костная ткань, и там устанавливаются имплантаты 4 или 6.

На верхней челюсти бывает атрофия в зоне, где должна быть установка имплантатов, но там с минимальным наращиванием костной ткани можно установить имплантат и сделать «все на четырех», и все будет в порядке. Не нужно будет синус-лифтинг делать. Но это при отсутствии всех зубов или если у человека есть зубы, но они подлежат удалению. То есть мы сразу удаляем и сразу ставим имплантаты. Или человек, который устал от съемных протезов, приходит и говорит: «Я уже устал, давайте поставим мне имплантаты, но никаких синус-лифтингов я не хочу, не хочу много имплантатов». Раньше пациенты почему-то хотели больше имплантатов. Теперь чем меньше, тем лучше. Здесь нужно доводить пациента до сведения, почему ты ту или иную работу ставишь.

Еще момент, когда приходят пациенты, где «все на четырех» или «все на шести», и говорят: «Сделайте нам «все на шести»». Я пытаюсь пациентам объяснить, что зачем делать «все на шести», если можно сделать «все на четырех». Они недоверчиво смотрят и говорят: «Нет, нам надо «все на шести», потому что так надежнее». Я говорю: «Вообще-то по надежности Вы ко мне пришли и делать буду я, ответственность-то я буду нести, поэтому давайте доверять друг другу». Разные бывают люди, разные мнения и поэтому разные бывают работы.

Юлия Клоуда:

Константин, благодарю за то, что пришли. Константин не только талантливый доктор–имплантолог, еще у него прекрасные работы, вы можете зайти на сайт compsmile.ru и посмотреть эстетические работы, красивые виниры, люминиры. Ищите клинику доктора Константина Шматова в интернете, сайт CompSmile.ru. Я думаю, обратившись к нему, точно можно доверять. Я еще раз благодарю Вас, Константин! Давайте пожелаем нашим слушателям, зрителям отличных выходных, не сидите дома, гуляйте и чаще улыбайтесь.

Константин Шматов:

Здоровья! Спасибо, Юля!